Ануш Левонян: Великобритания хочет заменить Францию и вытеснить Россию из карабахского вопроса

Москва, 26 ноября 2011, 17:44 — REGNUM  

Очередной визит в регион карабахского конфликта послов-сопредседателей Минской группы ОБСЕ прохладно воспринят в Баку. "От этого визита Азербайджан не ждет ничего нового" - заявил замминистра иностранных дел Араз Азимов. "О чем говорить с сопредседателями?" - вторит ему бакинская газета "Зеркало". Более того, Араз Азимов, упомянув о том, что в будущем году будет отмечаться 20-летие создания Минской группы, сказал, что "эта годовщина, разумеется, торжественно отмечаться не будет - ибо результатов деятельности группы пока нет", налицо лишь "фиаско". Получается, что азербайджанская сторона не считает заслугой миротворцев сохранение режима прекращения огня с 1994 года, когда между сторонами конфликта было заключено пусть и хрупкое, нередко нарушаемое, но действующее доселе перемирие. Есть и другая точка зрения, что мир был сохранен благодаря силовому паритету сторон. Впрочем, Азербайджан требует изменения статус-кво в регионе, уверяя, что благодаря масштабным финансовым вливаниям силовой паритет также нарушен в его пользу. С этой точки зрения, срыв ситуации в Карабахе - без поддержки гарантирующих функций посредников и без силового паритета - вопрос чисто технический.

По мнению Араза Азимова, "после Казанской встречи в переговорах возник некоторый застой", однако причины этого он не назвал. Между, тем не секрет, что во время встречи в Казани 24 июня нынешнего года президентов России, Армении и Азербайджана Дмитрия Медведева, Сержа Саргсяна и Ильхама Алиева стороны уже были готовы подписать рамочное соглашение о принципах урегулирования, однако "в последний момент" азербайджанская сторона выдвинула 10 новых, ранее не согласованных условий, и подписание, разумеется, сорвалось. Армянская сторона, как и многие эксперты, расценила это как "пример неконструктивного подхода со стороны Баку". Но теперь выясняется, что такое объяснение несколько поверхностно. В интервью армянскому интернет-изданию "Первый информационный" руководитель Центра европейских исследований Ереванского госуниверситета Артур Казинян заявил, что после саммита в Казани "азербайджанцы по дипломатическим и внутренним межличностным каналам попытались дать понять армянам, что эти 10 предложений они представили для отделения Южного Кавказа от России, чтобы провалить российское посредничество, а в нужный момент они будут сняты, и останется тот документ, который стороны согласовывали в течение почти двух с половиной лет". Если это соответствует действительности, то напрашивается вывод, что действия Баку были инспирированы извне. Трудно поверить, что азербайджанская сторона пошла на столь рискованный во всех отношениях шаг, способный сильно испортить ее отношения с Россией, исключительно по собственной инициативе.

В этой связи симптоматично, что сразу после встречи в Казани регулярно стали раздаваться настойчивые призывы относительно необходимости существенного повышения в процессе урегулирования роли Евросоюза. Об этом с той или иной степенью убедительности говорили, в частности, руководитель группы "Евронест" в Европарламенте Кристиан Вигенин, директор известного британского аналитического центра LINKS Деннис Саммут, директор европейских программ Международной кризисной группы Сабина Фрейзер, наконец, лично Верховный представитель ЕС по внешней политике и безопасности Кэтрин Эштон. Это - не считая многочисленных аналитических публикаций на данную тему в различных западных СМИ. Стало совершенно ясно, что речь идет о скоординированной акции, цель которой - лишить Россию роли "первой скрипки" в процессе карабахского миротворчества, передав эту роль Евросоюзу. При этом "жертвой" такой комбинации должна была стать Франция. Как сказала в этой связи Сабина Фрейзер, "замена французского сопредседателя в Минской группе ОБСЕ на представителя Евросоюза могла бы дать новый импульс переговорному процессу... Это - хорошая идея, тем более что имеется соглашение о готовности ЕС оказывать значительную поддержку в реализации мирного соглашения". Любопытно, что практически всякий раз эта "хорошая идея" вбрасывалась в информационное поле региона посредством азербайджанских СМИ.

Цель данной интриги ЕС вполне очевидна. Речь идет о создании т.н. Южного коридора поставок энергоносителей в Европу, диверсификации как маршрутов поступления нефти и газа, так и списка их поставщиков на Запад. На Южном Кавказе необходимо поэтому создать "пространство стабильности и мира", где ничто бы не угрожало новым нефте- и газопроводам, а карабахский конфликт несет в себе потенциальную и достаточно высокую угрозу таким намерениям.

Разумеется, все эти предложения были встречены прохладно и Россией, усмотревшей в этом непосредственную угрозу своим военно-политическим и экономическим интересам в Закавказье, и Арменией, и - не в последнюю очередь, Францией, совершенно не намеренной отказываться от своей роли одного из ведущих миротворцев. Возможно, Париж более лояльно отнесся бы к этой идее, если бы ему предложили представлять в Минской группе не только себя, но и ЕС в целом (такие намеки также прозвучали), но о том, чтобы уступить свое место наднациональным европейским структурам, и речи быть не может. Ведь ясно, что в этом случае ведущая роль де-факто достанется Великобритании в лице той же Кэтрин Эштон. Лондон, как известно, имеет на Апшероне большие интересы и позиции в области энергетики, Дальнейшее расширение и укрепление позиций британских фирм никак не может вдохновлять французскую сторону. Неслучайно Франция поменяла своего представителя в Минской группе. Разговоры об этом велись давно, а официально было объявлено лишь на днях - посла Бернара Фасье сменит опытнейший 64-летний карьерный дипломат Жак Фор. Это делается, чтобы показать, что процесс продолжается в обычном режиме и Елисейский дворец от своей посреднической роли отказываться не собирается.

Все это объясняет, почему и по чьей указке Баку спровоцировал провал казанского саммита. Но возникает вопрос: если Азербайджан в принципе согласен подписать согласованные принципы урегулирования, то какая разница, под чьей эгидой это произойдет - России или ЕС? Ведь суть документа от этого не меняется. Однако разница есть, причем существенная. Рамочное соглашение - лишь первый шаг к миру. После его заключения предстоит длительный и сложный этап переговоров вокруг т.н. Большого мирного договора. А под патронажем ЕС, тем более - Британии, эти переговоры могут принять совершенно невыгодный для армянской стороны ход. Напомним, что в согласованной части рамочного соглашения речь, помимо прочего, идет также о поэтапном выводе частей Армии обороны Карабаха из ряда районов вокруг собственно НКР (т.н. "зона безопасности"). При этом Карабах получает "отложенный статус не ниже существующего", окончательное определение которого должно состояться в среднесрочной перспективе путем имеющего обязательную юридическую силу референдума. Однако целый ряд деталей, связанных со сроками и принципами проведения плебисцита пока не согласован. И может получиться так, что армянская сторона выведет войска с хорошо оборудованных и защищенных, стратегически важных позиций, заметно понизив уровень своей безопасности, а вопрос статуса при этом не решится. Что ослабит позиции Еревана и Степанакерта на переговорах и одновременно повысит риск возобновления военных действий, но уже в условиях, более выгодных для Баку.

Но и Азербайджан, и его европейские (не исключено, что и американские) советчики сильно промахнулись. Надежда на реализацию столь далеко идущих планов могла возникнуть лишь на пике "перезагрузки" отношений Россия-Запад. Да и в этом случае она была бы достаточно эфемерной. Сегодня обстановка кардинально изменилась. В связи с сирийским и иранским кризисом, российско-американскими противоречиями в вопросе ЕвроПРО НАТО аналитики заговорили о возможности начала новой "холодной войны". Кроме того, позиция Турции в сирийском вопросе ведет к нарастающему охлаждению отношений Москвы с Анкарой, а это, в свою очередь, заведомо исключает все возможности для даже косвенного участия Турции в решении региональных вопросов.

Что и объясняет нескрываемую растерянность, демонстрируемую азербайджанской дипломатией накануне визита сопредседателей МГ ОБСЕ. Как пишет та же газета "Зеркало", "слова о том, что Баку ничего не ждет от очередного визита посредников, но мы готовы продолжить мирные переговоры в рамках МГ ОБСЕ, есть лишь завуалированное признание того, что Баку не знает, как быть и что делать дальше". К слову, газета прямо обвиняет в этом правящий режим, которому в течение многих лет "так и не удалось добиться даже изменения подходов ведущих держав к урегулированию армяно-азербайджанского конфликта". Однако сама надежда на "изменение подходов" миротворцев выглядит наивно. Несомненно, крайне трудно достичь результата, когда речь идет о совмещении принципов территориальной целостности и права наций на самоопределение. Но и предполагать, что международное сообщество открыто станет защищать один из этих принципов в ущерб другому, не приходится.

Подходы посредников не изменятся, как и состав сопредседателей Минской группы ОБСЕ. Политическая роль Турции в Закавказье в обозримой перспективе не возрастет. Все это, насколько можно понять, перечеркивает многие планы и надежды азербайджанской стороны и сильно её нервирует, чем и объясняется очередной виток спровоцированной Азербайджаном "снайперской войны" на линии противостояния и ужесточение милитаристской риторики. Впрочем, определенным утешением для Баку может служить тот факт, что одновременно с послами-сопредседателями МГ ОБСЕ в регион прибывает также Специальный представитель ЕС на Южном Кавказе Филипп Лефорт. Как сообщает представительство ЕС в Армении, основная цель его визита - обсуждение карабахского вопроса. Видимо, в Брюсселе все еще надеются каким-то образом увеличить степень своего участия в процессе миротворчества. Как заявил накануне экс-председатель Парламентской ассамблеи ОБСЕ Горан Ленмаркер, "Европа должна официально предложить трем странам южного Кавказа - Армении, Грузии и Азербайджану перспективу членства в Евросоюзе". Возможно, это и должно стать той "приманкой", на которую "поведутся" стороны конфликта, которые ради такой перспективы, разумеется, должны будут отказаться от "крайностей" в своих подходах. Но все, в том числе и на Южном Кавказе, понимают: Европа находится на пороге таких потрясений, которые делают любые планы расширения ЕС делом очень и очень отдаленного будущего. Тут, как говорится, дай Бог сохранить то, что есть. И получается, что реальных перспектив "вклиниться" в ход карабахского урегулирования у Брюсселя нет. Зато у Баку есть все перспективы рано или поздно (когда Москва сочтет это целесообразным) ощутить на себе всю силу российского недовольства из-за занятой в Казани позиции. Думать, что российская сторона оставит это без каких-либо последствий, не приходится. Неизвестно, когда и в какой сфере можно ожидать этих последствий, какие формы примет "наказание". Ясно только то, что оно неизбежно. И это никак не зависит от грядущих персональных перемен на вершинах российской власти.

Ануш Левонян - политический комментатор (Ереван)

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.