Спартак Жидков: Президент Абхазии укрепляет вертикаль власти

Ереван, 1 ноября 2011, 13:02 — REGNUM  После победы Александра Анкваба на президентских выборах в Абхазии политическая жизнь в республике на некоторое время почти замерла. Общественность подустала от острых ежемесячных дискуссий между правительством и оппозицией весной 2011 года, и после напряженной предвыборной кампании хочет отдохнуть от политических потрясений. Тем более, что выборы президента не только разрешили вопрос о власти, но и показали, что большинство населения вполне доверяет правящей группировке и не хочет ее менять - по крайней мере, в рамках существующего политического ассорти.

В этой обстановке главным политическим событием в Абхазии после инаугурации президента стало формирование кабинета министров. Следует сказать несколько слов об особенностях структуры исполнительной власти в Республике Абхазия. В отличие от большинства стран мира, в Абхазии парламент не имеет никакого официального влияния на состав правительства. Согласно Конституции 1994 года, кабинет правительства формируется президентом и ему же подотчетен. Премьер назначается президентом как и любой министр. Парламент может выразить недоверие только самому президенту (двумя третями голосов), но не правительству, им назначенному. Отставка даже отдельного министра - чрезвычайно сложная задача для парламента: депутаты могут проголосовать за его смещение, но окончательное решение остается все-таки за президентом. Во всяком случае, за 17 лет действия Конституции 1994 года ни одного случая смещения министра не наблюдалось, хотя бывали периоды, когда парламент находился в оппозиции президенту.

Таким образом, избиратели Абхазии, голосуя за того или иного кандидата на президентских выборах, по сути, одновременно выбирают и правительство. Однако премьером не обязательно становится человек из окружения президента. Владислав Ардзинба, будучи президентом, несколько раз назначал на этот пост уважаемых в республике деятелей, не всегда послушных ему, но обладающих большим влиянием. По тому же принципу Сергей Багапш, выиграв выборы 2009 года, назначил премьером Сергея Шамбу - одного из своих соперников на выборах 2004 года. Согласно Конституции, абхазский премьер не вмешивается в процесс формирования правительства, но на практике президент не может игнорировать мнение столь сильной фигуры, тем более если он является известным политиком со своим кругом сторонников. После президентских выборов кадровые решения обычно принимаются медленно, при назначении некоторых чиновников порой возникают довольно острые споры между президентом и премьером. Однако в конечном итоге мнение президента всегда преобладает, и в случае, если премьер начинает вести слишком самостоятельную политику, большинство министров, назначенных по воле президента, служат ему противовесом.

Такая схема, несомненно, была бы актуальна, если бы Анкваб не одержал столь весомую победу в первом же туре и вынужден был, как надеялись многие представители оппозиции, предоставить важные посты в государстве своим конкурентам. Учитывая, что вице-президент принадлежит к команде победителя, именно на премьерское кресло мог бы рассчитывать кто-нибудь из лидеров оппозиции. Но теперь Александр Анкваб получил возможность назначить премьером своего ближайшего сторонника, много лет проработавшего на вице-премьерской должности - Леонида Лакербая. Спорить с этим решением трудно. Лакербая очень давно находится на абхазской политической сцене; он, как и Анкваб - депутат "золотого парламента" созыва 1991 года от Гудаутского района, в то же время опытный хозяйственник (с 1975 года - инженер гагринского автотранспортного объединения, с 1979 г. - директор гагринского грузового АТП, с 1985 г. - директор Всесоюзного экспериментального завода быстрозамораживающихся продуктов в Гагре).

Леонид Лакербая отличается коммуникабельностью, живостью ума, способностью общаться и с народом, и с прессой, выступать на дипломатическом поприще (одно время он возглавлял абхазский МИД). Формально именно он в 1999 году возглавил абхазскую оппозицию, бросившую вызов Владиславу Ардзинба, поскольку Анкваб не мог баллотироваться в президенты из-за 5-летнего ценза оседлости. Но с возвращением Анкваба на политическую арену, Лакербая уступил ему второе место, держался незаметно и скромно. Теперь его назначение стало вполне логичным и не вызвало у подавляющего большинства общественности, в том числе и оппозиционно настроенной, никаких протестов - в отличие от назначений ряда министров.

Отношение к кабинету министров, действовавшему при Багапше, у населения двойственное. С одной стороны, результаты всенародных выборов президента и депутатов парламента (а степень контроля за их честностью и прозрачностью, вследствие острой политической борьбы, очень высока) раз за разом показывают, что народ не хочет менять существующий режим. С другой стороны, претензий ко многим, отдельно взятым министрам, накопилось немало. Много лет Абхазия жила в "полувоенном" состоянии, когда перспектива возможной войны сильно охлаждала желание восстанавливать разрушенное. Абхазская экономика работала "на холостом ходу"; сухумские улицы, где развалины часто соседствуют с новыми или отлично отреставрированными зданиями, как в зеркале отражают саму хозяйственную систему послевоенной Абхазии, где рядом с действующими объектами находятся почти или совсем не действующие. В таких условиях трудно разобраться, кто из министров работает хорошо, а кто нет; кто бездарен, а кто просто не может использовать свой опыт и свои способности.

Часть политизированных жителей Абхазии была разочарована тем фактом, что Анкваб оставил на своих постах многих руководителей. Из двенадцати министров сохранили свои посты четверо: министры обороны, здравоохранения, соцобеспечения и министр по налогам и сборам, а также один из трех вице-премьеров - Александр Страничкин, признанный специалист в области экономики. Многие главы госкомпаний тоже остались на своих местах. Большие нарекания вызвало передвижение министра образования Индиры Вардания на вице-премьерский пост (ее место занял публицист Даур Начкебия, давний член команды Анкваба). Многие также были недовольны тем, что вице-премьер Беслан Кубрава (совмещавший этот пост с должностью министра финансов), назначенный еще Владиславом Ардзинба, не ушел в отставку окончательно, а получил пост руководителя администрации президента. Итак, критиков кадровой политики оказалось предостаточно: Анкваба осуждают за недостаточно активную перетряску правительственного аппарата, в то время как обиженная оппозиция априори недовольна какими бы то ни было назначениями.

Однако следует вспомнить, что во время своей предвыборной кампании Александр Анкваб обещал народу не перетряску всего государственного аппарата (на что делали упор его соперники), а на продолжение экономического курса Багапша - без рискованных экспериментов, но с неуклонными, качественными изменениями в работе ряда министерств. По этой причине критика в адрес Анкваба осталась вялой, а итоговая картина, судя по всему, окажется очень даже нестандартной.

Некоторые назначения оказались вполне предсказуемыми - в частности, перемещение Вячеслава Чирикба, бывшего советника по политическим вопросам, на должность министра иностранных дел. На протяжении многих лет этот пост занимал Сергей Шамба, после поражения на выборах 2011 года изъявивший намерение уйти из политики, а последние полтора года - молодой дипломат Максим Гвинджия; его смещение многие объясняют политическими причинами - Гвинджия был выходцем из команды Сергея Шамба. Но и Вячеслав Чирикба как дипломат ни в чем не уступает Гвинджия, в 1990-х он считался полномочным представителем Абхазии в Западной Европе, именно ему президент Багапш доверил Женевские дискуссии - единственный, по сути, сектор грузино-абхазских переговоров, который в настоящее время еще не находится в коматозном состоянии. Учитывая, что международное признание Республики Абхазия хотя и медленно, но продолжается (признание Абхазии островным государством Тувалу в сентябре этого года стало шестым по счету), у Чирикба есть немалые возможности проявить себя в ближайшие годы.

Самыми актуальными проблемами Абхазии остаются экономика и криминал, а стало быть важнейшими задачами являлись назначение министров внутренних дел, экономики и финансов. В этой сфере Анкваб произвел самые важные перестановки. Он вернул должность главы МВД Отару Хеция, который был отставлен Багапшем в 2010 году после нескольких громких преступлений, которые милиция не смогла предотвратить. Старый министр Леонид Дзапшба развернул бурную кампанию по наведению порядка на дорогах, при нем на городских улицах появились пешие патрули, увеличилось количество постов дорожно-патрульной службы, однако главная задача выполнена не была: количество особо тяжких преступлений не снизилось. Это побудило сделать вывод, что Хеция был далеко не худшим главой абхазского МВД. Учитывая давние обещания Анкваба разгромить криминал, очевидно, что президент считает Хеция вполне компетентным для своей должности.

А вот на постах министров финансов и экономики появились совсем новые фигуры. Отставленные с этих должностей Беслан Кубрава и Кристина Озган получили места соответственно главы и замглавы администрации президента: это, по сути, почетная отставка. Вице-премьером и по совместительству министром финансов стал 37-летний Владимир Делба, а министром экономики назначен 32-летний Давид Ирадян. Оба уже зарекомендовали себя как хорошие специалисты. Это очень показательные назначения также и с политической точки зрения. Все кандидаты на пост президента говорили о необходимости открыть молодежи дорогу к руководству, и Анкваб, сначала взяв в качестве кандидата в вице-президенты 41-летнего Михаила Логуа, а теперь назначив Ирадяна и Делба, выполнил эту программу на деле.

Но еще более важен тот факт, что впервые за два десятилетия независимого существования Республики Абхазия представитель армянской общины занял один из ключевых министерских постов. В первой половине 1990-х гг. на должности заместителя председателя Совета министров Абхазии находился Айрапет Айрапетян, затем некоторое время (с 2001 года) министерством по делам молодежи, спорту, курортам и туризму руководил Альберт Топольян, бывший глава армянской общины, но затем эта политика сошла на нет. Сергей Багапш начал понемногу возвращаться к практике назначений представителей национальных общин: при нем вице-премьером стал Александр Страничкин, министром соцобеспечения - Ольга Колтукова. Александр Анкваб пошел дальше и не стал оглядываться на возможных критиков их числа ура-патриотов. Судя по всему, назначение Ирадяна на эту должность положительно воспринято большинством абхазов, а насколько оно приятно абхазским армянам, и говорить не приходится. Это назначение - очень важный политический ход, а если совместные усилия по оздоровлению экономики принесут успех, Анквабу можно не опасаться за свою популярность в народе в обозримом будущем.

Спартак Жидков (Сухум)

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail