Зафар Гулиев: Свобода слова по-азербайджански? В Баку конфисковано издание REGNUM

Москва, 15 декабря 2011, 23:07 — REGNUM  

В сентябре этого года издательством ИА REGNUM в Москве была издана моя книга "Азербайджан после Гейдара Алиева", представляющая собой сборник избранных моих политологических и публицистических статей, опубликованных за последние несколько лет в различных местных и зарубежных СМИ. Информация об издании книги, с краткой аннотацией ее содержания, была представлена в социальных сетях и в целом ряде популярных российских и азербайджанских СМИ. Электронная версия книги была выставлена на сайтах regnum.ru, iarex.ru, contact.az, kultura.az и в социальной сети facebook. Многие газеты и сайты опубликовали материалы о книге и адресные ссылки ее электронной версии. Часть тиража книги поступила в продажу в Москве, остальную часть я планировал партиями доставить в Азербайджан. В начале ноября я был в Москве по приглашению руководства ИА REGNUM и, возвращаясь самолетом в Баку, привез с собой партию своих книг. При этом никаких проблем с ввозом в страну своей официально изданной книги тогда у меня не возникло. Учитывая повышенный общественный интерес и читательский спрос, я в начале декабря попросил своего знакомого, собирающегося на несколько дней в Москву, привезти с собой еще 3 свертка книг (45 штук). Он любезно согласился и привез. Но...

И вот тут начинается нечто несуразное. Книга, гладко прошедшая таможенный досмотр в начале ноября, имеющая хорошую прессу и, казалось бы, не попадающая в негласный реестр литературы, запрещенной к ввозу в страну, ровно через месяц (9 декабря) вдруг поднимает чуть ли не на уши официальные структуры бакинского аэропорта. Мой знакомый вместе со свертками книг сразу же был конвоирован в таможенное управление аэропорта, где был вынужден часами давать показания по поводу этого "криминального груза". С большим трудом ему удалось позвонить мне и я срочно выехал в аэропорт. Несмотря на все мои доводы и усилия, чиновники таможенного управления аэропорта, с особой рьяностью расследующие это "контрабандное книжное дело", почему-то не пожелали встретиться и переговорить с "главным виновником" - с самим автором книги и инициатором ее доставки в Баку. Целых 4 часа моего знакомого продержали в управлении, выбивая объяснения и оформляя протокол об изъятии книг. И только после этого его отпустили, а мне официально объявили, что согласно какой-то нелепой инструкции мои книги будут переданы в отделение министерства национальной безопасности бакинского аэропорта - с целью цензурирования содержания и принятия соответствующего решения. Меня уверили, что такова процедура и в течение 2-3 дней мне сообщат вердикт данного учреждения и, возможно, вернут книги. Но прошло уже более 5 дней, а "грозное" ведомство упорно молчит. В таком случае, какой резон молчать мне?

В этой истории много нелепого, не говоря уже о нелепости самой ситуации в целом. Как можно подвергать цензуре книгу, являющуюся сборником уже ранее опубликованных статей? Получается, что, будучи опубликованными в стране в форме газетных и журнальных статей, они не подпадали ни под какую цензуру, а будучи объединенными в сборник и изданными в Москве, сразу попали в некую запретную графу и нуждаются в тщательной проверке на "лояльность"?! Если даже это так, то почему в начале ноября, когда я сам привез первую партию своих книг, таможенный досмотр не проявил должной "бдительности" и не изъял столь "опасный груз"? Неужели всего лишь за месяц столь кардинально изменилось отношение к моей книге и к моей персоне? Или работники аэропортовской таможни проявили непрофессионализм (в первом, либо во втором случае)?

А может поствыборная митинговая волна в Москве вдруг так напугала наши властные структуры, что они решили страховаться от всякой завозимой "печатной опасности"? Ведь злополучная история с книгами случилась накануне митинга на Болотной площади.

Независимо от того, вернут или нет партию моих незаконно конфискованных книг, было бы крайне интересно ознакомиться с "экспертным" вердиктом нашего аэропортовского "КГБ" - что они пропишут в обоснование своего решения? Если статьи в книге (под которыми имеются упоминания года и места публикации) опасны, подрывают государственную безопасность и подлежат запрету, то почему это ведомство дремало, когда они ранее публиковались в информационных сайтах и на страницах газет?

Если - нет, то на каком основании они изымаются, цензурируются и не возвращаются автору? Следует ли понимать эту ситуацию так, что моя книга отныне под запретом и я не вправе ввозить ее в страну? Может, с этого момента каждую новую статью мне надо отправлять на цензуру в это ведомство и согласовывать с ними все свои творческие планы? Так ли понимают свободу слова наши "бдительные" структуры власти?

Впрочем, нет худа без добра: изъятие или запрет книги, как правило, не достигает своей цели, дает обратный эффект и только способствует росту ее популярности. Как говорил Феллини, "цензура - это реклама за государственный счет". Так что книга "Азербайджан после Гейдара Алиева" получила дополнительную рекламу. Что ж, и на том спасибо!

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.