Станислав Тарасов: Почему мелики Карабаха не воспользовались "наследием" Надир-шаха

Ереван, 31 Октября 2011, 21:22 — REGNUM  

Карабахский конфликт - один из старейших на территории постсоветского пространства. Его зарождение в 1988 году, затем решение Верховного Совета Армянской ССР, принятое в 1989 году о присоединении Нагорного Карабаха, означало начало смены геополитической ситуации на территории СССР и предвещало крах страны. Так было и раньше, в 1917-1921 годах, когда армянский фактор во многом предопределил смену геополитической декорации в Закавказье, да и в кемалистской Турции. В этой связи отметим, что сейчас у части экспертного сообщества складывается устойчивое ощущение того, что нынешнее возможное урегулирование карабахского конфликта - независимо от того, в чью пользу он будет решен - Азербайджана или Армении - будет сопряжено только с серьезными геополитическими изменениями. Вот почему изучение или хотя бы ознакомление с генезисом карабахского конфликта приобретает особую важность. При этом важно определить исходную точку, с которого начались в регионе заметные изменения, предопределившие дальнейший ход событий. На наш взгляд, это - не войны Российской империи начала 19-го века с Персией и Османской империей, которые стимулировали переселение части армянского населения в Закавказье. Все начиналось значительно раньше.

В феврале 1736 года регент Ирана Надир, представитель туркменского племени афшаров из Хорасана, собрал в Муганской степи курултай - съезд военных, административных и племенных начальников всей страны. Почему для этой цели им были выбраны степные равнины в восточном Закавказье, расположенные между Карабахом на западе и Каспийским морем на востоке, между нижним течением рек Аракса на юге и Куры на севере, а не какой-либо крупный город в Иране, историки не знают. Или сознательно избегают изучения этого вопроса. Мы для справки отметим, что согласно Страбону, именно в Муганской степи и в Талыше располагалась большая часть территории Кавказской Албании. В районе селения Джафархон (к югу от Сабирабада) археологами были найдены многочисленные городища и каналы, указывающие на то, что в последние века до нашей эры в Муганской степи велись значительные ирригационные работы. Керамика, встречающаяся в так называемых кувшинных погребениях Мингечаура и Мильской степи (II в. до н. э. - II в. н. э.), сделана на гончарном круге и имеет хороший обжиг. Высокое качество обнаруженных находок - признак существования здесь хорошо развитой цивилизации.

Возможно, Надир-шах, собирая курултай в Муганской степи, таким образом стремился символически отметить рождение нового персидского государства. Вот что пишет по этому поводу Аббас-Кули-ага Бакиханов: "В этом лагере его ожидали все почетные лица Персии, числом 100 тысяч человек. Для них было приготовлено 12 тысяч домов, построенных из дерева и камыша, и все необходимые потребности, как то: мечети, бани, караван-сараи, Кроме великолепного дворца для самого Надира. Так после долгих споров между вельможами, продолжавшихся более месяца, Надир 26 февраля 1148 (1736) года вступил на престол Персии". Но это была не просто очередная смена династии в Персии.

Относительно сефевидов в существующей литературе много противоречий. Основателем династии считается шах Исмаил Первый (1501-1524 гг.), потомок основателя суфийского ордена Сефевие, родом из Ардебиля в Иранском Азербайджане. После победы над Алвендом, правителем тюркского государства Ак-Коюнлу, под Шаруром (в Нахичевани), Исмаил вступил в Тебриз, где в июле 1501 года провозгласил себя шахом. Столицей Сефевидского государства стал город Тебриз. Впоследствии столица была перенесена в Казвин, а оттуда - в Исфахан. По мнению некоторых исследователей, предки основоположников этой династии имеют курдское происхождение. Более того, согласно распространённой версии, сефевиды изначально были суннитами и только потом перешли в шиизм.

Надир-шах низложил эту династию и утвердил династию афшаров и решил вернуться в суннизм. "Удивительным является не то, что сефевидская династия пала в своем расцвете, а то, что она так долго разрушалась, - пишет современный историк. - Беспорядки начали развиваться с нарастающей силой к 1715 году, подстрекаемые афганскими и узбекскими племенами с севера, курдами с запада и арабами с юга. В 1772 году небольшие, но очень хорошо организованные отряды афганцев появились перед Исфаганом и, разгромив большую армию иранцев, захватили и разграбили город. Шах Хуссейн был схвачен и отрекся от трона. Его сын Тахмасп стал шахом в изгнании и обосновался в Мазендеране, где племена каджар и афшар, сплотившись, встали под его знамена. Надыр Кули (так именовали тогда Надир-шаха - С.Т.) был единственным, кто, взяв командование над армиями Ирана на себя, нанес поражение афганцам и к 1730 году освободил почти всю страну". "Следствием каприза изворотливой фортуны и движения неподвижных и подвижных звезд начало закатываться солнце государства сефевидских царей. Иран был ограблен окружавшими жестокими похитителями и превратился в прах под ногами врагов. Каждым его имением овладел самостоятельный правитель, - пишет Мирза Адигезаль-бек в своей известной работе "Карабаг-Наме". - В каждом его вилайете стал властелином вали, обладавший величием и высокой степенью. Ветер их жестокости и насилия, горячий ветер их упрямства и тирания превратили тот сад в голую степь. Наконец, ветер власти и храбрости Гырхлы (Гырхлы - племенное наименование) Надир-шаха Афшара... начал дуть с раеподобного Абиверда из области Хорасанской... После многих сражений на широкой муганской степи он остановился на зимовку и стал возводить чертоги и строить дома, созвал курултай знатнейших людей страны и старейшин 46 вилайетов, каждый из коих был крепчайшим столбом трона и опорой государственного здания. Собралось около ста тысяч знатных, достойных людей, эмиров и вождей. В то время, когда еще чаша жизни шаха Тахмасиба Сефеви (правившего шаха - С.Т.) виночерпием вселенной не была наполнена горьким шербетом смерти, когда четырехлетний его сын Аббас-мирза еще не был лишен отца. Надир-шах, нанизав нижеследующие слова на нити, как жемчужное зерно, обращаясь к знатным людям государства, сказал: "Теперь вот вам шах Тахмасиб и его сын Аббас-мирза, оба светила неба благородства и счастливые звезды сферы царства. Кого из них вы найдете достойным царского трона, достойным занять место властителя мира, я без всякого возражения и сопротивления вместе с вами ему подчинюсь". Но Надир-шах, не видя вокруг себя более достойного трона, чем он сам, взошел на престол, который принял его, как возлюбленного, в свои объятия".

Известный армянский исторический романист Раффи (1835-1888 гг.) дополняет описание этой картины любопытными деталями: "Надир появился в тот момент, когда Персия была раздроблена, а персидский трон был захвачен иноземцами. Надир обрушился на них как бешеный ураган, изгнал из Персии афганцев, захватил часть Индии и, наконец, обратил свой меч против османов. Его поразительные успехи вдохнули новые силы и новые надежды в армянских меликов Карабаха. Последние начали собственными силами изгонять из своей страны османов. В это время главнокомандующий турецкой армией Сары-Мустафа-паша со своими главными силами находился в городе Гандзак, а остальные войска рассредоточил в провинциях меликов Карабаха. Мелик Аван - старший среди меликов - воспользовавшись дружеским отношением к нему паши и внешне выражая полную покорность, организовал грандиозный заговор. Сары-Мустафа-паша сумел спастись, сбежав в Ереван. Армяне, освободив своими силами родину от османов, во многом способствовали победе Надира над османами, и главнокомандующий персидской армией стал впоследствии шахом. Одержав ряд блистательных побед, Надир зимой 1736 года расположил свою армию у реки Ерасх, в широкой Муганской степи. Сюда были призваны правители всех персидских провинций, правитель Кахетии - принявший мусульманство сын Имам-Кули-хана (Давид Третий), Али-Мирза-хан, эчмиадзинский католикос Абраам и католикос Карабаха Нерсес, все армянские мелики и калантары Карабаха, Нахичевана, Еревана, сын тифлисского князя мелика Ашхал-бека Ага-бек (дед князей Бебутянов). В феврале месяце того же года в Муганской степи была совершена церемония возведения на престол Надира. Армянский католикос Абраам освятил его саблю и своею рукою повязал ее на спину нового персидского царя".

Заметим, что такая традиция коронации была установлена в Иране в 1501 году при сефевидах. Но в процессе этой церемонии, как правило, главная роль отводилась представителям исламского духовенства, которые опоясывали и жаловали шаху клинок. С Надир-шахом, как видим, эта традиция была нарушена. Возможно, поэтому не все знатные роды Ирана, особенно преданные дому Сефевидов каджары, спокойно приняли власть "выскочки" Надира.

Согласно легенде, тюркское племя каджаров пришло в Иран вместе с монгольской армией Хулагу еще в XIII веке. При Тимуре их переселили в район Еревана и Гянджи. В последующем каджары входили в число семи кызылбашских племен, с помощью которых сефевиды установили свою власть в Азербайджане, а затем и в Иране. При шахе Аббасе Первом одна часть каджаров была поселена в Закавказье, другая - в районе Мерва, третья, разделившаяся на две ветви - ашакибаш и юхарибаш. По религии - каджары в большинстве являлись мусульманами шиитами, они не желали принимать предложенный Надиром пятый масхаб Джафара Садыка, то есть отказаться от своих религиозных убеждений.

Самой значительной фигурой среди каджаров, который мог выступить против персидского трона, считался Фатх-Али-хан из рода эшаги-баш. При шахе Тахмаспе Втором он получил звание сепахсалара (главнокомандующего), вел успешную борьбу с афганцами и установил свою власть над большей частью Ирана. Но, помимо Фатх-Али-хана, были и другие. Вот что пишет Мирза Адигезал-бек: "Гянджинские ханы, происходившие из Каджар и известные по имени Зияд-оглу,.. всему миру они были известны как беглербеки и сардары, облеченные властью и самостоятельностью. Бывало время, когда от знамени правления гянджинских ханов на Дар-ус-сурур (имеется в виду Тифлис - С.Т.) падала тень мира и спокойствия, все население Тифлиса подчинялось их власти. Гянджинские ханы на муганском курултае тайно и явно, с исключительным рвением стремились к тому, чтобы никто, кроме сефевидов, не был бы царем, чтобы никто, кроме них, не воссел на трон. О всех их мыслях доносили Надир-шаху... Он, имея в виду, что потомство Зияд-оглу старинное и очаг их пережил много поколений, не счел удобным применить к ним иного наказания, как только того, что илатов Казаха и Бошчалу (Борчалов) со своими ханами подчинил эмирам Гюрджистана и высоко поставленному вали (так иранцы титуловали царей Грузии - С.Т.). Население же Джеваншира, Отузики и Кебирли, входящее в состав илатов Карабаха, было приказано переселять в местность Сарахс Хорасанского вилайета. Меликам Хамсе (Хамсе - по-арабски "пятерица" - так называли пять меликов Карабага - С.Т.) было дано повеление о том, чтобы они сбросили с шеи знати и простонародья цепи покорности гянджинским ханам, считали бы себя свободными от них и всякие свои прошения и требования направляли бы непосредственно на имя властелина. Таким образом, гянджинские ханы лишились своих прав и полномочий, узда власти выпала из их рук, и они оказались в положении птицы с поломанным крылом".

Надир-шах стремился к усилению роли государства и центральной власти. При нем возросла доля государственных земель за счет сокращения владений кызылбашской знати, частично и вакуфов. В Афганистане, к примеру, Надир-шах использовал вражду абдали и гильзаев для того, чтобы возвысить первых и превратить их в свою опору. Гильзаев же, как своих главных врагов, он ослабил и расселил. Таджикские земли Кандагарского оазиса объявил шахской собственностью и значительную часть раздал племени абдали, обязав его выставлять определенное количество конного войска. В Закавказье же он сделал ставку на армян, формируя из них, как и в Афганистане, политически влиятельную верхушку. Вот как выглядят в описании Раффи описании "Меликства Хамсы": "Меликства - это пять небольших гаваров, которые, соседствуя друг с другом, образуют целую область, ныне называемую Карабах, а в нашей истории известную под именем Арцах, или Малый Сюник. Упомянутые пять гаваров следующие: 1. Гюлистан, или Талыш, простирающийся от реки Кюрак-чай, то есть от границ Гандзака, до реки Тартар. 2. Джраберд, или Чараберд, простирающийся от реки Тартар до реки Хачен. 3. Хачен, простирающийся от одноименной реки до реки Баллу-чай. 4. Варанда, простирающийся от этой реки до горной зоны Дизапайта. 5. Дизак, или Дузах, простирающийся от этих гор до реки Ерасх". Эти края, уточняет Раффи, "когда-то являлись частью Агванского царства".

Относительно происхождения и существования этого царства армянские и азербайджанские историки спорят уже не одно десятилетие. Кстати, в период пребывания Петра Великого в Азербайджане в 1722 году к нему обращались представители ряда местных христианских знатных родов с просьбой создать в пределах в регионе христианское государство. Однако задумывал ли персидский шах Надир осуществить этот проект, сказать сложно, хотя определенные предпосылки для этого были созданы. "Карабах есть страна, лежащая между левым берегом Аракса и правым - реки Куры, - выше Муганского поля, в горах, - отмечается в одном российском донесении того времени. - Главнейшие обитатели ее - армяне, управляемые наследственно пятью своими меликами или природными князьями, по числу кантонов. Каждый может выставить до одной тысячи человек военных. Эти мелики, по учреждению Надира - шаха непосредственно зависят от шаха". В этой связи возникает интригующий вопрос: "Могли ли тогда армянские мелики Карабаха провозгласить свое государство, подобно тому, как это сделали вожди абдалийских племен в Афганистане?"

По Раффи, старшинство рода Хасан-Джалалянов признавалось другими княжескими родами Карабаха, потому, что "остальные меликские роды пришлые". Однако армянские историки утверждают, что не только Хасан-Джалаляны, но и остальные меликские кланы Карабаха являются аборигенными и ведут свое происхождение от армянского нахарарского дома Арраншахиков. Раффи также утверждает, что "мелики были связаны друг с другом как политическими интересами, так и родственными отношениями, и, таким образом, все пять княжеств Хамсы вместе составляли единый целостный союз". Тем не менее, после убийства Надир-шаха в 1747 году армянским меликам не удалось активизировать процесс политической консолидации и создать государственное объединение, как это сделали лидеры афганского племени абдали. Почему?

Сложившейся ситуацией лучше всех воспользовался Панах Али-бек Джаваншир, глава племени отузики. Некоторое время он служил у правителя Ирана Надир-шаха, потом в 1738 году бежал из Хорасана в Азербайджан и создал повстанческий отряд. Когда был убит Надир-шах, Панах Али со своими отрядами прибыл в Карабах и объявил себя независимым ханом. Большинство местных армянских меликов постепенно подчинились ему, непокорные были побеждены в бою или изгнаны. Ядром образовавшегося Карабахского ханства стали вернувшиеся на родину племена отузики, Джаваншир и Кебирли. При Панах Али-беке к Карабаху были присоединён Зангезур, поставлены в зависимость ханы Гянджи, Нахичевани, Эривани и Ардебиля, а также было ликвидировано самоуправление армянских меликов Нагорного Карабаха.

Первоначально резиденцией хана служила крепость Баят, построенная в 1748 году. Потом правитель переселился в крепость Шахбулаги. В 1751 году столицей ханства стала основанная Панах-ханом крепость Панахабад, известная позже как город Шуша. Так Карабах вошел в большую региональную политику. Что касается остальной части Персии, то там власть также быстро захватывали различные военные группировки. Кроме Ахмеда Дуррани, основавшего в Кандагаре Афганское государство, в Мазандаране власть оказалась в руках вождя каджаров Мухаммад Хасана. В Хорасане правил слепой Шахрух, в Азербайджане - полководец Надира афганец Азад-хан, в Южном Иране - вождь племени бахтияров Али Мардана. Он захватил Исфахан и посадил там на трон шаха-марионетку Исмаила Третьего, пытался воссоединить части распавшегося государства. Заместителем Али Мардана был Керим-хан Зенд из племени Луров. Когда Али Мардан был убит, Керим-хан Зенд стал единоличным правителем Южного Ирана.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
20.01.17
Гендиректор Воронежского мехзавода уволился после аварии «Прогресса»
NB!
20.01.17
Радио REGNUM: второй выпуск за 20 января
NB!
20.01.17
Борясь с «Северным потоком-2», Варшава стреляет себе в ногу
NB!
20.01.17
Госдума снова отказала «детям войны» в статусе и льготах: почему
NB!
20.01.17
Россия и Сирия подписали соглашение о размещении ВМФ в Тартусе
NB!
20.01.17
Ученые Петербурга ответят на варварство боевиков моделью древней Пальмиры
NB!
20.01.17
Нефть: «Белоруссия пытается показать России, что у нее еще есть козыри»
NB!
20.01.17
Мэр Харькова отказался менять название проспекта Героев Сталинграда
NB!
20.01.17
Союз России, Ирана и Турции испытывается на прочность
NB!
20.01.17
Песков: Считать Трампа «нашим» — большая ошибка
NB!
20.01.17
Убранству железнодорожного вокзала Волгограда вернут первозданный вид
NB!
20.01.17
Да это просто капризный шоу-мэн: Новый скандал вокруг главы «Укрзализныци»
NB!
20.01.17
По-братски: Володин призвал Жириновского осторожно говорить о народах РФ
NB!
20.01.17
Минск «не услышал» Россию и Лаврова: блогера Лапшина выдают Баку
NB!
20.01.17
Кто-то верит, что «стратегическим партнёром» Японии будет Россия, а не США?
NB!
20.01.17
В Госдуме оценили финансовые и политические риски «Турецкого потока»
NB!
20.01.17
Путин подарил Шаймиеву карту Тартарии: в Татарии ищут «смыслы»
NB!
20.01.17
Лукашенко «о поведении России» с нефтью: «Катастрофы нет»
NB!
20.01.17
СМИ: Калужские чиновники поселили сирот в квартирах, в которых нельзя жить
NB!
20.01.17
Госдума ратифицировала соглашение по «Турецкому потоку»
NB!
20.01.17
Шотландия вновь будет добиваться независимости
NB!
20.01.17
В Узбекистане планируют отменить выездные визы и ввести загранпаспорта