Белорусский чиновник, заявивший о единстве русских и белорусов, уволен с госслужбы

4

Москва, 24 ноября 2011, 02:37 — REGNUM  

Власти белорусского города Витебска возобновили преследование писателя Андрея Геращенко: 23 ноября белорусский литератор получил официальное уведомление об увольнении, сообщает корреспондент ИА REGNUM.

"Дело Геращенко" получило известность в 2010 году, когда власти Белоруссии инициировали очередную "зачистку" инакомыслящих в среде белорусской интеллигенции: тогда рабочих мест были лишены около десятка сторонников интеграции с Россией. Эксперты увязали данные события с президентской кампанией, закончившейся 19 декабря 2010 года.

Преследования представителей белорусской интеллигенции, не скрывавших своих пророссийских взглядов или скептически оценивавших перспективы прозападного курса и "многовекторности" официального Минска стали поводом для возмущения белорусской общественности и даже обращения на имя Александра Лукашенко. Среди персоналий, попавших в поле зрения чиновников Администрации президента Белоруссии, оказался и Геращенко - начальник отдела по работе с молодежью Октябрьского района города Витебска, председатель Витебского общественного объединения "Русский дом", член официального "Союза писателей Белоруссии" (в республике действует два союза писателей). Более года провинциальные власти "копали" под чиновника, пользующегося своими конституционными правами, закрепленными также в международных обязательствах Белоруссии. Геращенко упорно не желал оставлять свою должность, несмотря на многочисленные предложения уволиться "по собственному желанию" и попытки объявить ему выговор.

После того, как Геращенко в интервью российскому порталу "Материк" (28 января 2010 года) заявил о единстве русских и белорусов, обозначил Белоруссию как русское государство, а также отметил, что белорусский язык не имеет в Белоруссии широкого распространения, являясь средством общения националистически настроенной интеллигенции, гонения на скромного госслужащего усилились. Так, 19 марта глава администрации президента Белоруссии Владимир Макей заявил, что ряд белорусских чиновников не разделяет официальную идеологию белорусского государства. "Разве позволительно некоему работнику городского отдела по делам молодежи разворачивать в интернете кампанию, из которой следует, что в Белоруссии чуть ли не угнетают русских и притесняют русский язык? Такой случай был недавно в Витебской области", - сообщил глава администрации Лукашенко.

Под "неким работником" Макей имел в виду именно Геращенко. К травле белорусского литератора присоединился и глава Союза писателей Белоруссии Николай Чергинец, в недавнем прошлом милицейский генерал, член Нацсобрания и застрельщик белорусско-российской интеграции, заявлявший позицию официального Минска от Москвы до Нью-Йорка. Чергинец в одном из интервью пообещал "расправиться" с Геращенко.

"Дело Геращенко" привлекло внимание рада белорусских, российских, украинских изданий, политологов и даже посла России в Белоруссии Александра Сурикова. Так, 31 марта на пресс-конференции в Минске российский дипломат прокомментировал "дело Геращенко" и заявил, что он "очень огорчен" произошедшим, в частности, непониманием белорусскими чиновниками фундаментальных прав своих сограждан на свободу слова, мнений, самовыражения. По мнению российского посла, Геращенко не нарушал белорусское законодательство. В частности, закон о госслужбе не запрещает витебскому писателю высказываться на волнующие общественность темы, напомнил посол. Суриков отметил: "Мы ничего не уловили ни антироссийского, ни антибелорусского в интервью витебского писателя". Российский дипломат посетовал на "излишние хлопоты идеологов вокруг Геращенко" и высказал мнение о том, что "задача идеолога другая - разъяснять политику государства".

Полгода спустя, 7 октября 2010 года, ровно через сутки после того, как на новостной ленте ИА REGNUM появился текст выступления Андрея Геращенко на страновой конференции организаций российских соотечественников 1 октября в Минске, на него сразу же было возобновлено грубое давление на работе. В администрации Октябрьского района г.Витебска ему было предложено ознакомится с негативной характеристикой, подготовленной к его аттестации, в конце которой заместителем главы администрации Анатолием Кондратовичем был сделан вывод о том, что у Геращенко "неполное соответствие занимаемой должности".

С весны 2011 года властям Витебска не было дела до опального чиновника, что, видимо, объясняется кризисом в белорусской экономике и отсутствием требований от прозападной оппозиции возобновить "охоту на ведьм" - в это время активисты прозападной оппозиции сами в полной мере ощутили на себе достоинства национальной судебной системы, следственных изоляторов и исправительно-трудовых учреждений. Помимо этого, власти Витебска, по всей видимости, попросту не получили очередного сигнала из Минска.

Возможно, поводом для осеннего обострения у витебских властей явилась нетипичная для белорусской номенклатуры ситуация: Геращенко вступился за права русских на национально-культурное развитие. Так, 2-3 октября 2011 года в Минске Геращенко выступил на конференции российских соотечественников, где заявил, что русские в Белоруссии лишены возможности обучать своих детей в русских школах, развивать их таланты в кружках русского танца, русской песни, русской истории. Вскоре, 17 октября на втором съезде Союза писателей Белоруссии витебский писатель стал единственным, кто проголосовал против переизбрания председателем союза Николая Чергинца.

После возвращения в Витебск (19 октября) Геращенко получил выговор в администрации Октябрьского района города. Судя по представленным ИА REGNUM документам (см. иллюстрации), осенью 2011 года витебские "вертикальщики" искали малейшую зацепку для того, чтобы поставить точку в "деле Геращенко". Дело дошло до достойных внимания правоохранительных органов манипуляций с документами, а именно: резолюция на документе, позволяющая Геращенко принять участие в съезде СПБ, оказалась "исправленной", на что обратил внимание преследуемый коллега в своей резолюции, потребовав объяснений.

Документ ценен тем, что возражение начальника Геращенко против участия писателя в съезде СПБ должно было стать основанием для "прогула" с последующим увольнением. Когда операция с визированием (или подлогом?) не состоялась, преследователи Геращенко стали искать другие способы и, в конечном итоге, не додумались ни до чего лучшего, как в одностороннем порядке расторгнуть трудовой договор.

Похоже, в процессе "охоты на ведьм" власти Белоруссии ходят по кругу: хронология событий, поводы и формы давления на белорусского писателя напоминают провинциальный фарс, перекликающийся с сюжетом американской комедии "День сурка".

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.