Государственная историческая политика Латвии: доклад фонда "Историческая память"

Москва, 10 ноября 2011, 01:56 — REGNUM  

14 ноября 2011 года в Москве под председательством директора Института всеобщей истории РАН Александра Чубарьяна состоится первое заседание совместной комиссии историков России и Латвии, учрежденной решением президента России Дмитрия Медведева и президента Латвии Валдиса Затлерса от 20 декабря 2010 года. Латвийская сторона неоднократно заявляла, что считает главной задачей комиссии - согласие властей России на официальное признание "советской оккупации" Латвии и ответственности за неё современной России. Истоки и политическая подноготная такой позиции Латвии представлена в аналитическом докладе фонда "Историческая память" (авторы: Александр Дюков и Владимир Симиндей), который полностью публикуется ниже.

Государственная историческая политика Латвии: материалы к изучению

В ходе российско-латвийских переговоров на высшем уровне, состоявшихся 20 декабря 2010 года в Москве, была достигнута договоренность между президентом России Д.А. Медведевым и президентом Латвии В. Затлерсом о создании совместной комиссии историков. Причины принятия этого решения понятны: непростые отношения между Россией и Латвией во многом обуславливаются различным истолкованием недавнего общего прошлого наших стран. Такие, несомненно болезненные вопросы, как советская репрессивная политика, преступления нацистов и их латвийских пособников, советизация и террор националистических формирований "лесных братьев" в настоящее время становятся предметом активных политических спекуляций; совместная комиссия историков должна исправить это положение, став инструментом научного диалога.

К сожалению, заявления, сделанные в последнее время высокопоставленными государственными чиновниками и официальными историками Латвии, заставляют усомниться в том, что совместная комиссия станет действенным инструментом научного диалога. Создается впечатление, что в Риге комиссию рассматривают лишь как площадку для озвучивания идеологизированных официальных штампов о "советских оккупантах" и "легионерах СС как борцах за свободу Латвии".

С целью оценки позиции латвийской стороны фондом "Историческая память" подготовлен аналитический обзор государственной исторической политики Латвии, ее идеологического содержания и механизмов реализации, в т.ч. в контексте решения о создании российско-латвийской комиссии историков.

* * *

Начиная с 1990-1991 гг. полный пересмотр представлений о событиях, связанных с периодом пребывания республики в составе СССР, стал использоваться в Латвии на государственном уровне в качестве инструментария для переформатирования общественного сознания и закрепления новой власти. В основу "национальной" идеологической конструкции был положен тезис латышских эмигрантских кругов о прибалтийских странах как жертвах двух тоталитарных режимов, согласно которому советский режим подавался как "более опасный и худший" для титульных балтийских народов, чем нацистский.

Следует отметить, что концепция "советской оккупации" Латвии послужила оправданием для лишения значительной части населения республики политических и ряда экономических прав. Позорный институт массового "негражданства" является одной из основ созданного в Латвии режима этнократии, что не может не оказывать влияния на официальную историческую науку. Об этом в 2005 году недвусмысленно заявила председатель комиссии по иностранным делам Сейма ЛР Вайра Пэгле: "Если мы отказываемся от концепции оккупации, то ставим под угрозу нашу политику в отношении гражданства, в отношении неграждан и их прав (запрет на участие в муниципальных выборах) и других ключевых вопросов. Понятно, что на такой шаг мы пойти не можем".

Идеологические основы, которыми руководствуется официальная латвийская историческая наука, документально закреплены в ряде политико-декларативных актов органов власти, к которым следует отнести декларации Сейма ЛР "Об оккупации Латвии" от 22 августа 1996 года, "О латышских легионерах во Второй мировой войне" от 29 октября 1998 года и "Об осуждении осуществлявшегося в Латвии тоталитарного коммунистического оккупационного режима СССР" от 12 мая 2005 года (полные переводы документов см. в Приложении). Эти документы сохраняют свое действие до сих пор.

В частности, в декларации "Об оккупации Латвии" утверждается, что

"все время оккупации СССР целенаправленно осуществлял геноцид против народа Латвии, тем самым нарушая Конвенцию о недопущении геноцида и осуждении за него от 9 декабря 1948 года... Руководство СССР целенаправленно наводнило Латвию сотнями тысяч мигрантов и с их помощью пыталось уничтожить идентичность народа Латвии".

В декларации "О латышских легионерах во Второй мировой войне" заявлено, что

"в тридцатые годы ХХ века в Европе сформировалось два больших тоталитарных террористических государства. Реализация агрессивных целей этих государств началась с подписания так называемого пакта Молотова-Риббентропа, в результате которого была ликвидирована государственная независимость Латвийской Республики и ее попеременно оккупировали как СССР, так и Германия".

В этой же декларации предпринимается попытка преуменьшить нацистские преступления, ретушировать память о жертвах нацистского геноцида и глорифицировать латышских легионеров Ваффен СС из числа добровольцев:

"Действительно, некоторая часть граждан Латвии вступила в латышский легион добровольно, но это произошло потому, что СССР в 1940-1941 годах осуществлял в Латвии геноцид. Сотни человек были расстреляны без приговора суда, десятки тысяч депортированы в отдаленные районы СССР. Германия также в это время допускала военные преступления и геноцид в Латвии, однако они затронули граждан Латвии в многократно меньших объемах. Поэтому некоторые граждане Латвии считали, что, вступая в легион, они защитят себя и свои семьи от новых массовых репрессий со стороны СССР, которые позднее действительно последовали".

Далее безапелляционно утверждается:

"Целью призванных и добровольно вступивших в легион воинов была защита Латвии от восстановления сталинского режима. Они никогда не участвовали в гитлеровских карательных акциях против мирного населения. Латышский легион, так же как и финская армия, воевал не против антигитлеровской коалиции, а только против одной из стран-участниц - СССР, которая в отношении Финляндии и Латвии была агрессором".

Этим документом правительству Латвии вменяется в обязанность "заботиться об устранении посягательств на честь и достоинство латышских воинов в Латвии и за рубежом".

Концепции "советской оккупации" и "советского геноцида" являются как минимум спорными, на что неоднократно обращалось внимание российскими историками. Однако в Латвии эти историко-идеологические концепции утверждены на государственном уровне, что не могло не оказать вненаучного влияния на деятельность латвийских историков.

Инфраструктура государственной исторической политики в Латвии включает в себя множество взаимодополняющих элементов с государственным и неправительственным статусом, поддерживаемых титульными СМИ и подпитываемых из латышских эмигрантских кругов. Механизм перелицовки фактов по лекалам официальной идеологии в Латвии обеспечивается следующими составными частями. Главным "приводным ремнем" официальной Риги, призванным идеологически оформить и фактологически наполнить "оккупационную" риторику, используемую для выдвижения исторических и финансовых претензий к современной России, а также для обоснования дискриминационной политики в отношении русских в Латвии, является созданная 13 ноября 1998 года Комиссия историков при президенте ЛР. В состав комиссии из 11 членов во главе с археологом, профессором А.Цауне (в настоящее время комиссия состоит из 14 человек, председательствует академик Латвийской Академии Наук, профессор И.Фелдманис) вошел также советник президента Латвии по вопросам истории А.Зунда. "Президентские историки" активно сотрудничают с МИД ЛР, а также с Министерством образования и науки, готовя базу для составления новых учебных пособий и в целом влияя на школьное преподавание истории. Для придания весомости результатам исследовательской и пропагандистской работы Комиссии были привлечены ученые из ряда стран, получившие статус зарубежных членов, из которых, однако, лишь единицы активно участвуют в работе.

Деятельность комиссии с 1998 года выстраивалась по пяти основным направлениям, охватывающим эпохи с 1940 по 1991 годы (руководители рабочих групп - И.Шнейдере, А.Странга, И.Фелдманис, Х.Стродс, Д.Блейере). Ключевыми задачами данной структуры стали обеспечение официальных лиц тезисами для "оккупационной" риторики и презентация на международной арене тематики "преступлений против человечества в Латвии в период советской и нацистской оккупаций"; при этом акцент делался на "преступлениях советского тоталитаризма" - с намерением доказать "равенство" двух режимов с точки зрения преступности их идеологии и практики, но при "более тяжких" последствиях для латышей именно "советской оккупации", выразившихся в "геноциде". Оборотной стороной этой идеологической натяжки является оправдание и восхваление латышских легионеров Ваффен СС, всего лишь "надеявшихся с помощью Гитлера прогнать Сталина и вернуть независимость Латвии".

Более успешное "разъяснение" латвийской официальной позиции западной аудитории предполагало, наряду с эксплуатацией негативных настроений в отношении СССР, также некоторые уступки и заверения в полном принятии демократических ценностей. В этой связи латышские историки предприняли следующий маневр: приняли активное участие в обсуждении тематики Холокоста, оставляя без внимания преступления латышских коллаборационистов в отношении белорусов, русских и украинцев; развивали тезис о борьбе легионеров СС только против СССР, а не всей Антигитлеровской коалиции; сделали попытку вывести из-под уравнивания коммунистической и нацистской идеологии "еврокоммунизм", с учетом его интеллектуального багажа, а также актуальности и влиятельности левых настроений в Западной Европе. Постепенно латвийские историки и политики пришли к выводу, что можно признать геноцид евреев на территории Латвии, рассчитывая на то, что Израиль и еврейские общины в США и ряде других стран отступятся от критики в адрес Латвии за ее политику в отношении других нацменьшинств и восхваление ветеранов Ваффен СС как "национальных героев и жертв советского тоталитарного режима". В значительной степени этот маневр удался: за редкими исключениями, критические высказывания в адрес латвийского правительства или правосудия звучат лишь со стороны некоторых международных еврейских организаций, занятых поиском военных преступников и мониторингом антисемитизма в мире. Латвийские власти в 2005 году даже пообещали возвратить еврейской общине собственность или выплатить компенсацию за то недвижимое имущество, которое ей не вернули в порядке реституции. Но в дальнейшем практическая реализация этой договоренности была отложена в долгий ящик (под нажимом националистов, настаивавших на том, что "евреи активно поддерживали советских оккупантов", при этом "за все должны платить не латыши, а русские"). Однако, по сути, произошло признание правопреемницей довоенной общины - нынешней еврейской общины Латвии, которая по своему происхождению, насколько известно, более чем на половину состоит из евреев, приехавших в Латвию в советский период. Здесь мы видим наглядное проявление двойного стандарта: представители других национальностей, поселившиеся в Латвии после 1940 года были лишены политических и ряда экономических прав.

В числе других звеньев цепочки по перелицовке истории стоит упомянуть следующие структуры: "Музей оккупации Латвии" (выставочно-исследовательский центр, внесенный МИД ЛР в протокол для обязательного посещения зарубежными официальными делегациями; организует различные мероприятия: от методических семинаров для подготовки в соответствующем ключе школьных учителей, до вечеров антисоветских анекдотов; в 2012 году планируется его расширение, в т. ч. за счет зарубежных пожертвований), Военный музей Латвии (собирает документы из частных коллекций и артефакты "подвигов" латышских легионеров СС, проводит специфические выставки, конференции, презентации книг, например, о кавалерах гитлеровских железных крестов), Центр документации последствий тоталитаризма при Бюро по защите Конституции - главной латвийской спецслужбы (хранит агентурно-учетные карточки - "мешки КГБ", до недавнего времени активно участвовал в презентациях репрессивной деятельности советских спецслужб и ретушировании связей руководства Политуправления полиции ЛР с Абвером и СД накануне и в ходе Второй мировой войны).

В соответствии с декларацией Сейма ЛР от 12 мая 2005 года была создана правительственная комиссия по подсчету ущерба от "советской оккупации" под председательством руководителя департамента обеспечения Госканцелярии Эдмундса Станкевичса (в полном варианте "Комиссия по определению количества жертв и массовых мест захоронений тоталитарного коммунистического режима оккупации СССР, обработке информации по репрессированным и массовым депортациям и подсчету ущерба, нанесенного латвийскому государству и его жителям").

28 апреля 2008 года Кабинет министров Латвии заслушал информационное сообщение о промежуточных итогах и планах работы комиссии, в котором ее глава Э. Станкевичс заверил руководство страны, что работа идет полным ходом, при этом называть конкретные сроки ее завершения и какие-либо предварительные финансовые цифры не стал. Однако, согласно сообщениям латвийских СМИ, в кулуарах правительства и Сейма фигурировал ориентир в 50 млрд. долларов. Члены комиссии отчитались за уже проведенные 20 заседаний и несколько загранкомандировок, в том числе в Россию. К результатам своей деятельности они отнесли разработку методики подсчета дохода на душу населения Латвии в 1935 - 1940 годы, а также сбор макроэкономических показателей страны за этот период для последующего сравнения с данными государств, сохранивших рыночную экономику в послевоенный период. Сообщалось также, что ведется работа по созданию оптимальной модели "альтернативного прошлого". Однако вопрос о том, чем прямое наложение показателей, без учета реальных или действительно наиболее вероятных геоэкономических и социально-политических условий, отличается от "средней температуры по палате", так и остался без ответа.

Комиссия Э. Станкевичса сосредоточила свое внимание и на демографических потерях республики за советский период и влиянии фактора размещения советских войск на территории Латвии. Разработчики полагают, что выведенная ими формула позволит подсчитать предположительные потери от не произведенного ВВП за счет "выпадения" из экономики республики почти 58 тысяч репрессированных и сосланных всех возрастных групп в сталинский период. Охват последующих лет вызвал некоторые сложности, однако члены комиссии нашли экологический ущерб, а также косвенные демографические потери Латвии в участии ее жителей в ликвидации катастрофы на Чернобыльской АЭС и действиях советских войск в Афганистане.

В последние два с половиной года латвийские политики и официальные историки приступили к переформатированию структур, ответственных за взращивание "национально-исторической идентичности" латышей, пропаганду и детализацию "оккупационной" версии истории пребывания Латвии в составе СССР, а также за обоснование историко-финансовых претензий к современной России. Катализатором изменений стал глубокий экономический кризис в Латвии, повлекший за собой сокращение государственных расходов и перевод в 2009-2010 гг. пропагандистских структур на преимущественно внебюджетное финансирование. При оценке эффективности государственной исторической политики ЛР также звучала критика в адрес "паркетных" ученых, не сумевших продемонстрировать достаточную гибкость и продуктивность в своей работе. Судя по информации латвийских СМИ, дополнительным стимулом перевода активности в плоскость НГО стали надежды на получение устойчивого финансирования историко-политических изысканий из еврофондов, подкрепленные предварительными договоренностями об этом ряда националистических депутатов Европарламента от Латвии.

Первой "жертвой" режима государственной экономии стала "оккупационная" комиссия при правительстве Латвии. С 1 августа 2009 года деятельность этой структуры была приостановлена на неопределенное время. При этом данный шаг был представлен латвийскими дипломатами как "жест доброй воли" и "дружественный шаг" по отношению к России. Однако уже осенью 2009 года появилась инициативная группа во главе с тем же Э. Станкевичсом, призванная создать на базе "замороженной" правительственной комиссии - неправительственную организацию "Общество по изучению оккупации Латвии" (ОИОЛ).

Оформление и запуск деятельности ОИОЛ заняли почти год, увенчавшись проведением 5 августа 2010 года общего собрания организации в здании Латвийской Академии Наук. Согласно уставу ОИОЛ, ее работа "направлена на защиту прав человека и прав индивида для жителей Латвии, пострадавших от режима оккупации, развитие гражданского общества, стимулирование образования, науки и культуры" в рамках выполнения декларации Сейма от 12 мая 2005 года. Предполагаемые практические итоги деятельности ОИОЛ определены как установление степени и форм влияния "советской оккупации" на современное латвийское общество, определение суммы "ущерба" и внесение вопроса о "компенсациях" со стороны России в повестку дня переговоров по линии Россия-ЕС.

В состав организации вошли более 40 политиков, историков, юристов, экономистов и демографов, в том числе Гиртс Валдис Кристовскис (в прошлом составе правительства - министр иностранных дел), Айварс Мичулис (юрист, чиновник Министерства регионального развития и по делам самоуправлений), Индулис Залите (бывший руководитель Центра документации последствий тоталитаризма при БЗК).

По заявлениям руководства ОИОЛ, только для завершения "подсчетов ущерба от СССР", уже начатых комиссией, потребуется не менее двух лет и около 400 тыс. долларов, тогда как проведение конференций или издательская деятельность, а также дальнейшая исследовательская работа в российских архивах нуждается в отдельном регулярном финансировании. ОИОЛ рассчитывает не только на частные пожертвования, помощь эмигрантских организаций (прежде всего - Объединения американских латышей и Объединения свободных латышей мира), еврофонды и экономию от предоставления налоговых льгот, но и на государственное софинансирование. В последнее время ОИОЛ отметилось проведением в Риге конференции "Причиненный Советским Союзом ущерб в Балтии" (17-18 июля 2011 года) и выпуском книги И.Упмалиса, Э.Тилгасса и Э.Станкевичса "Латвия под властью советских милитаристов. 1939-1999", презентованной 14 июня т.г. в Военном музее. В данной книге авторы "насчитали" по непрозрачной методике "ущерб" только от пребывания советской (российской армии) на территории Латвии в размере 2 950 995 775 латов (около 5,8 млрд. долларов США), оговорившись при этом, что данная работа носит "не академический, а популярно-исследовательский" характер.

Определенные проблемы возникли и у Комиссии историков при президенте Латвии, выпускавшей в последние годы всего по одному - два тома исследований и рефератов (с 1999 по 2011 гг. выпущено 26 сборников). Придать "динамизма и напористости" официальной структуре призван ее новый председатель Инесис Фелдманис, вступивший в должность в январе 2010 года.

В числе озвученных И.Фелдманисом планов работы комиссии на 2010-2011 гг. значится укрепление взаимодействия с МИД ЛР, особенно в вопросах российско-латвийских отношений (тематика "открытия" российских архивов, латвийские захоронения на территории России, информационно-пропагандистское обеспечение, работа с иностранными членами комиссии), издание книги Карлиса Кангериса, Рудите Виксны и Улдиса Нейбургса о Саласпилсском концлагере ("доказательство" его "воспитательно-трудового" характера и сведение численности лагерных жертв нацистов и их пособников до 2000 человек), перевод скандальной книги "История Латвии. ХХ век" на чешский язык, англоязычное издание книги "Латвия во Второй мировой войне" в рижском издательстве "Юмава", подготовка фундаментального труда об авторитарном режиме Карлиса Улманиса и повседневной жизни латышей в 1934-1940 гг., издание книги о стратегии довоенной внешней политики Латвии, подготовка советником президента по вопросам истории Антонийсом Зундой описания деятельности "оккупационного инструмента" - МИД ЛССР.

11 октября 2010 года в Риге состоялась презентация работы нового фонда "Малая библиотека истории Латвии". Председателем правления фонда стал по совместительству председатель Комиссии историков при президенте Латвии И. Фелдманис. Комментируя необходимость создания фонда, он отметил: "Мы пришли к выводу, что во многих вопросах, в том числе в интерпретации истории, мы потеряли "гандикап", имевшийся после восстановления независимости. Ставится под сомнение даже легитимность латвийской государственности". По его словам, одним из мотивов образования новой структуры стало осознание того, что "Латвия находится под постоянным влиянием российского информационного поля". Миссия фонда состоит в том, чтобы выработать "иммунитет" у латышей к "русско-советским мифам" и ослабить их влияние на западную общественность, а основная концепция характеризуется девизом в духе ультраправых речевок: "Нация, государство, Европа".

У руководства фонда весьма амбициозные планы - издать около 60 книг на латышском, английском, немецком, французском и русском языках по основным проблемам истории Латвии, в том числе периода Второй мировой войны, открыть исторический интернет-портал, осуществлять конференционную деятельность в Латвии и за рубежом, в 2011 году провести первый конгресс историков Латвии, развернуть программу сотрудничества с Министерством образования и науки ЛР, вузами и школами, открыть новый исследовательский центр, публиковаться в СМИ. В целом, по словам И. Фелдманиса, "латвийским историкам следовало бы занимать более агрессивные позиции, реагируя на вещи, затрагивающие государственность Латвии и исторические ценности латышской идентичности, особенно в отношении событий ХХ века". Стоит отметить, что "эластичность" фонда по сравнению с комиссией позволяет закладывать в его труды еще более радикальные тезисы, и при этом "окормлять" всю профессиональную среду латвийских историков. Первой попыткой установления "всеохватного" контроля за историческим сообществом стал проведенный 16-17 сентября 2011 г. под эгидой фонда Первый конгресс историков Латвии, в ходе которого произошел весьма характерный эпизод.

Выступая на открытии конгресса, новый президент ЛР Андрис Берзиньш заявил, что "Латвии не нужно однобокое, строго национальное, видение истории. Исследуя историю Латвии, надо помнить, что это история не только латышей, но и многих других народов. Специфика Латвии в том, что здесь веками рядом с латышами жили немцы, русские, поляки, евреи и другие народы. Нельзя об этом забывать. Взвешенный взгляд и оценка будут способствовать чувству принадлежности к Латвии среди нацменьшинств, помогут сплоченности, консолидации". Однако уже через несколько дней это заявление президента было фактически дезавуировано председателем Комиссии историков при президенте ЛР И. Фелдманисом, заявившим, что "большая часть жителей Латвии должна смириться с тем, что они являются потомками оккупантов, но они не должны нести за это ответственность и сами же должны меньше говорить об этом... Оккупация является красной линией нашей истории. Мы от этого дела никогда не откажемся". Таким образом, попытка президента А. Берзиньша скорректировать узконационалистический взгляд на историю Латвии наткнулось на противодействие историков, сделавших карьеру на обслуживании официальных историко-идеологических тезисов.

Решение о создании совместной комиссии историков России и Латвии вызвало большую активность государственных деятелей и официальных историков Латвии, сделавших целый ряд заявлений, наглядно свидетельствующих об идеологических основах и политических устремлениях латвийской части комиссии.

Госсекретарь МИД ЛР Андрис Тейкманис в опубликованном 11 января 2011 г. интервью газете "Latvijas Avīze" открыто транслировал латвийским ученым-историкам политическую установку официальной Риги: "Не может быть и речи о том, что наши историки придут к каким-то абсолютно новым выводам. Мы свою историю переписывать не будем и не собираемся этого делать. Ни на йоту".

Председатель Сейма ЛР Солвита Аболтиня 11 января т.г. заявила латвийским СМИ, что "советская оккупация" Латвии является таким же "неоспоримым" и "фундаментальным" фактом, как и Холокост. Данное высказывание одного из высших должностных лиц государства является своего рода "домашней заготовкой", нацеленной в стратегической перспективе на раскручивание спекуляций по уравниванию Холокоста и "советского геноцида латышей". Эта схема рассчитана на ретуширование тематики соучастия латышей в тотальном уничтожении евреев на оккупированной нацистами территории Латвии и подкрепление политико-финансовых претензий к современной России.

Руководитель Комиссии историков при президенте ЛР Инесис Фелдманис, кандидатура которого была выдвинута официальной Ригой в сопредседатели двусторонней комиссии историков, в интервью газете "Latvijas Avīze" 3 декабря 2010 г. подчеркнул: "Мы основали "Фонд малой библиотеки истории Латвии", чтобы сопротивляться политике пропаганды, которую Россия ведет против Латвии и других республик бывшего СССР. Их цель - изменить нашу национальную идентичность (...) Цель их пропаганды - достичь, чтобы отношение латышей к России становилось все более доброжелательным, и чтобы Латвия становилась все более русской". Он также заявил о недопустимости отступления от "оккупационного стандарта": "Я тут хочу бросить камень в огород латвийской журналистики. Я не понимаю, почему СМИ, конкретно Латвийское Радио, осмеливается проводить двусмысленную дискуссию о том, была или не была (советская) оккупация. Это же совершенно ясно, что была! Что тут еще мусолить? Это - красная линия, которую нельзя нарушать! Факт оккупации неоспорим! Почему деятельность СССР надо оценивать иначе, чем деятельность нацистской Германии?" 22 декабря 2011 года Фелдманис еще раз отметил: "Наша позиция по событиям 1939-40 гг. прошлого века тверда. Работа (совместной) комиссии будет направлена в такое русло, чтобы быть полезной для Латвии".

Директор Латвийского института истории Гунтис Земитис в комментарии газете "Latvijas Avīze" от 13 января т. г. заявил: "Я считаю, что создание комиссии можно только приветствовать и это шаг в правильном направлении. Конечно, можно сказать, что признание факта оккупации не является объектом для исторических дискуссий, что здесь ничего не надо доказывать, однако Россия к такому шагу очевидно не готова, но возможно, сможет прийти к нему постепенно. Возможность получения доступа к российским архивам следует оценивать позитивно. Сценарий оккупации писался в Москве. Там его и следует искать".

31 января 2011 года в Рижском замке прошла встреча нынешнего состава латвийской комиссии историков с президентом ЛР Валдисом Затлерсом, на которой был оглашен список участников латвийской части двусторонней комиссии историков с Россией из 7 человек. Шестеро из них давно известны активным выполнением госзаказа на раскручивание "оккупационной" риторики и выставление политико-финансовых требований к современной России за советский период истории (Инесис Фелдманис - сопредседатель, Антонийс Зунда - советник президента по вопросам истории, Хейнрихс Стродс, Айварс Странга, Дайна Блейере, Ирене Шнейдере). В дополнение к ним в пропагандистско-умиротворительных целях был приглашен профессор Даугавпилсского университета Александр Иванов, зависимый в профессиональном и финансовом положении от латвийских официальных структур.

Особое внимание обращает на себя назначение сопредседателем комиссии Инесиса Фелдманиса, известного своими ультранационалистическими и, по сути, пронацистскими взглядами. Запредельный цинизм и полный имморализм Фелдманиса можно проиллюстрировать следующим фрагментом из интервью с ним, опубликованным в июле 2008 года: "Советские и российские историки всегда утверждали, что Саласпилс был лагерем смерти. Ничего подобного! Под лагерями смерти в научной литературе понимают лагеря, где жертв убивали сразу после их привоза. Ничего подобного в Саласпилсском лагере не происходило. Некоторые русские историки, по меньшей мере, в пятьдесят раз преувеличили численность погибших в этом лагере: всего там было уничтожено каких-то 2 тысячи человек, а не 100 тысяч. Одновременно там могли находиться только от двух до трех тысяч человек - такая вот расширенная тюрьма. Лагерь строили привезенные из Германии евреи, и из них какая-то тысяча в Саласпилсе погибла..." Характерно, что Фелдманис усматривает в пособничестве нацистам полезную для латышей деятельность и даже своего рода движение Сопротивления. Вот как выглядит этот по-своему выдающийся образчик изворотливой мысли: "В данном случае вместе с такими терминами, как "коллаборация" (обычное сотрудничество с оккупантами) или "коллаборационизм" (предательское сотрудничество) можно использовать дефиницию "тактическая коллаборация", обозначив с ее помощью сотрудничество с немецкой оккупационной властью, направленное на достижение таких целей, которые, так или иначе, отвечали интересам латышского народа. Достоин обсуждения и вопрос о том, можно ли воспринимать и выделять тактическую коллаборацию как определенную форму движения сопротивления".

Можно констатировать, что официальная Рига решила "сыграть на обострение" еще в январе 2010 года, утвердив кандидатуру Инесиса Фелдманиса в качестве руководителя Комиссии историков при президенте Латвии и создав административные предпосылки для его выдвижения на аванпост двусторонней комиссии историков.

Отсутствие доступной и достоверной информации о составе российской части исторической комиссии на протяжении трех с половиной месяцев после новогодних и рождественских каникул вызвало нарастающую нервозность в латвийском руководстве. Еще в начале февраля т. г. в беседе с журналистами И. Фелдманис не скрывал нетерпение латвийской стороны, ожидающей скорейших ответных действий Москвы по формированию комиссии и началу ее работы: "Мне трудно сказать, почему случилась такая задержка - затянулись праздники или, может быть, имеется какое-то неприятие состава нашей комиссии".

Опасаясь срыва работы комиссии, но рассчитывая на "прочность позитивного впечатления", которое оставил о себе В. Затлерс в Москве, официальная Рига продолжала посылать националистическому электорату, эмигрантским кругам, Западу и России сигналы о том, что ни в коем случае не намерена отступать от догматов "оккупационной" риторики и претензий к современной России за совместный советский период истории. Показательным в этом плане можно считать выступление президента Латвии на 50-й конференции Объединенного Балтийского Американского национального комитета, состоявшееся в ходе рабочего визита в США 2 апреля т. г. Касаясь совместной комиссии историков, он заявил, что главной целью этой структуры станет изучение "преступлений Сталина против народа Латвии", подчеркнув при этом: "Мы никогда не откажемся от факта, что в 1940 году страны Прибалтики были оккупированы".

Приведенный выше краткий обзор показывает, что историческая наука в современной Латвии подвергается существенному давлению со стороны государства, задающего жесткие идеологические рамки интерпретации событий ХХ века. Модель "единственно верного" объяснения исторических событий зафиксирована рядом деклараций Сейма ЛР и постоянно "разъясняется" историкам в заявлениях государственных деятелей. В этой ситуации говорить о свободе исторической дискуссии в Латвии по "проблемным" вопросам истории ХХ века не приходится. "Оккупационная риторика" является для официальной Риги краеугольным камнем в трех специфических сферах: 1) сохранение позорного института "неграждан", 2) проведение дискриминационной политики по отношению к русскоязычному населению страны (в т.ч. граждан ЛР и постоянно проживающих граждан РФ), 3) выдвижение историко-политических и материальных претензий к современной России, в том числе на международно-политических и международно-правовых площадках (ОБСЕ, ЕСПЧ, Европарламент, диалог Россия-ЕС и др.).

С целью "обоснования" сформулированных на государственном уровне историко-идеологических тезисов, в Латвии создана сложная система учреждений, осуществляющих интеллектуальное "сопровождение" концепций "советской оккупации" и "советского геноцида". Это, в свою очередь, привело к созданию замкнутой группы официальных историков, позиционирующих себя как хранителей латвийской "исторической правды". Представители этой корпорации сохраняют свои политические позиции даже при ротации находящих у власти элит (так, например, А. Зунда последовательно занимает должность советника по вопросам истории при президентах В. Вике-Фрейберге, В. Затлерсе и А. Берзиньше). Получая поддержку со стороны национал-радикальной части политического класса страны, официальные историки имеют возможность блокировать любые общественные и научные дискуссии по "проблемным" вопросам истории. Именно представители корпорации официальных латвийских историков составили костяк латвийской части совместной комиссии историков России и Латвии.

Неудивительно, что латвийская сторона заняла крайне политизированную позицию и вовсе не скрывает свои намерения: добиться от совместной комиссии историков признания "факта советской оккупации" Латвии в 1940-1941 и 1944-1991 гг. и, опираясь на "мнение науки", склонить руководство и народ России к "покаянию" и тем или иным "компенсациям".

ПРИЛОЖЕНИЯ

1. ДЕКЛАРАЦИЯ СЕЙМА ЛАТВИЙСКОЙ РЕСПУБЛИКИ "ОБ ОККУПАЦИИ ЛАТВИИ" ОТ 22 АВГУСТА 1996 ГОДА

Высший представительный орган народа Латвии Сейм обращается с данной декларацией к странам мира и международным организациям, для того чтобы напомнить о трагической судьбе нашего народа и государства в ХХ веке.

Латвийская Республика была провозглашена 18 ноября 1918 года и 22 сентября 1921 года стала членом Лиги Наций. Развитие Латвии как независимого государства прервал заключенный 23 августа 1939 года между двумя тоталитарными державами - национал-социалистической Германией и коммунистическим СССР договор о ненападении (пакт Риббентропа - Молотова), целью которого было разделить Европу на сферы влияния. Нарушив основополагающие принципы международного права, а также заключенные между Латвией и СССР договоры, СССР 17 июня 1940 года военной силой оккупировал Латвию и незаконно включил ее (аннексировал) в состав СССР. Таким образом, в Латвии были введены политический режим и правовая система СССР.

Летом 1941 года, с началом боевых действий Второй мировой войны на территории Латвии, ее оккупировала национал-социалистическая Германия, которая установила свой режим, проводила депортации и другие репрессии против жителей, а также использовала территорию Латвии для уничтожения жителей других оккупированных стран.

В период окончания Второй мировой войны СССР возобновил свой оккупационный режим в Латвии.

В 1944 году к территории России была незаконно присоединена часть территории Абренской волости (около 2000 кв. км).

Все время оккупации СССР целенаправленно осуществлял геноцид против народа Латвии, тем самым нарушая Конвенцию о недопущении геноцида и осуждении за него от 9 декабря 1948 года. Оккупационный режим уничтожал безвинных людей, неоднократно проводил массовые депортации жителей и иные репрессии, безжалостно карал тех, кто вооруженным или иным путем выступал за восстановление независимости Латвии, противоправно и без возмещения отчуждал имущество жителей Латвии и подавлял проявления свободомыслия. Руководство СССР целенаправленно наводнило Латвию сотнями тысяч мигрантов и с их помощью пыталось уничтожить идентичность народа Латвии. В результате этой политики доля латышей как основной нации снизилась с 77 процентов до 52 процентов.

Десять лет после завершения Второй мировой войны в Латвии продолжалось вооруженное сопротивление оккупации СССР. В движении сопротивления участвовали более чем 30000 национальных партизан и их помощников. После его подавления, несмотря на репрессии советского режима, сопротивление продолжилось в других формах.

Еще до крушения СССР в Латвии началось широкое народное движение за восстановление государственной независимости мирным демократическим путем. Этому движению на выборах 1990 года удалось получить большинство в высшем представительном органе - Верховном совете, который 4 мая того же года принял Декларацию о восстановлении независимости Латвийской Республики, определив переходный период для восстановления государственной независимости de facto. Эта декларация провозгласила, что военная агрессия СССР 17 июня 1940 года квалифицируется как международное преступление.

Благодаря воле народа Латвии и поддержке демократических сил мира, государственная независимость была восстановлена 21 августа 1991 года.

Сейм Латвийской Республики заверяет, что Латвия, не тая ненависти и не требуя отмщения за прошлое, всегда настойчиво напоминала и призывала понять трагическую судьбу своего народа, так как длившаяся полвека оккупация вызвала тяжкие, труднопреодолимые своими силами последствия. Латвию также тревожит то, что Россия не признала проводившуюся СССР оккупацию Латвии и не хочет опираться на Мирный договор между Латвией и Россией от 11 августа 1920 года, в котором Россия на вечные времена отказалась от претензий на территорию Латвии. В этой связи Сейм Латвийской республики от имени народа призывает страны мира и международные организации:

1) признать факт оккупации Латвии;

2) помочь Латвии ликвидировать последствия оккупации, оказав ей политическую и экономическую помощь;

3) поддержать стремления тех лиц, которые желают вернуться из Латвии на свою этническую родину и из-за границы - в свое отечество Латвию.

Председатель Сейма И. Крейтусе

Рига, 22 августа 1996 года

Latvijas Vēstnesis, 27 августа 1996 г., Nr. 143 (628).

2. ДЕКЛАРАЦИЯ СЕЙМА ЛАТВИЙСКОЙ РЕСПУБЛИКИ "О ЛАТЫШСКИХ ЛЕГИОНЕРАХ ВО ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЕ" ОТ 29 ОКТЯБРЯ 1998 ГОДА

Перевод с латышского языка

В 1998 году в мировых средствах массовой информации, иностранным правительствам, а также международным организациям были представлены неправильные сведения о том, что латышские легионеры, воевавшие во Второй мировой войне в составе вооруженных сил Германии против СССР, были пособниками гитлеровского режима.

В целях охраны исторической правды и доброй памяти латышских солдат заявляем:

В тридцатые годы ХХ века в Европе сформировалось два больших тоталитарных террористических государства. Реализация агрессивных целей этих государств началась с подписания так называемого пакта Молотова-Риббентропа, в результате которого была ликвидирована государственная независимость Латвийской Республики и ее попеременно оккупировали как СССР, так и Германия.

Оккупационные режимы допускали многократные нарушения норм международного права и прав человека и даже военные преступления против народа Латвии.

Обе оккупационные власти нарушили IV Гаагскую конвенцию 1907 года о законах и обычаях сухопутной войны, которая запрещает мобилизацию жителей государства в армию государства-оккупанта или привлечение к полувоенным работам (статья 52 конвенции). Обе оккупационные власти призывали граждан оккупированной Латвии в свои вооруженные силы и привлекали в различные полувоенные формирования. За уклонение угрожало заключение в концентрационные лагеря или смертная казнь. В результате гражданам Латвии пришлось во время Второй мировой войны воевать друг против друга.

Принудительное нахождение в рядах вооруженных сил СССР не считается пособничеством кровавому режиму Сталина, тогда как принудительное нахождение в рядах латышских легионеров, воевавших в составе вооруженных сил Германии, определенные политические демагоги сейчас трактуют как пособничество режиму фашистской Германии, хотя включение латышского легиона в состав Waffen SS ни коим образом не зависело от граждан Латвии.

Действительно, некоторая часть граждан Латвии вступила в латышский легион добровольно, но это произошло потому, что СССР в 1940-1941 годах осуществлял в Латвии геноцид. Сотни человек были расстреляны без приговора суда, десятки тысяч депортированы в отдаленные районы СССР. Германия также в это время допускала военные преступления и геноцид в Латвии, однако они затронули граждан Латвии в многократно меньших объемах. Поэтому некоторые граждане Латвии считали, что, вступая в легион, они защитят себя и свои семьи от новых массовых репрессий со стороны СССР, которые позднее действительно последовали.

Целью призванных и добровольно вступивших в легион воинов была защита Латвии от восстановления сталинского режима. Они никогда не участвовали в гитлеровских карательных акциях против мирного населения. Латышский легион, так же как и финская армия, воевал не против антигитлеровской коалиции, а только против одной из стран-участниц - СССР, которая в отношении Финляндии и Латвии была агрессором. Когда верховное командование вооруженных сил Германии попыталось посылать легионеров воевать против вооруженных сил США, Великобритании и Франции, то все офицеры и солдаты от этого категорически отказывались. Поэтому западные союзные государства - США, Великобритания и Франция уже в 1946 году выяснили вопрос латышского и эстонского легионов и предоставили легионерам статус политических беженцев. Правительственная структура США в 1950 году повторно декларировала: "Балтийские подразделения Waffen SS (балтийские легионы) по своим целям, идеологии и квалификации солдат рассматриваются в качестве особых, отличных от немецких СС подразделений". Права Латвии как оккупированного государства в отношении допущенных государством-оккупантом нарушений норм международного права на ее территории обеспечивает упомянутая Гаагская конвенция, которая определяет: "Воюющая сторона, которая нарушила эти правила, обязана выплатить компенсацию".

Поэтому обязанностью правительства Латвии является:

1) требовать от государств-оккупантов и их правопреемников, чтобы они в соответствии с нормами международного права выплатили гражданам Латвии, членам их семей и наследникам компенсации за ущерб, возникший у них в связи с противоправными мобилизациями в армии государств-оккупантов;

2) заботиться об устранении посягательств на честь и достоинство латышских воинов в Латвии и за рубежом.

Председатель Сейма А. Чепанис

Рига, 28 октября 1998 года

Latvijas Vēstnesis, 10 ноября 1998 г., Nr. 336 (1397).

3. ДЕКЛАРАЦИЯ СЕЙМА ЛАТВИЙСКОЙ РЕСПУБЛИКИ "ОБ ОСУЖДЕНИИ ОСУЩЕСТВЛЯВШЕГОСЯ В ЛАТВИИ ТОТАЛИТАРНОГО КОММУНИСТИЧЕСКОГО ОККУПАЦИОННОГО РЕЖИМА СССР" ОТ 12 МАЯ 2005 ГОДА

Перевод с латышского языка

Сейм Латвийской Республики напоминает об обращении, изложенном в Декларации от 22 августа 1996 года об оккупации Латвии, и, поддерживая установленное в Договоре о Европейской Конституции, что народы Европы, гордясь своей национальной идентичностью и историей, одновременно стремятся преодолеть старые барьеры и, объединившись еще теснее, вместе создавать общую судьбу, считая, что с присоединением Латвии к целям и принципам, выдвинутым в Конституции Европейского Союза, для Европейского Союза существенным является понять горький опыт Латвии и полностью осознать историю нашей страны как неотъемлемую составную часть истории всей объединенной Европы,

ссылаясь на Мирный договор 1920 года, заключенный между Латвийской Республикой и Российской Социалистической Федеративной Советской Республикой,

ссылаясь на заключенный между Латвией и Союзом Советских Социалистических Республик (СССР) договор 1932 года о ненападении и урегулировании конфликта мирным путем,

ссылаясь на Конвенцию 1933 года об определении агрессии, в которой установлен запрет прямо или косвенно использовать силу, к которому при ратификации данной конвенции присоединились как Латвийская Республика, так и СССР,

подчеркивая, что с ратификацией упомянутых многосторонних и двусторонних договоров Латвийская Республика и СССР на международном уровне обязались соблюдать суверенитет друг друга, а также не использовать войну или угрозу войны в двусторонних отношениях,

напоминая о секретных дополнительных протоколах Договора 1939 года о ненападении, которые были заключены между Германией и СССР и которые вопреки нормам международного права того времени и обязательствам СССР в отношении Латвии разделили Восточную Европу на "сферы влияния" этих двух стран,

напоминая, что после подписания данного договора и секретных дополнительных протоколов к нему, СССР оккупировал и аннексировал Латвийскую Республику, разрушил ее государственное устройство, убивал, пытал и депортировал сотни тысяч ее жителей, противоправно отнял их собственность и осуществил принудительную коллективизацию, преследовал людей из-за их политических взглядов, религиозных убеждений и национальной принадлежности, пытался разрушить и русифицировать национальную культуру Латвии, направив в Латвию сотни тысяч жителей СССР,

подчеркивая, что секретные дополнительные протоколы упомянутого Договора о ненападении между СССР и Германией в 1989 году на международном уровне осудили как Германия, так и СССР, одновременно признавая, что данные протоколы заключены с нарушением принципов международного права того времени и с вмешательством в суверенные и независимые права многих других стран, отмечая, что Российская Федерация не производила никаких действий, чтобы устранить последствия оккупации и, таким образом, продемонстрировать свое осуждающее отношение не только к заключению этих противоправных протоколов, но и к вызванным ими разрушительным последствиям,

основываясь на Декларации Верховного Совета Латвийской Республики от 4 мая 1990 года о восстановлении независимости Латвийской Республики, в которой уже провозглашено, что военная агрессия СССР 17 июня 1940 года против Латвии классифицируется как международное преступление,

считая, что преступления тоталитарного коммунистического оккупационного режима СССР в Латвии являются частью совершенных тоталитарными режимами 20 века бесчеловечных преступлений, которые не имеют и не могут иметь срок давности,

отмечая то, что преступления национал-социалистического режима Германии расследованы и на международном уровне осуждены, виновные лица привлечены к ответственности, тогда как схожие преступления тоталитарного коммунистического режима СССР не расследованы и не получили международного осуждения, но, не расследуя эти преступления, не осуждая виновных, а также не ликвидируя последствия данных преступлений, поддерживается уверенность в допустимости тоталитарного коммунистического режима и в том, что осуществлявшие эту идеологию могут безнаказанно совершать преступления против человечества и оставлять себе полученное в результате преступных деяний, подчеркивая желание Латвии создавать и поддерживать хорошие добрососедские отношения с Россией,

указывая, что подлинное и устойчивое примирение между странами возможно только тогда, если совершенные в прошлом международные преступления признаются, оцениваются и осуждаются, и соответствующая страна согласно принципам международного права принимает на себя ответственность за нарушение международного права, которое она совершила,

осознавая, что прийти к такому признанию политически и морально сложно, и поэтому с уважением признавая тяжелую, длительную и основательную работу со времени Второй мировой войны германского государства и немецкого народа по оценке своего прошлого, без которой интеграция Европы в такой мере как сейчас никогда не была бы возможна,

выражая надежду, что Россия будет продолжать движение к подлинно демократическому государственному устройству, неотъемлемой составной частью которого является правдивое познание истории,

а также считая, что осуждающее отношение Европейского Союза, в особенности Европейского Парламента, и стран-участниц Европейского Союза к преступлениям тоталитарного коммунистического режима СССР во всем мире, особенно в Восточной Европе, усилило бы демократическое сознание во всей Европе, а также содействовало бы тому, чтобы Россия выслушала и удовлетворила требование Латвии возместить причиненные ей убытки,

отмечая, что международное осуждение тоталитарного коммунистического, оккупационного режима СССР и совершенных в его рамках преступлений против человечества не исключает индивидуальную уголовную ответственность совершивших данные преступления,

подтверждает свои стремления восстановить историческую правду и внести вклад в приумножение международной стабильности, так как уверена, что политические режимы, которые опираются на экстремистскую идеологию, будут угрожать миру и безопасности в мире, а также развитию прав и свобод человека до тех пор, пока уголовная сущность этих режимов не будет полностью раскрыта и осуждена.

Сейм Латвийской Республики декларирует:

Латвийское государство осуждает осуществлявшийся в Латвии тоталитарный коммунистический оккупационный режим СССР;

Латвийское государство также осуждает действия всех тех лиц, которые участвовали в осуществлении преступлений этого режима;

Латвийское государство признает и чтит участников движения национального сопротивления, как борцов за свободу Латвии;

Сейм Латвийской Республики обязуется отменить ограничения доступа к документам, которые могут подтвердить преступления, совершенные тоталитарным коммунистическим режимом СССР и его репрессивными органами.

Сейм Латвийской Республики поручает Кабинету министров:

в течение трех месяцев создать комиссию специалистов, которая установила бы число жертв тоталитарного коммунистического оккупационного режима СССР, места массовых захоронений; обобщила бы всю информацию о репрессиях, массовых депортациях и подсчитала бы убытки, которые этот режим причинил Латвийскому государству и его жителям;

заключить между Латвийской Республикой и Российской Федерацией специальное соглашение, которое бы установило взаимные обязательства по погашению материальных расходов, а также оказанию помощи переселенцам и их семьям, переселяющимся на свою историческую или этническую родину;

по-прежнему поддерживать требования к Российской Федерации о возмещении убытков, причиненных в результате оккупации Латвийскому государству и его жителям, и возвращении Латвийской Республике всех вывезенных из Латвии архивных материалов (также архивных материалов Комитета Государственной Безопасности Латвийской ССР);

обеспечить, чтобы дипломатические представительства Латвийской Республики ознакомили с данной декларацией зарубежные государства. Сейм Латвийской Республики призывает Российскую Федерацию:

демократическим путем оценить произошедшее и признать хорошо известные всему миру исторические факты в отношении оккупации Латвии и убытки, причиненные Латвийскому государству и его жителям;

признать общеизвестный факт, что СССР оккупировал Латвию, соблюдать вытекающие из данного факта правовые и политические последствия и опираться на все еще действующий в соответствии с нормами международного права мирный договор от 11 августа 1920 года, заключенный между Латвией и Россией, по которому Россия на вечные времена отказалась от претензий к Латвии;

продолжить репатриацию военнослужащих Вооруженных сил Российской Федерации и членов их семей в соответствии с международными договорами, заключенными Латвией и Россией;

признать, что Российская Федерация как правовая и политическая наследница СССР несет моральную, правовую и финансовую ответственность за совершенные в Латвии преступления против человечества и убытки, которые причинены Латвийскому государству и его жителям во время оккупации, и выполнить свою обязанность - в соответствии с основными принципами международного права возместить Латвийскому государству и его жителям убытки, возникшие в результате противоправных действий;

выполнить обещания, которые Российская Федерация дала Совету Европы, особенно обещание о возврате вывезенных архивов и другой собственности Латвийской Республики.

Сейм Латвийской Республики призывает Совет Европы и парламенты и правительства стран Европы:

в своей политике и правоотношениях последовательно учитывать справедливые политические и правовые требования Латвии, которые вытекают как из факта оккупации Латвии и его последствий, так и из принципов международного права;

помочь Латвии ликвидировать последствия оккупации, оказывая ей политическую поддержку.

Сейм Латвийской Республики, напоминая о резолюции 1983 года о ситуации в Латвии, Эстонии и Литве, призывает Европейский Парламент: осуществляя политику способствования демократическому осознанию, неотъемлемой составной частью которой также является оценка и осуждение всех тоталитарных режимов и их преступлений,

создать международную комиссию для оценки преступлений тоталитарного коммунистического режима СССР;

поддержать создание международного научного института, который занимался бы исследованием, обобщением и информированием международного сообщества об исторических и юридических аспектах тоталитарного коммунистического режима СССР.

Председатель Сейма И. Удре

Рига, 12 мая 2005 года

Latvijas Vēstnesis, 17 мая 2005 г., Nr. 77 (3235)

4. ИЗ КОММЕНТАРИЯ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ КОМИССИИ ПО ИНОСТРАННЫМ ДЕЛАМ СЕЙМА ЛАТВИИ ВАЙРЫ ПАЭГЛЕ

[...] Если мы отказываемся от концепции оккупации, то ставим под угрозу нашу политику в отношении гражданства, в отношении неграждан и их прав (запрет на участие в муниципальных выборах) и других ключевых вопросов. Понятно, что на такой шаг мы пойти не можем.

Вести сегодня, 21 мая 2005 г.

5. ИЗ СТАТЬИ АСКОЛДСА РОДИНСА "АРХИВНЫЕ ДЕЛА: ДЕМОКРАТИЯ В ГЕРМАНИИ, ТОТАЛИТАРИЗМ В РОССИИ"

Перевод с латышского языка [...] Теоретически можно надеяться, что этот германский шаг [решение об открытии для исследователей архивных фондов с личными данными на жертв нацистских концлагерей - прим. сост.] подвигнет на схожие действия Россию, в которой до сих пор есть закрытые архивы, содержащие документальные доказательства преступлений, совершенных государственной властью во времена Сталина. Они относятся и к жителям Латвии - депортированным, политически репрессированным, их близким и потомкам. Имеющиеся в России взрывоопасные архивы на мгновение приоткрылись в 80-е - середине 90-х годов прошлого века. В наши дни они доступны только избранным - тем, кого отобрала власть. А отбор проходят только те историки, венцом труда которых становится лакированная история СССР, а вместе с тем - и самой России.

Скрывая свои архивы за семью замками, Россия крепко озаботилась, когда в распоряжение Латвии неожиданно попал архив 15-ой дивизии Латышского легиона СС. Россия потребовала допустить своих представителей на открытие неразобранного архива, чтобы "ничего не пропало". Трудно оценить, было ли это требование просто бессовестным или цинично наглым.

Неизвестно, имеется ли в России вообще специальный архив, в котором были бы собраны сведения обо всех заключенных концлагерей. Даже если он существует, было бы ошибочно думать, что Россия смогла бы его раскрыть обществу. Встав на путь ревизии истории, Россия, в отличие от Германии, нацелена не на преодоление наследия тоталитаризма, а на его реабилитацию.

Diena, 21 апреля 2006 г.

6. ИЗ ИНТЕРВЬЮ ПРОФЕССОРА ИНЕСИСА ФЕЛДМАНИСА

Перевод с латышского языка

[...] [Элита Вейдемане:] - Книга "История Латвии: ХХ век" в свое время вызвала грозные протесты в Москве. С момента выхода в 1974 году книги Александра Солженицына "Архипелаг ГУЛАГ" официальная Москва ни разу не выказывала такого негодования.

- Да, так и было. Сейчас эта книга издана на пяти языках. Сначала книга привлекла к себе внимание не столько историков, сколько СМИ, так как ее подарила тогдашнему президенту России Путину действовавшая президент Латвии Вайра Вике-Фрейберга. В то время в книге были найдены такие вещи, необходимость доказывания которых сегодня уже кажется излишней и абсурдной. Например, о Саласпилсском лагере. Советские и российские историки всегда утверждали, что он был лагерем смерти. Ничего подобного! Под лагерями смерти в научной литературе понимают лагеря, где жертв убивали сразу после их привоза. Ничего подобного в Саласпилсском лагере не происходило. Некоторые русские историки, по меньшей мере, в пятьдесят раз преувеличили численность погибших в этом лагере: всего там было уничтожено каких-то 2000 человек, а не 100000. Одновременно там могли находиться только от двух до трех тысяч человек - такая вот расширенная тюрьма. Лагерь строили привезенные из Германии евреи, и из них какая-то тысяча в Саласпилсе погибла. Заключенные лагеря представляли собой различный контингент людей: уголовные преступники, те, кто отказывался работать на благо немцев, а также лица, уклонявшиеся от призыва в Латышский легион Ваффен СС, были и пересыльные из других лагерей. Однако русские историки все еще публикуют глупости о сотнях тысяч погибших.

- Откуда такие факты?

- Они базируются на сфабрикованных источниках. Например, была так называемая чрезвычайная комиссия, которая работала в Латвии после войны. Она работала под крылом органов безопасности и была создана, чтобы обобщить сведения о жертвах нацистов. Благодаря этой комиссии, были преувеличены размеры нацистских преступлений в целях подкладывания их Нюрнбергскому трибуналу. Одна из важнейших задач современных историков состоит в том, чтобы показать, как формировались и использовались эти сфабрикованные источники. Они, конечно, легли в основу советской пропаганды: в десять, двадцать или пятьдесят раз нужно было преувеличить количество жертв, чтобы в как можно более худшем свете представить нацистов, причем к их жертвам еще и причислить самими уничтоженные миллионы.

[...] - Что разозлило русских историков после выхода упомянутых книг?

- То, что мы доказали факты оккупации Латвии - как первой, так и второй оккупации. Однако сейчас достигнут известный прогресс: не знаю не одного русского историка, который бы резко выступали против утверждения, что Латвия была оккупирована. Однако они, конечно, пытаются вопрос об оккупации как-то обойти, косвенно указывая, что об этом факте можно и не говорить. Все же трудно понять, почему русские уворачиваются от слова оккупация... Наверное, нужно понимать русский менталитет.

- Менталитет освободителей.

- Быть может, осознание миссии? Тогда, наверное, все должны были радоваться тому, что они пытались здесь ввести свои законы и образ жизни...

[...] - Беззаконие и лицемерие со стороны освободителей... События 21 июля также были переполнены ими как болото комарами.

- 21июля 1940 года на свое первое заседание собрался незаконно избранный сейм, на котором были приняты два незаконных решения. Во-первых, по предложению уголовного преступника и руководителя компартии Жаниса Спуре в Латвии была провозглашена советская власть, хотя такое решение (в соответствии с действовавшей Конституцией) - могло быть принято только в результате референдума. Второе решение - об уничтожении суверенитета Латвии и присоединении ее к другому государству, к СССР - также могло быть принято только после референдума. [...]

- Каковы были главные ошибки, допущенные политиками бывшей независимой Латвии?

- Одна из важнейших: Карлис Улманис сообщил, что в Латвию вошли войска дружественного (!) государства. Это высказывание Улманиса по сей день используют некоторые российские историки, желающие отрицать факт оккупации.

- В свою очередь, до советского ультиматума, а именно - до 16 июня, Улманис приказал Латвийской армии всячески помогать входящей советской армии. Оккупантам!

- Конечно, ничего изменить он не мог, так как судьба Латвии была решена 23 августа 1939 года, когда ей вынесли смертный приговор. В компетенции Улманиса был только выбор вида приведения в исполнение смертного приговора. Но что же ему нужно было делать летом 1940 года? Ему следовало сообщить народу, что Советский Союз выдвинул Латвии ультиматум, и разъяснить все то мошенничество, которое СССР применял в отношении стран Балтии. И еще Улманис должен был хотя бы выразить дипломатический протест против этого ультиматума СССР. В 1940 году физически сопротивляться уже было бесполезно: в тот период это означало бы уничтожение всей живой силы Латвии. Однако Улманис, очевидно, попался на заброшенный советскими дипломатами крючок. В ультиматуме Советский Союз потребовал сменить правительство Латвии, но в нем не было требования отставки президента. Это Улманису понравилось, так как он думал, что в таком случае Латвия в каком-то виде может остаться независимой, а он сможет сохранить свой пост. Он подчинился этому ультиматуму. Однако его политика была очень близорукой. Уступчивость президента не позволила сохранить хотя бы какие-то крохи независимости, а лишь подбодрила русских действовать еще активнее и бессовестнее. [...]

NRA, 21 июля 2008 г.

7. СТАТЬЯ ВИЕСТУРСА СПРУДЕ "ИСТОРИЯ - ПОЛИТИКА ЗАВТРАШНЕГО ДНЯ"

В Военном музее Латвии прошла организованная Комиссией историков при президенте ЛР международная конференция "Оккупационные режимы в странах Балтии (1940 - 1990): результаты и проблемы исследования". В ее работе приняли участие около тридцати историков из государств Балтии, США, Германии, России, Великобритании, Белоруссии, Польши и Израиля.

Открывая конференцию, профессор истории Инесис Фелдманис сказал, что упомянутая тема тесно связана с политикой. Также зачитанные на ней доклады историков в значительной мере соответствовали установке, что для постсоветских стран, в том числе прибалтийских, больше не приемлема так называемая "история победителей", которая единственное зло усматривала лишь в нацистской Германии и в ее преступлениях, умалчивая о деяниях советского тоталитаризма.

Хотел бы представить свой небольшой обзор сказанного историками на этой конференции.

План ''West''

Профессор Фелдманис, говоря об исторических и международно-правовых аспектах оккупации государств Балтии, напоминал, что страх упоминания слова ''оккупация'' характерен не только для современной России. Стенограммы переговоров свидетельствуют, что в конце сентября 1939 года Москва заставила прибалтов подписать договоры о "взаимопомощи". Министр иностранных дел Эстонии Сельтер возразил, что допуск Красной Армии означал бы военную оккупацию его государства. Молотов, услышав это, по заранее заготовленному сценарию позвонил Сталину: ''Товарищ Сталин, приходи. У меня господин Сельтер и другие эстонские господа. Они возражают против наших новых предложений. Называют это оккупацией и другими страшными словами. Приходи помочь их убедить''. Попадание Балтии под власть чужих войск в соответствии с Гаагской конвенцией 1907 года было весьма существенным признаком оккупации. Направление эмиссаров Москвы с целью создания марионеточных правительств шло вразрез с договорами о взаимной помощи прибалтов и СССР, заключенных осенью 1939 года. ''Советская сторона активно вмешивалась во внутренние дела Латвии, Литвы и Эстонии (...) Беспрецедентным случаем стал приказ от 11 июля 1940 года о создании Прибалтийского военного округа с центром в Риге. Еще формально на территории независимых государств была создана военно-административная единица другого государства''.

Москва стремилась достичь того, чтобы процесс оккупации как можно больше походил на добровольное присоединение. Но даже проведенные 14 и 15 июля 1940 года ''выборы'' Советский Союз провалил, потому что новостное агентство ТАСС заявляло о результате в 97,6% голосов за 12 часов до того, как в Латвии начался подсчет голосов. "Инкорпорация государств Балтии в состав СССР была насильственным присвоением территорий чужих государств. В современном международном праве - запрещенная аннексия. Это было осуществлено с нарушением многих двусторонних и международных договоров, без заключения основанного на принципе добровольности союзного договора", - подчеркнул Инесис Фелдманис. Если бы осуществленную СССР аннексию стран Балтии признало международное сообщество, то эта аннексия стала бы легитимной. Однако Москва не смогла этого добиться de jure.

Профессор Хейнрихс Стродс указал, что иногда историки трех стран Балтии, говоря о советской оккупации, не едины по поводу содержания того или иного процесса. В Литве никто не сомневается, что происходил геноцид, но в Латвии еще дискутируют, проводился ли он. В Эстонии говорят об интенсивной колонизации, а в Латвии, куда было ввезено 900 тысяч переселенцев, только о миграции. "Если мы посмотрим в архиве Госплана СССР, то там Латвия, Литва и Эстония каждый год пишет: нам рабочей силы хватает. Но Госплан, так или иначе, для каждой республики каждый год присуждал 10 - 50 тысяч людей, которые размещались в новых квартирах. Мы все хорошо знаем о нацистском генеральном плане ''Ost'', но не следует ли здесь сказать о генеральном плане ''West''?", - риторически вопрошал историк. Профессор Стродс отметил также используемое в Москве по отношению к прибалтийским историкам понятие ''переписывание истории''. "Что это за Евангелие или Коран, которые под руководством компартии написала советская историография, и к которым мы теперь не смеем даже прикоснуться?! Каждый историк считает своей обязанностью открывать новые материалы, давать новую интерпретацию. Это нормально. Каждое поколение, находя новые документы, высказывает свои мысли". Историк также признал, что российские архивы для прибалтов действительно частично закрыты, однако и желающих съездить для работы в них насчитывается мало - лишь 5-10 человек ежегодно. Но работы там хватает и с доступным массивом документов.

''Плохие'' прибалты

Против позиции современной России по вопросам истории остро выступил профессор Майнцского университета Эрвин Оберлендер. Судя по высказываниям официальных должностных лиц Кремля, каждому, кто осмеливается поставить под сомнение мифы Великой Отечественной войны, нужно считаться с тем, что он может быть обвинен в фашистских тенденциях. Победа над нацизмом как единственное позитивное наследство советских времен использована для консолидации современного общества России. Одновременно это позволяет отодвинуть преступления Сталина на второй план. ''Отношение России - это беспрестанное нападение на память'', - считает Оберлендер. По его мнению, не наблюдается ни малейшей тенденции к тому, чтобы Москва учитывала точки зрения историков стран Балтии и Восточной Европы. Более того, она навязывает свое понимание истории прибалтийским русским, не позволяя им самостоятельно сформировать свою историческую память. Несколько критических слов профессор посвятил также исторической науке Латвии, указывая, что порой создается впечатление, что советская власть в Латвии существовала вообще без латышского коллаборационизма и конформизма.

Представитель Международной комиссии Литвы по оценке преступлений нацистской и советской оккупационных властей Роналдас Рачинскас обратился к вопросу, почему же историческая память об одних и тех же событиях у различных групп может настолько отличаться. Представителям Запада трудно понять сходство нацистского и советского тоталитарных режимов, потому что они не пережили второй. Также забывается, что сталинский СССР и гитлеровская Германия в течение двух лет в ходе Второй мировой войны были союзниками. Такой ''забывчивости'' способствует европейская зависимость от российского топлива и то обстоятельство, что многие политики западных стран происходят из склонных к левому крену партий, которые испытывают пиетет перед бывшим Советским Союзом. ''История - это вчерашняя политика, но история также является политикой завтрашнего дня'', - сказал Рачинскас.

''Российскому народу нравится, когда историки ему говорят: как хороша была великая советская империя, которую уничтожили американцы с помощью прибалтов и грузин!'', - иронизировал историк из России Борис Соколов. Анализируя написанные за последнее время книги прокремлевских историков Кpысина, Дюкова и Емельянова, посвященные прибалтийской тематике, Соколов пришел к заключению, что главное назначение этих изданий состоит в том, чтобы вызвать у русского читателя недовольство прибалтами, создать впечатление, будто бы они активно сотрудничали с нацистами. Параллельно этому повторяются мифы советского времени о "добровольном" присоединении стран Балтии к СССР и "хорошем" отношении советской власти к прибалтам.

Latvijas avīze, 1 ноября 2008 г.

8. ИЗ ВЫСТУПЛЕНИЯ ПРЕЗИДЕНТА ЛАТВИИ ВАЛДИСА ЗАТЛЕРСА

При изучении истории Латвии ХХ века необходимо дать оценку как советской, так и нацистской оккупации. Об этом сегодня [18 марта 2009 г. - прим. сост.] на презентации очередного сборника Комиссии историков заявил президент Валдис Затлерс.

Президент отметил, что объективное изучение обеих оккупаций не дает внешним критикам оснований обвинять латвийских историков в неверном восприятии прошлого. [...]

Как пояснили порталу Delfi в пресс-службе президента, многие исследователи в своих статьях попытались сравнить сложные исторические процессы, которые имели место в странах Балтии во время советской и нацистской оккупации. Например, в исследовании профессора Инесиса Фелдманиса "Латвия во Второй мировой войне: версии восприятия и проблемы исследования" используется новый концептуальный подход, согласно которому при оценке военных событий в Латвии следует учитывать не только одно проявление зла (нацизм), а обе парадигмы (нацизм и коммунизм), а также их влияние на историю нашей страны. Автор призывает опровергнуть мифы советской пропаганды и ранние фальсификации, которые нередко основаны на источниках, сфабрикованных этой оккупационной властью.

Delfi.lv, 18 марта 2009 г.

9. ИЗ КОММЕНТАРИЯ ПРОФЕССОРА ИНЕСИСА ФЕЛДМАНИСА

Перевод с латышского языка

[...] Обычно я спрашиваю у студентов: как вам кажется, сколько еще можно праздновать победу в войне, которую сами и спровоцировали? Второе, о чем я у них спрашиваю: учитывая варварство Красной армии по отношению к гражданскому населению Германии в 1945 году, есть ли у России моральные основания праздновать победу? Не думаю, что какой-нибудь русский захочет принять эти идеи. Даже здесь [в Латвии - прим. сост.] приходится читать в интернете, что кто-то собирается меня повесить. [...]

Latvijas Avīze, 20 июля 2009 г.

10. ИЗ СТАТЬИ ИНЕСИСА ФЕЛДМАНИСА "ИСТОРИЯ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ: МИФ В КОНЦЕ МИФА"

Перевод с латышского языка

Через два дня Латвия вместе со всем Западным миром будет поминать 66-ю годовщину со дня окончания Второй мировой войны. Россия по-прежнему манипулирует ее историческими интерпретациями, и трудно сказать, что и почему это обуславливает: может открытый страх перед трудно прогнозируемой реакцией российского общества? Много лет назад ушедший в мир иной российский писатель Виктор Астафьев сказал: "Русские выдержали проверку войной, Но смогут ли они выдержать всю правду о войне?" Хотя, в общем-то, русская историография о Второй мировой войне весьма разнообразна и интересна, без сомнения в ней доминирует линия, соответствующая установкам Кремля.

Сейчас официальная Россия хочет добиться, чтобы события Второй мировой войны сегодня в основном интерпретировались также как во времена советского диктатора Иосифа Сталина. В мае 2009 года в Москве даже создали специальную комиссию для борьбы против фальсификаций истории, которые вредят интересам Кремля, и уже стали составлять списки "фальсификаторов". Ну куда уж дальше и глупее? Трудно вообразимый в наше время абсурд, в котором к тому же акцептируется безнадежность. Даже спустя шестьдесят шесть лет после окончания россиянам вместо объективной картины Второй мировой войны предлагаются мифы, созданные в военные годы или в советские времена. Описывая соответствующий исторический период или говоря о нем, писатели и публицисты на первый план обычно выдвигают не документы и факты, а пропагандистские легенды и идеологические штампы. Устаревшие мифы, у которых, вероятно было какое-то позитивное значение в военные годы, чтобы поддерживать боевой дух в армейских рядах и побуждать желание погибать за родину, сейчас превращаются в подчас непреодолимую преграду для правдивой исторической информированности.

Эта ситуация весьма серьезно беспокоит в том числе и российских историков. В этом году получила широкую известность книга московского историка, литературоведа и публициста Бориса Соколова "Мифическая война, миражи Второй мировой войны", в которой он раскрывает и демаскирует целых 76 мифов о Второй мировой войне и её событиях, которые до сих пор поддерживает современная российская историография. [...] Заключив пакт Молотова-Риббентропа, Сталин натравил Германию на Великобританию и Францию и сознательно спровоцировал начало Второй мировой войны. [...]

Реальной же историей есть и остаются немецкие головокружительные и трудноповторимые успехи! Все рекорды побила 3 танковая дивизия под командованием генерала (позже генерал - фельдмаршала) Вальтера Моделя. Ей оказалось достаточно шести дней чтобы покрыть расстояние от Бреста до Бобруйска - 460 километров. 27 июня она продвинулась по вражеской территории на целых 115 километров. Уникальное достижение! [...]

Один из наиболее укоренившихся мифов в русском сознании - миф освободителей, у которого отсутствуют каких-либо веские основания в исторической реальности и жизни.

Можно ли считать освободителями солдат, массово насиловавших немецких женщин (британский историк Энтони Бивор отмечает, что в районах Германии, занятых красной армией, были изнасилованы все женщины и девочки в возрасте от 10 до 80 лет), и убивавших мирных жителей? Разве это освобождение, когда на занимаемых территориях на десятилетия устанавливается тоталитарный режим? Надеюсь, что любой логически думающий человек даст на это однозначно отрицательный ответ.

Мифологизация истории Второй мировой войны затрудняет отношения России с соседними странами, в том числе и с Латвией. Довольно забавными выглядят давние непрекращающиеся попытки Кремля добиться создания смешанных комиссий историков (обычно второй стороне все главные исторические основополагающие вопросы достаточно ясны), которые якобы смогут разрешить все спорные исторические вопросы. Опыт показывает, что абсолютно не так, ибо сталкиваются различные уровни трактовки и понимания истории. Однако почему бы не пробовать снова и снова, если политикам так хочется? По крайней мере, чтобы показать свою добрую волю и нейтрализовать кого-нибудь из кликуш московской пропаганды.

Mājas viesis, № 9 (444), 6 мая 2011 г.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
21.02.17
The Observer: «Миру нет дела до старушки Европы»
NB!
21.02.17
Радио REGNUM: первый выпуск за 21 февраля
NB!
21.02.17
«Рубль передумал слабеть»
NB!
21.02.17
Китайские власти: Птичий грипп мутировал и стал опасней
NB!
21.02.17
Косово подаст новую заявку на членство в ЮНЕСКО
NB!
21.02.17
Выделение бесплатной земли: «Вам гектар на Хоккайдо? Да пожалуйста!»
NB!
21.02.17
Новая Антанта идёт на войну: Почему Германия создает ЕС-2?
NB!
21.02.17
«Они хотят геноцида, но Порошенко этого не может»
NB!
21.02.17
Под видом «культурных центров» в Италии финансировались бордели для геев
NB!
21.02.17
После визита Пенса в ЕС на американском флаге стало больше звезд
NB!
21.02.17
Явка на конституционном референдуме в Нагорном Карабахе составила 76%
NB!
21.02.17
Приднестровье: «Нас приглашают в мышеловку, даже не положив туда сыра»
NB!
21.02.17
Эквадор: Ленин в шаге от победы в первом туре
NB!
21.02.17
Землетрясение в Панаме: Эвакуированы метро и высотные здания
NB!
21.02.17
«Шанхайцы» против «пекинцев»: как китайская элита борется за власть
NB!
21.02.17
Есть ли надежда у землян? Определит ли XXI век текст, «сделавший» век XX
NB!
21.02.17
О геях, влюбленных и бытовом национализме: Казахстан за неделю
NB!
21.02.17
В офисе партии Ле Пен проходят обыски
NB!
20.02.17
Катастрофа Boeing MH17 спустя два года / 3
NB!
20.02.17
В Софии состоялось факельное шествие неонацистов «Луков марш»
NB!
20.02.17
Глава МИД Молдавии дезавуировал антинатовскую риторику президента Додона
NB!
20.02.17
Гражданская война на Украине — главное за сегодня