Вячеслав Дашкевич: Белорусский язык превращается в главное оружие местных русофобов

Москва, 14 ноября 2011, 15:08 — REGNUM  

Из уст Сергея Маскевича, министра образования Белоруссии, выпорхнул не воробышек, а целая ворона. Выступая перед депутатами Национального собрания Белоруссии, чиновник сказал: "Я считаю, что двуязычие - это обязанность каждого гражданина страны знать белорусский язык и владеть им..."

Отметим, в действующей белорусской Конституции сказано о равноправии белорусского и русского языков.

Обратите внимание: министр выступил 4 ноября, когда в России отмечали государственный праздник - День народного единства. Ни одно из крупных официальных изданий Белоруссии по этому поводу не напечатало ни строчки. Зато два государственных белорусских телеканала "оттянулись" по полной: мелькали кадры с русскими ура-патриотами. Интервью с "лицом кавказской национальности" организовали: "Нас этим маршем не запугать. На Кавказе целое поколение молодёжи выросло с оружием в руках...".

Допустим, генералы идеологических карьеров на самом деле испугались "Русского марша". Тогда, во имя собственного успокоения, они должны были показать и другую хронику, скажем, посещение Нижнего Новгорода руководителями России Дмитрием Медведевым и Владимиром Путиным. Дабы видно было: "Русский марш" - всего лишь фрагмент, далеко не главный, в общей картине праздника. Хорошо, не хотите лицезреть Медведева с Путиным, тогда вспомните об Иконе Божией Матери "Казанская", чей спасительный лик связан не только с событиями 1612 года, но и Великой Отечественной войны. Куда там!

Вернёмся к министру образования. Может, его обращение к депутатам Национального собрания продиктовано исключительно заботой о родном белорусском языке и нет здесь иной подоплёки?

Белорусский язык, действительно, находится в загоне. Лучше сказать - в гетто. Основная вина лежит на государстве. За последнее время в одно учреждение были объединены академические Институт языка и Институт литературы. В годы войны, в эвакуации на подобное не решались. В России, на Украине действуют несколько Институтов языка и Институтов литератур. Никто под видом экономии укрупнять их не собирается. Инициаторы подобной "реформы" были бы немедленно обвинены в подрыве государственности.

В Белоруссии даже детские белорусскоязычные издания не постеснялись прихлопнуть: газету "Раніца" ("Утро"), журнал "Бярозку" ("Берёзку"), молодёжную газету "Чырвоная змена" ("Красная смена"). С каждым новым учебным годом сокращается количество школ с белорусским языком обучения - как в городах, так и в сельской местности. Лукавые чиновники объясняют это желанием самих родителей.

Своеобразная лингвошизофрения наболюдается в высших учебных заведениях. На истфаке Белорусского государственного университета, например, отдельные дисциплины преподают на русском языке, а семинарские занятия по ним проходят на белорусском языке. Лекции по психологии, читаемые на белорусском языке, становятся головной болью для большинства слушателей, так как вся основная методическая литература - на русском.

Берём литературную среду. Есть официальный Союз писателей Белоруссии (СПБ) - в основном русскоязычный, за пять последних лет выросший с нескольких десятков человек до 600. Принимают по сто членов в год. Процесс напоминает массовый заплыв графоманов, дискредитирующий само звание писателя. Можно ситуацию расценивать и как насмешку над властью: СПБ дотируется государством.

Параллельно существует Союз белорусских писателей (СБП) - оппозиционный, члены которого в подавляющем большинстве своём творят на белорусском языке. У них отобрали помещение, срывают встречи с читателями, чинят иные гадости. В СБП есть несколько литераторов европейской известности и по своему творческому потенциалу он в разы превосходит официальный СПБ.

Разделение пишущей братии по языковому принципу произошло не сразу. Сначала в недрах единого когда-то Союза писателей сформировалась группа "Пен-центра" (небезызвестный финансист Джордж Сорос постарался). Пенклубовцы, защищая свободу слова, не забывали тотально чернить советскую историю, разжигали русофобию. Так что власть, исходя из соображений национальной безопасности, имела определённые снования для наведения элементарного порядка в писательской среде. Но все предполагаемые плюсы обернулись одним огромным минусом. Верх взяли интриганы и провокаторы. В двух противоборствующих Союзах состоит почти 1,2 тысячи человек. На каждого из них - если не мастера художественного слова, то хотя бы профессионально пишущего человека - приходится пять-семь отключивших тормоза графоманов. Не удивлюсь, если вскоре появится третий писательский союз. Это уже не ярмарка тщеславия, а барахолка.

Куда смотрят представители власти? В моём архиве лежат документы, уличающего в саботаже белорусско-российских отношений, в частности - писательских связей, бывшего первого заместителя главы Администрации белорусского президента Ивана Пашкевича (не так давно он отвечал за государственную идеологию). Сейчас этот деятель проживает в Соединённых Штатах. Если б на нём всё и закончилось!

Белорусский язык постепенно превращается в главное оружие местных русофобов. Видите, говорят национал-экзальтанты, президент поддерживает русскоязычный писательский союз специально, чтобы Белоруссию русифицировать окончательно. В Минске на человека, разговаривающего на родном белорусском языке, иногда смотрят как на экзота. Правда, это не смущает католических священников, ведущих беседы с паствой на хорошем белорусском. Свято место пусто не бывает.

Меня немного смутили Леонид Гусев и Павел Святенков - российские политологи, откликнувшиеся на заявление белорусского министра образования: "Белорусские власти пытаются заигрывать с оппозицией... Утопающий Лукашенко хватается за змею национализма..." Какое заигрывание, с кем? Эту, с позволения сказать, оппозицию бросила на гвозди даже МИ-6 (английская внешняя разведка), "курирующая" белорусско-европейские связи. Не так давно Польша и Литва сдали по просьбе "большой сестры" зарубежные банковские счета белорусской оппозиции - сотни фамилий. Спонсорам надоело кормить тех, кто не в силах организовать "васильковую" революцию. Нет, радикальную белорусскую оппозицию, воспитанную в ненависти к "российскому империализму", Запад по большому счёту не сдал - её решено переформатировать и подготовить к решающей схватке, где языковой вопрос вполне может выступить в качестве спускового механизма.

Не думаю, что белорусский министр образования специально решил поиграть с оппозицией. Он просто малообразованный в политическом плане человек, каких на верхних и нижних этажах белорусской власти не сосчитать. Вспомним пушкинские строки: "И прекрасны вы некстати, И умны вы невпопад"...

Если "утопающий Лукашенко" ухватится за "змею национализма", то она его смертельно укусит при первом же соприкосновении. Александр Григорьевич на самоубийцу не похож. Он может стать политическим самоубийцей, если не уберёт из политического севооборота людей типа Павла Якубовича - главного редактора газеты "Советская Белоруссия"; Геннадия Давыдько - председателя Национальной государственной телерадиокомпании; Всеволода Янчевского - помощника президента по вопросам идеологии; Олега Пролесковского - министра информации; Николая Чергинца - председателя Союза писателей Белоруссии; Анатолия Рубинова - председателя Совета Республики Национального собрания... Список, увы, длиннющий. По каждой названной особе у автора есть масса материалов, дающих ему право на подобное оценочное суждение.

Медвежью услугу оказывают порой Белоруссии и российские политические обозреватели. Вот мнение одного из них: "Белорусский язык используется лишь в отдельных сёлах и деревнях...". С такой подготовкой в разговор лучше не встревать. Иначе в роли белорусского министра образования Сергея Маскевича можно ненароком оказаться.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.