Дмитрий Семушин: Глядя на Ломоносова по-поморски

Москва, 20 ноября 2011, 23:00 — REGNUM  

Вышел в свет специальный выпуск российского исторического журнала "Родина" (2011. №9), посвященного 300-летию со дня рождения великого русского ученого М.В.Ломоносова. Ядром творческого коллектива, подготовившего номер, стали преподаватели бывшего Поморского университета во главе с его проректором проф. Владиславом Голдиным. Напомним, что Поморский университет, бывший Архангельский пединститут, является учреждением, в стенах которого в нач. 1990-х гг. зародилась идея поморского этностроительства. Как известно, этнические доктрины сначала "изобретаются" элитой - писателями, учеными, политиками. И только затем доктрина внедряется в сознание потенциальных членов этноса при помощи различных средств культурного воздействия.

В нашем случае конструирования поморского этноса на первом, "креативном" этапе "выдающуюся" роль сыграл ректор Архангельского пединститута и местный политик проф. Владимир Булатов (1946-2007). Именно он создал поморский исторический миф. Его ближайшим соратником в этом деле в Поморском университете выступал и выступает, как он сам себя определяет, "поморский метафизик" Николай Теребихин. Этот профессор представил в рассматриваемый нами номер "Родины" статью предельно мистического содержания под заглавием "Священная география родины Ломоносова". Кстати, он не преминул в тексте подчеркнуть свою поморскую идентичность: "Обращаюсь к читателям лучшего российского исторического журнала "Родина" с поморским словом о родине Ломоносова как гения северного "месторазвития"". [I. 20] Помимо одного "помора", в архангельской группе авторов "Родины" представлен еще и один идейный местный областник - проф. Сергей Шубин. Что касается остальных авторов из Архангельска, то, конечно, прямо они отношения к поморскому этностроительству не имеют и "поморами", разумеется, не являются, но, тем не менее, представленный ими в журнале материал может быть интересен с точки зрения косвенного отражения в нем "поморской идеи".

Сразу же отметим тот факт, что разные авторы означенного номера "Родины" 26 раз повторяют, что М.В.Ломоносов был "помором", часто с разными эпитетами, дающими положительный контекст. Например, М.В.Ломоносов - это "великий помор", "юный помор", "молодой помор", "архангельский помор", "крепкий помор", "знаменитый помор". А поскольку в журнале понятие "помор" по отношению к М.В.Ломоносову используют не только архангелогородцы, но и авторы из других регионов России, то, очевидно, что в данном случае мы имеем дело со стереотипом, ставшим как бы самим собой разумеющимся фактом, не требующим ни сомнения, ни обсуждения, ни доказательства. Тем не менее, в свете происходящего в Архангельске поморского этностроительства утверждение о том, что М.В.Ломоносов был "помором", как раз и нуждается в обсуждении и именно в юбилейном номере популярного многотиражного исторического журнала "Родина".

Иначе тезис о "поморстве" М.В.Ломоносова приобретает особый смысл, прямо играющий на руку этносепаратистам в Архангельске. Рассмотрим имеющиеся варианты толкования понятия "помор": 1) Поморы - это "общность людей, связанных схожим образом жизни и родом деятельности, скорее, профессиональная гильдия"; 2) Поморы - это региональное местное название русских, жителей Архангелогородской губернии, нейтральное в этническом смысле; 3) Поморы - это этнографическая группа русских, живущая на побережье Белого моря; 4). Поморы - это русский субэтнос, обитающий по берегам Белого моря; 5) Поморы - это отдельный нерусский этнос, конкретней - все "старожильческое" до 1917 г. население Архангелогородской губернии, за исключением лопарей, карел, зырян и самоедов. Последний вариант при помощи американцев и норвежцев и продвигают сейчас в Архангельске поморские этностроители.

Очевидно, что авторы рассматриваемого юбилейного номера "Родины", утверждающие о "поморстве" М.В.Ломоносова, или не задумываются о смысле этого понятия, или про себя выбирают какой-то один из пяти предложенных выше вариантов. Однако общая недосказанность в текстах юбилейного номера явно играет на руку поморским этностроителям в Архангельске.

Разумеется, М.В.Ломоносов никаким помором не был. Во-первых, не известно ни одного сохранившегося от него документа, в котором бы он определял себя в качестве такового. Во-вторых, М.В.Ломоносов происходил из крестьян Куростровской волости, для которых морская промысловая деятельность была исключением, а не правилом.

Куростров отстоял от Белого моря в 100 км, т. е. более чем в дне пути на тогдашних почтовых. Для подтверждения нашего утверждения, обратимся к исследованию о малой родине М.В.Ломоносова священника Аркадия Грандилевского (1875-1914). Рукопись его начала ХХ в. под названием "Родина Михаила Васильевича Ломоносова" недавно была издана заведующей отделом "Русский Север" архангельской областной библиотеки им. Н.А.Добролюбова Еленой Тропичевой. [II] Кстати, текст этот сейчас пользуется абсолютным признанием у историков в Архангельске. Отметим сразу же, что А.Грандилевский ни разу в своем исследовании о М.В.Ломоносове и его родине Куростровской волости не использовал понятия "помор" и "Поморье", что само по себе показательно. Вот что пишет А.Грандилевский о "стародавних временах" по сохранившимся в приходе документам и рассказам крестьян Куростровской волости конца ХIХ - начала ХХ в.: "в Куростровской волости процветало землепашество, дававшее казне хороший доход. Так же точно изобиловали пространства те и травами луговые угодья, из которых часть составляла отличнейшие скотские выгоны. Будучи защищенными от речных разливов и солнечных лучей густыми зарослями ивы, черемхи, ольхи и кустовых растений, куростровские сенокосы... снабжали владельцев такими богатыми урожаями, что нынешние крестьяне лишь удивляются им, считая почти сказочно преувеличенными. Понятно, что эти угодья и тщательно производимое хлебопашество долженствовали придавать крестьянскому хозяйству цветущий вид, и действительно, среди земляков Ломоносова нет никаких речей о том, что предки их будто бы поборолись бедностию. Напротив, сказания о старопрежних людях полны живописных красок: эти старопрежние люди, настойчиво и заботливо возделывая землю, копили большие запасы хлеба каждый для себя и очень мало продавали его, также и сено луговое держали при себе, поэтому как сами они были сыты всегда, так и хозяйство имели как полную чашу, дворы, наполненные домашним скотом и прочее довольство, благодаря которому не нуждались в деньгах и не так высоко ценили хозяйственные продукты, насколько дороги сделались они после". [II. 177-178] Разумеется, отдельные крестьяне Куростровской волости занимались морскими промыслами, но это было исключением из общего правила. Таким редким исключением и был отец М.В.Ломоносова Василий Дорофеевич. Вот что пишет о нем А.Грандилевский: "Василий Дорофеевич Ломоносов был едва ли не последним представителем морской промышленности на своей родине; с его трагическою смертью в морских волнах закончились всякие речи о занятиях жителей Курострова морскою промышленностью". [II. 213]

Подобное утверждение А.Грандилевского подтверждается архивными документами. Так, в Архангельском областном архиве сохранился список крестьян, в 1790 г. промышлявших на Мурманском берегу - главном центре труда поморов. Оказалось, что среди многих сотен рыбопромышленников было всего десять человек крестьян из Холмогорского уезда. При общей численности всего мужского населения этого уезда около 15 тыс. человек, это составит около 0,1% от всего тамошнего взрослого мужского населения.

Итак, "поморскость" М.В.Ломоносова - это красивый исторический миф. И если раньше в советские времена это была романтическая легенда о юных годах великого ученого, то в современных условиях поморского этностроительства в Архангельстве миф обретает новое смысловое наполнение - о "нерусскости" М.В.Ломоносова.

Если, как мы уже писали выше, понятие "помор" по отношению к М.В.Ломоносову в юбилейном посвященном ему номере "Родины" применяется авторами из разных регионов России, что свидетельствует об "относительной древности" легенды, то понятие "Поморье" применительно к Архангельской области и Русскому Северу используется в журнале исключительно архангелогородцами. Последнее обстоятельство указывает на то, что в практический оборот оно введено поморскими этностроителями и областниками относительно недавно, с начала 1990-х гг. В этом, "широком" значении понятие "Поморье" еще не успело завоевать современную Россию. Это, как говорят сейчас в Архангельске, новый "бренд". Всего понятие "Поморье" в текстах, предложенных юбилейным ломоносовским номером "Родины", используется 33 раза. И, что показательно, только одним автором "помором" проф. Н.Теребихиным - 11 раз, т. е. ровно треть словоупотребления.

Создатель поморского исторического мифа проф. В.Булатов ложно утверждал: "В XIX веке Поморье стали также называть Русским Севером, европейским севером России и т. д. Впоследствии термин Поморье стал размываться, этноним "поморы" начал вытесняться обезличенным термином "северяне"". [III]

Сейчас поморские этностроители, опираясь на этот миф, ставят задачу заменить "Русский Север" "этнически наполненным понятием" "Поморье", а русских "северян" - "поморами". При этом внедрение понятия "Поморье" идет под знаком якобы исторического возрождения, хотя в прошлом сами северяне никогда не использовали его в расширительном на весь край значении. Любопытно, что профессор из Архангельска Владислав Голдин в предложенном им материале в юбилейный ломоносовский номер "Родины" настойчиво демонстрирует именно парное использования терминов "Поморье" - "Русский Север", "помор" - северянин". Например, цитируем В.Голдина: "300-летие выдающегося сына и патриота России, уроженца Русского Севера, Поморской земли"; "Ответ же во многом кроется в феномене ломоносовской родины - Поморья и Русского Севера"; "Холмогорская земля, на которой родился и вырос Ломоносов, была одним из крупных центров культуры и духовной жизни Поморья и Русского Севера". "Все лучшие традиции родного Поморья впитал в себя Михаил Васильевич. Патриотизм, прозорливость, вольнолюбие, независимость, мужество, упорство, способность успешно преодолевать кажущиеся непреоборимыми препятствия - эти черты настоящего северянина-помора определил человеческий и гражданский облик Ломоносова". [I. 12] Парное использование проф. В.Голдиным "Поморье" - "Русский Север", "помор" - северянин" косвенно свидетельствует о силе "поморской идеи" в провинциальном Архангельске. С одной стороны, В.Голдин демонстрирует лояльность "русскости", а с другой, делает уступку поморским этностроителям. Т. е. речь в данном случае идет, фактически, об "идейном двурушничестве". В связи с этим, нам хотелось бы узнать, считает ли В.Голдин сам себя "помором-северянином" или просто "северянином"? Двойственная позиция, демонстрируемая В.Голдиным, позволяет при определенных благоприятных обстоятельствах, на что и рассчитывают поморские этностроители, отбросить "северянина" и стать просто "помором".

В 2007 г. лидер "Поморского возрождения" в Архангельске Иван Мосеев высказал совершенно химерическую идею. Цитируем И.Мосеева: "Регионы вступили в конкуренцию друг с другом. Продвигаясь как Русский Север, Архангельская область успехов не добилась. Для иностранцев "русский" и "российский" звучит одинаково". "Почему не позиционировать нашу культуру как поморскую, почему не позиционировать жителей Архангельской области как поморов, а не просто как безликих северян?" [IV. 10, 71] Оказывается низкая инвестиционная привлекательность Архангельской области, заметим мы, на самом деле связана не с суровыми климатическими условиями, со слабым развитием транспортной и другой инфраструктуры, низкой общей культурой населения, а с "брендом". И.Мосеев предложил областной администрации волшебную палочку, чудо. Надо отказаться от "русскости", перестать быть Архангельской областью, стать "поморами" и "Поморьем", и проблемы начнут решаться.

Вот и норвежский почетный консул Андрей Шалев из Архангельска утверждает: "Сегодня контакты между архангельскими и норвежскими поморами уже становятся основой для проектов более широкого содержания - коммерческих связей, организации туристических маршрутов, школьных обменов". По И.Мосееву и А.Шалеву, получается, что норвежцы со своими "поморскими визами" почему-то охотнее дружат с "поморами", но неохотно - с русскими. И что мы видим в итоге? Областная администрация и губернатор области Илья Михальчук предложение поморских этностроителей приняли. Материал, данный в юбилейный номер "Родины", прекрасно это иллюстрирует. Далее в подтверждение даем цитаты из короткой заметки губернатора Ильи Михальчука: "Архангельская область - один из крупнейших регионов России. Ее геополитическое положение, природные богатства, экономические возможности и стратегические цели государства предопределили современный образ Поморья"; "Географическое положение Поморья обусловило его ключевую роль в освоении полярных морей". "Поморский край всегда был, есть и будет опорой Российского государства". [I. 4]

Далее мы приводим цитаты из материала "Поморье - территория для инвестиций", предложенного администрацией Архангельской области в рассматриваемый юбилейный номер журнала "Родина": "Поморскому краю принадлежит особое место в прошлом, настоящем и - хочется верить - будущем России"; "У истоков цивилизации Поморья северная психология хозяина"; "Поморье сформировало уникальный "извод" русской цивилизации; выковало своеобычный, неповторимый тип русского человека". "Поморы были охотниками и мореходами, строителями и корабелами, а ещё искусными ремесленниками, иконописцами, создателями и сказителями былин, просветителями". "В XVI-XVII веках Архангельск был единственными морскими воротами России. В эти и последующие столетия, вплоть до 1917 года Поморье активно торговало с Норвегией, Англией и другими западноевропейскими странами. Памятником эпохи остался неиспользуемый ныне язык руссенорск - средство обиходного общения поморских купцов и их партнёров". "Деловые качества поморов, отмеченные в истории, - это не только предприимчивость, здоровая авантюрность, "рисковость", желание и умение открывать и захватывать новые рынки, осваивать новые виды продукции и услуг". "И поморский бизнес оставил замечательные примеры высокой социальной ответственности и патриотизма купцов и промышленников. Ещё одна черта поморского делового темперамента... умение находить практическое приложение прорывным идеям и открытиям. Сегодня мы назвали бы это внедренческим дарованием, инновационной активностью". "Есть ещё одна важная для инвестиционно открытой современности особенность поморской бизнес-психологии: Север умел ценить капитал - но не как мёртвое "сокровище", а как вложенное в дело, данное в кредит, позволяющее богатеть хозяину и его партнёрам богатство". "Условия русской экономики особенно требовали такого отношения, ибо вся колонизация Севера шла на кредит. В связи с этим банкирский класс Северной Руси, новгородское боярство, пользовался почётом и большим политическим влиянием". [I. 112-114]

Итак, как видим, "поморская истерия" докатилась до администрации Архангельской области. Все эти: "цивилизация Поморье", "поморский бизнес", "поморская бизнес-психология", "новгородское боярство - банкирский класс Северной Руси", "поморский деловой темперамент" - перлы, достойные пера каких-нибудь поморских мифотворцев вроде проф. В.Булатова и Н.Теребихина. Зачем же удивляться потом, что Архангельская область по инвестициям в Российской Федерации находится на 58 месте? Ведь ее идеологи не стоят на реальной почве, творят мифы, верят в них и пытаются заставить в них поверить других. Обратим еще внимание на след в цитируемом тексте назойливо навязываемой сейчас русским северянам в Архангельске "норвегофилии". В связи с этим явлением не случайно, что в тексте в списке торговых партнеров России через Архангельск Норвегия опережает Англию!! Хотя в исторических реалиях прошлого торговля с Норвегией (вообще ставшей независимым государством лишь в 1905 году) составляла ничтожную долю по сравнению с британской, голландской или германской из Гамбурга, - настолько, что - если следовать исторической истине - норвежской торговлей через Архангельск вообще можно было бы пренебречь и не говорить о ней. Удивительна позиция видящего всю эту поморскую абракадабру про бояр-банкиров, "цивилизацию Поморье" и поморский бизнес профессора из Архангельска Владислава Голдина о точ, что в журнале "только проверенные тексты"? Проверенные с какой точки зрения, с позиции мифа поморских этностроителей? В частности, сам проф. В.Голдин повторяет в своей статье один из ключевых мифов проф. В.Булатова об отсутствии на Русском Севере крепостного права: "Предки его, поморы, были свободными людьми, не испытавшими на себе ни ордынского ига, ни крепостничества". [I. 12] Разве сам М.В.Ломоносов, спросим мы, не испытал на себе крепостного права в Холмогорах, когда отец ему выправлял паспорт для поездки в Москву, или, когда будущий ученый во время своего пребывания в столице на учебе числился в беглых? Разве Новгородская земля, опять спросим мы, а с ней и Двина в ХIII-ХIV вв. не входили в состав Монгольской империи, и не выплачивали новгородцы в Орду дань по первому запросу своего сюзерена - великого князя всея Руси?

Что касается остальных материалов архангельских авторов в юбилейном ломоносовском номере журнала "Родина", отмеченных знаком "поморской идеи", то мы сознательно отказываемся от какого-либо комментирования псевдонаучного текста "поморского метафизика" проф. Н.Теребихина. К сочинениям этого автора, увы, нельзя относиться серьезно. Что касается публикации проф. Сергея Шубина в номере, то она примечательна, с точки зрения, очередного предъявления местными областниками общественности в чуть измененном виде идеи т. н. "Поморской республики". Цитируем проф. С.Шубина, который не прямо, а косвенно критикует региональную реформу 2002 г.: "К сожалению, вес Европейского Севера в государстве существенно уменьшился после ликвидации Государственного комитета по делам Севера и включения Северного экономического района (Архангельской, Вологодской, Мурманской областей, республик Карелии, Коми и Ненецкого автономного округа) в Северо-Западный федеральный округ. В результате этого решения была утрачена основная ось северной региональной политики и геополитики Российского государства - ось Москва-Архангельск. Поэтому очень полезным было бы образование Северного федерального округа в границах Северного экономического района или создание укрупнённого региона под условным названием "Двино-Печорский край", в который вошли бы Архангельская область, Республика Коми и Ненецкий автономный округ". [I. 53] "Следуя предначертаниям Ломоносова, мы можем утверждать, что только объединёнными усилиями всей России и с опорой на региональную идентичность северян можно обеспечить национальные интересы в Арктике". [I. 53]

Конечно, в рассуждениях проф. С.Шубина ни много ни мало, а об "оси Москва - Архангельск" (!), отчасти благодаря подобного рода лексике, просматривается заурядный провинциализм. Понятие "ось", как известно нам из истории, происходит не из российского внешнеполитического лексикона и, тем более, практики. И потом, хотелось бы нам спросить, а для чего нужно подобное укрупнение с донорским Ненецким АО, если и так чрезвычайно крупная по территории и дотационная Архангельская область трудно управляется с любого уровня? Только для того, чтобы сделать Архангельск - "столицей Поморья", "Поморского края", "Поморской республики"? И нужно ли это укрупнение собственно для получения, как пишет С.Шубин, опоры в "региональной идентичности северян"? За последней, как мы считаем, вполне скрываются знакомые нам все те же "поморы" с их создаваемой сейчас в Архангельске при помощи американцев и норвежцев новой "поморской идентичностью".

* * *

[I] Родина. 2011. № 9. Специальный выпуск "Михайле Ломоносову 300"

[II] Грандилевский А.Н. Родина Михаила Васильевича Ломоносова. Описание ко дню двухсотлетнего юбилея от рождения сего первого русского учёного. Сост. Е. И. Тропичева. Архангельск, 2008.

[III] Ученые о поморах // Мосеев И.И. Поморьска говоря. Краткий словарь поморского языка. Архангельск, 2005.

[IV] Мосеев И. Региональное позиционирование как стратегический ресурс территориального развития // Экология культуры. 2007. № 2. С. 69-72.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.