Татьяна Полоскова: Возможна ли интеграция со странами Центральной Азии?

Москва, 17 декабря 2011, 21:12 — REGNUM  

Возможна ли интеграция в рамках Евразийского Союза со странами Центральной Азии и каковы ее риски? Эти вопросы стали ключевой темой прошедшего 12 декабря в Москве круглого стола: "Между Россией и США: Средняя и Южная Азия в большой игре", организованного Институтом внешнеполитических исследований и инициатив при участии ИА REGNUM и международной инициативы "Интернациональная Россия." Не вызывает сомнений, что любая интеграция начинается с совместных проектов: в экономической, культурной, информационной сферах. Причем, зачастую задолго до принятия официальных политических решений руководством государств. Во всяком случае, в советское время именно так строили внешнеполитические проекты и довольно успешно их реализовывали в различных точках земного шара. И в данном контексте экспертное сообщество не является исключением.

"Сколько у нас в России действующих специалистов по Средней Азии? Наберем мы их хотя бы 15? Как мы собираемся управлять нашей политикой в Средней Азии, если у нас нет элементарного экспертного теста для этой политики? Как мы собираемся обсуждать эту политику в публичной сфере, если у нас зубов не хватает ее пережевать - просто проанализировать"? - подчеркнул главный редактор ИА REGNUM, председатель политического бюро Международной инициативы "Интернациональная Россия" Модест Колеров, выступая в Москве на круглом столе "Между Россией и США: Средняя и Южная Азия в большой игре". С этим заявлением нельзя не согласиться.

Поэтому любые выводы о ситуации в Таджикистане, Киргизии и других государствах региона должны строиться, прежде всего, на результатах полевых исследований. И главная задача, на мой взгляд, опираясь на эти результаты, не констатация ситуации, а определение формата и моделей взаимоотношений российских государственных, неправительственных организаций, коммерческих структур с партнерами в Центральной Азии по принципу "здесь и сейчас". Да, есть ситуация, она такова, что можно сделать и на каком ресурсе. Да, политика российских властей, особенно в период президенства Дмитрия Медведева была не только бездарной, но и большей частью преступно вредной для российских интересов. Что можно сделать, чтобы сдвинуть ситуацию в нужную для России сторону и что сделать и как, чтобы повлиять на политику России в данном регионе. Иными словами, кому как не экспертному лобби влиять на коррекцию политического курса собственной страны? Но это требует и определенного уровня экспертов, которые имеют лоббистские коридоры во властных структурах.

Только в таком контексте экспертная деятельность приобретает практический смысл. Обозначить угрозы мало, необходимо подумать о возможном инструментарии для их нейтрализации. В том числе понимать, кто в странах региона является нашими союзниками в политической, деловой, экспертной элите и выстраивать долгосрочные отношения с ними. Предположим, даже политическая карта, как предупреждали и зачастую вполне обоснованно, эксперты на прошедшем круглом столе, и будет другой в центрально-азиатском регионе. Но люди-то останутся. Если даже кто-то из третьих стран и конструирует сценарий превращения того же Таджикистана в окраину китайской империи или колонию США, то надо думать, в первую очередь, о нейтрализации. В том числе, о путях влияния на российскую власть. А не просто констатировать процесс.

В свое время уже совершили ошибку, когда, в начале 90-х, ушли из Восточной Европы, не сформировав там "пул друзей России". Мы потеряли разветвленную сеть союзников в Латинской Америке. Смешно надеяться, что нынешнее Россотрудничество способно это восстановить. Там нет не только профессиональных кадров, но даже такой задачи не ставится. Культурные акции из повода давно стали там основным мероприятием. А ведь в советское время ССОД (Союз Советских Обществ Дружбы) успешно решал вопросы формирования и позитивного имиджа страны, и создания "пула друзей", даже в условиях отсутствия дипломатических отношений. И такое бывало. Так может вспомнить о ветеранах? Подумать о системе подготовки специалистов для подобной деятельности? Время-то поджимает. И в Центральной Азии тоже.

Когда анализируешь такие вещи, то четко понимаешь, какой грандиозной катастрофой был распад СССР, похоронивший под руинами все лучшие традиции не только советской, но и российской дипломатии. Непонятно, сколько еще люди, сделавшие это будут определять внешнюю политику страны. Случайность? Да нет. США никогда не жалело денег на формирование своего лобби в российских властных структурах, как, впрочем, и в советских.

Возвращаясь к прошедшему круглому столу, хочу высказать и некоторые свои мысли по поводу прозвучавшего. Лично я не вижу особых оснований для прогноза распада Таджикистана. На мой взгляд, страна успешно преодолевает последствия внутренней раздробленности, вызванные войной. Более того, наблюдаю существенный прогресс в экономическом развитии Таджикистана. Я хорошо помню, каким был Душанбе еще пять лет назад и мне есть с чем сравнивать. Не говоря уже о Худжанде. Если бы было по-другому, то не было бы такого интереса к развитию таджикских свободных экономических зон, которых уже 4, а желающих вложить инвестиции в их развитие много. И это не только Китай. Не особо там Китай и поощряется в этом направлении. В процессах участвуют и Объединенные Арабские Эмираты, и страны Восточной Европы, и Белоруссия. Россия только опаздывает, как всегда. Да, впрочем, и не только там.

Но это личные впечатления. Я - полевик, доверяю только "полю" и ничему кроме "поля". Поэтому, возглавляемый мой международный фонд, после подписания соглашения о сотрудничестве с СЭЗ "Сугд" Таджикистана, первым мероприятием наметил проведение мониторинга в регионах Таджикистана с целью получения полевой информации о происходящих там процессах. Важно и то, что финансируют проект российские деловые круги, которые выступают в качестве потенциальных инвесторов таджикских свободных экономических зон, и заинтересованы в сугубо объективной информации. Результаты будут довольно скоро, и надеюсь, что это станет поводом для проведения еще одного круглого стола по данной теме, уже с участием экспертов из стран Центральной Азии.

Что касается проблем наркотрафика, то как человек, много лет занимающийся странами Латинской Америки, добавлю следующее. Абсолютно прав депутат, член комитета по международным делам Государственной думы РФ Семён Багдасаров, который, выступая на круглом столе "Между Россией и США: Средняя и Южная Азия в большой игре", заявил, что "угрозы, исходящие из Центральной Азии, известны - наркотики и терроризм. Причиной резкого обострения проблемы и по первому, и по второму вопросу является не события в Афганистане, как зачастую у нас это трактуют, а абсолютно бездарная политика руководства России в Центрально-Азиатском регионе".

Однако, не могу согласиться с утверждением, что отмена безвизового режима повлияет позитивно на ситуацию с наркотрафиком и наркоторговлей в России.

Ситуация и на наркорынке меняется, и она ничуть не менее политизирована применительно к России, как любое вхождение в страну. Как отмечают эксперты из ФСКН, в последнее время резко возросли поставки кокаина на территорию Российской Федерации. Да, кокаин дорогой наркотик, но он более эффективен с точки зрения нейтрализации элит. Кокаин бьет по представителям чиновничьего аппарата, т.н. золотой молодежи и т.п. Сделать регулярным тест на употребление наркотиков уже давно пора и в российском МИДе, и среди депутатов ГосДумы, и в других не менее значимых, с политической точки зрения, российских структурах. А что такого-то? Во многих развитых странах это практикуется. И нарушением демократии не считается, тем более "очернением власти". А что лучше, вывозить в барокамере, находящегося в наркотической коме российского дипломата, как это было не так давно в одной из стран СНГ? И речь идет, отнюдь, не о опиатах. Королем наркотиков среди российской элиты медленно, но верно, становится кокаин.

Закрыть безвизовой режим с Центральной Азией можно, но, боюсь, на наркотрафике и его последствиях это мало скажется. А для заокеанских наркобаронов, наоборот, создаст привилегированные условия для поставок своего товара в Россию. Кстати, с большинством стран поставщиков и производителей кокаина у России в Латинской Америке режим тоже безвизовой. А с помпой открытая единственная прямая трансатлантическая торговая линия из Латинской Америки в Россию, опять же, ну, несомненно, "по стечению обстоятельств" в одном из мировых центров наркотрафика Гуаякиле (Эквадор) (!), регулярно попадает в мировые СМИ в криминальную хронику. Как это было совсем не давно, когда в грузе бананов из Гуаякиля обнаружили в Санкт-Петербурге кокаин. Кто-то же и в России, и в Эквадоре пролоббировал именно эту линию, как будто более "чистых" портов там нет.

С пресечением наркотрафика из того же Таджикистана бороться надо. Но пока, американские структуры там действуют активнее, чем российские. И отнюдь не по причине преференций с таджикской стороны, а по причине русской лени. Лоббируемый криминальными структурами в США перевод американских военных баз из зон Амазонии в Центральную Азию тоже не случаен. Традиционно средства, вырученные от наркоторговли, идут на поддержку оппозиционных движений, на расшатывание государства. Схема старая. Мы имеем дело с международной мафией, бороться надо с ней. Закрывая одно окно, не откроем ли пошире другое? Не знаю, нужны эксперты, нужны полевые исследования, нужны соратники по борьбе с наркобизнесом в зарубежных странах. Как было в советское время.

Кстати, на прошедший 12 декабря круглый стол приглашались и сотрудники российского ФСКН. Да что-то были не замечены. А ведь был повод и имидж улучшить, и с экспертами по региону пообщаться. Все, в конечном счете, упирается в наши внутренние проблемы, как всегда.

Эксперты правильно отмечали, что приглашая Таджикистан и Киргизию присоединиться к Таможенному союзу, Россия не имеет ответа на вопрос о том, как Таджикистан и Киргизия будут выполнять свои обязательства по Таможенному союзу - в первую очередь, по охране внешней границы. Учитывая нынешний кадровый потенциал властных структур, скажу: "А там и не ответят". Самим надо и отвечать, и лоббировать принятие решений. И влиять на то, чтобы к власти в России наконец-то пришли люди, чья задача служить государству и исторической России. А она у нас - большая, и не ограничивается размерами, определенными нынешней политической картой.

Татьяна Полоскова - доктор политических наук, член политбюро "Интернациональной России", президент международного фонда "ОКА"

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.