А если бы катастрофа Су-24 случилась в Воронеже? Обзор региональной прессы

Воронеж, 31 октября 2011, 11:17 — REGNUM  

Обзор воронежских СМИ с 24 по 30 октября

Политика

Одной из основных тем минувшей недели для воронежской прессы стало возбуждение уголовного дела по факту финансирования ГУП "Воронежинвест" из областного бюджета в 2004 году. Об этом 26 октября написал Коммерсантъ (Воронеж). Как отмечает издание, "по делу уже опрашивали руководителя финансового департамента облправительства Надежду Сафонову и бывшего гендиректора ГУПа Марка Берколайко. Наблюдатели отмечают, что фигурантами скандала могут оказаться еще и лидер воронежских единороссов Владимир Нетесов, который также некоторое время возглавлял ГУП, а кроме него - сенатор Владимир Кулаков и бывший первый вице-губернатор Сергей Наумов, инициировавшие проект".

Как сообщает издание со ссылкой на данные следственного комитета, по факту финансирования ГУП "Воронежинвест" в 2003-2004 годах возбуждено уголовное дело по ч. 3 cт. 286 УК РФ (превышение должностных полномочий с причинением тяжких последствий). Расследование ведет второй отдел по особо важным делам о преступлениях против госвласти и в сфере экономики. Газета напоминает, что ГУП "Воронежинвест" было учреждено в июле 2001 года для "содействия ускорению интеграционных процессов" в АПК региона. Предприятие объединило 39 сельхозпредприятий в шести районах области с площадью пашни около 150 тыс. га. "Губернатор Владимир Кулаков неоднократно приводил работу ГУПа в качестве примера своих достижений в агропромышленном секторе экономики. Проект лоббировал тогдашний первый вице-губернатор Сергей Наумов. Гендиректором ГУПа был назначен Марк Берколайко, который обещал через три года сделать сельхозпредприятия прибыльными. В марте 2002 года проект был одобрен Алексеем Гордеевым, на тот момент возглавлявшим Минсельхоз РФ. Под гарантии администрации области "Воронежинвест" брал кредиты в ВТБ и других банках, а также получал бюджетные кредиты. Точные размеры займов не раскрывались, господин Берколайко заявлял, что размер кредиторской задолженности ГУПа никогда не превышал 700 млн руб. По бизнес-плану "Воронежинвест" уже в 2002 году должен был получить прибыль около 100 млн руб., а на следующий год ее утроить. В 2002 году его прибыль составила всего 6 млн руб. В июле 2004 года господин Берколайко ушел в отставку, а его место занял коммерческий директор ГУПа Владимир Нетесов, который сейчас является вице-спикером облдумы и возглавляет воронежских единороссов. ГУП передал свои активы в районные дочерние компании, которые затем были выкуплены районными властями. Сам "Воронежинвест" ушел в процедуру банкротства в 2004 году, конкурсное производство было завершено в 2008 году", - пишет Ъ.

"В 2006 году компания "Июль", консультировавшая процедуру банкротства ГУПа, обратилась с заявлением в правоохранительные органы, в котором указывалось на нецелевое использование почти 1 млрд руб. бюджетных кредитов, выделенных "Воронежинвесту" областью. Кроме того, в заявлении утверждалось, что задолженность ГУПа перед областью была погашена путем повторного выделения бюджетных средств, а долги предприятия фактически переведены на районные бюджеты". По данным истоника газеты, "Июля" было окончательно отказано в возбуждении уголовного дела в середине 2011 года по причине истечения срока давности.

Факт разговора со следователем подтвердила изданию только глава финансового департамента облправительства Надежда Сафонова, занимавшая должность руководителя финансового управления и при губернаторе Кулакове. По данным Ъ, опрашивали и Марка Берколайко. Бывший первый вице-губернатор Сергей Наумов заявил Ъ, что "вообще ничего не слышал об этом деле". "Работу ГУПа проверяли десятки раз прокуратура и счетная палата. Ни разу ничего не нашли. Ситуация выглядит странной и глупой. Да и формулировка про неустановленный круг лиц забавляет: получается, потенциально могут оказаться подозреваемыми все звенья цепочки, начиная от бывшего министра сельского хозяйства, одобрившего проект, до тракториста, получавшего технику".

Экс-губернатор, сенатор Владимир Кулаков также отметил, что "проверки "Воронежинвеста" проводились многократно", в том числе по его обращению и по обращению депутатов Госдумы. "Нарушения какие-то незначительные, может, и были, но точно не на уровне уголовно преследуемых. Возможно, у дела есть политический подтекст", - отметил господин Кулаков.

Экономика

Воронежский арбитраж открыл конкурсное производство в ОАО "Ликеро-водочный завод (ЛВЗ) "Бутурлиновский"", пишет Коммерсантъ (Воронеж) 28 октября. Управляющим назначен Сергей Баканов. Как пишет издание, "на момент открытия конкурсного производства кредиторская задолженность ЛВЗ составляла порядка 820 млн руб. Из них около 350 млн приходится на ООО "Корпорация Риск", аффилированное с "Моим банком" (по этому долгу заложено основное имущество завода), свыше 100 млн руб. - на банк "Россия", примерно столько же - на Московский индустриальный банк. Еще свыше 200 млн руб. требует с ЛВЗ Федеральная налоговая служба".

Как напоминает издание, "Бутурлиновский" находился в процедуре наблюдения с августа прошлого года. "Банкротить его начинало ООО "Вектор", аффилированное, как считается, с основными собственниками завода Юрием Зацепиным и его партнерами. Легально ЛВЗ прекратил работать еще весной прошлого года, когда Росалкогольрегулирование сначала приостановило лицензию предприятия, а затем подало иск в воронежский арбитраж об ее аннулировании. По версии Росалкогольрегулирования, "Бутурлиновский", несмотря на решение ведомства о приостановке лицензии с 24 февраля 2010 года, отгружал продукцию в адрес ООО "Дары Красной поляны", ООО "Лискинская винно-водочная компания" и ООО "Алко-резерв". Кроме того, предприятие, по версии ведомства, эксплуатировало линии розлива №1 и №2 "при отсутствии и повреждении пломб" на оборудовании ЕГАИС. ЛВЗ сумел отстоять свою лицензию в суде (последнее решение весной этого года принял Федеральный арбитражный суд Центрального округа), однако срок лицензии завода истек 30 июня".

"Структуры, близкие к собственникам предприятия, пытались контролировать ход банкротства. Так, некоммерческое партнерство (НП) "Союз производителей и продавцов алкогольной продукции" требовало с ЛВЗ 2,96 млрд руб. долга, а "Агропромышленные инвестиции" - 800 млн руб. Однако в конце лета НП само подало заявление в арбитраж об отказе от заявленных требований, а "Агропромышленным инвестициям" отказано во включении в реестр кредиторов ЛВЗ в трех инстанциях". Кроме того, издание отмечает, что "незадолго до добровольного отказа НП от требований к ЛВЗ об "искусственно надутой кредиторке" завода негативно отзывался губернатор Алексей Гордеев, намекнув, что у ситуации могут быть "уголовные" последствия".

По данным Ъ, компании, готовой взять имущество завода в аренду и выкупить его в дальнейшем с торгов, в настоящий момент нет. В ООО "Корпорация Риск" сообщили, что до сих пор "непонятно, в каком состоянии находится имущественный комплекс" завода: "На предприятии не прошли обязательные процедуры, регламентированные законом о несостоятельности и банкротстве: инвентаризация, оценка имущества и другие".

К массовому банкротству может привести воронежских сельхозтоваропроизводителей небывало высокий урожай сахарной свеклы. Об этом 27 октября пишет газета "Берег".

"В текущем году Воронежская область готова собрать 6 млн. тонн сахарной свеклы - урожай поистине рекордный! Однако большинство сельхозтоваропроизводителей бьют тревогу: сахарные заводы могут не справиться с таким объемом, а те сладкие корни, которые все же будут переработаны, не принесут ничего, кроме убытков. То, что спрос определяет предложение, известно еще с конца позапрошлого века. И тогда же было известно, что переизбыток предложения приводит к резкому снижению цены на него. В реалиях нового времени аграрии вынуждены каждый год на собственной шкуре ощущать действие этих правил", - пишет "Берег".

"Парадоксальная ситуация, - говорит председатель крестьянско-фермерского хозяйства "Бриг" (Поворинский район) Борис Аверьянов. - Прошлый год с его катастрофической засухой, пожалуй, окажется более прибыльным для производителей сахарной свеклы, чем текущий сверхурожайный год. Ведь из-за закупочных цен, установленных сахарными заводами области, крестьяне несут немыслимые убытки".

По словам Аверьянова, при оптовой цене килограмма сахара в 20 руб. переработчики закупают сладкие корни по 500 руб. за тонну, что приводит к сверхприбылям сахзаводов и едва ли не к разорению агропредприятий: себестоимость производства тонны свеклы - минимум 700-800 руб.

"Раньше, рассказывают аграрии, вопросы переизбытка сырья и скупости переработчиков решались путем вывоза собственной продукции за пределы региона. Впрочем, в департаменте аграрной политики говорят о том, что ежегодно количество вывезенного за пределы региона сырья не превышало 200-400 тыс. тонн".

"Сегодня нет никакого смысла в вывозе урожая, - продолжает Борис Аверьянов. - Есть три агрохолдинга, которые монополизировали всю сахарную отрасль. Они определили правила игры на текущий сезон и четко им следуют. И зачем мне везти свеклу в другой регион, где будут такие же цены, но просто у другого монополиста?". Между тем, по словам Аверьянова, еще остались заводы, которые рассчитываются с аграриями по нормальным ценам, однако таких крайне мало.

"За последние пять лет (исключая аномальный 2010 год) средняя урожайность сладких корней выросла на 70-80 ц/га, - пояснили в департаменте. - Использование современных сортов и гибридов, высокоэффективной техники, увеличение внесения минеральных удобрений, применение технологий подготовки почвы, семян, полный отказ от ручного труда при производстве свеклы позволили аграриям выйти на новый уровень выращивания данной культуры. Кроме того, стимулом к увеличению производства сладких корней стало открытие в июне текущего года одного из крупнейших в России заводов по подготовке дражированных семян сахарной свеклы мощностью порядка 400 тыс. посевных единиц в год". Между тем, в департаменте не отрицают, что определенное расширение посевных площадей под сахарную свеклу все же имело место. Однако в следующем году, как говорят сами фермеры, ситуация будет меняться коренным образом: по словам самих аграриев, многие сократят посевные площади свеклы или вовсе откажутся от нее.

По мнению председателя ассоциации сельхозтоваропроизводителей Семилукского района, член Общественной палаты Воронежской области Ольги Мощенко, помочь фермерам могло бы открытие собственного кооперативного сахарного завода, однако денег на реализацию этого проекта у них пока нет.

Общество

Учителя из Богучарского района Воронежской области доказали, что обносить их школы "антитеррористической" оградой следует за счет районных бюджетов, а не за счет средств школ. Об этом 27 октября написала "Российская газета - неделя".

Летом прокуратура при проверке соблюдения законодательства об антитеррористической защищенности установила, что у 13 школ заборы либо отсутствуют, либо защищают не всю пришкольную территорию. "Наводить порядок принялись через суд. Обязанность по установке ограждений была вроде бы возложена на школы и администрацию района. Но на деле требования оказались обращены исключительно к учебным заведениям. В отношении семи школ, чьи суды состоялись в июле, открыли исполнительное производство: не поставили ограду в течение пяти дней - платите сбор (пять тысяч рублей), продолжаете медлить - готовьтесь понести административную и уголовную ответственность. Директора остальных шести школ, глядя на это, подняли тревогу - денег и на более насущные нужды вечно не хватает...".

"Председатель райкома профсоюза работников народного образования и науки Иван Богданов обратил внимание на то, что правоохранители, составляя иски, немного вольно обошлись с законодательными актами. Ведь по ФЗ "Об образовании" обеспечение содержания зданий и сооружений муниципальных образовательных учреждений, а также обустройство прилегающих к ним территорий относится к полномочиям органов местного самоуправления. Школьный бюджет определяют районные власти. Не заложены туда средства на ограждение территории - как его проведешь? Да и согласно Концепции противодействия терроризму в РФ расходы на финансирование соответствующих мероприятий определяются каждым субъектом Федерации и органом местного самоуправления "самостоятельно за счет средств своих бюджетов". Словом, Богданов подготовил директорам заявления об отсрочке и изменении способа исполнения судебных решений. Исполнительное производство в отношении школ было приостановлено, и профлидер принялся последовательно отстаивать их права в суде. На днях череда "заборных" процессов завершилась. Теперь районным властям предстоит найти и выделить школам дополнительные средства", - пишет РГ.

Между тем, подобные проблемы существуют и в других районах области, а также в Воронеже. Однако это не самая насущная проблема, считает издание: более серьезно отсутствие в большинстве учебных заведений "тревожных кнопок". Только 20% школ оснащено системами видеонаблюдения, только половина охраняется специализированными предприятиями. Причина всех этих проблем - недофинансирование.

"Если представить себе уровень материальной оснащенности сельских школ, то станет понятно, что и перечисленные нарушения должны казаться тамошним учителям и ученикам смехотворными. Здания школ изношены в среднем более чем на 55 процентов: почти все построены до перестройки, треть - до 1940 года. Инженерные и коммуникационные сети в большинстве случаев аварийные. Если вообще наличествуют: туалеты на дворе - не редкость, в 49 учреждениях нет водопровода. В одной из средних школ Павловского района младшеклассники бегают в столовую и уличную уборную за 450-500 метров, уроки физкультуры проходят в фойе. Не стоит, пожалуй, и говорить, что территория этой школы тоже не ограждена".

Происшествия

А если бы катастрофа случилась в Воронеже? Таким вопросом задается газета "Моё!" в номере от 25 октября, анализируя аварию бомбардировщика Су-24, вылетевшего с воронежского "Балтимора" и разбившегося в Приамурье. "Услышав утром 20 октября о крушении бомбардировщика Су-24 в Амурской области, страна соболезновала семьям погибших лётчиков и переживала по поводу состояния дел в армии. А у многих воронежцев, особенно у обитателей Тепличного, к этим чувствам прибавился ещё и страх за свою жизнь. Ведь бомбардировщик Су-24 стартовал с "Балтимора". А значит, трагедия могла случиться в Воронеже, рядом с жилыми домами Тепличного и дачами на Ближних садах", - пишет "Моё!".

"Два бомбардировщика Су-24 летели с воронежского военного аэродрома "Балтимор" на авиаремонтный завод Министерства обороны в Воздвиженке Приморского края. В пути им предстояло сделать несколько остановок для дозаправки, в том числе в Чите и на авиабазе "Украинка" в посёлке Серышево Амурской области. Как сообщает некоторые СМИ, ещё в Чите при посадке у рухнувшего впоследствии самолёта произошёл сбой в тормозной системе. Однако официальный представитель "Балтимора" Евгений Уткин заявил "Моё!", что такой информации у работников "Балтимора" нет. Как бы то ни было, из Читы бомбардировщики вылетели. А во время приземления на аэродроме базы "Украинка" один из самолётов загорелся, лётчикам спастись не удалось... Следствие рассматривает две версии - ошибка пилота либо отказ техники. На следующий день после трагедии представители Следственного комитета заявили, что причиной ЧП могла стать отломившаяся передняя стойка шасси, которая пробила бензобак бомбардировщика. Однако выясняют следователи не только причину повреждения стойки шасси. У "Балтимора" запросили всю информацию о самолёте и лётчиках, управлявших им".

"Управляли самолётом майор Олег Носков и капитан Виталий Новосельский. По словам Евгения Уткина, у лётчиков в этом году было 110 часов налёта, что считается нормой. Оба были профессионалами в своём деле. На бомбардировщик на "Балтиморе" тоже не грешат. Ремонт, на который направили машину, был плановым. Но это теперь частности. Главное - никто не даст гарантий, что подобная трагедия не повторится. А значит, нужно задуматься о том, как снизить риски хотя бы для гражданского населения".

Автор статьи отмечает, что на спутниковых снимках авиабазы "Украинка" в Серышевском районе видно, что сразу за взлётной полосой с обеих сторон начинается лес, жилья на маршруте взлёта и посадки нет на километры вперёд, и любое авиапроисшествие жилые кварталы не затронет. Совсем иная ситуация в Воронеже: на территории авиабазы в "Балтиморе" также хранятся боеприпасы, расположены хранилища с десятками тонн авиационного топлива. Однако расстояние от конца взлётно-посадочной полосы до ближайших жилых домов Тепличного - всего 1,6 километра, от той же полосы до участков на Ближних садах 800 метров. "Жилья в такой близости от военного аэродрома я нигде не встречал", - говорит подполковник запаса лётчик-снайпер Геннадий Тыртычко.

"Жёсткая посадка - не единственная беда, которая может случиться с самолётами. Бомбардировщики "Балтимора" за последние годы трижды разбивались. Как тут не вспомнить жалобы жителей Тепличного на то, что самолёты летают у них над головами. Это не преувеличение. Представители "Балтимора" подтвердили "Моё!", что маршрут взлёта и посадки бомбардировщиков проходит над улицами Лиловой, Лазурной, Тополиной и другими", - пишет издание. "По словам Геннадия Тыртычко, за километр до начала взлётной полосы находится "привод" - освещённая точка, которую самолёт должен пройти, чтобы попасть точно на полосу. Это значит, что от Тепличного до "привода" всего 600 метров. Самолёт, идущий на посадку, пролетает их за 10 - 15 секунд. Если бы бомбардировщик облетал посёлок стороной, то он не смог бы резко поворачивать к "приводу". Самолёты летают над домами на минимальной высоте - порой ниже 100 метров. Если на такой высоте случится ЧП, увести бомбардировщик от домов Тепличного сможет, наверное, только чудо".

Газета напоминает, что частный сектор в Тепличном в непосредственной близости от аэродрома начал застраиваться в 1990-е годы. Изначально земля принадлежала Министерству обороны, однако в начале 1990-х оно решило отдать полосу снижения самолётов под застройку. Участки принадлежали бывшим работникам космодрома "Байконур", но затем большинство из участков было перепродано. После этого уже городские власти разрешили на них застройку. "Быть может, аэродром собирались закрыть или перенести? В 90-е годы самолёты "Балтимора" летали крайне редко. Похоже, что реанимация аэродрома в 2009 году стала неожиданностью и для самих военных", - считает автор статьи. "Застройка началась после того, как был построен аэродром, - говорит представитель "Балтимора" Евгений Уткин. - Мы не в состоянии что-то изменить. Ведь мы же только эксплуатируем аэродром. А вопрос о его переносе и так далее - уже политического уровня".

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.