Лев Леонов: Идеальное решение: Смирнов - президент, Шевчук - премьер-министр, Каминский - председатель Верховного Совета

Тирасполь, 28 ноября 2011, 14:24 — REGNUM  

Заканчивается избирательная кампания по выборам президента Приднестровской Молдавской Республики. Она отличается от всех предыдущих небывалым напряжением в противостоянии основных кандидатов на высший государственный пост, непредсказуемостью результата, большим количеством реальных претендентов на власть (из пяти зарегистрированных ЦИКом ПМР кандидатов трое имеют реальные шансы занять президентское кресло). Согласно данным последнего социологического опроса, которому вполне можно доверять, лидеров разделяет две десятых процента. Это депутат Верховного Совета ПМР, его бывший опальный спикер Евгений Шевчук (25,4%) и ныне действующий президент ПМР Игорь Смирнов (25,2%). На шесть процентов отстает от них поддерживаемый Кремлем нынешний председатель высшего законодательного органа республики Анатолий Каминский.

Никогда еще так активно не подключались к агитации внешние силы, никогда не использовались ими такие огромные средства, чтобы поддержать одних и "замочить" других (хотя, казалось бы, какое им дело до результатов плебисцита в республике, существование которой уже 20 лет ими не признается и, по их словам, никогда не будет признано).

И, разумеется, никогда еще в такой степени изощренности и разнообразия не применялись на приднестровской земле средства воздействия на избирателей, вплоть до самого низкопробного черного пиара.

Бегают по маленькой республике микроавтобусы, изрисованные портретами кандидатов с простым коротким призывом-внушением "ЗА!". "За Каминского!", "За Шевчука!", "За Хоржана!". В самых неожиданных местах можно встретить интересные и не очень вариации этого призыва-приказа. Видел, например, такой. Портрет кандидата. Рядом текст: "Рыбницкий район голосует за Шевчука!" А потом - как бы приписка от руки толстым фломастером-маркером: "А мы за кого голосуем?". Подтекст понятен: что ж, мол, мы отстаем от рыбничан?

Мне повезло. Я видел экземпляр, на котором этот нехитрый по выдумке типографский диалог был прокомментирован каким-то реальным приднестровцем. На вопрос "А мы за кого голосуем?" он ответил и написал шариковой ручкой - "ЗА ПМР!" Вот ответил, так ответил! И ничего тут не добавишь.

Действительно, сегодня вопрос стоит именно так: быть непризнанной республике или не быть. К сожалению, не все участвующие в президентской гонке силы и люди реально представляют себе эту жесткую альтернативу, хотя на каждом перекрестке кандидаты клянутся, что идут во власть во имя интересов республики. А основная идея приднестровской революции 90-х годов прошлого века (идея независимого, "своего" государства как гаранта сохранения уникального многонационального социума на берегах Днестра) за двадцать лет бесплодных усилий войти на равных в мировой реестр государств во многом потеряла своего носителя из великого поколения (первого и последнего), имя которому - советский народ Приднестровья. Разъехались в поисках простого пропитания по разным странам, или умерли, или отстранены от влияния, или сложили руки (и так бывает). Вот и получается, что основная задача как-то растворилась в сутолоке предвыборных призывов, обещаний и самоотмывания от критики.

Представим на миг, что возможно некое идеальное решение приднестровских выборов, идеальная раскладка. Какой она может быть? Это очевидно: Смирнов - президент, Шевчук - премьер-министр, Каминский - председатель Верховного Совета.

Очевидно не только потому, что такое решение находит место в обществе всем реальным политическим силам и идеям, олицетворяемым этими фигурами, и тем самым преодолевает основную и самую опасную проблему приднестровского общества - раскол и войну экономических и политических элит. И не только потому, что каждый из названных идеально подходит к своему посту. Твердый политик-государственник Игорь Смирнов продолжает отстаивать право республики на свой путь, добиваться ее признания. Молодой, полный сил экономист-рыночник Евгений Шевчук занимается самым тяжелым делом - поднимает экономику страны. Воплощение мягкости и компромисса Анатолий Каминский прекрасно подходит для балансировки сил вечно бурлящего депутатского корпуса.

Не менее важно и то, что таким решением была бы сохранена преемственность власти и основных идей Приднестровья, где сегодня нельзя хлопать дверью (вся шаткая постройка может развалиться). Управление непризнанной республикой во многом отличается от практики признанных государств (на эту тему нужно писать отдельно, но и без того ясно, что одна только стыковка непризнанной валюты с признанными, то есть товарооборот и все, что связано с основами существования людей и государства невозможны без некоей "химии", или, скажем мягче, "особенностей", и преемник должен как минимум это освоить). Сегодня Приднестровью противопоказана конфронтация и разного рода якобы демократические побоища за власть. Нужна консолидация усилий в условиях жесткой парадигмы элементарного выживания. Поэтому здесь неприемлемы и даже опасны многие, ставшие хрестоматийно лощеными политические подходы и критерии.

История показывает, что в критических ситуациях даже самые признанные догмы основ государства и права отбрасываются ради достижения жизненно важной цели. Это и четырехкратное подряд избрание президентом США во время Второй мировой войны одного лица - Франклина Рузвельта, что впрямую запрещено было конституцией и считается у записных демократов уж совсем плохим делом. Это и почти 40-летнее управление Сингапуром одним человеком - Ли Куан Ю, который вывел этот многонациональный город-государство, по сути колонию, из третьего мира - сразу в первый. Сегодня Сингапур (по площади меньше Киева) производит продукции в полтора раза больше, чем вся Украина. Уже этих двух примеров достаточно, чтобы понять: в наше время извечный спор о том, что важнее для исторического прогресса - объективные обстоятельства или роль личности решается в пользу личности.

Ключевая личность в приднестровских выборах и во всем, что за тем может последовать для истории Приднестровья - это, конечно, Игорь Смирнов, кто бы что ни говорил. Он и только он обеспечивает сегодня сбалансированность и жизнеспособность уникального и чрезвычайно драгоценного вообще в истории русского народа приднестровского опыта. Все сегодняшнее бурление и весь тот "оживляж" с размахиванием картонными, а иногда и не картонными мечами в Приднестровье возможен только потому, что есть такой фундамент - Игорь Смирнов. Как бы ни казалось кому-то смешным или неловким, но ведь действительно, если кто-то из современных политиков и может сказать, как тот король, "Государство - это я!", так это только Игорь Смирнов.

От его решений, мудрости, выдержки сегодня зависит не только судьба республики, но и кое-что "поширше", повесомей. Все это прекрасно понимают. Тем-то и объясняется тот яростный перехлест эмоций в России, Европе и мире вокруг (по сути мелких - в мировом-то масштабе) приднестровских выборов и вокруг лично Смирнова. Пока он это напряжение выдерживает достойно. В свои 70 лет он демонстрирует энергию, убежденность, бескомпромиссность в главных вопросах, кампанию ведет спокойно, по-минимуму, не ввязываясь в дрязги. Ему тяжелее всех - за ним груз ошибок, который пока не накопили другие кандидаты, поскольку реального дела и в глаза не видели. Однако всем ясно: ничего "криминального" или коррупционно-воровского Смирнову "пришить" не удалось и сегодня это, наверное, один из самых "чистых" в этом смысле политиков-долгожителей в мире. И он пошел на выборы не потому, что хотел защититься президентской "броней" от "супергрехов", а потому, что никто их не смог ему предъявить.

Ну, а тот неумный "наезд" на него и на приднестровских избирателей через его сына, якобы замешенного в присвоении российской "гуманитарки" продемонстрировал только полный непрофессионализм тех, кто это организовал. Во-первых, правящая партия "Единая Россия", инициировавшая выделение гуманитарной помощи Приднестровью, неоднократно подтверждала, что никакого разворовывания средств не было. Во-вторых, следственные мероприятия с нарушением принципа неразглашения сведений до окончания расследования, то есть с нарушением презумпции невиновности, привела к обратному результату: знаю многих людей, которые передумали голосовать за ставленника Кремля Каминского в пользу Смирнова.

И, наконец, Смирнов не уклонился от этой проблемы. Но точно указал ее пределы. Если сын виноват, пусть его судят, и он понесет наказание. А пока лучше помолчать и не переносить частные вопросы на государственные дела. Кому этого мало, пусть вспомнит историю с сыном Сталина Яковом, который (по одной из версий) зная, что в СССР плен являлся позором и пребывание в плену подлежало наказанию, каким-то образом оказался в плену у немцев во время войны. Они не смогли его использовать против отца, Сталина, но важнее, что на авторитете Сталина плен сына никак не отразился и не мог отразиться, особенно после отказа обменять Якова на фельдмаршала Паулюса ("Я рядовых на маршалов не меняю", - сказал тогда Сталин).

Я сам не принадлежу к безоговорочным апологетам Игоря Николаевича. Скорее наоборот. Много лет критикую его политику и ошибки. В Приднестровье это знают. Но сегодня ситуация кардинально изменилась и нам всем надо это понимать.

Идеальное решение существует. И его реализация целиком зависит от Игоря Смирнова и только от него.

Это выражается в том, что он должен взять на себя определенные обязательства.

Во-первых, объявить, что новый президентский срок будет для него последним, что это будет лишь переходный период подготовки преемника.

Во-вторых, следует заявить, что в случае избрания он предложит кандидатуру Евгения Шевчука на пост главы правительства (почему-то в нынешних выборах этот важный момент упускается, а ведь в республике с 1 января 2012 года появится не только новый президент, но и новый институт правительства, который во многом должен переформатировать власть). Назначением реформатора Шевчука на должность премьера сразу запускается для реализации потенциал новых идей. И ведь не важно, в качестве кого Евгений Васильевич будет реализовывать свои задумки - президента или премьер-министра.

В-третьих, по примеру Бориса Ельцина Игорю Смирнову все-таки следовало бы обозначить и признать свои основные ошибки и тем самым вернуть доверие значительной части приднестровского общества. Я даже думаю, что именно с этого шага стоило бы начинать тот "новый курс", который вернет Игоря Смирнова на подобающее ему место в российской истории.

Лев Леонов - политолог, собственный корреспондент "Правды" в Приднестровье и Молдавии, Тирасполь

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.