В убийстве дагестанского шейха винят "реваншистов"

Махачкала, 14 ноября 2011, 12:55 — REGNUM  

Опасения, что убийство шейха Сиражутдина Хурикского, застреленного 27 октября во дворе собственного дома, дестабилизирует общественно-политическую обстановку в Дагестане, не оправдались. Теперь уже можно утверждать, что массовых акций протеста и тем более вооруженного противостояния приверженцев накшбайдийского тариката (направления суфийского ислама, к которому принадлежал убитый) с представителями других религиозных течений в связи с гибелью шейха не произошло.

Президент республики Магомедсалам Магомедов на похоронах шейха заявил родственникам и последователям (мюридам) покойного, что правоохранительные органы уже определили круг подозреваемых, но в интересах следствия их имена пока не озвучены. По мнению главного редактора одной из Дербентских телестудий Динары Расуловой, данное убийство журналистское сообщество республики изначально определило как заказное, а это значит, что следствие по делу, вероятно, затянется на долгие годы, точно так же, как и по другим резонансным преступлениям. По большому счёту опасения по поводу возможных массовых волнений были напрасными, рассказывает Расулова, хотя бы по той причине, что ни одно религиозное течение в республике на сегодняшний день не является в достаточной мере консолидирующей силой, способной вывести народ на улицы. Заявления религиозных деятелей по поводу многотысячной армии своих сторонников на деле оказываются изрядно завышенными, отмечает Расулова. С другой стороны, известно, что большинство руководителей религиозных общин, следующих традиционному исламу, работают в тесной взаимосвязи с органами государственной власти, в том числе и с правоохранительными структурами, а они, в свою очередь, не заинтересованы в нагнетании обстановки и не допустят эксцессов в регионе.

Депутат Народного Собрания Ахмед Изилов считает, что убийство шейха было направлено в первую очередь против президента республики Магомедова. Деструктивные силы внутри республики, по его мнению, пытаются внести раздор и внушить общественному сознанию, а в первую очередь Федеральному центру, что глава Дагестана не в состоянии контролировать ситуацию. Что именно эти за силы, он уточнять не стал. Однако добавил, что только "реваншистам" на руку данное преступление. Это, по его словам, понимают и религиозные деятели. Поэтому столкновений на религиозной почве, на что так рассчитывали те, кто стоят за этим преступлением, в Дагестане не произошло, подытожил Изилов.

Представители практически всех конфесcий в Дагестане выразили соболезнования родным по поводу случившегося и высказались о недопустимости проявлений религиозной нетерпимости в обществе. Однако статистика тяжких преступлений в Дагестане постоянно растет, и это не может не беспокоить граждан республики. На фоне неспособности органов правопорядка обеспечить элементарные условия безопасности, в республике всё чаще слышны призывы к жесткой диктатуре. Немногочисленные акции протеста на площадях Махачкалы пока носят неполитический характер и направлены в основном против коррупции и незаконных действий силовых структур, но насколько долго может продолжаться такая ситуация, предсказать не берется никто.

Исамутдин Саидов, имам мечети "Баб-уль-Абваб" в южнодагестанском городе Дербент, инициатором строительства которой был шейх Сиражутдин, признается, что для их общины потеря учителя - большой урон. "Сиражутдин создал прочную основу, и мы обязательно продолжим начатое им дело по распространению ислама в Южном Дагестане", - говорит он. Сегодня Саидов является формальным преемником шейха. Раньше он больше был известен как ученый-богослов. Он представлял мечеть и открытый при ней филиал исламского университета на различных научных форумах и считался правой рукой шейха. У него, как отмечают эксперты, пока нет той харизмы и степени влияния, которой обладал Хурикский. Поэтому, чтобы удержать завоеванные за долгие годы позиции накшбандийского тариката в южном Дагестане, Саидову придется заново для себя налаживать дружеские взаимоотношения с главами всех районов этой части республики и утверждать собственное реноме последователя Сиражутдина Хурикского. Однако проводить при этом независимую от Духовного Управления мусульман Дагестана (ДУМД) политику, как это делал Хурикский, ему уже вряд ли удастся, и он будет вынужден согласовывать свои позиции с Махачкалой и действовать в русле требований ДУМДа. Это будет означать потерю суверенитета, но взамен он получит поддержку и ресурсы Духовного управления.

Конфессиональная палитра Южного Дагестана отличается от остальной республики тем, что здесь "традиционалисты" представлены не только последователями суфизма, но и шиитами. Шииты - в основном азербайджанцы, проживающие в старой части Дербента, и лезгины из селения Мискенджи Докузпаринского района. Привлечением верующих с других территорий Дагестана шииты почти не занимаются. Представители дербентской Джума-мечети, где в основном собираются шииты, объясняют это политикой нейтралитета. "Мы не навязываем никому свои убеждения, для нас главное, чтобы люди сердцем прониклись в нашу веру, а примут они её или нет - на всё воля Всевышнего!" - говорят они. Влияние шиитов на территории южного Дагестана из-за малочисленности их последователей (не более 35-40 тысяч человек, при общей численности населения южного Дагестана примерно в полмиллиона человек) незначительное. Правда, в последнее время и они несколько активизировались: издают свою газету "Джума", проводят различные благотворительные акции и т.д. Можно предположить, что для них главное - сохранить собственные позиции на фоне растущей популярности салафитов, особенно среди молодежи.

Открытого противостояния между салафитами и суфиями пока не наблюдается. После злопамятной драки в Дербенте в апреле 2005 года стороны соблюдают негласное перемирие. Но по большей части оно держится на постоянном вовлечении в религиозную сферу правоохранительных органов, поэтому считать нынешнее отсутствие внутрирелигиозных конфликтов долговременным явлением вряд ли можно.

Магомед Ханмагомедов (Дагестан)

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
27.03.17
«Кто охрану ставил, тот и шлёпнул» — Кургинян об убийстве Вороненкова
NB!
27.03.17
MOSKVA вместо MOSCOW: Росреестр учит дорожников грамоте
NB!
27.03.17
Российский суд заочно арестовал экс-премьера Украины Арсения Яценюка
NB!
27.03.17
Жириновский: Русская армия или немецкая — пусть украинцы выбирают
NB!
27.03.17
Путин вызвал в Кремль руководство Росгвардии
NB!
27.03.17
Молдавия: Московский проспект хотят переназвать в честь румынской оккупации
NB!
27.03.17
Радио REGNUM: второй выпуск за 27 марта
NB!
27.03.17
Ле Пен: Если французы скажут евро — да, я уйду в отставку
NB!
27.03.17
К чему Stratfor готовит Балканы и Кавказ
NB!
27.03.17
«Железную леди» в политсовет: врио саратовского губернатора готовит команду
NB!
27.03.17
В Орловской области вандалы изуродовали два памятника Ленину
NB!
27.03.17
Лидеры, середняки и аутсайдеры: рейтинг мэров
NB!
27.03.17
Госсекретарь США Тиллерсон — единственный взрослый человек в Вашингтоне
NB!
27.03.17
Президентские выборы вернули религию в публичную жизнь Франции
NB!
27.03.17
Порошенко: Россия пытается «рассорить украинцев»
NB!
27.03.17
Страна открытых дверей. Чему США могут научить Таджикистан?
NB!
27.03.17
Угроза минского Майдана ликвидирована. Надолго ли?
NB!
27.03.17
Лавров о реакции Запада на митинг в Москве: «Пресловутые двойные стандарты»
NB!
27.03.17
Украина воскресила ГУАМ: подписаны договора о ЗСТ и «Шелковом пути»
NB!
27.03.17
«Митинги 26 марта — что это было и что еще будет»: Круглый стол ИА REGNUM
NB!
27.03.17
Зачем Казахстану переговоры по Сирии?
NB!
27.03.17
В «Нафтогазе» готовятся к банкротству и продаже имущества за долги: обзор