Виген Акопян: Флаги Ирана в Ереване: Армения - широта внешней политики на перекрестке угроз

Москва, 22 декабря 2011, 20:10 — REGNUM  

В Ереване вывешивают флаги Исламской Республики Иран. Армянская столица готовится встретить президента ИРИ Махмуда Ахмадинежада.

Надо отметить, что визит пройдет на фоне усиления давления Запада на Тегеран. Министр обороны США Леон Панетта не исключает, что США нанесут удар по иранским ядерным объектам в течение следующего года. Различные информационные источники и эксперты утверждают, что еще раньше это может сделать Израиль. Реальность же в том, что угрозы атаковать Иран озвучиваются на протяжении последних 10 лет. Но планы эти постоянно откладываются, главным образом потому, что потенциальный ответ Тегерана не заставит себя ждать и может возыметь плачевные последствия в силу своей ассиметричности.

Тем не менее, текущий момент имеет важную особенность. События в арабском мире, особенно вокруг Сирии, грозят подорвать систему, в которой Иран привык защищать свои позиции. Если ИРИ будет атакован в условиях масштабной региональной дестабилизации, то ответный удар Тегерана может оказаться, выражаясь боксерской терминологией, "смазанным", то есть малоэффективным, в особенности, если внутренняя дестабилизация охватит и Иран. В Тегеране, вне всякого сомнения, стараются просчитать все варианты развития событий, имея при этом широкий потенциал для международного, регионального и локального ответа. В этом плане визит Ахмадинежада в Армению, безусловно, позволит иранскому руководству оценить и составить реальную картину процессов, разворачивающихся в другом соседнем для Ирана регионе - Закавказье.

Что касается Армении, то и она, подобно Ирану, находится в тисках давления и угрозы вовлечения в вооруженный конфликт вокруг Нагорного Карабаха, что также является фактором риска для граничащего с Карабахом Ирана. Однако, наряду с обоюдными рисками, Ереван и Тегеран уже давно доказали, что умеют сообща сглаживать угрозы. В частности, энергетическая безопасность Армении сегодня во многом обеспечивается за счет газопровода, который проложен из Ирана. В свою очередь Тегеран, поддерживая плотный диалог и содействуя Армении, создает систему сдерживания азербайджано-турецкого союза, который, очевидно, ориентирован на Запад. Мотивов поддерживать Ереван у Тегерана становится еще больше, если учитывать весьма широкие контакты, в том числе в военной сфере, между Баку и Тель-Авивом.

Можно сказать, что рост напряженности на Ближнем Востоке в определенной степени способствовал уточнению регионального баланса сил на Южном Кавказе. Активное участие Турции в кампании против Сирии, а также размещение на турецкой территории объектов ПРО США послужили заметному охлаждению отношений Тегерана с Анкарой. Говоря образно, "табуретку" из-под Ирана сегодня выбивает именно Турция, в сотрудничестве с Западом и рядом арабских стран.

Азербайджано-иранские отношения на текущем этапе также не отличаются особой теплотой. Баку и Тегеран перманентно обмениваются взаимными информационными ударами. Иранское духовенство в последнее время систематически угрожает Азербайджану, обещая устроить его руководству "исламское пробуждение". В Тегеране понимают, что Азербайджан, в котором сосредоточены нефтегазовые интересы Великобритании и США, оказался плотно привязан к Турции, являющейся главной артерией транзита этих ресурсов. В Тегеране весьма насторожены ростом связей Баку с западными военными кругами. Кроме того, Иран обеспокоен планами Запада усилить энергетическое присутствие в Каспийском море, в частности, путем строительства газопровода из Туркмении в Азербайджан. Этот проект призван обеспечить Западу доступ к углеводородным ресурсам Туркмении, а значит и пролонгировать меры по консервации иранских ресурсов. Не случайно, 9 ноября член комиссии по национальной безопасности и внешней политике иранского парламента Захра Элахиан заявил, что Азербайджан и Туркмения служат региональными форпостами "Моссада", а также спецслужб США и Великобритании. По его словам, с их территории осуществляются "террористические и разведывательные действия против исламского режима в Иране".

Очевидно, в условиях нарастания противоречий между Ираном с одной стороны и Азербайджаном и Турцией с другой, Армения предстает для Тегерана в роли ситуативного союзника, физически препятствуя динамичному срастанию Азербайджана с Турцией, а значит и усилению позиций НАТО на Южном Кавказе.

Практически та же цель - препятствовать усилению позиций Запада на Южном Кавказе - стоит сегодня перед Россией. Российско-иранские отношения, пережив спад после холостого нажатия кнопки "перезагрузка" между Москвой и Вашингтоном, кажется, возвращаются на круги своя. При текущих экспансионистских планах Запада, важность российско-иранского взаимодействия в Средней Азии, в Каспийско-Черноморском регионе и на Ближнем Востоке сложно переоценить. В случае с Арменией необходимо заметить, что энергетическая площадка этой страны сегодня сформирована за счет грамотного срастания интересов энергетических компаний Ирана и России, оставаясь при этом заблокированной со стороны Турции и Азербайджана.

Региональные аналитики периодически возвращаются к идее формирования условной оси Россия-Армения-Иран. Контуры этой оси периодически проступают, позволяя убеждаться, что она не столь эффективна, как перпендикулярная ей ось Турция-Грузия-Азербайджан, оформленная не только политически, а, что еще важнее - физически, посредством работающих коммуникаций. Строительство железной дороги из турецкого Карса в Баку через грузинскую территорию в обход Армении еще больше укрепит отношения между странами этой оси.

Армения в текущей региональной конфигурации подвергается весьма серьезным угрозам и рискам, но и вместе с тем получает широчайшее поле для маневра. С одной стороны Тегеран и Москва осознают всю важность армянского плацдарма, да еще и с учетом карабахского фактора (рычаг в сторону Азербайджана) и политико-исторического контекста взаимоотношений с Анкарой (рычаг в сторону Турции). С другой, Запад старается нивелировать армяно-турецкую вражду, чтобы интегрировать Ереван в политические и экономические инициативы по оси Запад-Восток. Однако сильное сопротивление и демарши Баку не позволяют Западу войти в Армению через "турецкую калитку", оставляя ее в поле влияния России и Ирана. В итоге Запад понимает, что в текущих условиях не вправе запретить армянской стороне сотрудничество с Ираном, поскольку это будет сродни смертному приговору - полной блокаде Армении. Тем не менее, ось Иран-Армения-Россия не выстраивается, поскольку на ее пути расположена Грузия - региональный буфер для России и возможный плацдарм для поддержки агрессии против Ирана. В этой связи стоит вспомнить публикацию "Независимой газеты", основанную на данных источника в министерстве обороны России. В частности, газета отмечала, что геополитическая обстановка вокруг Сирии и Ирана побуждает Россию в ускоренном порядке совершенствовать свои военные группировки в Закавказье, на Каспии и в регионах Средиземного и Черного морей. Согласно источнику, на фоне возможной интервенции на Иран, резко обострится проблема со снабжением российского воинского контингента в Армении, так как в апреле этого года Грузия прервала действие договора о транзите из России в Армению военных грузов. То есть, фактически, разорвала военную составляющую указанной выше горизонтальной оси Москва-Ереван-Тегеран.

"Фактически российско-армянская группировка на Южном Кавказе уже изолирована. Снабжение российской армии (ГСМ, продовольствием и т.д.) идет только по воздуху и путем прямых договоров с Арменией, которая, в свою очередь, подобную продукцию (бензин, дизельное топливо, керосин) закупает в Иране. Война в Иране будет означать прекращение снабжения базы через этот канал", - говорит источник "НГ". В свою очередь генерал-лейтенант Юрий Неткачев, который долгое время был заместителем командующего Группы российских войск в Закавказье (ГРВЗ) и занимался вопросами снабжения 102-й базы РФ в Армении, считает, что в случае начала полномасштабной войны против Ирана, Россия будет искать пути надежного боевого снабжения военного объекта через Грузию. "Возможно, придется прорвать грузинскую транспортную блокаду и обеспечивать военными средствами транспортные коридоры, ведущие в Армению", - считает военный эксперт.

Если исходить из этих данных, то военное присутствие России в Армении уже сегодня поддерживается за счет Армении и Ирана. Поддержание военного присутствия РФ в Закавказье в случае военных действий против Ирана потребует от Москвы решительных действий по физической фиксации оси Север-Юг, поскольку только таким образом она может остановить дальнейшее обустройство и расширение "Южного коридора" через Кавказ в Среднюю Азию, частью которой Запад стремится сделать и Армению. В настоящее время данные усилия отражаются в мерах по максимальному упрощению таможенных и пограничных процедур на границах Армении с Грузией и Грузии с Турцией. Фактически, создается иллюзия разблокирования армяно-турецкой границы через Грузию, что, конечно, делает безосновательными протесты Баку, но и, тем не менее, несет "косметический" эффект для Армении.

Подводя итог, можно сказать, что ущербная региональная позиция, в которой находится Армения, тем не менее, имеет и оборотную сторону. Испытывая угрозы со стороны азербайджано-турецкого блока, Армения в определенной мере прикрывает тыл Ирана и обеспечивает возможности регионального военного присутствия для России. Вместе с тем, трезво оценивая международную ситуацию и глобальную политическую конъюнктуру, Ереван в рамках своей внешнеполитической стратегии балансирования внешних интересов, выстраивает тесные отношения с Грузией и Западом. Фактор армянской диаспоры и проблематика международного признания геноцида армян придает внешней политике Армении большую гибкость и децентрализует ее, позволяя солидаризироваться с рядом западных стран, поддерживающих режим давления на амбициозную Турцию при помощи "армянского рычага". Подтверждением тому, решение парламента Франции о криминализации отрицания Геноцида армян в Османской Империи 1915 года, а также обращение резолюции о признании этого исторического факта в Конгрессе США.

В общем и целом, можно констатировать, что политическому руководству Армении удается поддерживать широкую диверсификацию внешнеполитических ресурсов в условиях интенсивных угроз для ее безопасности, исходящих сразу со всех направлений "регионального перекрестка".

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.