Карен Сафарян: Азербайджанская историография: в потугах сотворения национальной истории

Москва, 30 октября 2011, 12:29 — REGNUM  

Хотя историография - это наука, основанная на неоспоримых фактах и свидетельствах, высокопоставленные азербайджанские должностные лица и ученые все чаще в последнее время высказывают относительно истории Армении и Арцаха (Нагорного Карабаха - ред.) точки зрения, которые не соответствуют данным требованиям.

Цели и намерения официального Баку понятны: отрицать древнюю историю Армении и факт автохтонности армян и попытаться придать собственному народу ореол древности и доказать его исконность на этих землях. Все это направлено на то, чтобы в условиях не урегулированного пока нагорно-карабахского конфликта придать азербайджанцам дополнительный психологический заряд - на случай возможного возобновления военных действий. Одновременно они пытаются представить мировому сообществу свои претензии на Карабах как исторически обоснованные.

В 2005 году Национальная академия наук Азербайджана издала сборник научных статей, в которых попыталась обосновать "ненаучность" армянской историографии и наоборот - подкрепить достоверность новой азербайджанской историографии. Ниже мы рассмотрим фальсификации и подлоги, содержащиеся в публикациях азербайджанских историков.

Так каковы же научные открытия азербайджанцев? Самое первое и главное - что армяне в этом регионе не исконные обитатели, а пришлый этнос. В вышеупомянутом сборнике к этой эпохальной мысли обратился член Национальной академии наук Азербайджана И. Г. Алиев - в своей статье "Гарабаг в древности". Проанализировав и попытавшись представить свидетельства о заселении территории Арцаха и связывая их с археологическими находками в Азохской пещере и прилегающих районах, а также указывая их принадлежность автохтонам Кавказской Албании, он ссылается при этом на труд "Предыстория армянского народа" известного кавказоведа И. М. Дьяконова. "В автохтонности албанского племенного союза на территории Юго-Восточного Закавказья нет никакого сомнения, чего, однако, нельзя сказать в отношении армян и армянского языка... Правда, в последнее время в Армении все чаще звучат утверждения об "автохтонности" армян и армянского языка на Армянском нагорье и собственно на территории Закавказья. Пишут о том, что армяне, говорившие именно на армянском языке, и жили в Армении и говорили на нем "искони". Подобные разговоры, как это неоднократно показано, никакого отношения к науке не имеют, являются сущей фальсификацией с целью доказать аборигенность армянского элемента на территории современной Армении и соседних районов. Теперь хорошо известно, что Армения не является родиной армянского этноса. Здесь он - элемент, безусловно, пришлый. Древнеармянский народ сложился в зоне Верхнеевфратской долины где-то в первой половине I тысячелетия до нашей эры" (http://www.scribd.com/doc/46067630/Qaraba%C4%9F-Kur%C9%99kcay-200).

Как уже говорилось, для подкрепления своих утверждений Алиев ссылается на труд И. М. Дьяконова "Предыстория армянского народа", в котором под пришлым армянским элементом имеются в виду мушки и арамейцы, которые, по мнению русского ученого, после падения Хеттского царства переселились в Верхнеевфратскую долину и заложили основы формирования армянского этноса. Таким образом, считает Алиев, поскольку формирование армянского народа произошло в Верхнеевфратской долине, а не на Армянском нагорье, то, следовательно, армяне здесь пришлый элемент. На самом же деле Дьяконов связывает формирование армянского народа не только с мушками и арамейцами, но и с урартами, которые, по мнению Дьяконова, уже являясь доминирующим населением на этой территории, населяли не только Верхнеевфратскую долину, но и Армянское нагорье. В частности, говоря об одновременном использовании топонимов "Урарту" и "Армения" в иноязычных древних текстах об одном и том же регионе, Дьяконов отмечает: "С V в. до н.э. алародии (т. е. урарты.- К. С.) больше не упоминаются в истории, но, по всей вероятности, окончательное слияние урартов с древнеармянским народом завершилось в период создания армянского государства Ервандидов (IV-II вв. до н.э.) и Великой Армении Арташесидов (II в. до н.э.). Таким образом, урарты вошли еще одним, чрезвычайно мощным в численном и культурном отношении компонентом в состав армянского народа" (И. М. Дьяконов "Предыстория армянского народа". Издательство АН Армянской ССР, Ереван, 1968, глава 3, "Компоненты древнеармянского народа"). (http://annals.xlegio.ru/other/djakonov/03.htm).

В заключительной части своей статьи Дьяконов продолжает: "Из всего изложенного видно, что история армянского народа - прямое продолжение истории не только протоармян, но и,- во всяком случае в не меньшей мере,- хурритов, урартов и лувийцев. Основная масса армянского народа составилась из их потомков..." (там же, гл. 3. "Выводы"). Об этом видный азербайджанский историк умалчивает, попросту извращая весь смысл выводов И. М. Дьяконова.

Имей мы дело с начинающим историком, не вникшим в труд Дьяконова или вообще не уяснившим всю логику умозаключений этого виднейшего кавказоведа и изложившим его мысли по собственному разумению, то мы могли бы подумать, что это просто невежда. Но то, что вышло из-под пера маститого академика, просто постыдно.

Как бы то ни было, перейдем к следующему утверждению, весьма популярному в азербайджанской историографии,- о том, что Арцах не был искони населенной армянами областью, а армяне Арцаха - результат смешения с автохтонными кавказскими албанцами. И. Алиев приходит к этому выводу, ссылаясь на труд Р. С. Кочиева "Этническая одонтология СССР" (М., 1979). "О том, что сказанное никак не может быть отнесено, по крайней мере, к Карабахской зоне, свидетельствуют и одонтологические исследования, дающие информацию об этногенезе популяций и их взаимоотношениях, которую, как полагают ученые, пока не удалось получить по другим антропологическим системам,- пишет И. Алиев. - Эти исследования позволяют утверждать, что для армян Нагорного Карабаха самыми близкими по сопоставительной таблице оказываются две группы азербайджанцев и лезгин, а в первом десятке близких по зубной системе групп оказываются все три азербайджанские, кумыки, лезгины, три причерноморские, адыгейцы и лишь одна армянская". Р. С. Кочиев пытается объяснить это географической разобщенностью армян Армении и Арцаха и преобладанием внутренних браков в Арцахе, что и явилось причиной подобных одонтологических отклонений (Улдуз Гашимова, "Некоторые данные антропологии к проблеме трансформации народов Кавказской Албании". http://karabakh-doc.azerall.info/ru/turkologiya/trk028.htm). Так или иначе, для И. Алиева и другого азербайджанского автора, на сей раз доктора не исторических, а биологических наук Улдуз Гашимовой все это становится поводом не согласиться с Р. С. Кочиевым и утверждать, что армяне все-таки являются в Арцахе пришлым элементом, и что Арцах не относился изначально к Армении (Улдуз Гашимова, указ. соч.). Она забывает о том простом обстоятельстве, что если бы армяне ассимилировали населявших до того Арцах кавказских албан (что, естественно, предполагало достаточно большой промежуток времени), то измениться должен был прежде всего генофонд самих албанцев и таких отклонений между армянами Армении и Арцаха быть не должно было. Это могло произойти в исторически сравнительно поздние времена - при несравнимо большем численном преобладании ассимилируемых албанцев и меньшей численности ассимилирующих армян (что явно нелогично, поскольку ассимилируется именно меньшинство, а не большинство), в результате чего указанные одонтологические особенности армян Арцаха сохраняются и в наши времена. Однако мы знаем, что, начиная с XIII века, сведения об Албании и албанских народностях, касающиеся Арцаха, перестают упоминаться в исторических источниках. Следовательно, согласно исследованию Р. С. Кочиева (а также по версии азербайджанских ученых), арменизация албанцев охватывает период около 700 лет как минимум.

Возникает вопрос: если генетическая одонтологическая структура у армян ныне иная, чем у азербайджанцев или лезгин, и таковой была и 700 лет назад, и если армяне в Арцахе постепенно начали численно превалировать над албанцами и ассимилировали их, то каким образом за эти 700 лет в генофонде армян Арцаха мог столь явным образом сохраниться албанский элемент, о наличии и преобладании которого столь уверенно судят азербайджанские ученые? Думается, логика вполне понятна, что и подчеркивает Кочиев.

Другой азербайджанский ученый, археолог Идаят Джафаров, пытается совершить новую "научную революцию": он вообще находит общие черты у современных азербайджанцев и первобытных обитателей расположенной неподалеку от Шуши Азохской пещеры: "Весь мир должен знать, что еще с палеолита в Карабахе жили предки азербайджанцев, что это исконная и неотъемлемая земля Азербайджана. Это доказывается и археологическими, и антропологическими исследованиями. Одонтология - отрасль антропологии, изучающая наследственность на основе исследования строения челюсти. Результаты проведенных в этой сфере исследований в Карабахе, показавшие схожесть строения челюсти первобытного человека с челюстью современного жителя Азербайджана, подтвердили, что именно мы являемся их потомками. У армян подобного сходства никогда не наблюдалось" ("Голос Армении", 20.08. 2011).

Следует отметить, что согласно утвердившейся в современной археологии научной точке зрения, генетическое сходство между неандертальцами (к которым относятся обитатели Азохской пещеры) и современным человеком практически отсутствует. Согласно некоторым исследованиям, оно не более 1%-4%. Комментарии, как говорится, излишни.

Некоторые азербайджанские историки пытаются обосновать свои утверждения относительно не армянского, а опять же албанского происхождения меликств Хамсы и самого титула "мелик". Так, в своей статье "К вопросу о христианских меликах и меликствах Северного Азербайджана в XVIII в." (http://www.scribd.com/doc/46067630/Qaraba%C4%9F-Kur%C9%99kcay-200) кандидат исторических наук Г. М. Мамедова термин "мелик" представляет как княжеский титул албанского происхождения и заключает: "Несмотря на предвзятость составителей книги (имеется в виду труд одного из армянских историков. - К. С.) в определении региона и национальной принадлежности меликов, т.е. разделения их на армян и азербайджанцев, в ней четко и полно раскрывается смысл термина. Кроме того, здесь под армянами следует понимать - албанцы, ибо, как известно, колониальная политика российского царизма, проводимая исключительно в интересах армян, да и с их подачи, предусматривала проведение скорейшей деэтнизации поздних албан с целью их арменизации".

Подобный вывод для этого азербайджанского ученого не случаен. Дело в том, что в XV-XIX веках ряд источников, в том числе и некоторые татарские авторы XIX века упоминают Карабах и меликства Хамсы как населенные армянами территории и именно как армянские княжества. И хотя Г. Мамедова в подтверждение своих доводов приводит свидетельства историка XIX века Мирза Адигёзал-бека, который, согласно Мамедовой, "рассматривает меликов пятерицы (Хамсы.- К. С.) как единое целое с карабахским населением без единого намека на их религиозное и языковое различия" (там же), она почему-то умалчивает о другом историке первой половины того же столетия - Мирза Джамал Джеваншире, который в своем труде "История Карабага" пишет: "Первый город, который был построен в Карабагском вилайете, это - город и крепость Барда, что находится у реки Тертер, в трех фарсахах от Куры. Жители того города в древние времена были то ли армяне, то ли какой-то другой народ" (Мирза Джамал Джаваншир, "История Карабага", глава 1, http://zerrspiegel.orientphil.uni-halle.de/t1154.html). В других местах своего труда он прямо называет меликства Хамсы армянскими (там же, глава 2).

Таким образом, азербайджанская историография подготавливает читателей к тому, чтобы при упоминании меликств Хамсы они воспринимали их не как армянские, а как албанские, а самих меликов - как албанских (утикских) правителей, которых современные источники в силу христианской армяно-григорианской веры албанцев называли армянами. То есть если даже имеется свидетельство современника, где апельсин называется апельсином, то, согласно азербайджанской историографии, следует воспринимать апельсин как лимон - исключительно из-за того, что он тоже цитрусовый. Даже исторические свидетельства и источники, написанные черным по белому, азербайджанские историки пытаются всячески исказить и извратить, превратив фальсификацию истории в свою главную профессию, что прямо отвечает их антиармянской политике, однако не имеет никакого отношения к настоящей науке.

И хотя азербайджанская историография полностью состоит из подобного рода фальсификаций, которые можно бесконечно разоблачать и опровергать, есть еще одно обстоятельство, которое стоит выделить особо. Вся азербайджанская историография основана на следующей логике: поскольку в древности Арцах и вся территория Азербайджана якобы принадлежала в основном Кавказской Албании, а сами азербайджанцы после нашествия турок-сельджуков являются результатом смешения турок и албанцев, то, следовательно, они, как генетические наследники исконных обитателей Кавказа, имеют право претендовать на всю территорию исторической Кавказской Албании, в том числе и Арцаха. Однако азербайджанская историография в своих потугах отрицать факт исконной принадлежности Арцаха армянам зашла слишком далеко и допустила серьезный промах. Ведь если значительная часть армян Арцаха является потомками арменизированных албанцев (в отличие от тех армян, которые переселились сюда в результате русско-персидских и русско-турецких войн), то разве это не означает, что они имеют не меньшие, но даже большие наследственные права на Арцах, чем сами азербайджанцы? Логика и в этом случае совершенно ясна. Однако азербайджанская "наука" пока еще не нашла, что ответить на этот резонный вопрос. Видимо, заняться им они предполагают несколько позже.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail