Джамиль Гасанлы: Крах иранского опыта большевиков

Москва, 12 ноября 2011, 21:22 — REGNUM  

ИА REGNUM завершает публикацию серии статей доктора исторических наук, профессора Бакинского государственного университета Джамиля Гасанлы "Восточная политика Советской России и Азербайджан в 1920-1921 годах", пятая часть которой "Подписание советско-иранского договора о дружбе в феврале 1921 года" была размещена на нашем сайте 14 ноября 2011 года (http://regnum.ru/news/1466757.html).

После подписания договора о дружбе между Советской Россией и Ираном ежедневно из НКИД в Баку безостановочно шел поток директивы с требованием ликвидировать Гилянскую республику. Сдерживая этот телеграфный натиск, Н.Нариманов и М.Д.Гусейнов 17 марта 1921 года направили в Тифлис Г.Орджоникидзе телеграмму, в которой объяснили: "Мы не против ликвидации Гилянской Республики, только мы находим желательным поднять этот вопрос в порядке азербайджано-персидских переговоров, к которым надо приступить немедленно. Запрошенный по этому поводу вчера Шахтахтинский обещал ответить сегодня, узнав мнение тов. Чичерина. Если Вы согласны на начатие переговоров с Персией, просим сообщить нам" (Телеграмма Н.Нариманова и М.Д.Гусейнова Г.Орджоникидзе. 17.03.1921 // Коллекция документов РГАСПИ).

Несмотря на подписанный в Москве договор, иранская сторона не желала впускать назначенного чрезвычайным представителем Советской России Ф.Ротштейна до тех пор, пока существует Гилянская Республика. Иранский консул в Баку 21 марта сообщил Чрезвычайному и Полномочному послу Ирана в Москве, что, несмотря на поступивший из Москвы приказ, Гилянская Республика не только не ликвидирована, но даже и шага не сделано в этом направлении (Телеграмма иранского консула в Баку Чрезвычайному и Полномочному послу в Москве. 21.03.1921 // Коллекция документов РГАСПИ). Сам Ф.Ротштейн в секретной телеграмме на имя Г.Чичерина сообщал, что иранская сторона свой отказ впускать его в Тегеран связывает с продолжающей существовать Гилянской республикой и невыводом советских войск из Ирана (Телеграмма Ф.Ротштейна Г.Чичерину. 24.03.1921 // Коллекция документов РГАСПИ). Только в конце апреля, после длительных неофициальных перемещений по всему Северному Ирану, Ф.Ротштейну удалось-таки прибыть в Тегеран (Срочная телеграмма Ф.Ротштейна Г.Чичерину. 27.04.1921 // Коллекция документов РГАСПИ). В телеграммах на имя Г.Орджоникидзе от 30 марта, 2 и 7 апреля Г.Чичерин решительно требовал ликвидировать Гилянскую республику. Он писал: "Категорически настаиваем, чтобы Вы железной рукой прекратили попытки срыва нашей политики в Персии, ибо этим срывается вся наша восточная политика. Не допускайте ни в коем случае новой авантюры. Примените решительные меры, чтобы удержать местных людей от авантюр в Персии. Советское Правительство Эхсануллы должно быть немедленно ликвидировано. Это не значит допущение Шахского губернатора, ибо в Энзели остается Азербайджанская оккупационная власть до момента одновременного ухода из Персии англичан и азербайджанцев. Но Советское правительство Гиляна должно быть распущено не дожидаясь этого момента, сейчас же" (Телеграмма Г.Чичерина Г.Орджоникидзе. 05.04.1921 // Коллекция документов РГАСПИ).

Руководство Советского Азербайджана оказывало упорное сопротивление подобным директивам из Москвы. И.Левин, член миссии Ф.Ротштейна, остававшийся в Баку до прояснения ситуации со своим начальником, 11 апреля доносил Г.Чичерину: "По заслушании доклада Орджоникидзе о категорическом требовании Москвы ликвидировать Гилянскую Республику А.Караев сделал мотивированное предложение, сводившееся к следующему: Москва может объявлять Гилянскую Республику ликвидированной, но Азербайджан, как самостоятельная республика, не только не ликвидирует Гилянскую Республику, но, наоборот, теперь, ввиду тегеранских событий, оказывает ей всемерную поддержку людьми и средствами вооружения... С другой стороны, члены Гилянского Правительства со своими отрядами не захотят ликвидироваться и будут вставлять вам палки в колеса" (Телеграмма И.Левина Г.Чичерину. 11.04.1921 // Коллекция документов РГАСПИ). На заседании Кавбюро ЦК РКП(б) 4 июня Серго Орджоникидзе и Н.Нариманову было поручено всесторонне изучить состояние революционного движения в Иране и оказать ему содействие (Выписка из протокола №7 заседания Кавбюро ЦК РКП(б). 04.06.1921 // Коллекция документов РГАСПИ).

Тем не менее, сопротивление азербайджанского руководства и Эхсанулла-хана было надломлено давлением из Москвы, и 6 мая Серго Орджоникидзе распустил Иранскую Красную Армию и ее Военно-Революционный Совет. В районе Решт-Энзели на базе военных частей Азербайджанской ССР и ХI Армии была создана отдельная стрелковая бригада и в нее была включена ликвидированная иранская армия. Командиром бригады был назначен Н.Гикало. Все отделы ликвидированной иранской армии были отправлены в Баку и поступили в распоряжение Наркомвоенмора Азербайджана. Однако, несмотря на все перемены военного характера и подписанное 6 мая 1921 года соглашение о сотрудничестве между ЦК ИКП во главе с Гейдар-ханом и Кучек-ханом, вторая попытка штурма Тегерана летом 1921 года также оказалась неудачной. В соглашении предусматривалось развитие дружеских отношений с правительствами Советской России, Азербайджана и Грузии, а также получение от них помощи (Соглашение об объединении усилий между коммунистами (Гейдар-хана) и джангалийцами (Кучек-хана). 07.05.1921 // Коллекция документов РГАСПИ).

После соглашения от 6 мая были достигнуты определенные победы местного значения, но, в целом, избавиться от поражения не удалось. Когда телеграмма Н.Нариманова о победе Эхсанулла-хана под Мазандараном была 13 июля опубликована в газете "Известия", посол Ирана использовал эту информацию как подтверждение факта пребывания русских добровольцев в Гиляне и в письме Г.Чичерину ссылался именно на обнародованную в печати телеграмму Н.Нариманова. Посол сообщил в Наркомат иностранных дел, что "для Азербайджана русско-персидский договор является мертвой буквой" (Письмо Г.Чичерина в Политбюро ЦК РКП. 14.07.1921 // Коллекция документов РГАСПИ). По настоянию Г.Чичерина Политбюро ЦК РКП(б) приняло решение, обязывающее Азербайджанское правительство дать официальное заявление в печати. 26 июля наркоминдел Азербайджанской ССР М.Д.Гусейнов через центральный орган АКП(б) газету "Коммунист" сделал заявление о том, что азербайджанское правительство никак не связано с Эхсанулла-ханом и не оказывает ему помощь. Об этой публикации в газете "Коммунист" 29 июля М.Д.Гусейнов сообщил Г.Чичерину шифрованной телеграммой (Телеграмма М.Д.Гусейнова Г.Чичерину. 29.07.1921 // Коллекция документов РГАСПИ). Советский посол Ф.Ротштейн в телеграмме Г.Чичерину призывал положить конец вмешательству Азербайджана в иранские дела:"Против глупости персидских революционеров и сами боги бессильны, но против азербайджанцев необходимо принять крупные меры" (Телеграмма Ф.Ротштейна Г.Чичерину. 12.07.1921 // Коллекция документов РГАСПИ). В ультимативной форме в телеграмме Г.Чичерину с копией В.И.Ленину посол РСФСР в Иране требовал: "Либо Баку должен быть безусловно подчинен мне во всем, что касается Персии, либо я должен быть подчинен Баку. Среднего быть не может. И если меня подчинят Баку, то я вынужден буду спустить флаг и уехать из Персии" (Телеграмма Ф.Ротштейна Г.Чичерину. 11.07.1921 // Коллекция документов РГАСПИ). Через несколько дней ФРотштейн добавил: "Если бы одобряете такую двойную политику, то мне здесь нечего делать" (Телеграмма Ф.Ротштейна Г.Чичерину. 15.07.1921 // Коллекция документов РГАСПИ). С письмами подобного содержания Ф.Ротштейн обращался и в Наркомат иностранных дел Азербайджана. В письме М.Д.Гусейнову он сообщал: "Ваша чисто Бакинская политика в отношении Ирана, идущая вразрез с общегосударственными интересами, у меня как кость в горле и совершенно нарушает мою работу. И пока продолжаются неофициальные контакты между Баку и различными ханами, называющими себя революционерами, будет невозможно строить правильные отношения с Тегераном. Ф.Ротштейн предупреждал, что иранской армии ничего не стоит выбить этих ханов с их позиций, и Реза-хан (имеется ввиду военный министр, через 4 года ставший шахом Ирана Реза Пехлеви, правивший страной в 1925-1941 гг. - Дж.Г.) "почти со слезами на глазах просил моего разрешения на это" (Персидский фронт мировой революции. Документы о советском вторжении в Гилян (1920-1921). М., 2009, С.403).

В действительности, задержка с выводом советских войск из Гиляна в июне 1921 года была связана со сменой правительства в Иране. Пришедший к власти Кавам-эс-Салтане и его кабинет были англофилами, и поэтому Ф.Ротштейн в телеграммах Серго Орджоникидзе и Г.Чичерину рекомендовал повременить с эвакуацией войск. Он писал: "Существование некоторого фронта в Гиляне как раз в настоящий момент нужно для терроризирования нового кабинета шаха, а потому повремените немного. Я предъявил кабинету ряд требований, по удовлетворении которых дам вам сигнал для эвакуации войск. Прошу одновременно удержать иранский ревком и Кучека от каких-либо выступлений, а пока что держаться угрожающей к Тегерану позиции для тех же целей. В случае удовлетворения моих требований или создания другого приемлемого нами кабинета прекратите поддержку ревкома, о чем особо дам знать" (Срочная телеграмма Ф.Ротштейна Г.Чичерину. 15.06.1921 // Коллекция документов РГАСПИ). Одновременно, Ф.Ротштейн посылал в МИД Ирана ноты с извещением о выводе советских войск из Гиляна. Г.Чичерин, ознакомившись с текстами этих нот, сделал Ф.Ротштейну выговор: почему он сейчас заводит разговор о выводе войск из Гиляна, если они еще в прошлом году вместе с Раскольниковым вышли оттуда, осталась только азербайджанская армия? (Телеграмма Г.Чичерина Ф.Ротштейну. 11.08.1921 // Коллекция документов РГАСПИ). После отзыва Ф.Раскольникова из Ирана Г.Чичерин во всех письмах рекомендовал не упоминать больше о советской армии в Иране и настаивал, что в Гиляне остались части "азербайджанской оккупационной армии" (Срочная телеграмма Г.Чичерина Г.Орджоникидзе. 18.04.1921 // Коллекция документов РГАСПИ). К сожалению, события на Севере Ирана убедительно свидетельствовали, что о "независимости" Азербайджана вспоминали только в те моменты, когда велась неприглядная двойная политическая игра великих держав.

Во время встречи с премьер-министром Кавамом Ф.Ротштейн получил заверения, что в кабинете произойдут перемены, но эти обещания повисли в воздухе. Соответственно, в отчете Г.Чичерину в октябре 1921 года советский посол писал, что Кавам обещал следовать полученным советам, но он "обманул меня и в моем лице советское правительство" (Отчет Ф.Ротштейна Г.Чичерину. 08-10.10.1921 // Коллекция документов РГАСПИ). Только по просьбе Ф.Ротштейна, под давлением военного министра Реза-хана в октябре 1921 года Кавам произвел изменения в своем кабинете.

После телеграфной войны Ф.Ротштейна с Москвой и Баку, В.И.Ленин, находившийся в середине августа 1921 года в отпуске, решил сам вмешаться в иранские дела. Он успокоил Ф.Ротштейна тем, что, по сведениям Г.Чичерина, бакинцы перестали помогать Эхсанулла-хану. Весьма забавно звучит следующая фраза в письме В.Ленина Ф.Ротштейну: "С Вашей острожной политикой в Персии я, кажись, согласен... Не напишете ли Вы работы о Персии, чтобы всем нам поучиться насчет сюжета столь интересного и столь для нас неизвестного?" (Письмо В.Ленина Ф.Ротштейну. 13.08.1921 // Коллекция документов РГАСПИ).

15 августа на заседании Пленума Кавбюро ЦК РКП(б) по докладу Г.Орджоникидзе "О положении в Персии" были приняты следующие решения: а) в поддержке Кучук-хану и Эхсанулла-хану отказать; б) предложить им эвакуироваться с их войсками, если они на это согласятся; в) усилить работу по организации Компартии в Персии (Выписка из протокола №16 Пленума Кавбюро ЦК РКП. 15.08.1921 // Коллекция документов РГАСПИ). Таким образом, Гилянская авантюра, затеянная советами весной 1920 года, близилась к финалу.

После подписания договора от 26 февраля 1921 года политика Советской России продвигать революционное движение в Гиляне руками добровольцев оказалась безрезультативной. Полученная Ф.Ротштейном из "достоверных источников" и 24 сентября срочно отправленная в Москву информация о готовящемся в Баку походе на Тегеран, не подтвердилась. В шифрованной телеграмме Ф.Ротштейн сообщал Г.Чичерину о планах "Азербайджанского Советского империализма за счет Персии (Шифрованная телеграмма Ф.Ротштейна Г.Чичерину. 27.10.1921 // Коллекция документов РГАСПИ). Словно находясь в неведении о "Гилянской эпопее", совпосол продолжает видеть в Баку корень зла и виновника всех событий. В конце 1921 года в очередной телеграмме Г.Чичерину он писал: "При царском режиме мы смотрели на Персию как на нашу законную добычу, которая только благодаря противодействию англичан, не могла быть превращена в губернию или ряд губерний Российской империи. Я подозреваю и даже убежден, что именно этот империалистический инстинкт живет в наших бакинцах и даже отчасти ташкентцах, у которых он, конечно, принимает в соответствии с нашим новым строем советскую и даже коммунистическую форму" (Телеграмма Ф.Ротштейна Г.Чичерину. 15.12.1921 // Коллекция документов РГАСПИ). Все эти интриги и разногласия привели к тому, что в сентябре-октябре 1921 года между Кучек-ханом и Гейдар-ханом Амиоглу, и в целом между джангалийцами и коммунистами началась свара. Это кровавое противостояние завершилось не только смертью Кучек-хана и Гайдар-хана Амиоглу, но и уходом с революционной арены их многочисленных сторонников. 3 октября ЦК РКП(б), обсудив вопрос "О Персии", поручил С.Кирову контроль за тем чтобы не допустить какую-либо помощь со стороны Азербайджана Кучек-хану и другим силам в Иране. Причем подчеркивалось, что С.Киров несет персональную ответственность за выполнение этого решения (Выписка из протокола №64 заседания Политбюро ЦК РКП (б). 03.10.1921 // Коллекция документов РГАСПИ). 7 ноября Эхсанулла-хан со своими сторонниками прибыл из Энзели в Баку, а 8 ноября Г.Орджоникидзе и С.Киров торжественно рапортовали В.Ленину и И.Сталину: "В Персии все окончено" (Телеграмма Г.Орджоникидзе и С.Кирова В.Ленину и И.Сталину. 08.11.1921 // Коллекция документов РГАСПИ). Вместе с тем они предложили ЦК РКП(б) создать нелегальный "Иранский комитет свободы" из кадров, прибывших в Баку из Ирана. Однако это предложение Г.Орджоникидзе и С.Кирова было встречено в штыки на заседание Политбюро ЦК РКП(б), которое запретило им предпринимать какие-либо шаги в этом направлении (Выписка из протокола №77 заседания Политбюро ЦК РКП (б). 17.11.1921 // Коллекция документов РГАСПИ). Только после этого, 15 декабря 1921 года Меджлис Ирана ратифицировал договор между Ираном и РСФСР, заключенный в Москве 26 февраля (Телеграмма Ф.Ротштейна Г.Чичерину. 15.12.1921 // Коллекция документов РГАСПИ).

Поражение иранской революции нанесло заметный удар по политическому авторитету Н.Нариманова. Боль этого поражения он пронес до конца жизни и не примирился с Г.Чичериным. Позже он откровенно писал И.Абилову: "Все идее Чичерина, используемые в Восточной политике, абсолютно ложны. Иран однозначно отвернулся от нас. Поддавшись на обман англичан, Чичерин нашими руками погасил светильник иранской революции" (Письмо Н.Нариманова И.Абилову // Коллекция документов АПД УДП АР).

Наполненное горестными впечатлениями письмо Н.Нариманова И.Сталину "К истории нашей революции в окраинах" наполовину посвящено неудачам советской политики на Востоке. Касаясь гибели революционного процесса в Иране "от руки Ротштейна", он писал: "Мы своими руками убили освободительное движение в Персии, так как нужно было Ллойд Джорджу, потому что так понимали восточную политику некоторые из товарищей" (Н.Нариманов - В ЦК тов. И.Сталину. Копия: Л.Троцкому и К.Радеку. К истории нашей революции в окраинах // Коллекция документов РГАСПИ). Г.Чичерин был вынужден письменно ответить на прямые обвинения Н.Нариманова в провале иранской революции, которые он предъявил наркоминделу в разделе "Восточный вопрос" своего письма в ЦК РКП(б) на имя И.Сталина, Д.Троцкого и К.Радека. В письме на имя секретаря Контрольной комиссии РКП(б) Емельяна Ярославского (Миней Губельман - Дж.Г.) наркоминдел оправдывался, что в Восточной политике партии он не отступал от линии Центрального Комитета. Он писал: "Напротив, в указанный период Восточная политика товарища Нариманова настолько резко расходилась с линией ЦК РКП(б), что на заседании Политбюро и Пленуме ЦК РКП(б) приходилось напоминать кавказским товарищам о необходимости придерживаться линии ЦК. Кавказские товарищи, в т.ч. товарищ Нариманов раздували события в Северном Иране и поддерживали авантюристическую политику. В настоящее время никто из руководящих товарищей не сомневается, что такое раздувание нанесло большой урон коммунистическому движению и международному положению Советской Республики". (Письмо Г.Чичерина Я.Ярославскому. 31.08.1923 // Коллекция документов РГАСПИ). Однако, приходится констатировать, что это были поздние признания Г.Чичерина, а поражение иранской революции стало ярчайшим примером порочности политики Москвы об экспорте революции. Вот так в 1920-1921 годах Советский Азербайджан был вовлечен в "Иранскую эпопею" - историю детективного характера с драматической фабулой и горькими результатами.

Таким образом, после серии поражений пролетарских революций на Западе, надежды народов Востока оказались подорваны на примере трагических событий в Гиляне. Атмосфера большевистского революционного пафоса и романтики, рожденные после оккупации Азербайджана, недолго продержалась в Иране. Планы Москвы на советизацию Ирана с использованием Азербайджанской платформы потерпели фиаско. Хотя в Гилянских событиях, имевших антианглийскую направленность, большевики тщательно скрывались за спиной Советского Азербайджана дабы "сохранить лицо" и избежать международного скандала, им однако не удалось утаить свои подлинные намерения. Советская Россия не смогла добиться своей главной цели - выбить Великобританию из Ирана. Революционная волна в Южном Азербайджане не приобрела постоянный характер, а поражение движения Хиябани сопровождалось усилением деспотизма. Угасший огонь Иранской революции свел на нет идею превратить Советский Азербайджан в яркий маяк на Востоке. Еще более усугубились противоречия между Н.Наримановым и Центром в отношении к Восточной политике. Спустя короткое время гилянские события будут "привязаться" ко всем провалам большевиков на восточном направлении и займут центральное место в травле Н.Нариманова, а горечь этого поражения ему придется пережить в своей личной жизни.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
29.04.17
Современный оракул — толстый, желчный и брюзгливый
NB!
29.04.17
Русские следы на востоке Турции
NB!
29.04.17
Великий мусорный путь: Украина в зеркале мусорной проблемы
NB!
29.04.17
СМИ ЕС: «С наскока Америку великой не сделать»
NB!
29.04.17
Солдаты и матросы — против травли Ленина
NB!
29.04.17
«Апрельская война в Нагорном Карабахе поставила Азербайджан в тупик»
NB!
29.04.17
Как это будет: репетиция Парада Победы в Воронеже
NB!
29.04.17
Евросоюз не будет «бесплатно кормить» Британию после Brexit — Минфин ФРГ
NB!
29.04.17
Киргизские бедняки оплачивают счастье чиновников
NB!
29.04.17
Выборы во Франции: шанс на обновление будет упущен?
NB!
29.04.17
Свалка на Украине примет ядерные отходы. После освоения денег
NB!
29.04.17
Парламентаризм Грузии открыл врата надежды
NB!
29.04.17
Оправдает ли ожидания новый интернет-проект об искусстве?
NB!
29.04.17
Петербургский аэропорт: как собака на сене
NB!
29.04.17
КНДР провела испытание баллистической ракеты
NB!
29.04.17
Выборы президента Франции: «золотой мальчик» против «винтовки»
NB!
29.04.17
В Молдавии День Победы стал “Днем Европы”
NB!
29.04.17
СМИ узнали о содержании «тайного разговора» Путина и Порошенко
NB!
29.04.17
Freedom House: журналисты ИА REGNUM задержаны незаконно
NB!
28.04.17
Христианство – ответ на неприятные вопросы
NB!
28.04.17
Карабах: факторы сдерживания военной эскалации в исторической ретроспективе
NB!
28.04.17
Война России и США на Ближнем Востоке: сценарий из недалекого будущего — II