Карабахское урегулирование: на кого работает время?

Ереван, 13 декабря 2011, 20:30 — REGNUM  Последние коллизии в Азербайджане вокруг процесса карабахского урегулирования вызвали недоумение как в Баку, так и в Ереване. Более того, азербайджанские и армянские комментаторы практически совпали в оценках, чего, надо признать, практически не бывает. Речь идет о совершенно противоположных высказываниях со стороны азербайджанского внешнеполитического ведомства и администрации президента республики.

Как уже сообщало ИА REGNUM, 6 декабря в Вильнюсе в рамках заседания Совета министров иностранных дел ОБСЕ было принято совместное заявление руководителей делегаций стран-сопредседателей Минской группы ОБСЕ и глав МИД Армении и Азербайджана ( т.н. "пятистороннее заявление"). В документе, в частности, указывается, что руководители дипведомств Армении и Азербайджана высоко ценят усилия стран-сопредседателей, включая личное участие российского, американского и французского президентов Медведева, Обамы и Саркози в оказании содействия разработке рамочной договоренности, которая бы стала основой для достижения всеобъемлющего мирного урегулирования.

Однако буквально вслед за этим руководители сразу двух ключевых подразделений администрации президента Азербайджана - Али Гасанов (зав. общественно-политическим отделом) и Новруз Мамедов (завотделом внешних связей) - высказали резкое недовольство деятельностью сопредседателей МГ ОБСЕ, обвинив миротворцев в том, что карабахская проблема остается нерешенной по их вине, ибо их позиция "несправедлива", и они "не оправдывают доверия". А чтобы "оправдать", им следует защищать "справедливую позицию Азербайджана". Оставим в стороне то обстоятельство, что как по тональности, так и в содержательном смысле эти упреки напоминают "выволочку" - подобную тем, которые в советские времена устраивали большие партийные начальники своим нерадивым подчиненным. Куда важнее отметить, что выступивший в этой связи (надо думать, от имени "тройки) французский сопредседатель Бернар Фасье вновь указал, что неверно обвинять Минскую группу в бездеятельности, ведь "стороны сами должны прийти к согласию, мы же должны помочь им в этом. Наша задача сегодня - не допустить возобновления войны". Между тем при сохраняющемся статус-кво война в любой момент может вспыхнуть снова, сказал Фасье. Выраженное несовпадение в оценках работы Минской группы азербайджанского МИД и президентской администрации не осталось незамеченным. С резким комментарием по этому поводу выступила бакинская газета "Зеркало", по мнению которой "во внешней политике Баку допущены серьезные ошибки". Более того, отмечает газета, Азербайджан просто не имеет концептуально разработанной и последовательной внешней политики. Практически так же расценил происшедшее и секретарь парламентской фракции правящей Республиканской партии Армении Гагик Меликян, по словам которого "в Баку окончательно запутались в процессе урегулирования и даже не в состоянии сформулировать единую позицию хотя бы на публичном уровне". Подобный подход выглядит несколько упрощенным. Не приходится всерьез думать, что в Азербайджане могут существовать (тем более - публично озвучиваться) различные позиции в оценке и подходах к тем или иным явлениям внешней и внутренней политики. Несомненно, что администрация президента республики и МИД проводят единую линию, просто артикулируется она по-разному.

В этой связи напомним, что сразу вслед за подписанием "пятистороннего заявления" в Вильнюсе глава дипведомства Азербайджана Эльмар Мамедъяров вновь выступил с призывом приступить к разработке Большого мирного договора - при том, что рамочное соглашение пока не заключено, ряд известных "Мадридских принципов" все еще остаются несогласованными. Между тем именно рамочные принципы должны стать основой окончательного мирного договора. И совершенно ясно, что, как указывает та же газета "Зеркало", "если Баку призывает перейти к разработке большого мирного соглашения без завершения работы над базовыми принципами, то необходимо заявить, что пакетно-поэтапный подход, которого придерживались сопредседатели в течение семи лет... был ошибочным".

Отсюда следуют два очевидных вывода. Во-первых, азербайджанский МИД так же, как и администрация президента, де-факто считает деятельность Минской группы неудовлетворительной. Во-вторых, у Баку, разумеется, имеется концепция решения карабахского вопроса, однако она не имеет ничего общего с длящимся вот уже без малого 20 лет миротворческим процессом. Эта концепция, насколько можно судить, основана на высказанном однажды президентом Ильхамом Алиевым убеждении, что "переходный статус Карабаха может существовать и 10, и даже 100 лет".

Это означает, что на деле Баку вовсе не заинтересован в согласовании "Мадридских принципов" и дальнейшей разработке окончательного мирного соглашения, что, заметим, стало очевидно во время трехсторонней встречи 24 июня в Казани президентов Дмитрия Медведева, Сержа Саргсяна и Ильхама Алиева. Тогда именно неожиданная инициатива азербайджанской стороны относительно внесения в уже готовый для подписания текст десяти поправок и необговоренных заранее предложений сорвала триумф миротворческой дипломатии Медведева. Кстати, именно после этого из Баку впервые зазвучали призывы начать работу над большим мирным договором, что после "казанской обструкции" выглядело даже несколько издевательски.

Вопреки довольно распространенному мнению, что сохранение существующей ситуации (т.е. фактической независимости Карабаха) выгодно, в первую очередь, армянской стороне, в Баку убедили себя в обратном. В Азербайджане полагают, и не скрывают этого, что продолжающаяся вот уже 18 лет транспортная блокада Армении, серьезные социально-экономические проблемы и значительная миграция населения, связанные, помимо прочего, и с данным обстоятельством, рано или поздно сделают военно-политические потенциалы сторон несопоставимыми. Силовой баланс в регионе кардинально изменится в пользу "процветающего" Азербайджана. Осознание этого когда-нибудь заставит Ереван и Степанакерт пойти на принципиальные уступки. К слову, Азербайджану, кажется, удалось убедить в этом даже Турцию, о чем можно судить по некоторым аналогичным высказываниям турецких политиков и стремлению Анкары увязать нормализацию отношений с Арменией с решением вопроса Карабаха.

Такой подход заведомо исключает согласие Баку с "Мадридскими принципами". Ведь в основе рамочного соглашения (при всех весьма существенных уступках с армянской стороны) лежит статус Нагорно-Карабахской республики. И даже при том, что в проекте документа говорится об "отложенном статусе", суть посреднических предложений сводится к тому, что в будущем проблема должна решиться по хорошо известной формуле "статус в обмен на территории". Предусмотренный референдум, итоги которого будут иметь юридически обязывающую силу, несомненно, подтвердит независимость НКР. Азербайджан постепенно получит т.н. "оккупированные районы", то есть районы вне границ бывшей НКАО, которые армяне называют "зоной безопасности" и на которые на официальном уровне претензий не имеют. Однако сам Карабах в состав Азербайджана уже не вернется никогда.

В связи с этим Азербайджан не подписывает рамочное соглашение, и можно с уверенностью сказать, что не подпишет и впредь. Ведь в Баку всерьез надеются, что со временем Карабах удастся вернуть благодаря уже указанному изменению политико-силового баланса. При таком подходе надеяться, что посредникам удастся переломить ситуацию, действительно, не приходится. Видимо, в Минской группе всё это отчетливо понимают. И указание французского сопредседателя на то, что "наша задача сегодня - не допустить возобновления войны", полностью укладывается в обозначенный контекст. Ведь общеизвестно, что именно существующий баланс сил является первейшей гарантией невозобновления военных действий. Его изменение чревато практически неизбежной войной. И при этом неважно, кто именно начнет - азербайджанцы, убедившие себя, что уж теперь-то они сумеют справиться с армянами, или армяне, которые придут к выводу, что надо ударить первыми, пока не поздно.

В свете этого основной задачей всех авторитетных внерегиональных сил (если они действительно не заинтересованы в кардинальной дестабилизации региона - подобной той, которая происходит ныне на Ближнем Востоке) становится поддержание баланса между сторонами противостояния. И не только силового, но и политического, и, по возможности, экономического. На практике это уже в какой-то мере происходит. Если Азербайджан тратит баснословные средства, сопоставимые со всем бюджетом Армении, на приобретение вооружений, то Ереван получает необходимое количество оружия и боеприпасов в рамках ОДКБ по куда более щадящим ценам. Баку развивает военно-промышленный комплекс, но ровно то же самое делает и армянская сторона. Ситуация с демократией и правами человека в Азербайджане подвергается все более усиливающейся критике со стороны Запада, что даже заставляет Баку говорить о "неестественной любви" США к Армении. Одновременно ряд внутриполитических инициатив Еревана: диалог с "титульной" оппозицией в лице Армянского национального Конгресса и освобождение из заключения его активистов, объявленный приоритетом "европейский путь развития", и в особенности - обещания провести "честные и прозрачные" парламентские выборы удостаиваются похвал международного сообщества. А со стороны евроструктур звучат даже намеки на возможность более тесной интеграции с Арменией в будущем. Постоянно идут также поиски возможностей минимизации последствий азербайджанско-турецкой транспортной блокады страны, и есть основания считать, что они будут небезуспешными, во всяком случае - на российском направлении.

Вряд ли существующая конфигурация в процессе мирного решения карабахского конфликта сильно изменится в ближайшие годы. Поэтому негласная концепция Баку, заключающаяся в торпедировании работы МГ ОБСЕ и сохранении статус-кво в надежде создать для себя лучшие условия урегулирования в будущем, вполне может оказаться несостоятельной. Тогда-то и выяснится, что время, на самом деле, работало на армянскую сторону.

Ануш Левонян, политический комментатор, Ереван

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.