Армии Прибалтики: Кошмарный сон президента: со спины ко мне приближается оккупационная армия, а впереди - только море

Москва, 21 октября 2011, 12:41 — REGNUM  

Совсем недавно над нейтральными водами Балтийского моря пролетел стратегический бомбардировщик ВВС России. "Это беспрецедентный случай", - отрапортовали силовые ведомства стран Прибалтики. Мол, такое в последний раз было только во времена холодной войны. Для сопровождения российских бомбардировщиков, а одновременно и демонстрации собственной мощи, в воздух поднялись самолеты ВВС НАТО. Этот эпизод чрезвычайно симптоматичен. Не проходит и месяца, чтобы в ведущих СМИ Эстонии, Латвии и Литвы в главных новостях не появилась статья очередного политика/политолога/общественника о военной угрозе со стороны России. Эксперты постоянно рассчитывают: а сколько времени продержится Прибалтика, если на нее пойдут российские танки, а поможет ли НАТО отразить агрессию? И так до бесконечности. Корреспонденты ИА REGNUM в Литве, Латвии и Эстонии решили вспомнить все фобии последнего времени и проанализировать состояние национальных армий "балтийских сестер". Об этом - уже традиционное сравнение стран Прибалтики по различным категориям.

Литва

Строительство Вооруженных сил никогда за 20 лет независимости не приковывало к себе столько внимания, как в 2011 году. Его даже больше, чем на заре становления: в 1991 году всем было понятно, что собственная армия нужна, поэтому ее строили, не привлекая лишнего шума. 20 лет спустя приоритеты не изменились, и налогоплательщики в принципе не выступают против "человека с ружьем". Но отношение к профессиональным защитникам, к принципам формирования и бюджету ВС в государстве существенно изменилось.

До того момента, как хозяйкой президентского дворца в Вильнюсе стала экономист Даля Грибаускайте, никто в Литве не смел критически отзываться о министерстве обороны и подвластных ему учреждениях. Может быть, именно поэтому карьеры всех руководителей Минобороны складывались в дальнейшем исключительно удачно.

Инженер Линас Антанас Линкявичюс, работавший министром обороны в "золотые" 2000-2001 г. в XI правительстве и в 2001-2004 г. в XII правительстве, позже стал послом Литвы при НАТО, а в 2011 году - советником премьер-министра по вопросам безопасности. Человек "без образования" Гядиминас Киркилас (стоял во главе Минобороны в XIII правительстве) из этого кресла пересел в кресло главы кабинета министров. Сейчас - член парламента. Микрохирург Юозас Олекас, глава Минобороны в 2006-2008 г. в XIV правительстве - многолетний член Сейма.

В этом смысле нынешнему министру обороны Литвы, кстати, тоже медику, Расе Юкнявичене не повезло. Карьерист по природе, она тоже рассчитывала на качественный прыжок вверх по служебной лестнице. Но столкнулась с еще более мощными амбициями президента. Девчачья война "шпилек" разгорелась вокруг финансирования армии. Министр публично начала говорить, что бюджет Минобороны наполовину не дотягивает до 2% от ВВП, которые требуют от своих партнеров другие члены НАТО.

Намек на склонную экономить во всем Грибаускайте и на ее достаточно независимую внешнюю политику был более, чем прозрачен. Однако президент устроила холодный душ не только Минобороны, но и всей Литве. Оказывается, договоренность о пресловутых 2% - всего лишь устная и ни в каком документе НАТО не прописана. Публично высказавшись, президент тему не закрыла. Можно даже сказать, что для всегда сдержанных литовским СМИ прозвучала команда "Фас!". Сразу же появились публикации о засилье генералов и полковников - на 3 рядовых и сержантов приходится 1 офицер. О непрозрачных закупках техники и обмундирования. О непомерно раздутых бюджетах военных миссий, в первую очередь - в провинции Гор в Афганистане.

Выяснилось, что Литва, гордящаяся доверием партнеров по НАТО и заботящаяся о нищих афганцах провинции Гор, тратит деньги на оборудование баскетбольных площадок, и даже попыталась высадить в песках дубовую рощу, саженцы для которой плюс их доставка в Афганистан влетели налогоплательщикам в "копеечку". Журналисты в недрах армии, насчитывающей 3,5 тыс. человек, нашли три духовых оркестра - оркестр Вооруженных Сил, оркестр Сухопутных войск и оркестр Военно-воздушных сил. Потом выяснили что, оказывается, около 60% бюджета военные расходуют на денежное содержание, не производя никакой прибавочной стоимости Впервые вопрос "верно ли военные расходуют статьи бюджета?" встал ребром...

Надо сказать, что тактически грамотная Раса Юкнявичене не стала лезть на рожон. Она публично пообещала выяснить все двусмысленности, пригласить независимый аудит и на время ушла в тень. Поэтому на данном этапе счет 1:0 в пользу президента Дали Грибаускайте.

Надо отметить, что в армии любят своего Главнокомандующего. В отличие от "кабинетного" Валдаса Адамкуса или "масштабного" Альгирдаса Бразаускаса, у которых не хватало времени на мелкие дела, Грибаускайте часто бывает в военных городках и на полигонах. Она не затыкает уши во время стрельбы и пугливо не шарахается от гусениц транспортеров. Наоборот, с явным удовольствием стреляет из всех видов оружия, сидит за рычагами боевых машин и выходит в море на фрегате - на флагмане литовских ВМС: еще советском МПК "Альбатрос".

Пусть не обидится за параллель Александр Васильевич Суворов, но если он был "отец солдатам", то президент Литвы - "мать солдатам". Именно Грибаускайте прекратила вредную дискуссию на тему "столько времени Литва в состоянии противостоять агрессору в случае нападения?". Позиция президента: так вопрос могут ставить только те, кто в пропагандистских целях пытается оболгать все, что сделано в плане обороны страны на 20 лет. Сегодняшние стратегические цели Литвы - совершенствовать оборонные планы. И быть в готовности принять помощь НАТО, если таковая понадобится. Кстати, этот элемент ежегодно отрабатывается на командно-штабных учениях с акцентированным названием "Хозяйка Балтики". Чтобы полностью соответствовать вызовам времени, в Литве изменено законодательство, регламентирующее планы мобилизации и создания мобилизационного резерва, ряд иных законов.

Лучшей иллюстрацией такой подготовки служит постоянная миссия воздушной полиции НАТО, базирующейся на аэродроме Зуокняй в районе Шяуляй - самом большом военном аэродроме в Европе. В этот проект было инвестировано 120 млн. литов. Но инвестиции, к примеру, в системы наблюдении и воздушного контроля будут продолжаться еще в течение 5 лет. За все время миссии произошло 1 авиакатастрофа: французский учебный "Мираж" столкнулся в воздухе с литовским самолетом. Правда, тот день стал черным для ВВС Литвы - они потеряли 50% всего самолетного парка.

Из пилота идеологи Минобороны тут же слепили образ героя, который увел поврежденный аппарат в безлюдное место. Так же героически представлен и образ сержанта, погибшего в Афганистане: пропагандистская машина изображает его истинным военным, погибшим на боевом посту ради интересов Родины.

Кстати, об интересах Родины. Военная доктрина Литвы не называет врагами никого. В ней лишь сказано, что существуют вызовы, при определенных обстоятельствах способные породить агрессию со стороны некоторых государств. Под "некоторыми" надо понимать в первую очередь Россию, во вторую - Белоруссию. Официально больше и чаще говориться о необходимости участия в различных военных миссиях НАТО. В Литве сформированы специальные силы из 900 человек, которые на принципах ротации выполняют обязанности по поддержанию мира в "горячих" точках. Но главное предназначение специальных сил - реакция на локальные попытки поколебать суверенитет Литвы, усиление охраны границы, важнейших гособъектов, оказание помощи населению в случае стихийных бедствий и работы по спасению людей. Для борьбы с террористами существует элитное спецподразделение "Арас". На вершине пирамиды спецсил расположен таинственный батальон "Айтварас" - "Змей", о задачах которого открытой информации практически нет. Из косвенных источников можно сделать вывод, что "Айтварас" - элита элит, предназначенная для выполнения спецопераций в тылу врага в полном отрыве от сил и средств боевой поддержки. Так сказать, литовский вариант российской "Альфы" или американского спецназа ЦРУ.

"Айтварас" много внимания уделяет специальной горной подготовке, хотя в радиусе тысячи километров от Вильнюса гор нет, а ближайшие - легкопроходимые Карпаты. Некоторые военные аналитики осмеливаются делать вывод, что "змеев" специально готовят к войне на Кавказе, в Афганистане, Пакистане или Иране, если таковая начнется.

Отдельное направление работы Минобороны - обеспечение интересов Литвы на Балтийском море. Специально для контроля над разнообразными работами в акватории Балтики Литва приобрела у Дании три патрульных корабля, а у Британии - два минных тральщика. Правда, из-за финансового кризиса срок расчетов отодвинуть на 2013 год. Но корабли уже включены в состав ВМС, на них поднят литовский флаг.

Вообще тема вооружений и перевооружений занимает отдельную строку. Компании, поставлявшие армии военный "секонд-хэнд" на заре независимости, основательно нажились на нуждах вооруженных сил. Например, закупали бронированные джипы чуть ли не по миллиону за каждый, тогда как их остаточная стоимость не достигала и 100 тыс. Сегодня ни одного из тех джипов на вооружении не осталось. В Литву привозили выслужившее сроки обмундирование и обувь. Военные, чтобы не ходить в лохмотьях, с удовольствием покупали российский "камуфлях" и ботинки десантников, благо этого добра в Литве по углам осталось очень много после вывода российской армии.

Со временем ситуация изменилась и на вооружение стали поступать все более современное оружие, техника, обмундирование. Однако, кроме экипировки, ничего не соответствует лучшим мировым образцам. Именно поэтому армия вынуждена тратить огромные суммы на перевооружение. Например, несмотря на кризис, военные получили автоматические винтовки G36 и пистолеты Glock 17. Однако назвать эти робкие шаги программой перевооружения язык как-то не поворачивается.

В литовской армии нет ракетных и танковых частей и подразделений, как, впрочем, нет никаких наступательных вооружений. Ее основа - 3 мотопехотные бригады со стрелковым и легким артиллерийским вооружением. Есть дивизион ПВО, основная задача которого - прикрытие с воздуха Игналинской АЭС. ВМС - это флотилия разнородных сил, основу которой составляют фрегаты, тральщики и иные корабли 4-го класса. Довоенная гордость Литвы - ВВС, - влачит жалкое существование. То есть, даже по европейским меркам армия - небольшая.

Тем не менее, испытывает серьезные проблемы с комплектацией личным составом. Отказ от обязательной военной службы, узаконенный летом 2008 года правительством социал-демократов, вкупе с недостаточным финансирование существенно обескровил подразделения. Недобор в 1000 человек стал обычным явлением для ВС.

Минобороны нашел выход во всеобщей подготовке населения к защите страны, как того требует Конституция: организовываются краткострочные курсы подготовки и переподготовки, изменена структура постоянного резерва.

Есть у литовских военных и больная "ахиллесова пята". Дело в том, что эксперты НАТО не относят Литву, в отличие от Латвии, Эстонии, Румынии, Польши или Чехии, к странам с богатой военной историей. Ну не сумели литовцы после битвы при Грюнвальде проявить себя ни в одном сражении. Да и при Грюнвальде литовские полки вели себя довольно странно.

Армия не оказала никакого сопротивления СССР в 1940 и 1944 годах, как бы политики не пытаются героизировать образ отдельных борцов против "советской оккупации". Еще хуже военные вели себя в 1941 - 1944 годах. Часть дезертировала из Красной армии, часть разбежалась по хуторам, часть начала сотрудничать с немецкой администрацией и оккупационным командованием. Не слишком славная история и у тех, кто в одиночку боролся в так называемом партизанском подполье в 1944 - 1953 годах. До сих пор не ясно, кого в лесах было больше: романтиков-патриотов или уголовников и убийц.

Как бы там ни было вчера, сегодня, военные эксперты подсчитали: чтобы армия могла прогрессировать, ее бюджет должен быть равен 2% ВВП и ежегодно увеличиваться минимум на 70 млн. литов. При этом необходимо реализовывать и программы, от который пришлось отказаться из-за кризиса. Делается вывод, что возможности НАТО в регионе не ослабли, а сокращение бюджета НАТО - временное явление. На этом фоне Литва обязана максимально использовать все ресурсы, чтобы завершить реорганизацию армии и ее управленческого звена.

Латвия

Задача Министерства обороны и Национальных вооруженных сил (НВС) Латвии заключается в обеспечении независимости и территориальной неделимости страны. Однако выполнима эта задача только при условии, что на независимость и территориальную целостность Латвии никто не покушается. Единственной действенной гарантией безопасности после выхода Латвии из состава СССР латвийская политическая элита видела в членстве страны в Североатлантическом альянсе. После вывода с территории Латвии российской (бывшей Советской) армии в 1993 году вступление в НАТО превратилось для руководства страны в идею фикс. Весной 2004 года она была реализована.

Гордость от членства Латвии в НАТО и поныне распирает "лучшую" часть латвийского человечества, а "худшую" оно смущает, поскольку русскоязычное население отдает себе отчет в антироссийской направленности этого членства. Впрочем, это не мешает русскоязычной молодежи служить по контракту в НВС - контрактная система в латвийской армии была введена в 2005 году, а с 1 января 2007 года Латвия и вовсе отказалась от обязательной военной службы и перешла на профессиональную армию. При этом самым большим спросом пользуется хорошо оплачиваемая служба в международных военных миссиях, в том числе в Афганистане, где латвийские военнослужащие находятся по сей день, Ираке, где с 2003 по 2008 год побывали 1150 латвийских солдат и офицеров, трое из которых вернулись в цинковых гробах, а также в Косово и в Боснии и Герцеговине, которые латвийские военные покинули в 2010 году в связи с резким сокращением военных расходов.

Только поначалу латвийское общество отказывалось понимать, зачем Латвии участвовать в авантюрах США и НАТО? Согласно данных социологических опросов, большинство жителей Латвии в начале 2000-х годов выступали против такого участия, но власти эти протестные настроения, а порой даже и действия, последовательно игнорировали. Правда, перед парламентскими выборами 2002 года Союз зеленых и крестьян (СЗК) активно использовал в своей предвыборной кампании карту неучастия латвийских солдат в военных операциях за пределами страны, но после выборов, войдя во власть, тут же позабыл о своем показном пацифизме. Такой же тактики придерживался СЗК и в последствии, отмечая в программных документах необходимость скорейшего выхода из военных действий, но ничего не предпринимая в плане его поиска.

Когда латвийский контингент в Ираке понес первые потери (июнь 2004 года), это, конечно, встревожило общественное мнение, но латвийским (особенно латышским) СМИ хорошо платили за выражение проамериканской и пронатовской позиции, а те бессчетное количество раз объясняли аудитории, что свободу и независимость Латвии можно отстоять только на дальних рубежах. Когда "Вести Сегодня" (03.01.2005) спросили тогдашнего командующего НВС адмирала Гайдиса А. Зейботса, не возникало ли у него желания вывести "наших военных" из участия в зарубежных военных операциях после трагедии в Ираке, тот ответил: "Нет, не возникло. Кроме того, участие латвийских военных в иракской операции - это политическое решение... Но поверьте, после случившейся трагедии даже сами солдаты не хотели заканчивать службу в Ираке. Эти люди были уверены в своих силах и профессионализме, а от случайностей не застрахован никто даже в мирной Риге. Главное, мы, находясь в том же Ираке, защищаем Латвию. Эти слова также принадлежат и новому министру обороны Эйнару Репше. Сила в единстве и коллективной защите. Нам есть на кого положиться, равно как и зарубежным партнерам. И мы уверены: если в Латвии случится какая-то беда, то все страны НАТО нам обязательно помогут. И неважно - нападет на нас кто-то или же случится природная катастрофа вроде цунами в Юго-Восточной Азии, мы не останемся одиноки, поскольку раньше сами помогали другим странам".

Всего, за пять лет Латвия потратила на войну в Ираке 16,74 млн латов (около 30,5 млн долларов). В настоящее время латвийские военные "помогают" Афганистану. В Международных силах содействия безопасности (ISAF) под руководством НАТО в Афганистане проходят службу 180 латвийских солдат. Большая их часть дислоцирована в северном регионе, в провинции Фарьяб в Меймене, а также в провинции Балкх в Мазари-Шарифе и в столице Афганистана Кабуле. 13 октября правительство Латвии продлило пребывание латвийского контингента в Афганистане до 31 декабря 2011 года (среди министров от блока "Единство" и СЗК царило полное единодушие, подчеркнул тогда министр обороны Артис Пабрикс) с тем, чтобы новый парламент продлил его на больший срок команды уходить из Центральной Азии не поступало). В 2012 году, также, как и в этом, Латвия планирует направить в Афганистан не более 350 солдат, расходы составят 12 млн латов (23 млн долларов). Всего с февраля 2003 года, когда Латвия приняла участие в оккупации Афганистана, ее расходы на эту войну составили 38,3 млн латов (около 65 млн долларов). За время операции в Афганистане погибли четверо латвийских военнослужащих и еще несколько человек получили ранения.

Мандат на участие (продление миссии) латвийских военных в операции ISAF в Афганистане по представлению Кабинета министров принимает Сейм и парламентарии не отказывают себе в удовольствии пошуметь по этому поводу, но неизменно уступают желанию правительства. Вопрос об уходе Латвии из Афганистана подняло в 2009 году объединение "Центр согласия", мотивируя свое предложение необходимостью сокращения расходов бюджета в условиях острого экономического кризиса. Однако правительство, хотя и пошло под давлением обстоятельств на 30-процентное урезание бюджета военного ведомства и НВС (последних, в частности, со 117 до 86 млн латов - 224,6 и 165 млн долларов соответственно), военное присутствие в Афганистане и расходы на него не тронуло. В октябре 2009 года тогдашний министр обороны Имантс Лиегис (Гражданский союз, "Единство") посетил США, чтобы согласовать с Вашингтоном план сокращения военных расходов. На встрече с министром обороны США Робертом Гэйтсом 2 октября 2009 года Лиегис заявил, что Латвия продолжит участие в операции в Афганистане в 2010 году и дал понять, что это - "один из приоритетов его работы". "Участие в операции - наш страховой полис, который гарантирует безопасность", - подчеркнул он.

Как-то, уже по окончании своего президентства Вайра Вике-Фрейберга на церемонии вручения премии "Спидола" (за продвижение в мире образа Латвии), дело было в начале 2008 года, призналась, что ей до сих пор снится кошмарный сон: "Латвия вновь оккупирована, я стою на берегу моря, со спины ко мне приближается оккупационная армия, а впереди - только волны морские. О, нет, думаю я, неужели мне снова придется войти в море! А потом вдруг я вспомнила, что мы же теперь в НАТО! На какой же телефонный номер мне нужно звонить, чтобы позвать на помощь?". Этот трагикомический случай говорит сам за себя и о многом. Звонить в НАТО пришлось очень скоро. Настоящий переполох в латвийских политических и околополитических кругах поднялся в августе 2008 года, когда Россия вмешалась в вооруженный конфликт между Грузией и Южной Осетией. Тогда вдруг выяснилось, что у НАТО отсутствует план действий на случай агрессии третьей страны (подразумевалась, конечно, Россия) в Прибалтике.

К разработке такого плана после неоднократных просьб Риги, Вильнюса и Таллина, но по настоянию США и Германии альянс вскоре действительно приступил и успешно ее завершил в начале 2010 года. Благодаря публикациям портала WikiLeaks, стало известно, что этот план предусматривает новую схему обороны Польши (ее кодовое название Eagle Guardian - "Орел-защитник") за счет включения в нее трех прибалтийских республик, в том числе и Латвии. Согласно этой схеме, в боевых действиях, в случае агрессии со стороны России, будут задействованы девять дивизий НАТО - американские, германские, британские и польские. В северные польские и немецкие порты планируется отправить военные корабли США и Великобритании.

С момента вступления Латвии в НАТО в 2004 году ее воздушное пространство патрулируется самолетами из состава ВВС стран-членов альянса, которые сменяют друг друга каждые четыре месяца. В 2009 году НАТО продлило соответствующий мандат до конца 2014 года, однако Латвия, наряду с Литвой и Эстонией добиваются продления миссии хотя бы до 2018 года, а то и придания ей статуса постоянной. Другими словами, руководству Минобороны есть чем аргументировать необходимость присутствия Латвии в Афганистане. Когда в прошлом году в очередной раз оживились разговоры о необходимости вывода из этой страны латвийских военных, глава военного ведомства Артис Пабрикс сказал: "Страны НАТО помогают нам в охране воздушного пространства, а мы поддерживаем военную миссию в Афганистане. Прекращение миссии не даст бюджетной экономии, так как сейчас на оборону выделяется около 1% ВВП, а после прекращения миссии нужно будет выделять обязательные для стран НАТО 2%".

По закону, с 2001 года Латвия должна тратить на нужды обороны 2% от ВВП. Многие годы военный бюджет служил секретной кормушкой для самых разных лиц, начиная с президента Латвии Вайры Вике-Фрейберги (по Конституции глава государства является главнокомандующим, и советники ВВФ надоумили ее использовать средства Минобороны для своих личных нужд, не боясь огласки) и заканчивая различными поставщиками военного оборудования и снаряжения. В 2008 году, на пике так называемых "жирных" лет, бюджет Минобороны достигал 277,3 млн латов (532,35 млн долларов), из которых НВС полагалось всего 180 млн латов (345,56 млн долларов). Не случайно, именно в 2008 году глава Госконтроля Ингуна Судраба сетовала то, что попытки урегулировать расходные статьи оборонного ведомства, т.е. составлять бюджет только по необходимым запросам, пока не увенчались успехом, и намекала на то, что за конфиденциальностью и секретностью могут скрываться серьезные злоупотребления доверием.

В действительности, микроскопические нужды и возможности латвийской военной машины просто не позволяли потребить выделявшееся финансирование, что буквально приглашало к казнокрадству причастных к освоению этих гигантских по меркам Латвии сумм. Дело дошло до того, что тогдашний министр обороны Винет Велдре, ветеринар по специальности, вздумал создать конное подразделение, и только большой общественный резонанс и обрушившийся на страну кризис помешал этой затее осуществиться. На приобретение лошадей, экипировку и обучение личного состава планировалось тогда потратить 120 тыс латов (230 тыс долларов) и это сущие пустяки по сравнению с тем, что на собственные нужды министерства (оргтехника, канцтовары, мебель, одежда) в тот год отводилось 20 млн латов (38,4 млн долларов).

Вот и приходится теперь читать откровения бывшего сержанта латвийских НВС Гунтарса Янсонса на портале TVNET (2010): "В других армиях мира обычно придерживаются одной-двух марок [автомобилей], потому что расходы заметно меньше, плюс весь армейский транспорт работает на одном топливе и можно заключить дешевые и выгодные договоры на обслуживание. А в латвийской армии есть сильно бэушные BMW, NISSAN, Volvo, Ford, Audi, Shewrolet, Opel, Mercedes, все не перечислишь. Одни работают на дизеле, другие на бензине, ломаются как все старые машины. И со сколькими автосервисами армия вынуждена сотрудничать по ремонту и обслуживанию этого старья?".

Янсонс подверг критике и обмундирование, приобретаемое для нужд НВС: "Кто-то занимается вредительством, не закупая дешевую одежду, что сэкономило бы государству феноменальные суммы. [...] Ботинки - это вообще юмор и сатира. [...] Отдельная тема - камуфляж для латвийских условий. Если наша армия нацелена на оборону, не стоило ли сделать камуфляж более темным? Признаемся, что создали камуфляж для горячих точек, где даже ночью доминирует желтый песочный цвет. Но как же быть с обороной? Что делать солдату в наших лесных краях? (Территория страны примерно на 70% покрыта лесом.) Во что обошелся этот трюк с камуфляжем? Патенты и так далее? Не верится, что это самый дешевый вариант", - утверждает он.

Но строже всего Янсонс подходит к оценке боеспособности латвийской армии: "Возьмем число офицеров в армии, - такого абсурда нет нигде в мире. У нас на каждого рядового два офицера. У нас на элементарные должности клерков (по стандарту НАТО) расписаны офицерские должности. Не капралы, не старшие сержанты - капитаны и майоры. Какая разница в окладах! Сколько сэкономили бы, если все расставить по местам. [...] Можно ли в нашей пятитысячной армии причислить к боеспособной единице три с лишним тысячи штабных? Не обманывайте себя. Сэкономьте деньги - и выбросьте хотя бы тысячу из них! Все равно у них обязанности перекрываются. Контролирующих инстанций в армии больше, чем в госаппарате. Военных, которые могут воевать и для этого обучены - два неполных батальона и SUV. Если еще добавить штабной батальон (будем считать, что они хотя бы умеют выполнять команды), то все остальные - это мозг армии. Такой мозг для небольшой армии великоват, больше похоже на опухоль, которую надо вырезать".

Не случайно сообщивший ИА REGNUM последние сведения о личном составе латвийской армии представитель НВС Нормунд Стафецкис не стал подразделять его на рядовых и офицеров. По его данным, в строю находятся 4600 профессиональных военнослужащих, в том числе в сухопутных силах - 1200 человек, в воздушных силах - 300 человек, в морских силах - 500 человек, в учебных заведениях, обеспечении и других частях - 2600 человек. Кроме того, имеется еще ополчение (Zemesardze) в составе 10,5 тысяч человек. Морские силы Латвии располагают 18 кораблями (корабли обеспечения, тральщики, патрульные корабли и корабли береговой охраны; эпопея со строительством катамаранов для нужд флота - это отдельная история - ИА REGNUM), а воздушные силы - девятью самолетами, из которых 8 - "Ан-2", и шестью вертолетами.

Правда, согласно раскрытой на прошлой неделе госсекретарем Минобороны Янисом Сартсом военной тайне, в действительности, на вооружении НВС Латвии состоят четыре геликоптера Ми-8, из которых в исправном состоянии пребывают только два. И, как отмечают наблюдатели, совершен этот немальчишески-кибальчишеский поступок был в преддверии битвы за бюджет-2012 и ввиду его неизбежной консолидации, т.е. сокращения дефицита, как минимум, на 100 млн латов (192 млн долларов). Вот чиновник Минобороны и рванул тельняшку на своей груди. Если консолидация коснется армии, то, вероятно, придется "продать часть боевой техники или отказаться от участия в миссии в Афганистане", резюмировал Стартс.

Военный бюджет Латвии на 2011 год составляет 147,7 млн латов (283,5 млн долларов), из которых собственно на долю НВС приходится только 93,1 млн латов (178,7 млн долларов), в том числе, возмещение - 52,13 млн латов, а товары и услуги - 38,7 млн. латов (100 и 74,3 млн долларов соответственно). Но, как бы не сложилась судьба бюджета на 2012 год, военные расходы Латвии, скорее всего уменьшены не будут.

НАТО уже неоднократно выражало недовольство уменьшением сумм, выделяемых на военные нужды, хотя и с пониманием относилось к экономическим трудностям Латвии. на недавней встрече в Брюсселе с генсеком НАТО Андерсом Фогом Расмуссеном новоизбранный президент Латвии Андрис Берзиньш заверил начальство, что Латвия и впредь будет ответственно относиться к вопросам безопасности. А вскоре после избрания на пост главы государства Берзиньш договорился с Пабриксом, бюджет Минобороны не будет снижен ниже критической линии, дабы Латвия не оказалась подвержена военным и политическим рискам.

"Нужно думать о том, как увеличить количество денег на оборону. Речь не идет об абсолютных цифрах, мы говорим о пропорциях. В демократическом государстве, которое находится в ЕС и НАТО должны быть между 1,5% и 2% от ВВП. Понимаю, что в условиях кризиса мы пока не можем этого сделать, но нам должно хватить ума, чтобы не "обрезать" этот показатель до 1%. В России, если я не ошибаюсь, на вооруженные силы уходит 20%! Вдумайтесь в эту цифру", - заявил порталу TVNET Пабрикс.

Эстония

Эстонская армия, или как ее привычно называют в национальных эстонских СМИ - Силы обороны, представляет собой довольно странный для военных экспертов симбиоз из регулярных, небольших по составу воинских частей, разбросанных самым причудливым образом (чаще всего - по местам дислокации бывших воинских частей советской армии) по всей территории страны общей площадью 45 тыс кв км и объединенных "интеллектуальным центром" Генерального штаба, структуры не менее пафосно-условной. К чему эта ирония, станет понятно на следующем примере: все структуры эстонских Сил обороны в их рабочем (боевом) состоянии насчитывают чуть более 4 500 военнослужащих, как строевой, так и срочной службы, то есть, к примеру, порядка одной боевой бригады в штатном значении реформированной в 2008 году российской армии или реформированной в 1999 году армии США. Если к этому приплюсовать немногочисленных офицеров резерва плюс военнослужащих-резервистов и добровольцев из военнизированных патриотических объединений Kaitseliit, то получается сумма никак не больше 25-30 тысяч человек, большинство которых уже и думать забыло о казарме и крике дневального "Подъем!" Всего в ВС Эстонии - 2 800 професиональных военных, включая и солдат по контракту. И хотя в структуре Вооруженных Сил Эстонии числятся и Военно-морской флот, и Военно-воздушные силы, на деле речь идет о "представительских структурах" с минимальным набором технических средств.

Так, в эстонской армии нет ни одного самолета (а вертолеты есть у министерства внутренних дел, но все пять в данный момент не способны летать), ни одного танка (для учений 2010 года пришлось арендовать старый советский танк Т-55, оставшийся с советских времён в Латвии), ни одного приличного боевого корабля - хотя и тут есть исключение: закупленные в Великобритании три минных тральщика типа Sandown. Характерно также, что собранные "с миру по нитке" вооружения от разных стран-партнеров Эстонии по НАТО и другим военным объединениям (гаубицы еще времен СССР и самоходки из Финляндии, пистолеты из Бельгии, минометы времен войны во Вьетнаме из США, военная амуниция из Германии, многие из которых - категории "б/у"), выглядят настолько разномастно и старомодно на ежегодных военных парадах, что это бросается в глаза каждому наблюдательному зрителю. Внешнее впечатление какой-то "игрушечной неказистости" не спасают даже отдельные современные недорогие вооружения пехотных частей, касается ли это ручных гранатометов, компактных ракетных мини-комплексов или стильных предметов военной амуниции вроде приборов ночного видения на касках и пластмассовых наколенников. Если добавить, что, в отличие от привычных традиций советской армии, эстонский "дембель" уходит на гражданку без парадной униформы и красочных аксельбантов - нужно всю военную форму оставить следующему призывнику в целях экономии средств Минобороны, что на выходные и праздники практически вся армия Эстонии разъезжается по домам, оставив в казармах только дневальных, то назвать это довольно пестрое соединение "армией" можно лишь с большой натяжкой.

Понятно, что такая "карманная армия" не способна выполнить полноценные реальные боевые задачи по удержанию своей территории, а уж тем более победе над сколько бы то ни было серьезным военным противником. Это всегда и везде признают зарубежные военные эксперты - последними по времени это сделали прошлым летом аналитики Академии государственной обороны Финляндии и Военной академии Швеции ("Страны Прибалтики не способны себя защитить, а блок НАТО защитить их всех от возможной агрессии России" - вот примерный вывод таких докладов).

Но у эстонской политической элиты свой взгляд на вещи: согласно военной доктрине, национальные силы обороны должны в случае внешней военной агрессии как можно дольше держать оборону, пока блок НАТО не отмобилизует свои мощные силы для ответного удара по агрессору. "Нам бы день простоять да ночь продержаться!" - вот условный девиз эстонской стратегии нацобороны. Фанатичная вера эстонской элиты в классическое "Запад нам поможет" ( к слову, обманутая ни раз, и ни два в новейшей истории) выливается в своеобразное публичное безумие высших лиц государства, которые везде и всюду к месту и нет твердят как вошедшие в астрал шаманы о пятой статье Вашингтонского договора Хартии НАТО, гласящей, что нападение на одного союзника-члена НАТО будет рассматриваться равнозначным нападению на всех союзников по блоку. Также понятно, что под НАТО Эстония понимает в первую и последнюю очередь США, в верноподданнических чувствах к которым эстонская элита признается не менее рьяно. По мнению большинства эстонцев, именно данный пятый пункт "защищает" Эстонию куда эффективнее, чем все усилия по укреплению национальных вооруженных сил. Не случайно о пятом пункте знают даже школьники, которым о нем рассказывали несколько последних лет подряд на специальных "уроках со знаменитостью" политики, министры и само военное начальство страны.

Забавность рассуждений о пятой статье Хартии НАТО заключается в том, что пока только США воспользовались данным пунктом, принудив своих союзников отправиться вместе с ними в жаркие пески Ирака и не менее жаркие горы Афганистана. 11 эстонских солдат-контрактников, погибших во время зарубежных миссий НАТО в этих странах, плюс порядка 200 солдат, ставших калеками и инвалидами, плюс тысячи родных и близких, переживших психологический стресс и надлом, - вот пока текущая цена данной статьи для эстонского народа. Также характерно, что Эстония, пострадавшая от внешних захватчиков в истории ХХ-го века и обожающая напоминать об "оккупациях" на международных форумах, при этом нисколько не стыдится того, что сама является по сути ненавистным и нежеланным оккупантом.

То, что в Ираке ( с 2004 до 2009 года) и Афганистане (с 2004 года и по сей день) эстонцы воюют не ради свободы местных народов, а за получение бонусных очков от США, знают в Эстонии все, однако признаваться в этом не принято, как и критиковать зарубежные миссии. На последних парламентских выборах ни одна из ведущих партий, даже оппозиционные, не выдвинула в качестве политической программы вывод эстонских войск из Афганистана. Официальный Таллин ждет в этом вопросе отмашки из Брюсселя. Как минимум до конца 2012 года эстонские оккупанты по решению национального парламента останутся в южной провинции Гельменд, которая становится все более недружелюбной по отношению к иноземцам. А налогоплательщики Эстонии - платить за эту экзотическую миссию по 25 тысяч евро в день. И можно только порадоваться за уже третий год подряд дефицитный бюджет страны в том смысле, что число эстонских военных в Афганистане не превышает 150 человек.

Эстонская армия находится на привилегированном положении "священной коровы" и вне публичной критики еще и потому, что является единственным по сути воплощением на практике угрюмого по отношению к восточной соседке самоощущения рядовых эстонцев, согласно которому вечно голодный, грубый и алчный сосед-медведь желает во что бы то ни стало вернуть Эстонию в сферу своего влияния, а если удастся, то и просто завоевать (тут лучше эстонцам не напоминать о полувековом дружелюбном соседстве России с Финлядией - " мы сами с усами" и "не допустим финляндизации родины"). Это национал-безумие (а спорить с этим логически и рационально невозможно - все это за рамками здравого смысла) активно педалируется наживающимися на таком противопоставлении политиками правых партий, находящихся у власти в той или иной форме с самого момента восстановления независимости в 1991 году, так и национальными СМИ, напрямую или косвенно тесно переплетенными с политэлитой.

Понять позицию 70 % титульного населения страны в принципе можно: нагнетая и культивируя массовый страх перед Россией и русскими, можно разделить народ Эстонии по национальному признаку - с автоматическим зачислением русского населения (30 % населения и 15 % возможных избирателей на парламентских выборах) в "пятую колонну" и демонстративным игнорированием его гражданских и политических прав (так можно усыпить угрызения совести и изолировать немногочисленных оппозиционеров такого положения вещей среди самих эстонцев); можно отодвинуть все внутриэстонские проблемы в сторону и отвлечь самих эстонцев от насущных проблем, объединив их истошным криком "Русский медведь!". Можно все... Именно поэтому, аргументируя рост военных расходов, министр обороны от союза правых партий "Отечество - Рес Публика" Яак Авиксоо твердил в 2010 году об опасности "новых депортаций в Сибирь" и гибели чуть ли не 20 % эстонцев. Не прошло и года, а его сменщик и лидер той же партии Март Лаар заявил 19 октября: "То, что на Эстонию кто-то может напасть, не верили и когда в 1938 году Эстония праздновала свой 20 день рождения - так же, как мы недавно праздновали 20 лет восстановления независимости". Увы, но официальная русофобия и ожидание если не конца света, то уж точно русских танков на улицах Таллина множатся как бактерии на всех уровнях власти страны, включая Министерство обороны.

Уже давно стало привычным читать в эстонских СМИ политические заявления высокопоставленных военноначальников о своей готовности противостоять "агрессии России до последнего эстонского солдата", а затем видеть их в избирательных списках правых и националистических партий - и это при том, что официально и по закону военные в стране находятся вне политики. Желание Министерства обороны играть важную политическую роль в обществе связано и с довольно странной для военного учреждения функцией - именно они, а не другие более соответствующие этому профилю учреждения, занимаются вопросами воинских захоронений. Не случайно, что именно Министерство обороны Эстонии формально инициировало столь болезненные для русской общины страны демонтаж памятника "Бронзовый солдат" и перенос братской могилы красноармейцев.

К слову, возможно, именно поэтому террорист-одиночка, представитель нацменьшинств страны и критик национал-демократии в Эстонии безработный Карэн Драмбян выбрал объектом своего нападения нынешним летом именно здание Министерства обороны, посчитав его главным злом в стране. Как известно, одинокий стрелок был во время своего странного теракта изолирован силами правопорядка в одной из комнат, а затем убит спецназом полиции. Никто из работников министерства не пострадал, даже выпрыгивавшие из окон секретарши и бухгалтеры.

Также далеко не случайно, что на волне публичной инфоистерики Эстонии по поводу "кибератак Кремля на независимую Эстонию" (позднее опровергнутую даже эстонскими экспертами IT-сферы), в 2009 году именно в Таллине открылся Центр киберзащиты НАТО - фактически центр электронной разведки и слежения, не прописанный в соглашениях этой военной организации и России. Как видите, громкие крики "Russians are coming!" продолжают приносить выгоду всем участникам этого занимательного процесса... Военным - увеличение бюджета и продвижение по службе, политикам - голоса избирателей и благословение "большого брата" из НАТО. НАТО - столь нужного для возможной уличной драки "коротышку-задиру" плюс близость инфраструктур разведки и "быстрого подлета" к... ну, вы знаете....

Символически иррациональное отношение эстонцев к армии выразил 15 сентября 2010 года президент Эстонии Тоомас Хендрик Ильвес на открытии восстановленной на средства НАТО бывшей авиабазы советских тяжелых бомбардировщиков в Эмари: "Эстония не экономит на вопросах безопасности в условиях экономического кризиса". Ему вторил председатель парламентской комиссии по государственной обороне от правящей правой партии, бывший высокопоставленный чиновник минобороны Мати Райдмаа: "В сегодняшнем мире безопасность и независимость стоят дорого". Эту прямую взаимосвязь между "вопросами безопасности" и "ценой вопроса" наглядно демонстрирует поступательный рост военных расходов страны: в 2001 году они составляли 1,01 % от ВВП, в момент вступления Эстонии в НАТО в 2004 году ее расходы на оборону выросли до 1,51 % от ВВП, в 2010 году расходы на оборону в Эстонии составили уже 1,86% от ВВП, а в 2012 году эта цифра впервые в истории "новой Эстонии" вырастет до 2 % ВВП. То есть за десять лет рост почти вдвое - такой рост могут позволить себе только развитые страны. А ведь сейчас Эстония переживает один из самых тяжелых экономических кризисов за все время своего существования!

Несмотря на это (а сюда так и хочется для полноты картины приплюсовать массовый исход трудового населения в ЕС в поисках достойного заработка, уменьшение реального дохода населения одиннадцать кварталов подряд на фоне бесконечного роста акцизов и тарифов, колоссальное падение чувства уверенности и оптимизма среди эстонцев - даже ниже, чем у латышей, и прочее-прочее "грустное и печальное"), именно Эстония опережает большинство стран НАТО по показателям расходов на "войнушку", где средний показатель составляет 1,5 % от ВВП ( в соседних Латвии и Литве - порядка 1 % от ВВП).

И именно Эстония, одна из немногих в ЕС, намерена и дальше наращивать свой военный потенциал. Министр обороны М.Лаар: "Создание с нуля бронетанковых частей станет самой большой и сложной программой Сил обороны. Прежде всего, необходима работа по обучению специалистов и созданию инфраструктуры. Первые суммы на начало процесса обучения специалистов предусмотрены уже в бюджете 2012 года". Также Эстония в два раза за два года увеличила число учений НАТО, проводимых на ее территории, - с пяти до десяти. В июне 2010 года военные Эстонии отмечали символическое событие - впервые за все время существования республики на землю Эстонии в ходе военных учений высадилось подразделение американской "морской пехоты" с десантного корабля ВМФ США. Также впервые со времен СССР в небе Эстонии состоялись крупнейшие военно-воздушные учения Baltic Host-2010, в ходе которых американские истребители F-16 согласно сценарию маневров осуществляли "стратегическую воздушную наступательную операцию" против целомудренно не названного "соседнего государства", однако которое владеет "огромными природными ресурсами в условиях проблем с доставкой этих ресурсов в западные страны". Добавим также, что Эстония до сих пор официально так и не ратифицировала с 1991 года Договор об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ) - именно поэтому Эстонии не касается ограничение, подобное тому, что накладывает ДОВСЕ на Россию в отношении ее вооруженных сил на западном направлении.

Есть еще создаваемая прямо на наших глазах Арктическая боевая группировка, участвуя в которой Эстония обязана в течение 48 часов выставить для оперативной боевой деятельности в районах за Полярным кругом до 2 000 десантников. Эстония гордится этим проектом, считаясь одним из его инициаторов, и уверяет, что именно эстонские солдаты наиболее приспособлены к войне при низких температурах.

В целом, по данным эстонских СМИ, бюджет министерства обороны Эстонии на 2012 год вырастет почти на 22 % от его сегодняшних цифр - до вполне себе астрономического в масштабах небольшой страны 341 миллиона евро. Но это не все: параллельно с бюджетом Минобороны вырастут существенно - на 17 и 12 % соответственно - расходы, связанные с другими силовыми структурами страны, что тоже можно отнести к расходам на содержание "силового блока".

Возможно, именно поэтому, иронизируя по поводу "игрушечных солдатиков" Эстонии, не стоит за смешными историями об арендованных танках и "кофе-паузах" во время учений проглядеть тенденцию: на глазах России решительный и целеустремленный коротыш качает мускулы и точит зубы, чтобы побольнее, а главное - как можно эффективнее, укусить будущего врага. То, что Эстонию могут с высокой долей вероятности использовать враги России в качестве "затравки" и провокатора, так же очевидно, как и то, что построенная на официальной русофобии политическая и военная элита Эстонии с удовольствием этим шансом воспользуется, если ей будут обещаны дивиденды и определенная безопасность. Помнится, гитлеровская Германия пообещала эстонским коллаборантам территории в Псковской области, что было зафиксировано документально и вылилось в создание вооруженных формирований эстонских карателей и надсмотрщиков концлагерей. Ленинградская и Псковская области хорошо помнят встречу с этими людоедами.

Естественно, что полноценно "лоб в лоб" воевать эстонская армия мало приспособлена: на последних летних всеэстонских учениях стрельба из минометов из-за экономии средств и отсутствия минометных снарядов осуществлялась "как бы" - отдавались команды "пли", а солдатики как бы "стреляли". Тем не менее, привычную со времен Второй мировой войны функцию "подсобной силы" - карателей-борцов с партизанами, охраны военных объектов и коммуникаций, полицейских батальонов - эти воинские части выполнять смогут.

Завершая тему "размышлений вслух", сообщим, невольно напугав читателей из России, что последние масштабные учения на границе Эстонии и России состоялась в сентябре под Нарвой.

Внимание: по условиям учений, муниципальные власти эстонского уезда Ида-Вирумаа совместно с полицией и военными Эстонии, работниками "третьего сектора" и общества Красного Креста должны были оперативно организовать и заполнить... "лагерь массовых беженцев" из соседней страны. То, что любой лагерь беженцев (или выселяемых) можно в считанные часы превратить в концентрационный лагерь, хорошо известно по опыту бывшей Югославии. Что, страшно? Мурашки по коже? Ничего, ведь на это всегда можно ответить: "Ну, что вы - это же маленькая и миролюбивая прибалтийская страна"...

Говоря об эстонской армии, нельзя не признать, что, как армии любого другого государства, она является зеркалом всего общества и переживает скандалы и трагедии, многие из которых стали своеобразным символом "новой Эстонии". Увы, но получившие статус "священной коровы" силы обороны Эстонии не всегда достойно несут возложенные на них обязанности.

Так, именно с эстонской армией связан первый громкий политический скандал во властной элите независимой республики, когда в 1994 году премьер-министр Эстонии Март Лаар был вынужден уйти в отставку в том числе из-за так называемой "оружейной аферы" (правительство закупило вооружения для армии у израильской военной государственной корпорации Israel Military Industries на жуткую по тем временам сумму 50 млн долларов, но автоматы и винтовки оказались не просто б/у, а списанными со складов армии Израиля как непригодные, стоимость сделки оказалась явно завышенной, а характер использования средств вызвал острые вопросы вплоть до обвинений в коррупции высших должностных лиц двух стран).

Все последние 20 лет из министерства обороны Эстонии регулярно пропадают секретные и служебные документы - самый известный случай связан с министром обороны, членом правящей правой Реформистской партии Маргусом Хансоном, который потерял чемодан с секретной информацией министерства, принеся его... домой. Его отставку многие остряки назвали "чемоданной".

Хоть какую-то ясность в данный вопрос привнес арест одного из высокопоставленных чиновников именно министерства обороны Эстонии Херманна Симма. Бывший генеральный директор Департамента полиции, заведующий отделом по охране государственных секретов министерства обороны Эстонии, Симм как 100%-ный нацкадр был допущен в "святая святых" эстонской элиты - в "переговорную комнату" Эстонии с руководством НАТО и был куда лучше, чем Wikileaks осведомлен о том, что говорят эстонские власти своим западным партнерам про Россию и свою роль в провоцировании восточной соседки. То, что в феврале 2009 года Харьюский суд приговорил Симма к 12 годам за шпионаж в пользу "иностранного государства" не сняло вопроса о том, как долго мог элитный чиновник работать на зарубежного дядю, если бы не внимательность испанских спецслужб, засекших странного седого эстонца на встрече в Испании с агентом российской внешней разведки?

Самая большая единовременная потеря в эстонской армии связана не с Ираком или Афганистаном, что было бы логично, а... с марш-броском во время учений у себя дома. 14 военнослужащих выбились из сил, подгоняемые слишком ретивым командиром, и утонули во время пешего перехода через залив Куркси в 1997 году. Становится логичным, что именно внутри министерства обороны раз за разом вспыхивают коррупционные и "кумовские" скандалы, впрочем, всегда старательно замалчиваемые или утаеваемые от широкой общественности. Лишь благодаря принципиальности журналистов Postimees стало известно о том, как канцлеры и вице-канцлеры минобороны назначали друг-другу доплаты за ничегонеделанье и отправляли друг-друга в хорошо оплачиваемые загранкомандировки.

Вот как описало издание суть отношений "сладкой парочки" в ноябре 2008 года: канцлер минобороны Индрек Канник оплатил за счет госсредств обучение своего преемника Лаури Альманна. Затем уже Альманн направил Канника на дорогостоящее обучение за рубеж. За счет государства учились и другие избранные. Так, на пятимесячное обучение в оборонном колледже НАТО в Риме советника минобороны Мадиса Микко было затрачено более 40 тысяч долларов. При этом за Микко сохранялась и его довольно высокая чиновничья зарплата. В 2002 году также за счет эстонских налогоплательщиков по магистерской программе Колумбийского университета США "Управление бизнесом" отправился вице-канцлер Лаури Тумм - за него уплачено 33 654 доллара.

Судя по комментариям журналистов, это далеко не единичные случаи, а целая система коррупционных отношений. В этой связи куда логичной и оправданой кажется негласная слежка за чиновниками министерства обороны Эстонии, организованная по личной инициативе высокопоставленными офицерами эстонского Генштаба. Эстонские офицеры из патриотических побуждений прослушивали техническими средствами все переговоры чиновников и выявили "измену", но затем были сами, в свою очередь, обвинены мощным лобби из числа журналистов и "общественных авторитетов" в нарушении конституционных прав граждан Эстонии и даже в подготовке "военного переворота", отправлены в отставку либо на понижение в должностях.

То, что психологически и морально внутри военного сообщества Эстонии не все благополучно, говорят изредка прорывающиеся в национальные СМИ факты. Получившие ранения и ставшие калеками "миротворцы" Ирака и Афганистана, Боснии и Косово влачат по сравнению со многими жителями страны, не нюхавшими пороха и не "несущими демократию остальному миру", жалкое существование, некоторые из них кончают жизнь самоубийством, большинство тихо спивается по хуторам, а меньшинство - агрессивно нападает на родных и близких, иногда с весьма трагическими последствиями. Янек Лаури, не справившись с реалиями новой гражданской жизни, влез в долги, а затем убил жену и двух дочерей - пяти и семи месяцев. Покончил жизнь самоубийством. Яак Ярвис приговорен судом на шесть лет за то, что на одной из вечеринок достал пистолет и выстрелил в приятеля, с которым поссорился. Андрей Вестеринен, потеряв правую ногу в Афганистане, проговорился по возвращению, что "подвел британский миноискатель, не давший сигнал об опасности". Потом после "собеседований" в минобороны он поменял свои пессимистичные взгляды на противоположные, съездил в Великобританию, где ему сделали в военном госпитале бесплатный беговой протез и теперь вовсю расхваливает в эстонских СМИ службу в армии. За свое ранение и инвалидность он получил от Эстонии и Великобритании что то вроде 14 тысяч евро - это примерно четырехмесячная зарплата депутата парламента. Фактическую инфоизоляцию эстонских "экспортеров демократии" от общества из-за целенаправленной политики ведущих СМИ страны подтвердила на днях журналистка Вилья Кийслер: "По сути, запрещено выражать свое мнение всем тем, кому больно и грустно, но кто не понимает, что все это было "во имя свободы Эстонии". А уж о том, что это в виде посттравматического стресса влияет на всю дальнейшую жизнь человека, у нас пока вообще не принято говорить"...

Именно поэтому не вызвали до сих пор официального резонанса как открытое письмо бывшего морского офицера Георга Кисберга о царящих на флоте порядках (деление на "своих" и "чужих", злоупотребление алкоголем, издевательства над матросами), так и регулярные публикации в русскоязычных СМИ Эстонии довольно откровенных рассказов "дембелей" из числа русских парней (каждый четвертый призывник - русскоязычный) о притеснениях на языковой почве и дискриминации по национальному признаку со стороны офицеров (запрещено говорить по-русски даже в свободное от службы время, некоторых офицеров просто бьет трясучая болезнь и у них выступает пена на губах, когда они слышат славянские речь и имена). Не занимаются проблемами армии психологи и социологи - государство поддерживает данные программы на самом минимальном уровне. Воистину: "Все хорошо, прекрасная маркиза".

Цинизм властей заметен всем: организуя пафосные похороны очередного погибшего в Афганистане военного наемника, министерство обороны Эстонии весьма сдержанно готово решать материальные вопросы профессиональных военных. Зарплаты так себе, даже рискующие своей жизнью и здоровьем бойцы Estcoy -"афганцы" получают по две тысячи евро в месяц минус налоги - и то лишь во время жаркой командировки. Никаких бесплатных квартир, доплат и халявного молока! Вот почему выпускники офицерских курсов и училищ, осмотревшись как следует по сторонам, все больше и больше бегут из армии в западные охранные фирмы. Сейчас совсем не удивительно встретить бывшего эстонского военного среди охранников военных и гуманитарных грузов в Африке или Ираке, Азии и Афганистане, "охотников на пиратов" в Суданском заливе. По данным издания Aripaev, таких уже больше сотни из числа младших и старших офицеров. И поток нарастает... Так к бегущим из Эстонии строителям, врачам и молодежи теперь добавились и те, кто должен символизировать крепость и стойкость нации...

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.