Сергей Колеров: Лавров похоронил планы Кремля в Приднестровье

Москва, 23 ноября 2011, 20:14 — REGNUM  

Визит главы МИД РФ Сергея Лаврова в Бессарабию и сделанные им там 22 ноября заявления поставили жирную и официальную точку в информационной войне, разразившейся в том числе и на территории России в связи с предстоящими 11 декабря в ПМР президентскими выборами. Лавров прояснил официальную позицию руководства РФ относительно молдавско-приднестровского урегулирования и дал окончательный ответ на вопрос, кто именно и чей кандидат в президенты ПМР намерен сдать Приднестровье, не оставив таким образом места для дальнейших пропагандистских манипуляций.

Для внимательных наблюдателей ответы на эти вопросы известны еще с мая-июня 2010 года. Киевская декларация мая 2010-го президентов Дмитрия Медведева и Виктора Януковича впервые допустила возможность замены российских миротворцев в Приднестровье на миссию ОБСЕ "в контексте урегулирования" вместо "после урегулирования" в соответствии с московским заявлением 2009 года. В следующем месяце Медведев и канцлер Германии Ангела Меркель подписали Меморандум о создании комитета Россия - ЕС по вопросам внешней политики и безопасности, в предмет занятий которого был включен и приднестровский вопрос. А уже через две недели тот же Лавров на заседании Веймарского треугольника заявил о возможности участия ЕС в миротворческой операции на Днестре. Тогда же возникает и тема торга между Россией и Евросоюзом - безвизовый режим России и ЕС в обмен на Приднестровье, инициированная германскими СМИ. Все последовавшие за этим действия и заявления Москвы, в результате которых, в частности, формат "5+2" пополнился неофициальными, но весьма активными участниками - Германией и Румынией (доказанным участником конфликта, чьи граждане совершили военные преступления в Приднестровье, а пойманный и осуждённый террорист Илашку даже стал румынским сенатором), лишь подтверждали версию о готовящейся в Москве сдаче ПМР.

Именно этой задаче было подчинено и активное вмешательство Москвы в избирательную президентскую кампанию в Приднестровье. Понимая, что "реинтеграция" в состав "Республики Молдова" в качестве предвыборной платформы "кандидата Кремля" Анатолия Каминского означает его неминуемый провал, Москва попыталась всеми возможными способами заретушировать свои явные и истинные цели в регионе, засылая в ПМР агитбригады думских единороссов и прикормленных шоуменов с заклинаниями "Россия вас не бросит" и одновременно пытаясь "перевести стрелки" на других кандидатов в президенты - Игоря Смирнова и Евгения Шевчука: мол, это они хотят тайно "сдать" республику на съедение Кишиневу и Западу.

Получалось это у Москвы довольно плохо - уши официально признаваемой "территориальной целостности Республики Молдова" слишком уж явно торчали за всеми московскими агитками. Матчасть московские заказчики, пиарщики и исполнители знают слабо, из-за чего действия их самих и их кандидата неоднократно в последние 2-3 месяца выглядели абсолютно идиотскими. Как, например, это произошло в ситуации с обвинением семьи Смирнова в разворовывании российской гуманитарной помощи, распределением которой с 2009 года занимается Верховный совет ПМР, а в последние месяцы - Каминский непосредственно и лично. Обвинения эти на днях был вынужден публично дезавуировать в Тирасполе очередной единороссовский засланец Владимир Мединский, попытавшийся при этом вновь "перевести стрелки" на Шевчука. Подобным же образом Москва села в лужу, когда чуть было не запретила ввоз приднестровского коньяка, который производит завод главного спонсора партии Каминского в ПМР. Но определенный эффект, благодаря массированности кампании и колоссальным административным, экономическим и медийным ресурсам, все же был - рейтинг Каминского дотянул аж до третьего (после Шевчука и Смирнова) места. Однако очевидным последствием визита главы МИД РФ в Кишинев вполне может стать падение этого рейтинга до нуля, поскольку Лавров в один день окончательно похоронил планы Кремля в Приднестровье.

На совместной пресс-конференции в Кишиневе 22 ноября министры иностранных дел России и Бессарабии объявили, что подписанный 19 ноября 2001 года договор "о дружбе и сотрудничестве между РФ и РМ", согласно которому Россия обязуется выступать гарантом и посредником урегулирования молдавско-приднестровского конфликта "на основе соблюдения суверенитета и территориальной целостности Республики Молдова", продлен еще на 10 лет. В связи с чем российский и бессарабский министры выступили с совместным заявлением, в котором также выразили намерение сторон "продолжать совместный заинтересованный поиск ответов на сложные вопросы, включая поиск всеобъемлющего, жизнеспособного разрешения приднестровского конфликта на основе соблюдения суверенитета и территориальной целостности РМ и выработки для региона особого гарантированного статуса".

Предоставим слово и самому г-ну Лаврову. Говоря о намеченной на конец ноября встрече в Вильнюсе в формате "5+2", он заявил, что Москва готова активно содействовать "расконсервации ситуации и сосредоточению на поиске решений, которые обеспечат надежное устойчивое политическое урегулирование в рамках уважения суверенитета и территориальной целостности Молдавии при обеспечении особого гарантированного статуса Приднестровья". Аналогичный по содержанию текст министр озвучил и на встрече с и.о. президента, спикером бессарабского парламента Марианом Лупу. В ответ на что последний поспешил в очередной раз потребовать вывода российских войск из ПМР. В свою очередь Лавров, выступая перед кишиневскими студентами, заявил, что российским боеприпасам и охраняющим их солдатам в Приднестровье делать нечего, и процесс их вывоза и вывода "будет возобновлен, как только мы возобновим переговорный процесс", а также выразил готовность России "рассматривать многосторонний формат миротворческой миссии" на Днестре.

На совместной с бессарабским министром Юрием Лянкэ пресс-конференции глава российской дипломатии также прояснил официальную позицию Кремля относительно президентских выборов в ПМР. Отвечая на вопрос об отношении Москвы к Смирнову, Лавров напомнил, что официальные лица России "уже изложили свою позицию по этому вопросу, и она остается в силе". "Наиболее официальным" из многочисленных российских лиц, высказывавшихся в последние месяцы по этому вопросу, является глава администрации президента РФ Сергей Нарышкин. В середине октября он выступил против выдвижения Смирнова на пятый президентский срок и назвал "достойным кандидатом" Каминского. Таким образом, из слов Лаврова следует, что Нарышкин ретранслировал официальную позицию действующего президента РФ Медведева. Равно как и добровольное продление еще на 10 лет главной юридической удавки, лишающей Россию свободы действий и возможности защитить свои национальные интересы в регионе, - договора "о дружбе с Республикой Молдова", - тоже официальная позиция действующей российской власти, что Медведев три месяца назад подтвердил лично в своем послании Лупу. Тем в Приднестровье, кто до сих пор пытался интерпретировать эту позицию как частные мнения отдельных российских чиновников, придется, наконец, взглянуть правде в глаза и по-новому оценить ситуацию.

Впрочем, Тирасполь уже отреагировал на заявления российского министра. "Утверждения о "территориальной целостности Республики Молдова" и некоем "статусе Приднестровья" являются отражением одностороннего подхода и не основаны на имеющихся политических и международно-правовых реалиях. Надеемся, что все участники переговорного процесса, в особенности посредники и гаранты, будут следовать принципам равноправия и уважения решений, принятых обеими сторонами конфликта. Тем более, что статус объективного посредника и гаранта не дает никаких правовых, политических и моральных оснований поддерживать позицию только одной стороны конфликта и игнорировать позицию другой", - говорится в комментарии МИД Приднестровской Молдавской Республики. Лаврову также напомнили о референдуме 2006 года, на котором более 97% проголосовавших высказались за независимость ПМР от Кишинева и последующее вхождение в состав России, в связи с чем "6 октября 2006 года было принято соответствующее постановление Государственной думы Федерального Собрания Российской Федерации, которое рекомендовало уполномоченным органам власти РФ учитывать в своей деятельности решение приднестровского народа, принятое в соответствии с международными стандартами". "Убеждены, что попытки забыть об этом постановлении, а равно о целом ряде аналогичных документов российского парламента не способствуют созданию прочной системы неделимой безопасности в Европе и уважению неотъемлемых прав человека", - подчеркнули в МИД ПМР.

Несмотря на то, что кишиневский вояж Лаврова ставит Каминского и его московских кураторов в откровенно глупое положение, и все дальнейшие усилия усадить его в кресло президента Приднестровья теряют смысл, Москва, несомненно, продолжит продвижение своего кандидата. По инерции. Потому как решения согласованы и приняты, указания розданы, бюджет выделен и активно осваивается. Да и не выдержит запущенный полным ходом ржавый механизм столь резкого торможения - сломаться может, винтики начнут отваливаться. Усилия будут продолжены также и в силу все более очевидной неадекватности Москвы, раз за разом наступающей на одни и те же грабли, причем в тех же самых местах и в аналогичных ситуациях. И наиболее вероятной реакцией Кремля на поражение своего кандидата будет отказ признать результаты выборов под тем или иным надуманным предлогом. Например, ввиду несоответствия избирательных участков санитарно-эпидемиологическим стандартам г-на Онищенко. Однако имеет ли это для ПМР какое-то значение, если официальная Россия не признает самого права приднестровского народа на собственную государственность, в чем она солидарна еще с пятью участниками формата "5+2" и прочим "международным сообществом"? Они тоже не признают ни государственности Приднестровья, ни выборов.

Между тем собственные выборы, которые состоятся за неделю до приднестровских, Россия в ПМР проводить намерена. Что также подтвердил Лавров на пресс-конференции в Кишиневе. 160 тысяч граждан России в Приднестровье в свою очередь получили недвусмысленный ответ на вопрос, за какую партию голосовать не надо ни при каких обстоятельствах. По сути, единственное, на что остается рассчитывать и надеяться ПМР в сложившемся положении, - это смена власти в Москве, которая окончательно завершится весной следующего года. После чего, как минимум сойдет на нет предвыборная наэлектризованность приднестровского вопроса. Есть шанс, что ситуация, если не изменится к лучшему, то, по крайней мере, вернется к прежнему вялотекущему состоянию.

А на сегодняшний день и, очевидно, вплоть до окончания срока президентских полномочий Медведева, алгоритм дальнейших действий Москвы в регионе в соответствии с заданной логикой должен выглядеть следующим образом. Признание или непризнание выборов в ПМР станет тестом на готовность Кремля к дальнейшей эскалации конфликта с Тирасполем. Если Москва выборы не признает, то следом будут задействованы в полной мере все доступные рычаги давления. К экономической и железнодорожной блокаде со стороны Украины и Бессарабии могут добавиться и российские санкции, шантаж газовым долгом и гуманитарной помощью, ужесточение позиции в переговорном процессе. А далее - выполнение в соответствии с договором взятых на себя перед Кишиневом обязательств по реализации "территориальной целостности Республики Молдова", при непосредственном участии одной из сторон конфликта, второго гаранта, посредника, наблюдателей и прочих "участников" урегулирования, таких как Румыния и Германия. Вплоть до силового решения вопроса "международной миссией", при полном устранении или молчаливом согласии руководства РФ. Подобный сценарий вполне согласуется и с вышеприведенными заявлениями Лаврова, который, в случае его воплощения, вероятно, будет объявлен "Человеком тысячелетия" в "Республике Молдова", в соответствии с заявленным в ее "декларации о независимости" возрастом "непрерывной молдавской государственности". "Человеком десятилетия" в ходе своего визита в Кишинев глава российского МИДа уже объявлен.

Какой именно "гарантированный статус" ждет Приднестровье, можно представить на примере Гагаузии, которую Кишинев, пользуясь затянувшимся конфликтом внутри гагаузской элиты, активно пытается лишить и уже существующего лишь на бумаге статуса автономно-территориального образования. Имиджевые потери в случае такого варианта развития событий, похоже, уже мало беспокоят Москву. Да и вера в неисчерпаемость и непобедимость собственных ресурсов по промывке мозгов еще не иссякла, несмотря на череду внешнеполитических провалов, которые просто не способна "припудрить" официальная пропаганда.

С другой стороны, выбора у Смирнова уже нет, и отступать ему некуда. Сохранение приднестровской независимости - в его личных интересах в том числе. Впрочем, не будет выбора и у любого приднестровского политика, который согласится на "реинтеграцию" Приднестровья, включая Каминского, если вдруг он чудесным образом победит. То, как евроатлантическое сообщество "демократизирует" неугодные режимы, страны и их лидеров, при молчаливом или гласном одобрении РФ и даже в случае ее несогласия, ярко демонстрируют примеры Югославии, Ирака, Афганистана, Ливии и других государств Ближнего Востока и Северной Африки.

Рассуждения же Лаврова и других российских представителей о российско-молдавской "духовной близости", "взаимопереплетении культур" и "братской взаимопомощи", "уходящих корнями в глубь веков", об отсутствии противоречий между европейской и евразийской интеграцией, напоминания о "еще имеющем потенциал" Меморандуме Козака, кроме пафоса, ничего больше в себе не содержат, т. к. неоднократно были дезавуированы реальными действиями и заявлениями как предыдущей, так и нынешней власти Бессарабии. Интересно, каким образом Москва собирается удерживать в сфере своего влияния "всю Молдавию", ее "нейтралитет" и лояльность? Опираясь на "гарантии" перегрызшейся за власть бессарабской элиты, постоянно и с легкостью меняющей геополитические предпочтения, не выполняющей своих обязательств и обещаний, выступающей с взаимоисключающими декларациями? С помощью "мирогарантийной операции под эгидой ОБСЕ"? Или, может быть, Москва рассчитывает на поддержку силой загнанных в русофобский зверинец и преданных ею приднестровцев?

В ситуации, когда шесть из семи участников формата "5+2" заранее определили для себя конечную цель урегулирования, переговоры превращаются в фарс и теряют всякий смысл для Приднестровья. Однако очевидно, что прекратить в одностороннем порядке отношения с "гарантами", "посредниками" и "наблюдателями" Тирасполь не готов. Поэтому единственная тактика, остающаяся на данный момент в распоряжении ПМР, - это продолжать в одиночку отстаивать свою позицию на этих переговорах, пока не закончатся избирательные процессы в России, и уповать на дальнейшее углубление политического кризиса в Бессарабии, шансы на преодоление которого по-прежнему невелики.

Сергей Колеров - шеф-редактор Западной редакции ИА REGNUM.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.