Джамиль Гасанлы: 1920: Иран готовится к социалистической революции

Москва, 29 октября 2011, 10:38 — REGNUM  

ИА REGNUM продолжает публикацию серии статей доктора исторических наук, профессора Бакинского государственного университета Джамиля Гасанлы "Восточная политика Советской России и Азербайджан в 1920-1921 годах", первая часть которой "Азербайджан - плацдарм для экспорта большевистской революции на Восток" была размещена на нашем сайте 25 октября 2011 года (http://regnum.ru/news/1459321.html)

Еще более конкретно и ясно директивы Советского правительства по Иранскому вопросу были даны в телеграмме Л.Троцкого Ф.Раскольникову от 26 мая 1920 года. В директивах Л.Троцкого, составленных по-военному четко, содержалось требование не допускать никаких военных акций под российским флагом или от имени российского экспедиционного корпуса, прямо ссылаясь на требование Москвы вывести российские войска и флот из Энзели, не оставлять и малейших сомнений в желании России вмешиваться во внутренние дела Ирана. Вместе с тем, председатель Реввоенсовета отмечал, что Кучек-хану и всему народно-освободительному движению в Иране следует помогать всеми средствами - добровольцами, инструкторами, деньгами и другими средствами, а также передачей под управление Кучек-хана земель, ныне захваченных российскими войсками. Если же Кучек-хану для достижения дальнейших побед нужны будут военные корабли, то достаточно будет использовать эти корабли под флагами Азербайджанской Республики и уже от имени Азербайджана оказывать помощь Кучек-хану. Выполнить решение Политбюро ЦК РКП (б) Л.Троцкий намеревался путем создания в Иране широкой сети советских организаций. И, наконец, председатель Реввоенсовета считал крайне необходимым уверить правящие круги Англии в отсутствии намерений Советов вмешиваться во внутренние дела Ирана и всего Востока, а также гарантировать недопустимость подобных планов впредь (Директивы Л.Троцкого Ф.Раскольникову. 26.05.1920 // Коллекция документов РГАСПИ).

Примерно подобные же инструкции содержались и в телеграмме заместителя наркоминдела Л.Карахана Ф.Раскольникову от 30 мая, который рекомендовал соблюдать большую осторожность, осуществляя политику советизации Ирана. Вместе с тем, Л.Карахан предупреждал: "Нельзя основываясь лишь на настроениях населения Энзели, Решта и приграничных с Азербайджаном районов выдвигать гипотезы о революционности всего населения Ирана". Л.Карахан считал важным объединение сил Кучек-хана, иранских коммунистов и других демократических групп и придание им антианглийской направленности. Заместитель наркома иностранных дел не возражал против организации в Иране государственно-административного аппарата советского типа и строительства новой власти в форме советского правительства. Однако, по его мнению, социальное его содержание должно было отличаться и охватывать больший круг трудящихся, включая и буржуазные элементы. Только таким образом можно было выполнить национальную задачу изгнания англичан из Ирана (Телеграмма Л.Карахана Ф.Раскольникову и Г.Орджоникидзе. 30.05.1920 // Коллекция документов РГАСПИ).

В последних числах мая в беседах с Мирзой Кучек-ханом (настоящее имя Юнус - Дж.Г.) особенно в ходе его секретной встречи с Г.Орджоникидзе и Ф.Раскольниковым, состоявшейся 27 мая 1920 года, советским представителям удалось получить согласие на пребывание Красной Армии и большевистского флота в Гиляне. Они убедили Мирзу Кучек-хана, что в ближайшие дни из Баку прибудет солидная помощь - броневики, аэропланы, оружие и боеприпасы. Несомненно, эти посулы и особенно передача руководителю движения джангалийцев захваченных советскими войсками городов Энзели и Решт радикально повлияли на его отношение к Советам. Именно под влиянием революционного пафоса Мирза Кучек-хан 4 июня на митинге в Реште вовсю расхваливал освободительную миссию Советской России. Советские войска, которые по решению партии вроде должны были вернуться в Баку, теперь вместе с Кучек-ханом штурмовали ближайшие иранские города. После взятия Решта советские представители телеграммой в Баку просили незамедлительно прислать в Гилян войска, броневики, аэропланы и другую технику, необходимую в бою (Радиограмма Ивана (Ардешира) Кожанова в Баку, Г.Орджоникидзе. 04.06.1920 // Коллекция документов РГАСПИ).

Несмотря на официально объявленный отзыв советских войск из Гиляна, началось формирование пятитысячной Иранской Красной Армии за счет военных отрядов, прибывавших из Баку, Астрахани и Красноводска (L'Agent consulaire de France M.Duroy. Situation actuelle de l'Azerbaïdjan. Le 27 juillet 1920 //Ministère des Affaires Etrangère de France, Archives Diplomatique, Vol. 639, Folio 150). На первых порах этой армией командовал Эхсанулла-хан, считавшийся приближенным к Кучек-хану человеком, однако вскоре, командование Иранской Красной Армии было подчинено штабу ХI Армии и большевики назначили командующим своего человека - бывшего царского генерала Василия (Шапура) Каргаретели. Несомненно, Мирза Кучек-хан и его приближенные военные советники Эхсанулла-хан и Халу Гурбан не оставили без внимания этот акт недоверия, хотя некоторое время им удавалось сохранить независимость своих боевых отрядов.

Несмотря на успехи Красной Армии в Гиляне, Советы все же опасались, что иранские события могут вызвать серьезный международный скандал. Это ясно просматривается из текста телеграммы, которую 4 июня 1920 года Л.Троцкий адресовал В.И.Ленину, Г.Чичерину, Л.Каменеву, Н.Крестинскому и Н.Бухарину. Этой телеграммой председатель Реввоенсовета предупреждал: "Вся информация, поступающая из Хивы, Ирана, Бухары и Афганистана, указывает на то, что в настоящее время советские перевороты в этих странах могут создать России большие трудности. И даже в Азербайджане, имеющем давние связи с Россией и собственную нефтяную промышленность. Советская власть с трудом стоит на ногах. До стабилизации положения на Западе и до налаживания ситуации в промышленности и на транспорте поход на Восток более опасен, чем война на Западе" (Персидский фронт мировой революции. Документы о советском вторжении в Гилян (1920-1921). Москва, 2009, С.47). Предупреждение Л.Троцкого повисло в воздухе. В ночь с 4 на 5 июня в Гиляне были созданы Иранское Временное Революционное правительство во главе с Мирзой Кучек-ханом и Иранский Военно-революционный Совет. Среди сторонников Кучек-хана в Совет вошли и два советских представителя - И.Кожанов и Б.Абуков, которые ради участия в Гилянском революционном движении приняли иранское гражданство. Иван Кожанов действовал под именем Ардашир. 7 июня населению Решта был объявлен манифест Иранской Советской Республики, образованной в Гиляне (Манифест Иранской Советской Республики в Гиляне. 07.06.1920 // Коллекция документов РГАСПИ). 5 июня распоряжением командующего объединенной Российской и Азербайджанской Каспийской военной флотилией Ф.Раскольникова Мюслюм Исрафилов был назначен временным поверенным в делах Советской России при главе Иранского Революционного правительства (Удостоверение М.Исрафилова. 05.06.1920 // Коллекция документов РГАСПИ). Другим распоряжением Ф.Раскольникова от 5 июня Андрей Пылаев был назначен военным представителем РСФСР при главе Иранского Революционного правительства М.Кучек-хане (Удостоверение А.Пылаева. 05.06.1920 // Коллекция документов РГАСПИ). В тот же день председатель Военно-революционного Совета при Иранском революционном правительстве Мирза Кучек-хан, командующий военными силами Эхсанулла-хан и член Военно-революционного Совета М.Музаффар-заде направили председателю Реввоенсовета РСФСР Л.Троцкому приветственную телеграмму следующего содержания: "Вновь организованный по постановлению Совнаркома Персии Реввоенсовет Персидской Республики шлет свой искренний привет Красной Армии и Красному Флоту в лице создателя мощной Российской Красной Армии тов.Троцкого. С большими трудностями и претерпеванием всевозможных лишений за 2 года Вам удалось разбить внутреннюю контрреволюцию, которая являлась не больше не меньше как наемницей международного капитализма. Волей трудового народа в Персии образовалась Советская Власть, которая начала создавать Красную Персидскую Армию на принципах создания Российской Красной Армии для уничтожения поработителей Персидского народа. Да здравствует братский союз Российской Красной Армии с молодой Персидской Армией" (Поздравительная телеграмма Военно-революционного Совета Персидской Республики председателю РВСР Л.Троцкому. 05.06.1920 // Коллекция документов РГАСПИ).

8 июня 1920 года Политбюро ЦК РКП (б) обсудило положение в Иране и приняло решение: Ф.Раскольникова, еще до гилянских событий назначенного командующим Балтийским флотом, отозвать; Абукову и Кожанову разрешить продолжать деятельность под видом добровольцев, принявших иранское гражданство. Г.Чичерину было поручено подготовить инструкции о поведении коммунистов, работающих на Востоке (Выписка из протокола №18 заседания Политбюро ЦК РКП (б). 08.06.1920 // Коллекция документов РГАСПИ). Выполняя это высокое партийное поручение, Г.Чичерин 14 июня подготовил документ, озаглавленный "Тезисы по вопросам работы коммунистов на Востоке" и разослал его соответствующим учреждениям. Наркоминдел считал, что с учетом национально-ментальных особенностей народов Востока, этот документ не должен носить обобщающий характер и посчитал, что предпочтительнее подготовить инструкцию в виде тезисов. Г.Чичерин наставлял ни в коем случае официально не связывать деятельность коммунистов на Востоке с линией Советского правительства и его представителей. По его мнению, коммунисты в беседах с революционными массами на Востоке должны, избегая давать конкретные обещания от имени Советского правительства, лишь объяснять революционную миссию Советской власти и РСФСР. Исключение составляют те случаи, когда интервенция РСФСР формально решена, как, например, при занятии спорных местностей на Кавказе (Г.Чичерин. Тезисы по вопросам работы коммунистов на Востоке. 14.06.1920 // Коллекция документов РГАСПИ). На тот момент эти территории принадлежали непосредственно Азербайджану. В конце июня для укрепления Иранской Красной Армии из Баку привезли броневик "Свободный Иран", а также из Азербайджана прибыл "Татарский отряд специального назначения" в составе 700-800 человек, который был включен в состав Иранской Красной Армии.

События в Гиляне стали темой серьезного обсуждения на I съезде Иранской Коммунистической партии (ИКП), проходившем 22-24 июня 1920 года. После отзыва Ф.Раскольникова между советскими представителями началась неприкрытая борьба за командные позиции в Гиляне. Особое беспокойство представителей, прибывших из Баку, вызывала активность члена Исполкома Коминтерна Мамеда Гасана Султан-заде (настоящее имя: Микаелян Аветис Султанович), которому покровительствовал Центр. Еще в апреле 1920 года на первой Туркестанской краевой конференции партии "Адалят" в Ташкенте инструктированный Н.Наримановым Гейдар-хан Амиоглу открыто выступил против Султан-заде и заявил, что превратившийся в Мамеда Гасана Аветис Микаелян не может быть избранным в члены краевого комитета партии "Адалят" (В.Генис. Красная Персия. Большевики в Гиляне. 1920-1921. М., 2000, С.126).

Первоначально I съезд Иранской Коммунистической партии планировалось провести в Баку, однако молниеносное завоевание Гиляна вдохновило коммунистов на проведение этого партийного форума в Энзели. В работе съезда приняли участие примерно 60 делегатов, большинство из которых еще в юности покинули Иран и перебрались в основном в Азербайджан. Первое заседание съезда открыл прибывший из Баку Камран Агазаде. Почетными председателями президиума съезда были избраны: председатель Совнаркома РСФСР В.И.Ленин, председатель Совнаркома Азербайджана Н.Нариманов, член ЦК АКП (б), бывший участник движения "мешруте" (свобода) в Иране Д.Буньятзаде и прибывший по поручению Центра из Баку в Энзели секретарь ЦК АКП (б) В.Нанейшвили. Вместе с В.Нанейшвили из Баку на съезд приехали 20 делегатов. От имени Бакинского Совета съезд приветствовал Мир Башир Гасымов. В Президиум съезда были избраны представители Туркестана Аветис Султан-заде и Мамедгулу Алиханов, представители Баку Камран Ага-заде и Мир Джафар Джавад-заде (Сеид Джафар Пишевари - Дж.Г.) (Материалы первого съезда Иранской Коммунистической партии "Адалят". Июнь, 1920 // Коллекция документов РГАСПИ). Хотя съезд принял постановление в защиту Мирзы Кучек-хана, однако коммунисты выразили недовольство его действиями и считали его главным препятствием на пути ожидаемой социалистической революции. Немедленно после съезда возникли резкие разногласия между Кучек-ханом и избранным руководителем ЦК ИКП, известным своими левацкими взглядами А.Султан-заде. Мирза Кучек-хан считал революцию завершенной образованием под его руководством Временного революционного правительства, А.Султан-заде, в свою очередь, настаивал, что революция только начинается. Поэтому после съезда коммунисты обозначили для себя цель: углубить Иранскую социалистическую революцию и распространить ее на весь Восток. Оставалось только убрать с пути Мирзу Кучек-хана

Для захвата коммунистами власти в Гиляне, в начале июля без согласования с Москвой, под руководством ЦК АКП (б) было создано Иранское бюро, в которое вошли: от ЦК РКП (б) Н.Нариманов и Б.Мдивани, от ЦК АКП (б) А.Микоян и В.Ломинадзе, от ЦК Иранской КП Д.Буньятзаде и М.Алиханов. Как видно, это были партийцы, которые пришли в руководство ЦК АКП (б) после апрельского переворота (Обзор деятельности Иранского Бюро ЦК РКП (б). Июнь 1920 //Коллекция документов РГАСПИ). По мнению российского исследователя М.Персица азербайджанское руководство было сильно заинтересовано в советизации Ирана, ибо только этот процесс мог бы создать реальные условия для воссоединения Иранского Азербайджана с Советским Азербайджаном (М.А.Персиц. Застенчивая интервенция. О советском вторжении в Иран и Бухару в 1920-1921 гг. М., 1999. С.110).

С созданием Иранского бюро в Баку усилилась тенденция к приданию коммунистического характера Гилянской революции. Аветис Султан-заде теоретизировал по поводу необходимости перехода от руководимого Кучек-ханом буржуазно-демократического направления к абсолютно коммунистическому. Ранее согласованные с Кучек-ханом вопросы стали грубейшим образом извращаться. Прибывшие из Баку Б.Агаев, Б.Мдивани, активный участник гилянских событий Б.Абуков и другие стали выдвигать идеи, совершенно не реальные и неприемлемые для молодой новообразованной Иранской Коммунистической партии. Кучек-хану дорого обошлась телеграмма В.И.Ленину, в которой он просил прислать в Гилян людей, имеющих опыт работы в русской революции, и в первую очередь Б.Мдивани, ранее жившего в Иране (Телеграмма Мирза Кучек хана В.И.Ленину. 17.07.1920 // РГАСПИ). Оргбюро ЦК РКП (б), учтя просьбу Мирзы Кучек-хана, приняло решение о командировании Буду Мдивани в Иран с 21 июля (Выписка из протокола №38 заседания Организационного бюро ЦК РКП (б). 21.07.1920 // Коллекция документов РГАСПИ). Оценив гилянские события, Буду Мдивани пришел к выводу, что Иранская Коммунистическая партия должна выдвинуться в лидеры революционного движения и занять руководящие позиции в стране. Он говорил: "В настоящее время личность Мирзы Кучек-хана имеет вес только в Гиляне. Если Мирза Кучек-хан не вырастет в крупную революционную фигуру, его придется убрать и очень вероятно, что эта необходимость наступит скоро... Резервом партийных сил долго еще будет г.Баку". Следует "создать военную и политическую базу для работы в Азербайджане и Джульфе... Зарубежный отдел должен приступить к организации партизанских отрядов, взрывных команд и террористических групп. Террор должен быть направлен против шаха и его правительства, всех врагов персидской революции и представителей английских властей". Буду Мдивани обрисовал обширный регион партизанской войны, охватывавший линии Каср-и Ширин, Керманшах, Хамадан, Казвин, Тегеран с выходом на железную дорогу Басра-Багдад (Доклад Б.Мдивани на заседании Иранского бюро. 20.07.1920 //Коллекция документов РГАСПИ).

Однако неожиданно 18 июля в Реште подняли мятеж русские матросы, считавшиеся главной военной опорой ИКП. Они требовали не только отпустить их с фронта боевых действий, но и вернуть в Россию. Это был жестокий удар по мечте о коммунистической революции в Иране, со всей очевидностью проявилась иллюзорность надежд захватить железную дорогу Басра-Багдад, и, вместе с тем, бесплодность планов, связанных с победой мировой революции. Для подавления восстания матросов в Энзели по инициативе Иранского бюро 20 июля из Баку был послан отряд в 1000 человек (Секретное сообщение о восстании матросов в Реште. 20.07.1920 // Коллекция документов РГАСПИ).

30 июля в Реште состоялось заседание ЦК ИКП, на котором было принято решение о свержении Кучек-хана и его сторонников. С большим докладом выступил А.Микоян. Главным тезисом его выступления была и ранее высказывавшаяся идея о том, что исторический ход Иранской революции неминуемо приведет партию коммунистов к власти. В целом, анализ тех событий показывает, что у Москвы не было ясной и долгосрочной программы относительно Ирана. Если большевики, командированные от ЦК Азербайджанской Компартии и обуреваемые революционной романтикой, были полны решимости совершить в Иране социалистическую революцию, то определенные круги в Москве изначально намеревались использовать события в Гиляне как средство давления на Англию. Например, в то время, как в Иранском бюро было принято решение о свержении Кучек-хана, Л.Карахан в срочной телеграмме Г.Орджоникидзе и Н.Нариманову писал следующее: "Совершенно не имеем никаких сообщений о положении в Персии, никаких ответов на наши запросы. Окольным путем получили [сообщение], будто бы персидское правительство просит о передаче [ему] энзелинских портовых сооружений. Неизвестно какое правительство. Для рассмотрения всех этих вопросов необходимо скорейшее назначение Кучук-ханом своего представителя [в] Москву, как о том мы Вам неоднократно телеграфировали, но до сих пор не получили ответа. С нашей стороны, как Вам уже сообщили, желательно назначение проф. Гаффарова, работающего с нами. Особенное значение приобретает это назначение ввиду переговоров в Лондоне и наших возможных настояний о выводе британских войск из Персии, об отмене англо-персидского договора 1919 г.... Каковые требования должны быть подкреплены представителем Кучук-хана в Москве" (Срочная телеграмма Л.Карахана Г.Орджоникидзе и Н.Нариманову. 23.07.1920 // Коллекция документов РГАСПИ). Следуя этой инструкции, личный переводчик Кучек-хана Константин Гаук и М.Музаффар-заде отправились в Москву и в качестве представителей Кучек-хана в течение трех недель вели переговоры с Г.Чичериным и Л.Караханом. Однако странно, что по возвращении на родину в конце августа они были арестованы по указанию Б.Мдивани.

Между тем, Мирза Кучек-хан прекрасно видел беспочвенность и бессмысленность большевистской идеи организовать в Иране социалистическую революцию. В телеграмме В.Ленину от 20 июля 1920 года он писал о неготовности Ирана к борьбе за социализм. Но обещал, что как только столичный Тегеран будет взят, он произведет крутой поворот в своей политике и направит народную волю на открытую борьбу с капитализмом. В частности, Кучек-хан писал: "А затем, когда мы будем иметь достаточно сторонников окончательно порвать со всеми, коим наши идеи не по душе". Не приемля насильственные революционные перемены, совсем недавно происшедшие в Азербайджане и сильно повлиявшие на состояние прослойки мелких купцов, он жаловался на то, что в договоре с Азербайджанским правительством, заключенном в конце июня, советское правительство гарантировало неприкосновенность имущества иранских граждан, но теперь эти гарантии открыто нарушаются. Он опасался, что подобные примеры могут привести к трагическим последствиям для революционного Ирана, социальную базу которого, в основном, составляют мелкие собственники, и даже ослабить революционный процесс на всем Востоке. В конце телеграммы Кучек-хан сообщал, что для подготовки основ взаимоотношений с Советским Азербайджаном и Россией в политической, экономической и военной областях Иранский Совет народных комиссаров собирается направить в Баку своих представителей. По его мнению, достижение взаимопонимания по указанным направлениям должно было реально ускорить свершение революции на Востоке, решительной победы над англичанами и капиталистами, а также ускорить развитие мировой революции. Придерживаясь стиля большевистской переписки тех лет, Мирза Кучек-хан завершает свою телеграмму "коммунистическим приветом" (Телеграмма М.Кучек-хана В.И.Ленину. 20.07.1920 // Коллекция документов РГАСПИ).

(Продолжение следует)

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
25.05.17
Венесуэльское противостояние: каждый занят своим делом
NB!
25.05.17
Знали ли японцы о планах Германии напасть на СССР?
NB!
25.05.17
Страны ОПЕК+ намерены продлить соглашение: чего ждать?
NB!
24.05.17
«Манчестер Юнайтед» — победитель ЛЕ 2016/17
NB!
24.05.17
Военный Донбасс: ЛНР проводит учения для детей, ВСУ подтягивают наемников
NB!
24.05.17
Керри порекомендовал американцам учить русский язык
NB!
24.05.17
Режим ЧС введён на Ставрополье: вода наступает на новые города
NB!
24.05.17
Широко шагает Азербайджан (Л. И. Брежнев)
NB!
24.05.17
В Петербурге предлагают через референдум забрать мандаты у шести депутатов
NB!
24.05.17
МИД РФ о Молдавии и ПМР: Нам не привыкать слышать обвинения в «оккупации»
NB!
24.05.17
«Бизнес без инфаркта»? Предприниматели Кургана ждут помощи Путина
NB!
24.05.17
Путин: Надо повысить зарплаты бюджетникам, не попавшим в «майские указы»
NB!
24.05.17
Радио REGNUM: второй выпуск за 24 мая
NB!
24.05.17
В Красноярском крае от огня пострадало уже порядка 70 домов
NB!
24.05.17
Памятник ЮНЕСКО под Владимиром украсили клозетом
NB!
24.05.17
IT-компании смогут уплачивать льготные страховые взносы до 2023 года
NB!
24.05.17
МВД РФ не может сказать, чем Навальный лучше других граждан РФ
NB!
24.05.17
Владельцев земель, используемых не по назначению, не будут карать дважды
NB!
24.05.17
«Федерация Додона»: Молдавия не готова, Приднестровье не готово
NB!
24.05.17
Нефтепровод между Украиной и Белоруссией: «очередной шантаж Лукашенко»
NB!
24.05.17
«Охота на ведьм»: Молдавия активизирует борьбу с «российской пропагандой»
NB!
24.05.17
ГД просит ПА ОБСЕ потребовать от Киева отмены запрета на соцсети РФ — текст