Борис Асаров: Подтексты "снежной революции" в Южной Осетии

Москва, 11 декабря 2011, 09:31 — REGNUM  

События, происходящие в Южной Осетии, породили ряд серьёзных вопросов, в том числе об оправданности позиции, занимаемой представителями администрации Дмитрия Медведева. На протяжении всей предвыборной кампании Москва в лице высокопоставленных должностных лиц из администрации Медведева оказывала поддержку одному из кандидатов в президенты республики - Анатолию Бибилову. Поддержка носила беспрецедентный характер, включая встречу Медведева с Бибиловым 21 ноября во Владикавказе, в промежутке между первым и вторым турами выборов. Несмотря на столь внушительную поддержку, граждане выразили желание видеть главой республики не Бибилова, а Аллу Джиоеву, которая одержала победу во втором туре, состоявшемся 27-го ноября, набрав 56% голосов против 40% у кандидата-оппонента. ЦИК Южной Осетии зафиксировал победу Джиоевой. Никаких нарушений во время второго тура отмечено не было, что было зафиксировано в протоколах с каждого электорального участка, подписанного в том числе и представителями кандидата Бибилова. Наблюдателями также не было зафиксировано нарушений. Несмотря на это, Верховный суд по сути безосновательно признал второй тур выборов недействительным, назначив третий тур на 25-е марта и запретив принимать в нём участие победившей на выборах Джиоевой. В результате в Цхинвали началась кампания гражданского протеста, в которой сторонники победившей Джиоевой потребовали возвращения ситуации в правовое поле и, соответственно, проведения инаугурации Джиоевой. События уже получили название "снежной революции". Прибывший в Цхинвали для проведения переговоров между конфликтующими сторонами Сергей Винокуров, начальник управления президента РФ по межрегиональным и культурным связям с зарубежными странами, занял позицию категорического неприятия избрания президентом республики Джиоевой. Причём эта позиция является непреклонной, несмотря на то, что отказ признать победу Джиоевой может привести к гражданскому противостоянию вплоть до вооруженного конфликта. Особенно показательным можно считать признание проигравшего кандидата - Бибилова, что он готов признать своё поражение, но ему не разрешают это сделать.

Возникает закономерный вопрос, в чём заключается причина того, что с таким упорством администрация Медведева непременно желает продвинуть своего протеже, отказываясь признавать права победившего кандидата? Джиоева абсолютно лояльный Москве пророссийский политик, так же, как проигравший Бибилов, так же, как и практически все принимавшие участие в выборах кандидаты. Предположение о том, что Бибилов, являясь человеком из команды Эдуарда Кокойты, не будет менять существующие непрозрачные схемы по оказанию финансовой поддержки, которую Москва оказывает Цхинвали и в изменении которых не заинтересованы определённые лица в Москве, а Джиоева может их нарушить, является малоправдоподобным, так как кто бы ни был избран президентом республики, он не будет нарушать условия, которые сопровождают оказание финансовой поддержки, так как от этой поддержки зависит не только реализация социальных программ, но и, по сути, сама республика. Ставить Южную Осетию на грань гражданского конфликта по такой причине Москва, разумеется, не стала бы. Причина должна быть намного более серьёзной.

Для того, чтобы получить реальное представление о том, чем мотивировано такое напряжённое нежелание Москвы признавать победу Джиоевой и упорное стремление добиться того, чтобы президентом республики стал протежируемый кандидат, следует рассмотреть эту ситуацию как "сквозь призму" интересов Москвы на Южном Кавказе, так и в контексте причинно-следственной связи, т.е. для чего это может быть использовано в будущем и, соответственно, осуществляется в настоящее время.

В 2013-м году предстоят президентские выборы в Грузии. О своих претензиях на пост президента дал понять бизнесмен Бидзина Иванишвили, владеющий активами, оценивающимися в 5,5 миллиардов долларов. Иванишвили, весь основной бизнес которого находится в России, Москвой отведена роль "туза", который должен смешать существующий политический расклад в Грузии, стать президентом и обеспечить изменение грузинской политики с учётом интересов Москвы. Нет особого смысла подробно останавливаться на описании того, насколько много значит Грузия с точки зрения геополитики и геостратегии. Перевод Грузии в свою сферу влияния даст Москве не только невступление Грузии в НАТО, но и откроет возможность оказания влияния на политику Азербайджана, а также возможность определённого контроля стратегических транснациональных трубопроводов, проходящих через территорию Грузии.

Для того, чтобы у Иванишвили появились шансы на победу, он должен будет заручиться поддержкой большей части электората, что, в свою очередь, в Грузии невозможно сделать, опираясь только на комплекс пиар-технологий, - без обещания вернуть в состав Грузии Абхазию и Южную Осетию кандидат не сможет выиграть выборы. Но, кроме самих обещаний, которые может дать любой кандидат, он обязан будет убедить избирателей в том, что именно он сможет это сделать.И здесь образ "крупного бизнесмена-миллиардера, который обладает авторитетом в России, позволяющим решать вопросы самого высокого уровня", раскрученный соответствующим образом, может произвести известное впечатление на избирателей. Однако, если представить, что Иванишвили сможет стать президентом, то в таком случае он должен будет исполнять данные обещания, в противном случае он не только не будет переизбран президентом, но и та политическая сила, которую он будет возглавлять, потерпит поражение на парламентских выборах 2016-го года (на парламентских выборах 2012-го года силы,которые он возглавит, в любом случае, имеют небольшие шансы на значимый успех), не дав сформировать желательную для Москвы соответствующую парламентскую "повестку" в Грузии. Таким образом, в случае победы Иванишвили для его закрепления на посту президента Грузии и усиления влияния возглавляемой им политической силы он будет обязан продемонстрировать, что может вернуть в состав Грузии Абхазию и Южную Осетию. И здесь Москве и понадобится такой глава Южной Осетии, который согласится на вхождение республики в состав Грузии на конфедеративной основе, конечно, с сохранением российского военного присутствия. Само по себе, в случае, если оно состоится, избрание Иванишвили президентом Грузии не даст гарантий того, что Грузия окажется прочно встроенной в сферу интересов Москвы, но "заякорение" Грузии через институционализацию российских военных баз в Южной Осетии, вошедшей на конфедеративной основе, станет очень серьёзным фактором. Реализация такого варианта развития событий приведёт к плотному включению Грузии в сферу интересов Москвы, как через усиление позиций лояльного президента, так и через "заякорение" путём легализации военных баз на территории Грузии на длительный срок. И ещё в придачу с реакцией Евросоюза, который "морщась" на военные базы, вынужден будет выказать публичное одобрение "доброй воле, проявленной со стороны России в деле реинтеграции Грузии". В случае, если Иванишвили не сможет победить, то вариант с вхождением Южной Осетии в состав Грузии активирован, разумеется, не будет.

Относительно Абхазии у Москвы не будет резона реализовывать подобный сценарий, да и осуществить это будет на порядок сложнее, чем в случае с Южной Осетией.

Однако осуществление на практике означенного развития событий станет практически невозможным, если во главе Южной Осетии будет находиться не поставленный "смотрящим" протеже Москвы, а человек, искренне полагающий, что избран главой независимого государства. Жители Южной Осетии поверили в то, что являются гражданами независимого государства, являющегося союзником России. Однако для Москвы эта маленькая республика в центре Кавказа имеет ценность как военно-политический феномен, позволяющий проецировать своё влияние в регионе. Кроме того, что территория Южной Осетии является классическим военным плацдармом, который представляет ценность в известных условиях, маленькая республика может быть использована как фактически разменная карта, сброс которой позволит выиграть "более крупную партию". Такое отношение цинично, но дружба, - это та категория, которая является значимой на чаше весов в политике крупных международных игроков до тех пор, пока её не перевешивают соображения большей выгоды. Осознание происходящего будет горьким и обидным для жителей Южной Осетии, которые, как и все кавказцы, особенно чувствительны к вопросам чести, но кто сказал, что будет легко?

Преимущество победившей на выборах Джиоевой и её сторонников в том, что Москва не может "вскрыть карты" раньше наступления потенциального "часа икс" столь же категорически, сколь и не приемлет "не своего" человека на посту президента. Удержание ситуации в рамках "внутриюгоосетинского межкланового диалога" и развитие её с упором на гарантии "несведения счётов" с Кокойты и его людьми может позволить Джиоевой стать президентом в случае, если она и её сторонники окажутся готовыми идти до победы. Доводить ситуацию до вооружённого конфликта Москва не будет, так как это стало бы серьёзным имиджевым риском для российской политики. Единственной причиной, по которой в республике может возникнуть серьёзный конфликт, может стать страх Кокойты за свое будущее, несмотря на гарантии, когда он в порыве страха может попытаться использовать то, что Москва отвлечена на события, связанные с прошедшими выборами в Государственную думу и попробует решить ситуацию с применением силовых методов. Однако такой вариант развития событий не только сделает Южную Осетию источником перманентной дестабилизации, но и решительным образом подорвёт авторитет Москвы в республике. Более вероятной представляется ситуация, когда Джиоева сможет стать президентом, но, впоследствии могут через некоторое время по какой-то причине произойти досрочные президентские выборы.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.