Усвоит ли белорусская власть уроки Болотной площади?: Белоруссия за неделю

Москва, 21 декабря 2011, 19:26 — REGNUM  

Митинги протеста в России: уроки Болотной площади для белорусской власти и оппозиции; Годовщина событий 19 декабря: мифы Площади и рука Москвы; Экономическая интеграция: Белоруссия радуется поглощению Россией?

Митинги протеста в России: уроки Болотной площади для белорусской власти и оппозиции

Россияне больно щелкнули своих вождей по носу, пишут "Белорусские новости". Мало того, что на думских выборах 4 декабря посадили в галошу правящую партию, так еще и десятками тысяч вышли на улицу, требуют честных выборов. Не правда ли, весьма знакомый белорусам лозунг? Равно как до боли знаком и нонконформистский гимн Цоя, звеневший над Болотной площадью Москвы 10 декабря.

В Минске тоже была Площадь, продолжает издание. И молодежь в порыве "революции аплодисментов" тоже вдохновлялась звенящим девизом Цоя: "Перемен!". И впереди у белорусов тоже выборы в парламент. И власть, такая же несменяемая, как в России, мотает на ус уроки кремлевской "управляемой демократии".

Каково же для белорусских элит и масс моралите из нынешних бурных российских событий? - говорится в статье. Как аукнется Болотная площадь в республике "болотной диктатуры"?

Да, у Путина с Медведевым не самые комфортные деньки, пишут "Белорусские новости". Казалось, все схвачено, народ апатичен, и две электоральные кампании пройдут как по маслу. И вдруг - такой пассаж! "Причины российских уличных протестов понятны, - сказал в комментарии изданию Валерий Карбалевич, эксперт минского аналитического центра "Стратегия". - Возмущение вызвано несменяемостью власти, нарушением избирательных процедур".

Показательно, что на первом плане этих протестов - не старые оппозиционные вожди, а люди, не ангажированные в политструктуры, продолжает издание. Думающие граждане, которых, как они сами говорят, все это достало. Оказывается, даже подмявшим под себя все сферы авторитарным правителям в дремлющей стране - опасно перегибать. Сентябрьское решение тандема сделать рокировку многие в России восприняли как апофеоз цинизма: ну вот, два человека снова решили все за нас, за сто десять миллионов избирателей! Правда, поначалу слабо верилось, что ропот выйдет из кухонь. В комментариях либеральных интеллектуалов на "Эхе Москвы" и других относительно свободных ресурсах перед выборами в Думу преобладали фаталистические нотки. Типа: против лома нет приема, народ безмолвствует и все такое. Часть политической оппозиции предложила как программу-максимум стратегию порчи бюллетеней под экспрессивно-говорящим слоганом "Нах-нах". Сегодня видно, что она провалилась. Зато в итоге именно думающая часть социума, не слишком ангажированная в биполярную схему "пламенные борцы vs проклятый режим", сначала продинамила (ну, относительно продинамила) "Единую Россию" на избирательных участках, а затем вышла на улицы. Мотив этих людей прост. О движущей силе протеста против наглой, зажравшейся власти, плюющей на народ, - весьма понятно и для белорусов, и для русских поют "Ляписы" (группа "Ляпис-Трубецкой" - ИА REGNUM): "Не быць скотам". По крайней мере, часть народонаселения России крепко засвидетельствовала свое право называться гражданами. Причем митинг на Болотной впечатлил образцовой дисциплиной, участники показали исключительную, говоря по-белорусски, свядомасць (сознательность - ИА REGNUM).

К слову, для белорусского демократического сообщества здесь несколько уроков, считает минский политический обозреватель Павлюк Быковский, говорится в статье. Во-первых, нынешние российские митинги - "пример объединения очень разных политических сил". Во-вторых, отметил эксперт в комментарии "Белорусским новостям", мы увидели там реальное участие гражданского общества.

Действительно, на Болотной площади собралась громадная аудитория отнюдь не записных политтусовщиков: 25 тысяч по версии полиции, организаторы же говорят о ста или даже 150 тысячах, пишут "Белорусские новости". В любом случае, такого масштаба протестов белокаменная не видела за всю эпоху Путина. Причем эта колоссальная масса жадно слушала писателя Бориса Акунина и других интеллектуалов, признанных лидеров мнений. Тон задавали, пожалуй, именно моральные авторитеты, а не приевшиеся ораторы с их девальвированной риторикой.

Еще один важный момент, продолжает издание: российские власти пошли на "более тонкую игру", подчеркивает Павлюк Быковский. И в итоге "выпустили пар, а также показали миру, что в России с демократией, мол, все хорошо". В самом деле, после первоначальных инстинктивных действий в духе белорусского режима, когда в Москву ввели внутренние войска и в разных городах устроили хапун, российские верхи сменили тактику. Они разрешили митинг - причем не на собачьей площадке, а в пяти минутах ходьбы от Красной площади - и строго-настрого приказали силовикам не бить и не хватать народ. В итоге полиция удостоилась комплиментов от самих организаторов акции за фантастическую корректность. Как видим, когда есть четкий план, дисциплина, когда конфронтация не провоцируется ни одной из сторон, когда людей не заманивают в ловушку, - можно, оказывается, и стотысячное мероприятие провести без единого разбитого стекла, без единого задержанного. Сравните с 19 декабря 2010 года в Минске, когда манифестантов вел с площади на площадь неизвестно кто, а потом спецназ тренированно сделал свое дело и автозаки отъезжали от Дома правительства с полными утробами, - и сами попробуйте сформулировать выводы.

Естественно, сделает для себя выводы и Путин, говорится в статье. Его задача сейчас серьезно осложняется. По крайней мере, не факт, что возвращение в Кремль получится элегантным. Оказывается, "Россия встает с колен" - это совсем другое, чем изображалось в официозно-патриотическом дискурсе. Критично мыслящие россияне почувствовали силу единения, уличный драйв.

Впрочем, не стоит спешить с прогнозом продолжения арабской весны будущей весной в России, пишут "Белорусские новости". Там все сложнее. Это касается, кроме всего прочего, и самого состава оппонентов правящей группировки, и их идей. Если в Белоруссии оппозиция в основном проевропейская, либеральная, рыночная, отмечает Валерий Карбалевич, то в России на первом месте по рейтингу среди критиков Кремля - коммунисты, сильны идеи национал-патриотов и т.п. А вот либералы - на маргинесе. То есть вопрос, какова альтернатива, не очевиден.

Впрочем, это уже российские проблемы, продолжает издание. Белорусское же руководство, извлекая свои уроки из поствыборных страстей у восточных соседей, пожалуй, лишь укрепится в мысли, что ежовые рукавицы - лучше всего. Все-таки думские выборы, при том что бутафории тоже хватает, - это разгул свободы по сравнению с выборами в белорусскую Палату. Ну и вот вам результат! - поучительно поднимают палец в минских кабинетах.

"Белорусское руководство вряд ли способно на более тонкую политическую игру", - цитирует издание Павлюка Быковского. "Из любых событий такого рода белорусские власти извлекают один урок: надо всех душить, не стоит либеральничать, игры в управляемую демократию ни к чему", - убежден также Валерий Карбалевич. Он, однако, считает, что белорусской оппозиции следует участвовать в парламентских выборах будущего года. Стратегия типа: сидим сложа руки, пока не выйдут все политзаключенные, - не самая сильная, замечает политолог. "Общество напряжено, недовольно. Оно готово прислушиваться к альтернативе", - поясняет собеседник. А выборы, даже недемократичные, - это дополнительные коммуникации с массой. Так что "оппозиции надо искать более сильный сценарий" на эту избирательную кампанию, резюмирует Карбалевич. Эксперт не исключает, что это может быть и бойкот - но сильный, скоординированный.

...А моралите из нынешнего российского протуберанца очень простое, говорится в статье. И для Путина с Медведевым, и для белорусского начальства, и для всех царьков ХХІ века - от Магриба до Пхеньяна. Все-таки власть, как бы она ни веровала в свою силу, должна хоть капельку уважать граждан страны. И, конечно же, власть должна меняться, иначе рано или поздно крышку котла сорвет, резюмируют "Белорусские новости".

Митинги в России после выборов в Думу напоминают события 19 декабря 2010 года в Белоруссии, пишет "Новая Европа". Две страны идут по пути авторитаризма, в двух странах отсутствует политическая сила, которая могла бы выразить подлинные интересы протестующих. По разным оценкам, 10 декабря на Болотную площадь в Москве вышли от 25 до 80 тысяч человек - это была самая массовая оппозиционная акция в российской столице с момента распада Советского Союза. Тем не менее, число митингующих в многомиллионной Москве не превысило количества демонстрантов в Минске 19 марта 2006 г. или 19 декабря 2010 г. (??? - ИА REGNUM). Что объединяет эти акции?

Некоторое время назад было популярно говорить, что Россия повторяет путь Белоруссии с промежутком в 3-5 лет, а Белоруссия используется российским руководством как испытательный полигон политических технологий по укреплению авторитарной системы управления, продолжает издание. Сомнительно, что руководство России имеет такое непосредственное влияние на белорусскую внутреннюю политику и мечтает о копировании белорусского опыта. Скорее можно сказать, что постсоветский авторитаризм развивается везде почти по одинаковым траекториям с поправкой на различные социально-экономические, культурные и исторические факторы.

Если говорить о Белоруссии, то авторитарные тенденции начали укрепляться в ней на 6-7 лет раньше, чем в России, а компактность территории позволила намного быстрее сосредоточить власть и ресурсы в одних руках, говорится в статье. В то же время в России экономическая и политическая власть, несмотря на доминирование Кремля, больше рассредоточена среди различных субъектов (губернаторов, олигархов, крупных российских и иностранных корпораций и так далее). В России также значительно больше частных средств массовой информации, представительств международных фондов, компаний и организаций, а также другая правовая культура. Тем не менее, при наблюдении за происходившими в России выборами невольно возникало ощущение дежавю. После митинга в Москве оно укрепилось еще больше: то же объединение в едином демократическом порыве самых разнообразных сил, от коммунистов и сторонников русской идеи до либералов и экологов. Те же многократно цитируемые в блогах и социальных сетях обращения "Не бойтесь!", "Не реагируйте на провокации!", "Приводите друзей!", а также публикуемые интернет-изданиями справочники "10 советов идущему на Площадь" и "Как вести себя при задержании". Произошел даже похожий конфликт между журналистами и руководством телеканалов по поводу того, как освещать политические события. Во время событий 19 декабря в Минске ведущий ток-шоу "Выбор" на белорусском телеканале ОНТ Сергей Дорофеев задавал гостям передачи острые вопросы по поводу прошедших выборов, а также продемонстрировал видео с площади Независимости, где милиция избивала демонстрантов. Многие из гостей передачи были удивлены и возмущены открытостью дискуссии, которую позволял Дорофеев, а председатель ЦИК Лидия Ермошина от неожиданности решила покинуть телестудию. В России же ведущий новостей на НТВ Алексей Пивоваров отказался вести вечерний выпуск, если в нем не будет репортажа о митинге на Болотной площади. Результаты этого журналистского протеста оказались разными. В то время как на всех ведущих российских телеканалах вышли объективные репортажи об оппозиционном митинге, Сергей Дорофеев был подвергнут критике президента Лукашенко, а затем был вынужден уйти из белорусского телевидения и эмигрировать на Украину.

Но главное, что продемонстрировали российские митинги, - это растущее недовольство демократически настроенных граждан (в основном образованных и обеспеченных горожан, составляющих средний класс) существующей системой управления и политической системой, пишет"Новая Европа". На прошедших выборах сторонники политической альтернативы в больших городах отдавали свои голоса за коммунистов, "Яблоко", "Справедливую Россию" и ЛДПР. Однако они голосовали за эти партии лишь потому, что отсутствовала подходящая альтернатива. Если же желание поддержать какую-то конкретную партию отсутствовало, то избиратели старались испортить бюллетень или забрать его с собой домой, чтобы не допустить фальсификаций. Демократы не видят альтернативу Путину и партии власти ни в "Яблоке", ни в "Правом деле", ни в "Другой России" Эдуарда Лимонова, ни в Партии народной свободы "За Россию без произвола и коррупции" (Михаил Касьянов, Борис Немцов, Владимир Рыжков, Владимир Милов). Инициативу ряда оппозиционных лидеров "НаХ-НаХ" по бойкоту выборов путем порчи избирательных бюллетеней поддержало очень малое количество российских избирателей. То, что на митинги "Стратегии-31" приходили лишь пару сотен людей, а на митинг против фальсификации выборов вдруг вышли десятки тысяч, свидетельствует о том, что средний класс и в широком смысле демократическая общественность себя с такой оппозицией не идентифицируют.

Эта ситуация очень похожа на события 19 декабря 2010 г. в Белоруссии, когда сразу после президентских выборов состоялась оппозиционная демонстрация, продолжает издание. 10 различных кандидатов, которые не могли договориться между собой, по умолчанию не способны были сплотить оппозиционный электорат. Предполагалось, что такое количество кандидатов даст больший результат, чем поддержка единого кандидата, которым в 2006 г. был Александр Милинкевич. Тем не менее, белорусской оппозиции не удалось достигнуть большего прогресса по сравнению с предыдущими выборами. Во многом это произошло из-за того, что существующие оппозиционные партии, хотя и декларируют приверженность различным политическим взглядам, не имеют реального контакта с теми группами избирателей, которых они хотели бы представлять. Когда эти партии выдвигают лозунги, которые совпадают с общими настроениями, они могут какое-то время выполнять функцию организаторов протестной активности (как это произошло и на Болотной площади), однако демонстранты не испытывают к ним особой симпатии и выходят на улицу лишь для того, чтобы выразить свое мнение. Это означает, что хотя те или иные партии занимают определенные ниши в политическом спектре (правые или левые), они одновременно могут не иметь никакого контакта и обратной связи с большей частью избирателей, придерживающихся тех же взглядов, что и партия. Например, оппозиционная белорусская партия коммунистов (нынешний "Справедливый мир") не отражает интересов большого количества пожилых людей, ностальгирующих по СССР, а праволиберальная ОГП не представляет большого интереса для немалого количества либерально настроенных белорусских граждан. По большому счету, даже "Белая Русь", которая позиционирует себя как партия власти, не имеет широкой обратной связи со сторонниками Лукашенко, поскольку "медиатором" в общении с ними выступает сам президент.

Для иллюстрации того, насколько существующая системная и внесистемная оппозиция в Белоруссии и России оторвана от тех, кто мог бы ее поддерживать, можно привести пример "ветерана" российской оппозиции Эдуарда Лимонова, который остался стоять на площади Революции с 2-3 сотнями сторонников, в то время как на Болотной площади проходил многотысячный митинг, говорится в статье. Вместе с тем представители КПРФ и ЛДПР на встрече лидеров парламентских партий с президентом России Дмитрием Медведевым назвали прошедшие митинги "оранжевой проказой" и "происками американских спецслужб". И это учитывая то, что многие участники этих митингов отдали свои голоса за вышеперечисленные партии. Таким образом, общая проблема демократической общественности в Белоруссии и России - отсутствие политической силы, которая представляла бы ее интересы и была бы близка по духу.

Борец с коррупцией Алексей Навальный, кумир блогеров, офисных работников и даже хипстеров, всё же имеет в политике не так много опыта и склоняется к поддержке национализма, активно участвуя в Русском марше и призывая сократить государственные дотации кавказским республикам, пишет "Новая Европа". Этот националистический окрас отпугивает от него часть потенциальных сторонников, что было отлично продемонстрировано одним из блогеров, который принес к Навальному в изолятор мандарины, сулугуни и лаваш, сопроводив запиской "от Кавказа, которого хватит кормить".

В Белоруссии символом протестов демократической общественности на протяжении лета стала "Революция через социальную сеть", продолжает издание. Поначалу массовые аплодисменты и общая атмосфера праздника на городских улицах всем нравились и соответствовали тому, как городская молодежь и средний класс хотели бы видеть мирный протест. Однако стоило ее организаторам еще больше радикализоваться, раздать пару неудачных интервью и связаться с такими безуспешными политиками, как Ивашкевич, как поддержка этого движения резко пошла на спад.

Согласно данным НИСЭПИ за сентябрь 2011 г., за последнее время рейтинг доверия населения Лукашенко упал до рекордно низкого уровня в 20,5%, однако сегодня возглавить протест некому, говорится в статье. Тем актуальнее выглядит эта задача в преддверии белорусских парламентских выборов-2012. Традиционные оппозиционные партии в очередной раз не знают, какую стратегию им выбрать - пойти на выборы "коалицией шести" или бойкотировать их. Властям думать о победном результате, в отличие от России, не нужно - в Белоруссии действует мажоритарная система, и при подключении должного административного ресурса на местах проблем с результатами не будет. В проигрыше пока остается только средний класс, который понимает, что существующую систему нужно менять, но который не готов на радикальные протесты и не знает, кому доверить свой голос, резюмирует "Новая Европа".

Белорусская редакция радио "Свобода" опубликовала комментария редактора газеты "Солидарность" Александра Старикевича, посвящённый ряду моментов, высказанных в интервью, которое Александр Лукашенко дал ведущему "Русской службы новостей" Сергею Доренко. "Был ряд интересных цитат, настолько красноречивых, что им комментарии даже не нужны, - заявил Старикевич,. - если, например, Лукашенко упрекает Медведева в том, что тот не вышел на Болотную площадь к демонстрантам, - то это выглядит просто фантастическим цинизмом. На Болотной в Москве демонстрантов хотя бы не разгоняли, не избивали - полиция вела себя корректно. 19 декабря Лукашенко не только не вышел к демонстрантам, а выставил спецназ и вооруженные силы. Хотя, я думаю, если бы об этом спросили у Лукашенко - он бы быстро нашел ответ - мол, в Москве нормальные ребята стояли, а у нас отморозки".

Годовщина событий 19 декабря: мифы Площади и рука Москвы

И все-таки Лукашенко был если не в шоке, то дико раздосадован после месилова на площади Независимости, пишут "Белорусские новости". Крупные планы с прошедшей днем позже пресс-конференции выдавали чувство капитального облома. Да, ко дню выборов 19 декабря 2010 года все силы были стянуты, жесткие варианты отработаны, спецназ стоял наготове - но, похоже, до последнего теплилась надежда проскочить, получить сносную оценку от Европы. Не срослось.

Масса людей на Площади оказалась устрашающе огромной, продолжает издание. А ведь вроде бы все было продумано. С одной стороны - либеральная показуха (пикеты с "вражьими" флагами возле ГУМа - н-на, гляди, Европа!). С другой стороны - "разводка" оппозиционных лидеров, низведение альтернативы до фарса (зарегистрировать всех, не глядя на подписи!) - чтобы народ плюнул и не вышел. А он вышел.

Европа Европой, но призрак Бишкека и прочих цветных революций толкнул под руку в критическую минуту, когда хрястнули несколько стекол в Доме правительства, говорится в статье. В итоге лидерам и активистам протестов выписали реально жестокие сроки, да и всей стране влепили энное количество лет строгого режима. Год позади. Где мы? Что с нами? Есть ли просвет?

Брутальный финал Площади обернулся проигрышем для всех - режима (пиррова победа), оппозиции (почти полный разгром), третьего сектора и независимых СМИ (зачистка и усиление прессинга), всего общества (депрессия и неверие), Запада (провал стратегии втягивания "последней диктатуры", ее пророссийский тренд), пишут "Белорусские новости". Ну и кому все это было нужно? Во всяком случае, Валерий Карбалевич, эксперт аналитического центра "Стратегия", не верит в конспирологическую версию о руке Москвы. Хотя, добавляет он, нет спору, что в итоге выиграл Кремль (и, пожалуй, только Кремль). Не факт и то, что месилово на площади было запрограммированно на 100%. "Я продолжаю считать, что 19 декабря Лукашенко сорвался", - заявил Валерий Карбалевич в комментарии "Белорусским новостям". Иначе, задается вопросом наш собеседник, зачем была вся предыдущая игра в либерализацию?

"Главная ошибка оппозиции состояла в том, что эту кампанию посчитали технической", - цитирует политолога издание. Исходили из того, что действующего президента пока все равно не свалишь, поэтому одни решили хотя бы пропиарить партийные программы, другие - поработать на персональную раскрутку для последующих кампаний. Короче, не догоню, так хоть согреюсь. Понятно, что при таком подходе идея единого кандидата не прокатила. Более того, повальная регистрация-разводка только разогрела амбиции, и альтернативные кандидаты де-факто отказались от координации действий, общей агитационной платформы, выработки единого жесткого плана Площади. Оппозиционные стратеги недооценили настроения большого числа сограждан, уставших от несменяемой власти. Многолюдность манифестации 19 декабря стала неожиданной, пожалуй, для всех. Площадь оказалась неуправляемой. Или все же кем-то очень тонко управляемой? Во всяком случае, с Октябрьской к Дому правительства - по сути в ловушку - многотысячную массу привел неизвестно кто. Ситуация стала напоминать чирканье спичками на пороховом складе. Ну а дальше спецназ методично исполнил то, на что натаскан, за семь с половиной минут.

Политический обозреватель Юрий Дракохруст тоже мало верит в конспирологические версии, "в "руку Москвы" и в иные "руки", говорится в статье. "То есть "рука", - уточнил аналитик в комментарии изданию, - априори могла присутствовать в жестоком разгоне манифестации 19 декабря: запугали, рассказали, что разъяренная толпа хочет свергнуть, убить, зарезать, повесить и так далее. Ну и не сдержался... Но когда 20 декабря на площадь вышли пара десятков человек, стало ясно, что никаких свержений-покушений не будет, независимо от наличия или отсутствия таких планов". Значит, можно было открутить ситуацию? Юрий Дракохруст считает: если бы тогда, по горячим следам, власть сделала широкий жест, освободив всех арестованных сразу или после суток административных арестов, то "нельзя было бы даже исключать признания по умолчанию выборов со стороны Запада". Но вместо этого хладнокровно запустили конвейер политических судов. Прекрасно понимая, что приговаривают не только попавших под раздачу, но и судьбу отношений с Западом. Так почему же Лукашенко после 19 декабря сознательно отрубил западное крыло своей внешней политики? - задается вопросом Юрий Дракохруст. По его мнению, главная причина - в том, что бессменный белорусский президент увидел, почувствовал: даже та половинчатая и непоследовательная либерализация, которая происходила в 2008-2010 годах, в перспективе уведет власть из его рук. Да, похоже, эта тревога сидела занозой, грызла, мучила. Помните, потом Лукашенко признался, что испытывал дискомфорт даже на физиологическом уровне: его "подташнивало" от разгула демократии накануне 19 декабря. Остальное же, полагает собеседник, а именно - "и определенное разочарование в объемах западного содействия, и московские соблазны, и внушенные спецслужбами подозрения насчет участия западных правительств в проектах свержения режима - все это лишь наслаивалось, усиливало главный мотив". "И решение, - резюмирует Дракохруст, - было принято в духе консервативного русского философа Константина Леонтьева - "подморозить Белоруссию, чтобы не гнила". Любой ценой. Точнее, не любой, но разрыв отношений с Европой был сочтен приемлемой ценой за достижение этой цели". При этом, как ни парадоксально, добилась своей цели и та часть оппозиции, которая в первую голову стремилась сорвать признание выборов Европой. Но тоже - "вопрос в том, какой ценой", замечает, со своей стороны, Валерий Карбалевич.

А в принципе, с каждым разом победа давалась Лукашенко все дороже, пишут "Белорусские новости". В 2001 году Площади практически не было, и единый оппозиционный кандидат Владимир Гончарик избежал репрессий. В 2006-м пришлось громить палаточный городок, за решетку попал экс-кандидат Александр Козулин. В 2010-м арестовали целую обойму соперников действующего главы государства; двое - Николай Статкевич и Андрей Санников - в тюрьме и поныне. По логике развития сюжета, на следующих выборах впору сажать уже за одно желание составить конкуренцию официальному лидеру.

Шутки шутками, но логика удержания власти любой ценой действительно такова, что приходится во все большей степени отбрасывать условности, продолжает издание. Показательно, что в недавнем интервью "Русской службе новостей" Лукашенко уже и не отмахивался особо от ярлыка диктатора. Из его рассуждений следовало, однако, что в иных случаях диктатура - не худшее из зол. Тронешь - и вырываются еще те джинны... Типа отвязанных исламистов, способных захватить власть на волне арабской весны. Параллель ясна, это все время долбит белорусская пропаганда: не будите лиха, ибо пятая колонна, дорвавшись, учинит хаос и разор, пустит по ветру, распродаст синеокую республику. Однако, во-первых, Белоруссия - не Африка, а страна генетически усвоенной европейской культуры (что в упомянутом интервью, кстати, было, как ни удивительно, одним из рефренов Сергея Доренко). И второе. Как раз таки несменяемая власть после очередного, по ее версии, электорального триумфа наломала в синеокой республике таких дров, учинила на ровном месте такой разор (обвал рубля, гиперинфляция), что пятая колонна отдыхает. Или "ржавую трубу" втихаря продали оппозиционеры?

И потом, биполярная схема "власть - оппозиция" в принципе давно не отражает суть белорусской коллизии, говорится в статье. Структурированная оппозиция вытеснена на маргинес - тут режим многолетней долбежкой своего добился. Лукашенко заявил московскому интервьюеру: "Вот эта пятая колонна у нас - это 400, у меня списки их лежат фактически на столе. Наши спецслужбы знают их каждого - 400 человек этой оппозиции так называемой. Максимум, проплачивая деньги и прочее, они могут собрать 800 человек". Не будем дискутировать вокруг цифр, но факт то, что пока режим выжигал традиционную оппозицию, от заматеревшей власти капитально устала изрядная часть народа. Это не просто слова. Сегодня рейтинги институтов власти и персонально ее первого лица - беспрецедентно низки. Иначе говоря, налицо жестокий кризис ее внутренней легитимности. И дело не только в финансово-экономической катавасии, падении уровня жизни. За 17 лет мир в принципе ушел далеко вперед, и белорусов от него не отсечешь. Лукашенко победил в ХХ веке, а теперь ХХІ. Изрядная часть нашего народа качественно переросла нынешний режим, законсервированный, как классические советские кильки в томате.

"19 декабря ускорило исторический процесс в Белоруссии", - цитируют "Белорусские новости" Валерия Карбалевича. Брутальный финал президентской кампании, по мнению аналитика, стал одним из факторов, что усугубили последовавший финансово-экономический кризис. Да, беда была в том, что перед выборами для умасливания электората напечатали горы пустых рублей. Но постфактум падение финансов могли бы смягчить экстренные вливания от Запада и России. Европа ведь почти открытым текстом обещала проплатить относительно не одиозные выборы. Ну а Россия, рассуждает Карбалевич, в ситуации геополитического маневра Минска проплачивала бы лояльность, чуя конкуренцию со стороны Брюсселя. Теперь же Москва - выдержав паузу, пока "клиент созреет", - подкормила, но потом будет прессовать. Пространство для маневра страшно сузилось. Экономика стала еще более уязвимой, критически зависимой от займов и дотаций. Возврата к тучным годам застоя уже не будет. Белоруссия попала в исторические жернова, ее хозяйственный каркас и независимость безжалостно проверят на прочность. Исход туманен.

Да, Площадь получилась спонтанной, скомканной, пишет издание. Но сам выход десятков тысяч людей - об этом на днях вновь напомнил фильм Юрия Хащевацкого "Обыкновенные выборы" - выглядел действительно мощно. Если взять пропорционально числу жителей двух столиц, то московская Болотная площадь, о которой вторую неделю гудят мировые СМИ, и близко не стояла. Можно представить, как поеживалось год назад высокое начальство, созерцая онлайн этот разлив человеческой лавы по проспекту Независимости и слушая раскатистое "У-хо-ди!". Причем было видно невооруженным глазом: вышли в основном те, кто не ангажирован в многолетнее вялотекущее противостояние структурированной оппозиции с режимом. Это был протестный протуберанец белорусского среднего класса, образованного и европейски мыслящего. Тех, кто не кладет зубы на полку, но считает эту систему унизительной для себя. Кто не приемлет анахроничный и аморальный режим интеллектуально, духовно, у кого с этим государством, говоря словами советского диссидента Андрея Синявского, "эстетические расхождения". В общем, было огромное количество красивых, умных, благородных лиц. Это та Белоруссия, которой можно гордиться. И, несмотря на иллюзорный триумф грубой силы, эти люди ведь никуда не исчезли. Сегодня они думают так же, как и в тот день. И их достаточно много. Для вашего покорного слуги именно в этом - главный источник оптимизма в нынешние дни унылого внутриполитического ненастья, резюмируют "Белорусские новости".

"Белорусский партизан" опубликовал интервью с политологом Ольгой Абрамовой, которая считает, что Лукашенко 19 декабря 2010 года окончательно оформил для Белоруссии сделанный им "цивилизационный выбор".

"- Почему события после выборов приняли такой брутальный характер?

- Сначала надо ответить на вопрос: "Чем было 19 декабря?". Экспертное сообщество выдвигало несколько версий: первая о сговоре белорусских спецслужб с российскими о необходимости пресечения тихого дрейфа страны в сторону Европы. Вторая версия опиралась на идею прямого заговора российской власти против белорусского суверенитета с тем, чтобы лишить Лукашенко возможности равновесно балансировать между центрами влияния, и чтобы вернуть блудного сына в российские объятия. Третья основывалась на переоценке значения личностных мотивов в действиях Лукашенко, в том числе в тот день, на подозрении, желании наказать оппозиционный Минск за непокорность на выборах и плохие реальные результаты голосования. Четвертое предполагало наличие каких-то глубинных обид и недоверием к обещаниям Запада перед выборами того же субъекта и т.д. На мой взгляд, главное было в другом - в этот день Лукашенко окончательно оформил сделанный им для страны и за всех граждан цивилизационный выбор. Выбор в пользу России и ее субсидий, поддержки в борьбе за сохранение власти и получения гарантий безопасности и спокойной, обеспеченной старости после ухода из власти. Выбор должен был выглядеть историческим событием и запоминаться, стать уроком. Он закономерно увенчался публичной, подчеркнутой, несоразмерной демонстрацией силы в отношении несогласных. Но личностные мотивы, желание посчитаться с главными оскорбителями тоже были. Это в очередной раз показали различные меры наказания участникам Площади.

- Можно ли сравнивать события в России после парламентских выборов 4 декабря и в Минске 19 декабря? В чем их главные отличия, совпадения?

- Сходство в общности природы политических режимов России и Белоруссии. Только правящий политический класс России лучше образован, больше завязан на мнения западных партнеров, экспортированные капиталы и нужду в свободе передвижения для себя и своих детей. В плане потенциала наши режимы из-под одной мамы, только младшему до старшего ещё расти и расти. Старший - дворовый хулиган, которого в приличное общество не пускают, на дни рождения элитных деток не зовут. А для младшего амбициозные родители хотели бы другой лучшей судьбы. Кем вырастет младший по возрасту? Или криминальным авторитетом, или приличным человеком - зависит и от степени сопротивления среды его дурным замашкам. Важно, что русский народ гораздо более заводной, куражистый, чем белорусы и более социализированный что ли. Белорусы более индивидуалисты, радеющие о себе и своей семье. "Моя хата с краю" - это про нас, поэтому белорусов труднее раскачать на решительную защиту своих прав. Перефразируя Алексея Толстого, робеют и умом, и поротой задницей.

- Как повлияли события 19 декабря на общество, оппозицию и политику?

- Ситуация напоминает настроения в Российской империи после подавления революции 1905-1907 годов - общество пребывает в депрессии, лидеры или отсидели или еще сидят, в народе идет глухое брожение. В информационном обществе события ускоряются невероятно. Под влиянием некоторой открытости президентских выборов 2010 года, их чрезвычайных итогов, резкого и спрессованного по времени падения жизненного уровня большинства народа большинство его впервые утратило доверие к власти и лично к Лукашенко. Оппозиция осторожничает, выбирая методы деятельности, партизанит потихоньку, а в политике публично торжествует серость, что всегда происходит при переходе к режиму личной власти. Подобное устройство не терпит реальной конкуренции людей и идей. Собственно политики, как реальной деятельности нет, поскольку нет конкурентной среды и разделения властей.

- Сделало ли общество выводы после 19 декабря?

- Какие-то последствия есть, что показывает массовое недоверие граждан в справедливость вынесенного приговора двум предполагаемым бомбистам и сочувствия к осужденным за Площадь. Еще один вывод, который сделали многие сограждане по итогам этого года, что лучше уж выживать вместе с Россией, чем в одиночку. Теперь, после всех экономических коллизий, двух девальваций и гиперинфляции этого года, большинство не возражало бы получать зарплату в российских рублях - это как-то надежнее. Люди дружно завидуют новым зарплатам работников бывшего "Белтрансгаза". Очень грамотно эталонное действие россиян по троекратному повышению зарплат белорусских работников, а главное, публичное. Наиболее активная и образованная часть общества давно понимает причинно-следственную связь между выборами и последующим образом жизни, ведь нечестные выборы - это как радиация для общества - даже, если вы не ощутили последствий сразу, у вас неотвратимо отнимается право на нормальную жизнь. Кстати, в том числе и у самих манипуляторов - тюремщики и сами живут в тюрьме большую часть времени. Нет, многие уже поняли, что рулевые завели нас в тупик, а в тупике темно и холодно. И таких понятливых становится все больше и больше.

- Почему после 19 декабря не было попыток сопротивления масс власти?

- Во-первых, настоящих буйных мало, поэтому нет вожаков. Политическая властная селекция последних лет привела к почти выжженному полю по части драйверов. Во-вторых, еще не изжит страх перед наказанием. В-третьих, народная энергия тратится на самовыживание. В-четвертых, наиболее взрывоопасный слой власть подкармливает. В-пятых, вместо бесконечной борьбы за свои права многие выбирают эмиграцию в более сытые и свободные страны. И самая главная, шестая причина в том, что недовольное властью большинство еще не осознало себя большинством, но дело не безнадежно, ведь Берлинская стена все-таки пала.

- Когда же падет наша Берлинская стена?

- Давать такие прогнозы - дело бессмысленное, ведь здесь очень много факторов, которые мы просто не можем учесть и просчитать. Слишком высок фактор неопределенности, слишком многие силы воздействуют на процесс и в Белоруссии, и вне ее. Самое главное от чего зависит судьба Белоруссии - от давления народа, не только в лице наиболее активных его представителей, но и от того, насколько люди будут недовольны ситуацией, не будут бояться выражать это недовольство и от позиции белорусской номенклатуры. Это два определяющих фактора, которые могут повлиять главным образом на развитие событий в том или ином ключе. Или стагнация на долгие годы, или стремительное ускорение общественных процессов. Притом издержки здесь могут быть при любом варианте развития событий потому, что даже у самого форсированного варианта развития событий есть свои и весьма значительные социальные издержки", - резюмировала Абрамова в интервью "Белорусскому партизану".

За год накопилось большое число версий, с различной степенью убедительности объясняющих поведение участников событий 19-20 декабря 2010 г., пишет "Наше мнение". Хватает разнообразных самооправданий и саморазоблачений, ряд политиков признали свои ошибки в ходе подготовки к президентским выборам. Нет недостатка в разнообразных теориях, рационально либо с позиций конспирологии трактующих действия белорусских властей по поводу Площади.

Насколько мне известно, никто из политиков, призывавших своих сторонников в день президентских выборов 2010 г выйти на Площадь, не признал ошибочности самого факта подобного призыва, продолжает издание. Да, говорят о пагубности отсутствия единого сценария, о нескоординированности действий на митинге, об отсутствии четкого понимания что же на Площади делать - но сама сакральная сущность Площади как действа остается вне подозрений. При этом уже достаточно очевидным является то обстоятельство, что события 19-20 декабря не были случайностью, трагической катастрофой либо "эксцессом исполнителя" со стороны силовых структур. Напротив - большинство аналитиков ныне склонны считать развитие событий в финальной стадии кампании по выборам президента не только спланированным белорусскими властями, но и логичным завершением предыдущего этапа политической игры. Таким образом, Площадь такая, какая она случилась, - следствие процессов, предшествующих ей. Как мне представляется, истоки наблюдаемого теперь кризиса стратегии оппозиции обусловлены теми изъянами, которые имелись в стратегии Площади, и которые стали причиной ее неудачи.

Поведение белорусского демократической оппозиции во времени президентских выборов-2010 в значительной степени были предопределены теми представлениями о политической жизни, которые сформировались по итогам протестов после выборов 2006 г., говорится в статье. Тогда на призыв оппозиционных политиков демократическая общественность вышла на Октябрьскую площадь в Минске и во многом спасла честь тогдашней объединенной оппозиции. В марте-апреле 2006 г еще не успели выйти из тюрьмы на улице Окрестина все задержанные участники палаточного лагеря и Дня Воли, а уже усилиями независимой прессы, аналитиков и оппозиционных политиков вокруг событий была создана целая мифологическая система. В ней были свои каноны и еретические интерпретации, но основывалась она на концепции "моральной победы", которую будто бы тогда добыла оппозиция на Площади. В скором времени формирование этой мифологии было взято под контроль специалистами в области пропаганды. Не они одни эту мифологию создавали - но именно они взялись за ее обработку профессионально. В скором времени любое рациональное осмысление событий 2006 г и попытки рациональной подготовки к парламентским выборам-2008 стали вызывать почти религиозную нетерпимость. Вокруг мифа Площади сложилась настоящая церковь! Она органически усвоила в себе и преодолела прежнюю парадигму "недопущения легитимации режима", которая явно одряхлела, выполняя роль оппозиционной стратегии с середины-конца 90-х.

В качестве примера деятельности новых каноников Площади достаточно привести грамотное "мочилово" профессиональными уничтожителям репутации экс-кандидата Милинкевича, пишет "Наше мнение". За пару лет целенаправленной пропагандистский обработки и промывки мозгов оппозиционного сообщества этот политик был перемещен с позиции апостола Павла в позицию Иуды. Таким образом, экс-кандидат стал жертвой своей собственной опоры на мифологемы после Площади-2006: он сказал первым о моральной победе на Площади - и его эта Площадь низвергла. На новом витке политического цикла его роль была второстепенна. Благодаря мифологии и грамотной деятельности жрецов-пиарщиков уже накануне следующей кампании по выборам президента опираться в оппозиционной деятельности было не на что, кроме Площади, а ее участь была предопределена.

Безусловно, персоналистский характер белорусского оппозиции обусловил создание и сопутствующего мифа о "новых лидерах", продолжает издание. Ярким примером такого мифотворчества была канонизация некоторых молодежных лидеров и обожествление "самоорганизации". Однако, как показала дальнейшая практика, большинство новых лидеров от политической деятельности отошли (что легко объясняется столкновением мифа моральной победы с действительностью рутинной политической деятельности). В результате агитационные кампании кандидатов в президенты вместо соперничества альтернативных программ развития страны превратились в сплошную "революцию Андрея Климова". В соревновании "кто больший харизматик и любимец будущей Площади" утонули вопросы, а чем на той Площади предполагается заниматься, и с какой целью. Приманивая грядущий бунт, кандидаты благосклонно уступали друг другу право этим бунтом овладеть - вместе с ответственностью за то, как именно пройдут протесты. Многое должна была решить знаменитая самоорганизация - еще один миф 2010 года.

Но настоящим магическим мифом, который был краеугольным в системе оппозиционной мифологии, всё же была именно Площадь, пишет "Наше мнение". С воздействием этой романтической мифологемы следует связывать все этапы подготовки к президентским выборам. Корни ее ведут к временам 2004-2006 гг, когда в среде белорусского оппозиции состоялась фетышызацыя украинского Майдана по принципу карго-культа. После 2006 г Площадь стала настоящей Мадонной для оппозиционеров: более дюжины книг, мемуары участников, документальные фильмы, фотоальбомы и буклеты, прозаические и поэтические произведения, живопись, дерзкие уличные акции по случаю годовщины и клятвы не изменять идеалам 19 марта, - недоставало разве что настольной игры по мотивам событий и изображений узников Окрестина на спичечных этикетках. Масштабы уступали голливудским, но выполнялись по стандартам поп-культуры - и с подобный же мерой соответствия действительности. О том, что Площадь есть лишь один из элементов стратегии цветной революции, требующей обязательного и явного раскола внутри правящей элиты, считали возможным не вспоминать. Любые сомнения в целесообразности Площади в ситуации неопределенности ее сценария стали табу.

В контрасте от красиво нарисованной художественными средствами картины карнавальной Площади действительность декабря 2010 г оказалось грубой и вовсе не романтической, продолжает издание. Белорусские граждане вышли на акцию протеста несмотря на довольно неясное позиционирование ее цели и сюжета самими организаторами из числа кандидатов в президенты - просто в качестве участия в общественной литургии. Вопреки ожиданиям, литургия превратилась в жертвоприношение.

По сути, реальная подготовка оппозиции к акции в 2010 г не сильно отличалась от того, как готовилась Площадь в 2006 г - существенным отличием в действиях стала только больше степень дезорганизации при принятии решений на Октябрьской площади и направление движения, говорится в статье. Не пошли на Вечный огонь, как в 2006 г, а пошли в противоположном направлении. Реконструкция событий постфактум заставляет предполагать, что основная причина здесь была психологическая: "не сделать так, как было в 2006 году". Власти так же изменили тактику: если в 2006 г расчет строился на том, что народ на призыв оппозиции не откликнется, то в 2010 г сценарий писался из расчета, что зазывалы-кандидаты в президенты массовку на Площадь приведут. Злую шутку с оппозицией сыграла мифологизация событий марта 2006 г: многих политиков привлекла категория "моральной победы", с возможностью ее последующей монетизации по примеру 2006 г. Вопрос о политической ответственности казался вторичным в условиях множества оппозиционных кандидатов. И через несколько месяцев после событий декабря 2010 ответственность политические субъекты перекладывают друг на друга.

На основе упомянутых мифов разные кандидаты в президенты разыгрывали "сценки из жизни героев", которые имели мало общего с действительностью, пишет "Наше мнение". Многие усердно пытались продать душу дьяволу, стремясь перекинуться в образ "пророссийского политика". Другие с этими пророссийскими ветряными мельницами боролись. Были те, кто пытался опереться на воображаемый "средний класс". А некоторые пробовали оседлать волну экономического кризиса. На электоральную победу не рассчитывал никто.

Создав в 2006 г замечательный миф о Площади, демократические политики сами и стали его жертвой на новых президентских выборах, продолжает издание. Некоторое время после выборов в качестве нового вундерваффе оппозиция использовала концепцию удушения режима экономическими санкциями, но теперь эти голоса поутихли, по крайней мере, в публичном пространстве: если народ подымет на вилы сатрапов режима, то политики, "приманивающие" санкции, с большой долей вероятности попадут под ту же раздачу. Пока что следствием минимальных экономических ограничительных мер символического характера стал полноценный разворот страны на Восток. Однако сторонники этой стратегии санкций рассчитывают, что жертвуя часть своего экономического и политического суверенитета России, режим Лукашенко способен только отсрочить неизбежный конец, который будет сопровождаться экономическим коллапсом и созреванием революционной ситуации в стране (народ в условиях кризиса будет более прислушиваться к голосу оппозиции, а правящая элита будет пожирать сама себя).

Однако основная часть системной оппозиции (партии) теперь демонстрирует стремление повторить снова цикл, пройденный в период 2006-2010 гг, говорится в статье. Предлагается только нажать на "нереформируемый" режим пожестче, в том числе с использованием угрозы экономических санкций, которые должны привести если не к падению режима, то по крайней мере к освобождению политзаключенных и некой новой либерализации. Потом, вероятно, предполагается третье издание Площади.

Альтернативная стратегия, которая остается миноритарной, основана на констатации отсутствия в Белоруссии полноценного политического, в том числе и избирательного процесса, пишет "Наше мнение". Но присутствует возможность использования выборов как основания для общественных действий, которые могут способствовать десоветизации и европеизации Белоруссии. Поэтому следующие парламентские выборы должны быть использованы как инструмент организации в Белоруссии процесса "круглого стола" власти и оппозиции. Давление на белорусский режим извне может способствовать такому развитию событий, но диалог об освобождении политзаключенных, изменении условий проведения выборов, расширения пространства свободы в стране может вестись режимом не с Европой, а с гражданским обществом внутри страны.

События 19-20 декабря прошлого года, вероятно, могут иметь главным результатом для белорусского оппозиции осознание бесперспективности построения политической стратегии на основе мифов, продолжает издание. Отношение к политическому мифотворчества - вопрос индивидуальной веры и восприимчивости к пропаганде. А необходимость консолидации оппозиции - необходимое и разумно обоснованное условие для реализации конкретных политических стратегий. Не признав исчерпанности стратегического подхода, которым оппозиция руководствовалась с 2004 г, со времени украинской оранжевой революции, невозможно перейти к новой политической стратегии, адекватной реалиям. Площадь была чем-то хороша, в чем-то плоха, но настало время идти дальше, резюмирует "Наше мнение".

Экономическая интеграция: Белоруссия радуется поглощению Россией?

Продолжающийся финансово-экономический кризис в Белоруссии поставил страну в очень уязвимое положение по отношению к союзной России, пишет "Завтра твоей страны". Заключение монетарной унии и продажа "Беларуськалия" (если не целиком, то по частям) становятся реальными.

Россия, как умеет, укрепляет свое влияние на постсоветском пространстве, продолжает издание. Белоруссия стала своеобразным пилотным проектом воссоединения "традиционной российской сферы влияния" и самым большим успехом внешней политики России в последние годы. Сейчас она на примере нашей страны пытается доказать другим государствам преимущества интеграции. При этом ценности, которые навязываются будущим сателлитам, предельно прозрачны и понятны - сытая жизнь в обмен на самостоятельность и свободу выбора.

После продажи "Белтрансгаза" Белоруссия фактически утратила самостоятельность в проведении энергетической политики в регионе, говорится в статье. Экономист Белорусского экономического исследовательско-образовательного центра (BEROC) Дмитрий Крук считает это главным минусом сделки. "Если говорить, что продажа "Белтрансгаза" - это, возможно, лишь первое звено в ожидаемой череде подобных сделок, то зависимость Белоруссии от России, безусловно, будет и дальше расти, - отмечает аналитик. - Это вряд ли можно считать позитивным фактором. Даже если исходить исключительно из экономических понятий: две страны слишком сильно отличаются по структуре экономик. Так что чересчур тесная интеграция может создавать серьезные проблемы, схожие с проблемами ассиметричных экономик в Евросоюзе. Даже там экономическая политика одной страны часто оказывается вовсе не оптимальной для другой".

Продажа "Белтрансгаза", скорее всего, только первая ласточка, пишет "Завтра твоей страны". Посол России в Минске Александр Суриков не так давно ясно дал понять, что белорусскую нефтепереработку надо продать российским нефтяным компаниям - все равно "ваши НПЗ работают на нашей нефти". Буквально на днях Александр Лукашенко заявил, что готов рассматривать предложения о продаже акций "Беларуськалия", хотя традиционно обставил это своими условиями. Все идет к тому, что российские компании доведут до логического конца переговоры по МАЗу. Через год Белоруссия имеет все шансы потерять "Нафтан", если 51% его акций действительно передадут в качестве залога (как обещал вице-премьер Сергей Румас) по кредиту в 1 млрд долларов для "Беларуськалия", который так любезно согласились выделить Сбербанк России и Евразийский банк развития. Понятно, что за год наша страна не сумеет вернуть этот миллиард.

Сейчас ясно прослеживаются тенденции сближения Белоруссии и России через интервенции российского капитала, продолжает издание. И этот процесс имеет больше негативных признаков, чем позитивных. Впрочем, по словам Дмитрия Крука, есть определенные сомнения, что Белоруссия "очень легко достанется России". Власти во многом осознают политические и экономические угрозы, которые могут последовать за слишком глубоким проникновением российского капитала. Эксперт полагает, что государство будет максимально сдерживать такие угрозы, насколько это ему удастся. "Например, вопрос продажи части активов "Беларуськалия" уже обсуждался, но этого пока удалось избежать", - говорит экономист. - Теперь выделили кредит без залога акций этого предприятия (как это ранее требовала Россия), получены деньги за "Белтрансгаз". На какой-то период полученных средств будет достаточно. Разговоры о приватизации "Беларуськалия" де-факто приостановлены на долгий период".

Однако, говорится в статье, по прогнозам экспертов, в принципе, будет присутствовать тенденция попыток российского капитала активнее проникать на белорусский рынок. Дмитрий Крук отмечает особый подход белорусских властей к приватизации. Они трактуют ее прежде всего с фискальной точки зрения - испытывая определенный дефицит финансовых ресурсов, государство рассматривает приватизацию просто как возможность срочно привлечь средства. Без такой необходимости приватизационные процессы будут максимально откладываться. "С продажей перспективных и прибыльных предприятий, таких как "Беларуськалий", будут тянуть, тем более что в этом случае сырьевой зависимости от России нет, - отмечает эксперт. - Вот почему это предприятие еще долго останется в госсобственности. Если же его вынужденно решат распродавать по каким-то другим причинам, то будут пытаться диверсифицировать: сделают, например, предложения Китаю, Индии".

Бывший председатель правления Нацбанка Белоруссии Станислав Богданкевич согласен, что Россия весьма активно пытается подчинить белорусскую экономику своему влиянию, пишет "Завтра твоей страны". И виноваты в этом, в первую очередь, сами белорусские власти: Белоруссия остро нуждается в деньгах, в регулярной внешней подпитке, но при этом отказывается от проведения настоящих реформ, повышения эффективности экономики. "Все повторяется. На будущий год власти вновь поставили во главу угла не инфляцию, а валовые показатели, - отмечает эксперт. - А для того, чтобы достичь намеченных планов, нужны финансовые ресурсы. Их можно получить в виде кредита или от продажи госсобственности. Власти будут вынуждены распродавать страну. Они уже взяли такие обязательства".

Подписывая соглашения о получении трехмиллиардного кредита ЕврАзЭС, Белоруссия обязалась ежегодно продавать государственное имущество на сумму 2,5 млрд долларов, продолжает издание. "Ясно, что это будет продажа собственности олигархической России. Иных покупателей нет. Тем более по завышенным ценам, которые всегда устанавливает белорусская сторона", - отмечает Станислав Богданкевич.

Эксперт полагает, что и так почти стопроцентная зависимость от России будет только углубляться, говорится в статье. Однако складывается впечатление, что на самом деле Белоруссия вполне довольна. Ведь она не ищет иных рынков сбыта, испортила отношения с западным миром и ничего не делает для их восстановления, подчеркивает Станислав Богданкевич. Он не исключает возможности того, что Россия возобновит и переговоры о введении единой валюты. Само собой, это будет российский рубль. Вполне возможно также, что Россия будет требовать в свою собственность самые рентабельные активы. "Все это возможно потому, что правительство Белоруссии не имеет плана выхода из кризиса и программы построения эффективной экономики. Такой план должен обязательно включать диверсификацию рынков сбыта. Ведь мы поставляем на Запад в основном только нефтепродукты. Вся остальная продукция переработки идет в Россию. Это неправильно и неэффективно. Чтобы быть суверенной страной, надо диверсифицировать сбыт. А те финансы, что получили от Сбербанка, ЕврАзЭС и "Газпрома" будут быстро "проедены", как всегда", - считает Станислав Богданкевич. Полученный по дешевке газ, по мнению экс-председателя Нацбанка, только вредит сохранению суверенитета. Эта дешевизна стимулирует ориентацию Белоруссии на Восток.

Зависимость никому и никогда не приносила пользы, пишет "Завтра твоей страны". Например, по мнению эксперта, если развал СССР и стал огромной трагедией, так только для империалистической России. Все другие нации от этого выиграли. Борьба за сохранение суверенитета - это борьба за эффективность и конкурентоспособность, считает Станислав Богданкевич. "Демонстративное трехкратное повышение зарплат на убыточном "Белтрансгазе", пересаживание его работников на новые автомобили ясно говорит о правоте тех, кто утверждает о поглощении Россией Белоруссии, - говорит эксперт. - Это целенаправленная политика - показать, что можно спокойно жить "на халяву", и не искать других путей. Дескать, нужно продолжать путь на Восток, допустить экономическую аннексию страны, и это принесет белорусам большую пользу". Однако со временем Белоруссия утратит ценную собственность. А это - потеря независимости. "Нашу судьбу будут определять другие - собственники, которые поглотят Белоруссию", - опасается Станислав Богданкевич.

Российский эксперт Андрей Диргин, начальник отдела аналитики группы компаний FOREX CLUB (Москва), уверен, что в ближайшее время (а точнее, после возвращения Владимира Путина в президентское кресло) Россия будет очень сильно давить на Белоруссию, требуя заключения монетарной унии, продолжает издание. Введение единой валюты, по его словам, уже не первый год является "розовой мечтой" российского правительства. Эксперт признает, что введение российского рубля с эмиссионным центром в Москве (на другой вариант Россия не пойдет) было бы очень невыгодно Белоруссии. Вместе с утратой национальной денежной единицы, пусть даже такой, как белорусский рубль, страна фактически потеряет самостоятельность в принятии важнейших экономических решений. По мнению Андрея Диргина, российские власти убеждены, что пришло время выполнить все свои задачи в Белоруссии, поскольку сейчас она слаба, как никогда. Вполне вероятно, что инфляционно-девальвационная спираль не остановится в ближайшие годы. У российских переговорщиков появились уникальные возможности для маневра и давления. "Хотите вы этого или нет, но переговоры о монетарной унии ускорятся, и Белоруссия окажется в зависимом положении. Фактически речь идет об экономической аннексии Белоруссии, - подчеркивает аналитик. - Хотя лично я в силу объективных причин не верю в то, что в ближайшие годы российский рубль в Белоруссии станет платежным средством. Надо учитывать, что в Таможенный союз входит и Казахстан, с которым тоже ведут переговоры о единой валюте. Все это требует времени".

По мнению Андрея Диргина, Россия неизбежно поставит вопрос о приобретении такого важного стратегического актива, как "Беларуськалий", говорится в статье. "Решен вопрос с "Белтрансгазом", а в следующем году, полагаю, начнут решать вопрос и с "Беларуськалием". Этот вопрос станет самым важным для России в ближайшей перспективе. Единственное, что может растянуть процесс - это переговоры по цене. Белорусская рыночная цена в 30 млрд долларов сильно отличается в большую сторону от той рыночной цены, по которой готовы купить "Беларуськалий" российские компании, - отмечает аналитик. - Так что год-полтора Минск еще может выжидать, получив от России деньги и преференции". Эксперт полагает, что вполне возможно, что "Беларуськалий" не будут покупать сразу и полностью, а используют вариант, опробованный на "Белтрансгазе", - покупка по частям в течение нескольких лет. После этого возможности маневра для белорусской стороны еще больше сузятся, и в стране может начаться масштабная приватизация, что, в принципе, по мнению Андрея Диргина, будет иметь модернизационный эффект для Белоруссии, резюмирует "Завтра твоей страны".

Белоруссия удачно для себя завершила переговоры с Россией по поставкам нефти в 2012-1015 годах, получив еще одну интеграционную энергетическую скидку от Москвы, пишут "Белорусские новости". По оценке премьер-министра Михаила Мясниковича, ежегодная выгода Белоруссии от нового нефтяного соглашения составляет около 700 млн. долларов.

Стороны пока не раскрывают подробностей договоренностей, продолжает издание. Российские нефтяные компании, участвовавшие в переговорах и опрошенные "Белорусскими новостями", отказались дать какую-либо информацию, сославших на коммерческую тайну. Белорусское правительство пока также хранит молчание. В частности, министр финансов Андрей Харковец, которого журналисты попросили прокомментировать нефтяные договоренности, заявил, что не знает их характера и потому оценить финансовые последствия принятых решений не может.

Пока известно, что с 2012 года поставки российской нефти в Белоруссию будут осуществляться с учетом новой формулы цены, говорится в статье. Об этом официально сообщил концерн "Белнефтехим". Кроме того, ряд государственных СМИ со ссылкой на экспертов сообщили, что новые условия поставок нефти являются наиболее выгодными для Белоруссии за последние 5 лет. По неофициальной информации, выгода для Белоруссии заключается, прежде всего, в отмене премии к цене нефти, которую наши НПЗ платили российским поставщикам. "Премия отменяется. Пересмотрена формула цены", - заявил АФН источник в "Белнефтехиме". По словам источника, "формула расчета сложная. Но в итоге снижение цены составит от 20 до 40 долларов на тонне по сравнению с ценой текущего года".

Плюсом можно считать и то, что Россия гарантировала белорусским НПЗ полную загрузку мощностей, пишут "Белорусские новости". "Баланс нефтяного сырья Республики Беларусь на 2012 год полностью обеспечивает потребности НПЗ, в том числе предусматривает поставку в Республику Беларусь 21,5 миллиона тонн российской нефти трубопроводным транспортом, что на 3,5 миллиона тонн больше, чем в 2011 году",- говорится в сообщении "Белнефтехима". При этом, что любопытно, договоренности стимулируют экспорт белорусских нефтепродуктов на российский рынок. По информации "Белнефтехима", "новая формула придает финансовую целесообразность поставкам белорусских нефтепродуктов в Российскую Федерацию". Более того, стороны даже согласовали балансы поставок нефтепродуктов.

До сих пор экспорт бензинов в Россию был финансово не очень выгоден белорусским НПЗ, даже несмотря на то, что в этом случае не платилась таможенная пошлина в российский бюджет, продолжает издание. За январь-сентябрь этого года на российский рынок было поставлено 38,9 тысячи тонн нефтепродуктов на 29 млн. долларов. При этом доля России в общем объеме экспорта белорусских нефтепродуктов составила всего 0,34%. "Зачем поставлять нефтепродукты в Россию, если у наших заводов отработана логистика поставок на более выгодные рынки - европейский и украинский, где более привлекательная цена реализации бензинов?", - задаются вопросом эксперты.

Тем не менее, Белоруссия была готова расширять свое присутствие на российском рынке, говорится в статье. Не случайно в конце ноября Александр Лукашенко заявил о готовности помочь российским "мерседесам" с бензином. Теперь такая возможность появится. Причем помимо ценового фактора, на что указывает "Белнефтехим", привлекательность поставок нефтепродуктов в Россию обеспечивает и ситуация на рынке, добавляют эксперты.

"Россия по-прежнему испытывает дефицит нефтепродуктов, в первую очередь это касается марочных бензинов", - заявил изданию ведущий эксперт Союза нефтегазопромышленников России Рустам Танкаев. Российским НПЗ, по его словам, не хватает собственных мощностей, чтобы полностью закрывать потребности рынка. Острый дефицит бензинов, возникший в начале этого года, вынудил правительство принять ряд мер. В частности, изменения в законодательство позволили восстановить давальческие схемы поставок сырья: за границу вывозится российская нефть, а назад возвращаются нефтепродукты.

По словам Рустама Танкаева, эта схема широко применялась в 90-е годы, но позже была ликвидирована, так как позволяла вывозить из страны капитал в больших объемах и реализовывать массу схем уклонения от налогов, пишут "Белорусские новости". "Но из-за бензинового кризиса мы рекомендовали временно вернуть эту схему, потому что она позволяет закрыть текущий острый дефицит бензина", - констатировал эксперт.

Также Россия начала реализовывать схему по получению бензина из Японии. Экспорт нефтепродуктов в Японии запрещен, отметил Танкаев. Но поставки допустимы, если импортер ввозит нефтепродукты на территорию страны, продолжает издание. "Если вы тонну завезли и тонну вывезли, то такие схемы допустимы. В результате в Японию пошли поставки дизельного топлива, которого у нас достаточно, а назад в Россию - марочный бензин. Вот так мы закрываем бреши", - отметил Танкаев.

Тем не менее, России пока не удается полностью ликвидировать дефицит бензинов на внутреннем рынке, говорится в статье. Дело в том, что парк автомобилей в России растет чуть ли не быстрее всех в Европе, констатирует Танкаев. "В этом году, похоже на то, что по количеству новых проданных автомобилей Россия опять опередит Германию. Поэтому нам нужны новые источники бензина. И Белоруссия вполне может стать таким источником", - полагает эксперт. На его взгляд, в следующем году Белоруссия легко может закрепиться на российском рынке. "Российские нефтяные компании вынуждены продавать сбытовые сети или сворачивать программы их расширения. Наша антимонопольная служба так постаралась отбить охоту покупать заправочные станции, что даже такие компании как "Лукой" отказались от покупки и стали продавать свои АЗС. В этой ситуации независимым заправщикам очень нужны бензины. При этом сбытовых сетей, с которыми можно заключить соглашения, предостаточно, и найти партнеров труда не составит", - констатирует Рустам Танкаев.

Более того, даже если дефицит бензинов впоследствии будет преодолен, российское правительство будет стремиться к тому, чтобы сохранить место Белоруссии на своем рынке нефтепродуктов, цитируют эксперта "Белорусские новости". При этом Танкаев убежден, что российский рынок для белорусских НПЗ в итоге окажется привлекательнее европейского. "На самом деле, если из цены нефти для европейских потребителей отнять пошлину, которую вы платите, то в итоге вы получите цену ниже той, что может получиться на российском рынке. По оценкам, российский внутренний рынок выгоднее европейского с точки зрения цены примерно на 15-30%", - подчеркнул Танкаев.

Объявление о создании в перспективе на постсоветском пространстве нового Евразийского экономического союза в Белоруссии восприняли по-разному, пишет "Ежедневник". Представители власти дружно заявили об углублении интеграционных процессов, независимые политологи - об угрозе суверенитету и белорусской государственности. Своим взглядом на перспективы создания Евразийского экономического союза и последствия данного процесса для Белоруссии издание попросило поделиться члена правления варшавского Центра международных исследований Войцеха Бородич-Смолиньского.

"Интеграционный процесс на Востоке начался сразу же после того, как распался Советский Союз, - заявил политолог. - Идея этого процесса - создать что-то похожее на Евросоюз. Разница лишь в том, что в Евросоюзе все эти процессы начинаются снизу. А на Востоке - сверху. И не сверху всех государств, а сверху одного, которое имеет самый большой потенциал, самую большую численность населения, самый большой бюджет. Которое поддерживает все остальные государства. В ЕС такого нет. Можно, конечно, говорить, что в Евросоюзе есть Германия, Франция. Это, конечно, влиятельные государства. Но в ЕС есть механизмы, которые позволяют контролировать эти страны, есть механизмы согласования. И они работают. Все соглашения, директивы, распоряжения они действуют и претворены в жизнь. А в восточной интеграции из подписанных документов работают 10-15 процентов. И это также показатель реальности интеграции".

"Сейчас начинается новая интеграционная кампания в России, и мы были свидетелями беспрецедентного обмена мыслями между Владимиром Путиным и Александром Лукашенко, - отметил Бородич-Смолиньски. - Оба они говорили про будущее, но, на мой взгляд, каждый думал о разных вещах. Владимир Путин начал свою избирательную кампанию с идеи, что надо усиливать интеграцию. Основания для этого те же, что и у ЕС. Среди них и глобализация, и китайская экономическая угроза, и то, что страна не может жить без тесных кооперационных связей. Но начало избирательной кампании с интеграционных планов означает, что Владимир Путин берет на себя обязательство, придя к власти, за 12 лет оставить какое-то новое образование. Я не думаю, что эта идея связана с задачей выиграть выборы. Он их выиграет и так. Я думаю, что Путин просто хочет вписать себя в историю, как особу, которая смогла объединить страны в союз".

"Но этот процесс вызывает вопросы, - сказал политолог. - Во-первых, потому что в ЕС никто не думает, что Евразийский экономический союз - это серьезная инициатива. Во-вторых, очень мало людей понимает, как это отразится в будущем. И, в-третьих, никто не знает, как после такого объединения разговаривать с Россией. А насчет угрозы белорусскому суверенитету... Имеет ли его Белоруссия? Конечно, визуально он имеется. Но еще совсем недавно в Белоруссии все говорили, что страна не начнет продавать свое фамильное серебро. Никто не верил в продажу "Белтрансгаза". А что теперь? Квартиры в Минске активно скупают россияне. Что это означает? Конечно, для россиян Белоруссия - это страна, которая ближе к ЕС. В ней порядка больше, администрация работает лучше и коррупции меньше. Это факт. Но это также означает, что увеличивается количество россиян, которые уверенны, что им все равно - Россия или Белоруссия. Это процесс. Он займет ни год, ни два. Он растянется на 10-15 лет. А через 20 лет можно проснуться в иной реальности. Извините, что я так грустно. Но такие тенденции", - резюмировал Бородич-Смолиньски в интервью "Ежедневнику".

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.