Что подразумевал Медведев, говоря о "принципиально новой системе коммуникации для Армении"?

Москва, 24 октября 2011, 22:20 — REGNUM  В ходе встречи президентов России и Армении Дмитрия Медведева и Сержа Саргсяна в Москве в ходе государственного визита в Россию армянского руководителя, российский лидер сделал весьма примечательное заявление.

Медведев отметил, что Россия "понимает, насколько важны для наших армянских друзей проекты в сфере инфраструктуры: как реальной, так и виртуальной. Под реальной инфраструктурой я имею в виду железнодорожный транспорт, там целый ряд проектов реализуется, и сегодня в ходе переговоров они обсуждались, в том числе и возможные новые идеи, связанные с выходом из сложной ситуации, в которой в настоящий момент пребывает Армения. Мы надеемся, что совместными усилиями, включая и усилия некоторых третьих стран, мы сможем всё-таки добиться более современной и, может быть, даже принципиально новой системы коммуникаций для Армении".

Напомним, что в плане возможностей восстановления железнодорожного сообщения Армении с миром в последние годы публично муссируются лишь две идеи, которые трудно назвать новыми. Во-первых, речь идет о строительстве магистрали Армения-Иран, которая, по задумке, призвана связать порты Персидского залива с Черноморским побережьем Грузии. Однако это - крайне затратный проект, стоимость которого, по оценкам, может составить $5-6 млрд. И хотя в создании этого коммуникационного пути выражают заинтересованность Азиатский Банк Развития (АБР) и Китай, дальше разговоров и выделения небольших средств на создание технико-экономического обоснования речь пока не идет. И вряд ли в ближайшее время зайдет, учитывая известное состояние дел в мировой экономике, а также санкции против Ирана. По тем же причинам трудно предположить, что Москва готова всецело взять на себя финансирование проекта. К тому же строительство этой дороги потребует слишком долгого времени из-за большой сложности рельефа, необходимости преодоления многочисленных горных преград, возведения мостов и туннелей.

Второй вариант относится к возможности реанимации железнодорожной ветки Гюмри (Армения) - Карс (Турция), что дало бы возможность превратить Армению в одного из основных (если не самого главного) региональных железнодорожных транзитеров. Однако для этого необходимо деблокировать закрытую Анкарой с 1993 года армяно-турецкую границу. Как известно, несмотря на подписанные два года назад в Швейцарии протоколы, более известные под названием Цюрихских, - о нормализации двусторонних отношений и открытии границ, этого пока не произошло: турецкая сторона готова ратифицировать документы лишь после уступок армянской стороны в карабахском урегулировании, Ереван категорически отрицает подобный подход, считая данное требование не имеющим никакого отношения к армяно-турецкой нормализации.

Возможен, правда, и третий вариант: открытие железнодорожного движения через Абхазию. Некогда это был самый короткий путь, связывающий Ереван с Москвой. Но Абхазская железная дорога также бездействует с 1992 года из-за конфликта Сухума с Тбилиси. Армения неоднократно призывала реанимировать эту трассу, обещая всю возможную помощь в ее реконструкции после многих лет простоя. Но грузинско-абхазские противоречия не позволили осуществить эту идею. Трудно предположить, что в условиях известных отношений с Грузией президент Медведев мог иметь в виду именно такую перспективу.

Скорее всего, речь идет, все-таки, о возможностях деблокады армяно-турецкой границы. А это означает, что до конца года активность посредников Минской группы ОБСЕ по Нагорному Карабаху (Россия, США, Франция) будет лишь расти, поскольку, как показывает практика, оба этих процесса, пусть и косвенно, но взаимосвязаны. Кстати, завершив 24 октября свой очередной региональный визит, послы-сопредседатели Минской группы заявили, что в ноябре снова посетят стороны противостояния, включая, кстати, и непризнанную Нагорно-Карабахскую республику. Одновременно в ходе переговоров с Сержем Саргсяном президент Медведев специально подчеркнул, что Москва будет по-прежнему вести активную миротворческую политику, в том числе - и в плане организации трехсторонних встреч президентов Саргсяна и Ильхама Алиева под эгидой руководителя России. Тем самым было дано понять, что Кремль не собирается мириться с фактическим провалом последней такой встречи в Казани 24 июня нынешнего года и намерен "дожать" стороны конфликта, чтобы получить их подписи под проектом базовых принципов урегулирования, что даст возможность приступить и к подготовке всеобъемлющего мирного соглашения. Некоторые высказывания высокопоставленных представителей азербайджанской дипломатии о том, что Баку стремится к скорейшей разработке такого документа, свидетельствуют, что события развиваются именно в указанном направлении.

Трудно сказать, насколько удачной окажется очередная попытка Кремля, поскольку она потребует от сторон уступок, способных стать причиной внутренней дестабилизации и в Армении, и в Азербайджане. Причем в Армении - в первую очередь, поскольку не секрет, что в числе иных условий в проекте соглашения говорится о начале отвода армянских сил из районов вокруг Карабаха. Эта идея в Армении и НКР, мягко говоря, непопулярна. На фоне начинающейся предвыборной парламентской кампании такой шаг способен дать в руки оппозиции и попутчикам правящей Республиканской партии Армении (РПА) очень сильный козырь в борьбе за власть. Представляется, что эти обстоятельства в целом не являются секретом для Москвы. Поэтому Кремль, требуя от своего стратегического союзника, Еревана, определенных шагов в карабахском вопросе, должен одновременно гарантировать поддержание внутриполитической стабильности в стране. Без этого реализация любых "принципиально новых" транспортных конфигураций в регионе нереальна.

Ануш Левонян - политический комментатор (Ереван)

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.