Станислав Тарасов: Тайны "силлогизма" Тиграна Саркисяна

Москва, 9 ноября 2011, 14:27 — REGNUM  

8 ноября премьер-министр Армении Тигран Саркисян на Политическом конгрессе Европейской народной партии в Брюсселе сделал важное заявление. По его словам, замороженный конфликт вокруг Нагорного Карабаха, а также отсутствие дипломатических отношений между Турцией и Арменией, представляют собой серьезную опасность для региональной безопасности. По его словам, потенциалу реформирования Армении серьезно мешают "реальные геополитические риски, которые продолжают туманить Южный Кавказ". Но при этом Саркисян подтвердил готовность Еревана продолжить диалог по нормализации отношений с Турцией - "без предусловий". Это заявление примечательно вырисовывающимся любопытным силлогизмом: замороженный карабахский конфликт - отсутствие дипотношений между Турцией и Арменией - проблемы региональной безопасности - геополитические риски.

Карабахский конфликт является одним из самых старых на постсоветском пространстве. С момента подписания 5 мая 1994 года при посредничестве России, Киргизии и Межпарламентской Ассамблеи СНГ в Бишкеке между Азербайджаном и Арменией протокола, вошедшего в историю урегулирования карабахского конфликта как Бишкекский, какие только сценарии не предлагались для урегулирования этого конфликта. Однако карабахская проблема по-прежнему далека от своего решения.

Дипломатическая инициатива на этом направлении сейчас принадлежит Минской группы ОБСЕ под председательством России, США и Франции. Она разработала Мадридские принципы урегулирования, которые торпедируются конфликтующими сторонами. 3 ноября в Вене сопредседатели Минской группы ОБСЕ - Бернар Фасье (Франция), Роберт Брадтке (США), Игорь Попов (Россия) - и личный представитель председателя ОБСЕ Анджей Каспршик представили Постоянному совету ОБСЕ годовой отчет о своей деятельности. Они отметили, что в прошлом году посетили восемь раз регион и провели четырнадцать отдельных встреч в различных местах с президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым и президентом Армении Сержем Саргсяном.

Пожалуй, к единственному важному достижению в работе Минской группы ОБСЕ можно отнести ее согласие в том, что карабахский конфликт не имеет военного решения, и что для его урегулирования "очень важна политическая воля сторон в принятии сложных решений, необходимых для перехода от неприемлемого статус-кво и достижения мира". Каких именно, - если учитывать, что и личная посредническая миссия президента России Дмитрия Медведева не увенчалась успехом? Представить себе, что Азербайджан признает независимость Карабаха, пойдет на нормализацию отношений с Арменией - очень сложно. Точно также маловероятным выглядит сценарий согласия Армении на сохранение Карабаха - в любом статусе - в составе Азербайджана. Если мыслить историческими аналогиями, вспомнив, что в 20-е годы прошлого века только формат Советского Союза на время "урегулировал" этот конфликт, то напрашивается аналогия с предложенным недавно проектом Владимира Путина о создании Евразийского экономического союза. Хотя премьер-министр России и утверждает, что создание Евразийского союза вовсе не означает восстановления СССР, он все же подчеркивает, что тесная интеграция на политической и экономической основах является требованием времени. В таком формате действительно вырисовывается определенный сценарий урегулирования карабахского конфликта, но только в случае присоединения к союзу Армении и Азербайджана.

Но это приводит к выводу о возможности урегулирования карабахского конфликта только в случае геополитических перемен на постсоветском пространстве. Это - во-первых. Во-вторых, если, вероятность вхождения Армении в Евразийский союз можно считать высокой, то Азербайджан - во всяком случае, при нынешнем руководстве - вряд ли пойдет на такой шаг. Скорее всего, усиливающиеся интеграционные процессы на территории бывшего СССР могут подтолкнуть Баку к еще большей интеграции с Турцией, тем более, что в ходу остается известный лозунг: "одна нация - два государства".

Правда, существует промежуточное тактическое решение конфликта, о котором упомянул Тигран Саркисян - продолжение диалога по нормализации отношений с Турцией - "без предусловий". Речь идет об известных цюрихских протоколах, которые под давлением Азербайджана "застряли" в турецком парламенте. Если также предположить, что армянская и турецкая сторона пошли бы на ратификацию этих документов, то это привело бы к качественным изменениям геополитической ситуации в регионе. У Еревана появился бы выбор, возможность для более широкого дипломатического маневра, он мог бы передвинуть в ходе политики реформирования проблему карабахского урегулирования на второй, а то и третий план. Неслучайно многие армянские эксперты утверждают, что формат цюрихских протоколов является наилучшим для армяно-турецкого сотрудничества, потому что они не затрагивают вопрос карабахского конфликта и вмешательство Азербайджана в этот процесс. Тем не менее, Армения оказалась бы повязанной с двух сторон тюркским фактором и могла бы "модернизировать" свое отношение карабахскому урегулированию.

Вот почему Белый дом США постоянно держит эту проблему в поле зрения, делая время от времени по этому поводу официальные заявления. На днях госсекретарь США Хиллари Клинтон на конференции американо-турецкого совета заявила, что США надеются, что турецкий парламент ратифицирует протоколы. В то же время известно и заявление президента Франции Николя Саркози о необходимости признания Турцией фактора Геноцида армян. Если вспомнить, что США и Франция являются сопредседателями Минской группы ОБСЕ, то можно говорить о повышении давления на Турцию с разных сторон. Так мы выходим на третью и четвертую посылки силлогизма Саркисяна" - региональную безопасность и геополитические риски.

После кавказской войны августа 2008 года Турция выступила с инициативой "Кавказской Платформы". Она предусматривала создание региональной системы безопасности с участием России, Турции, Грузии, Армении и Азербайджана. В данном случае просматривался практический интерес Анкары: обеспечить бесперебойную работу нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан и газопровода Баку-Тбилиси-Эрзрум, железной дороги Карс-Гюмри и Баку-Тбилиси-Карс, поскольку в случае вооруженной конфронтации между Азербайджаном и Арменией эти коммуникации были бы перерезаны в первую очередь. Более того, вскоре выяснилось, что создание системы безопасности по-турецки - не содержит гарантий возвращения Карабаха под контроль Азербайджана, а отсутствие в ней Ирана ведет вообще к сбою весь механизм. Несмотря на все заверения в теплых чувствах к Азербайджану, Иран активно развивает политическое и военное сотрудничество с Арменией, поддерживая таким образом нынешнее статус-кво в отношении Карабаха.

Все это напоминает выход главных игроков в Закавказье на исходные позиции перед решающей схваткой. А проникающие геополитические вихри с Большого Ближнего Востока, и, как выразился Саркисян, "туманящие Южный Кавказ", могут вывести карабахский конфликт из нынешней турбулентной фазы. Как считает директор армяно-американского Центра региональных исследований Ричард Киракосян, сегодня и Россия, и США, и Европа ждут действий Анкары, а не Еревана.

Очевидно, что в переговорах о ратификации или нератификации протоколов Турция уже приобрела дивиденды - серьезные уступки Азербайджана в переговорах по нефти, газу и многому другому. Существуют веские основания предполагать и то, что Турция может начать разыгрывание армянской "карты", но уже с учетом обострившегося курдского фактора. Так что в складывающейся ситуации перспектива разрыва цюрихского процесса не выгодна ни Турции, и ни Армении. Выиграл ли Азербайджан от участия в этой сложной многоходовой комбинации - покажет ближайшее время.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.