Парламентаризм в Армении: элитарные группы за стеной делят маленький пирог

Ереван, 13 декабря 2011, 21:21 — REGNUM  Через несколько месяцев подходит к концу работа четвертого созыва Национального Собрания (НС) Армении. На протяжении пяти лет "созыва", по крайней мере, внешне предпринимались попытки (особенно об этом часто говорил уже экс-спикер Овик Абрамян) повысить роль законодательного органа в иерархии власти.

Нынешний парламент, где подавляющее большинство депутатских кресел принадлежат коалиции власти, а оппозиционные фракции в меньшинстве (23 из 131 мест), во многом зависит от исполнительной власти, подчиняется ей и потому не выполняет закрепленную за ним конституционную роль. 5 статья Конституции Армении гласит: "Государственная власть осуществляется в соответствии с Конституцией и законами - на основе разделения и баланса законодательной, исполнительной и судебной властей". Функцию противовеса армянский парламент не исполнял почти никогда со дня своего образования после развала СССР.

Парламентаризм в Армении, как во многих других постсоветских государствах, хромает, причиной чего, во многом является малочисленность представленной в ней оппозиции, отсутствие в обществе четкого тренда на сильный законодательный орган и незрелость политической культуры. Руководство же парламента четвертого созыва, по всей вероятности, узрело эрозию в деятельности законодательной власти и хотя бы внешне предпринимало попытки оживить ее работу путем организации обсуждений, парламентских слушаний по важным законопроектам и проблемам. Трудно судить об эффективности указанных обсуждений, поскольку лишь в редких случаях удавалось изменить политическую направленность властной вертикали, однако сам факт активизации дебатов - уже положительная тенденция.

Активность парламента не удовлетворяет

Вице-спикер парламента Армении от коалиционной партии "Процветающая Армения" Самвел Баласанян считает, что как уровень активности парламентариев, так и законодательного органа в целом не вызывает удовлетворения. "Речь в частности идет об одномандатниках. Хотелось бы, чтобы они ощупывали существующие в народе проблемы и давали им законодательные решения", - в беседе с корреспондентом ИА REGNUM заявил Баласанян, добавив, что необходимо повысить КПД депутатской работы.

Таким образом, по его словам, можно будет установить баланс между правительством и парламентом: "В настоящее время правительство инициирует законопроектов больше, чем парламент. Необходимо преодолеть этот дисбаланс". Он не согласился с обвинениями в том, что парламент фактически превратился в подведомственную правительству структуру и подчеркнул, что в результате выборов сформировалось коалиционное правление и на этом фоне естественно, что представленные правительством инициативы сначала обсуждаются в коалиции, в парламентских комиссиях и в конце, в зале заседаний одобряются политическим большинством.

"Было множество законопроектов, которые не вошли даже в повестку парламентских заседаний, так как в ходе обсуждений в коалиции и фракциях коалиционных партий принимались решения возвращать их назад для дальнейшей доработки", - пояснил вице-спикер.

С 1995 года парламент не представляет политическую палитру

Первый парламент Армении (1991-1995 гг.), как по уровню профессионализма депутатского корпуса, так и активности политических дебатов, до сих пор не смогли превзойти последующие созывы, заявил в беседе с ИА REGNUM независимый депутат Национального Собрания Виктор Даллакян, добавив: "Хотя должна была наблюдаться обратная тенденция".

Профессиональные и политические качества парламента, по его словам, со временем должны были улучшиться, а не наоборот. "Здесь нужно также учитывать, что первый парламент действовал в экстремальных условиях - была война. К сожалению, после 1995 года, почти все выборы были сфальсифицированы, и парламент перестал представлять народ и истинную политическую палитру", - сказал депутат.

Что касается действующего созыва, как заметил Даллакян, ждать от него чуда не стоит, поскольку как он сформировался, так и работает. В условиях, когда правящая Республиканская партия Армении (РПА) формирует политическое большинство в парламенте, премьер-министр и президент Армении также из РПА, излишне говорить о том, что законодательный орган может стать реальным противовесом другим ветвям власти, признал политик.

Он добавил, что сегодня лишь порядка 25 депутатов занимаются законотворчеством. "Для Армении с населением в 3 млн количество депутатов сильно раздуто. Их должно быть не более 80-ти, - отметил Даллакян. - Это позволит повысить зарплату депутатов и формировать отдельные аппараты для каждого из них, что существенно увеличит эффективность деятельности парламентариев. Сегодня же эффективность работы НС обеспечивается настолько, насколько это позволяют профессиональные навыки депутатского корпуса".

В существующих реалиях, по словам Даллакяна, власть стремится к формированию политического большинства в парламенте в целях самосохранения. "В Армении любой президент в случае потери большинства мест в парламенте, лишится также политического штурвала страны. Так было в 1998 году, когда экс-президент Левон Тер-Петросян лишился поддержки политического большинства в НС и в результате вынужден был подать в отставку", - отметил собеседник.

Стена политическая

Парламент Армении не выполняет свою роль, в нем отсутствует представительская демократия, сказал в беседе с ИА REGNUM лидер оппозиционной партии "Наследие" Раффи Ованисян.

На его взгляд законодательный орган полностью оторван от народа, не ощущает его настроения, и отгораживающая парламент от общества стена - политическая. "Эта площадка с прогнозируемым результатом, там не происходят политические дебаты, о проблемах говорят и дискутируют только несколько депутатов из оппозиционных партий (партии "Наследие" и АРФ "Дашнакцутюн" - ред.)", - разъяснил Ованисян.

На его взгляд, для повышения роли законодательного органа, необходимо перейти от смешанной системы формирования парламента к 100% пропорциональной системе и установить в стране парламентскую систему правления. "Только в этом случае может эффективно работать связь парламент-правительство и народ-парламент", - заключил политик.

Парламент - поле для лоббирования экономических интересов

Фактически на политическом поле Армении действуют не партии, а элитарные группы, в первую очередь бизнес-группы, и законодательное собрание постепенно становится полем для представительства экономических интересов, пишет в статье "Армения между автократией и полиархией" политолог Александр Искандарян.

Как он заметил, по итогам предпоследних и последних выборов в парламент прошло значительное число бизнесменов, и теперь, в отличие от раннего периода независимости, баталии в армянском парламенте происходят не между сторонниками либерализма или христианской демократии, социальной или рыночной экономики, а между представителями различных бизнес-групп.

"Бизнесмены вынуждены все время искать консенсус между собой, и наиболее подходящим для этого механизмом оказывается государство. Постоянный мучительный процесс дележа довольно маленького пирога, распределение зон влияния, лицензий и доступа к ресурсам происходит непосредственно в сфере внутренней политики Армении. Таким образом, бизнесмены постепенно стали важными игроками на политическом поле.

При этом политические партии в Армении пока не сформировались. В основном, они представляют собой довольно аморфные объединения групп социально активных людей, добивающихся своих карьерных целей; лоббистские структуры; электоральные механизмы или профсоюзы аппаратчиков. Отсюда и характерные для Армении размытые партийные идеологии, отсутствие реальных партийных программ, ориентация на личность, а не на конкретные задачи", - отмечает политолог.

Аршалуйс Мгдесян

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail