Дьёни Габор: Интересы Венгрии в Молдавии: теория и практика

Кишинёв, 18 октября 2011, 13:58 — REGNUM  ИА REGNUM публикует поступивший 17 октября в редакцию текст выступления сотрудника Центра русистики в Будапеште, главного редактора информационно-аналитического сайта oroszvilag.hu Дьёни Габора на международной научной конференции "Гражданская идентичность и европейская интеграция как факторы развития молдавской государственности" (Вадул-луй-Водэ, Молдавия, 5-6 октября 2011 г.)

Целью данного доклада является изложение некоторых элементов истории дипломатических связей между Венгрией и Молдавией, и выразить некоторые мысли о возможной роли нашего государства в этом постсоветском регионе.

Вопрос заключается в том, есть вообще у Венгрии свой политический и национальный интерес, связанный с Молдавией? Хотя наши страны в географическом смысле не далеки друг от друга, и связывает нас некое общее историческое прошлое (ведь сами молдаване происходят с территории исторической Венгрии, области Марамарош, оттуда переселились в середине 14 века на восток, в Молдавию), тем не менее, такой вопрос имеет свое место. Я хочу обратить внимание на то, что, несмотря на наши исторические связи, в венгерском языке до сих пор нет однозначного названия Молдавии, которую называют Молдавией, Молдовой, Молдвой... Такое явление, на мой взгляд, объясняется не только тем, что территория исторической Молдавии не совпадает с территорией настоящего государства - также, название Молдова, Молдва употребляется в венгерском языке, как территория к Востоку от Карпат, где живут чанго, "молдавские венгры", венгерская этнографическая группа - но и тем, что современная молдавская государственность не имеет непрерывного существования, она возникла лишь после распада СССР. На постсоветском пространстве Молдавия, это не единственная страна, у которой нет определенного названия в венгерском языке, в случае Белоруссии, Казахстана, Киргизии, Таджикистана, Узбекистана тоже наблюдается подобное явление, это свидетельствует о том, что для венгров эти постсоветские страны - большинство из которых сформировались в качестве суверенных, независимых государств с 1992 г. - представляют некие белые пятна.

Я как историк, предпочитаю размышлять в историческом перспективе, историческом контексте. Традиционно в венгерской внешней политике отмечается активность в балканском регионе, особенно на Западных Балканах. Практически уже со средних веков, именно Западные Балканы являются пространством активной деятельности венгерской внешней политики. До сих пор Венгрия принимает активное участие в событиях Северо-Западных Балкан: Венгрия в югославской гражданской войне поддерживала Хорватию против сербов; как свежий член НАТО, в 1999 г. с предоставлением баз и своего воздушного пространства принимала участие в войне против Югославии. В настоящее время венгерский миротворческий контингент находится в Косово, и Будапешт является одним из самых главных сторонников присоединения Хорватии к Европейскому Союзу.

Что касается политического интереса Венгрии к востоку от Карпат, в том числе и в Молдавии, здесь амбиции нашей страны в настоящее время по-видимому поскромнее. Хотя были исторические периоды, когда Венгрия проводила весьма активную внешнеполитическую деятельность в восточном, в том числе молдавском направлении, особенно в начале 13 века (когда был создан милковский католический епископат), но такой политической экспансии положило конец нашествие монголов, и только два столетия спустя возобновились венгерские устремления на восточную экспансию. Однако крушение нашей страны в результате османских завоеваний практически навсегда поставил точку в вопросе восточной экспансии.

Хотя некая этнографическая почва для продолжения восточной венгерской экспансии существовала, ведь многие из венгров переселились на восток, и в 15 веке венгерские поселения возникали не только на земле чангов, но и у Прута, даже у Днестра. Известно, что город Чиборчию (по-венгерски Чэбэрчек) у Днестра, имел венгерское население. В этом районе появились венгры в 15 веке, это были либо хуситы (известно, что в Венгрии в 15 веке хуситизм в некоторых частях страны приобрел популярность, но хуситов изгнали из страны. Венгерские хуситы бежали на восток, в Молдву: например и город Хуши у Прута тоже был построен венгерскими хуситами), либо военные, пограничники: имеются косвенные данные, что в середине 15 века, при губернаторе Яноше Хуньяди венгерские военные были переселены на Днестр. Некоторые венгерские этнографические элементы сохранились здесь вплоть до 19 века. Другими словами, Днестр - это восточная граница средневековой венгерской этнографической и политической экспансии.

Но наша страна в результате Османской и Габсбургской оккупаций фактически потеряла независимость на 400 лет, а территория Бессарабии представляла только скорее научный интерес для венгров (интересна, с этой точки зрения, например, деятельность Яноша Ернеи в 40-х годах 19 века. Этот исследователь венгерских древностей многое время работал в Молдавии).

Таким образом, венгерские политические интересы имеют некое прошлое в этом регионе, но в период истории современной, независимой Венгрии Молдавия все таки осталась на периферии венгерских интересов.

Об этом свидетельствует хроника дипломатических отношений между нашими странами. Молдавия после так называемого "августского путча", 27 августа 1991 г. заявила о своей независимости. Первой признала независимую Молдавию конечно, Румыния, в тот же день. Венгрия - лишь после окончательного распада СССР, 26-ого декабря признала Молдавию. Дипломатические отношения между нашими странами были установлены в начале 1992 года (в Венгрии в 1990 году пришли к власти консервативная коалиция во главе Йожефом Анталлом).

В те годы в венгерской внешней политике произошел западный поворот, отказ от восточного партнерства, от Советского Союза и постсоветских стран. В настоящее время принято критически относиться к этому периоду венгерской внешней политики, но в то время был консенсус относительно ее. Венгрия ушла с Востока и устремилась на Запад. Хотя сегодня многие говорят, что это был отказ от восточного рынка, но в те времена эти государства оказались в глубоком экономическом кризисе.

Дипломатические связи между нашими государствами были установлены 16 января 1992 года, а венгерское посольство в Кишиневе было открыто 1 июля 1992 года (Республика Молдова открыла свое посольство в Будапеште в 1995 году).

История дипломатических связей между нашими странами свидетельствует о том, что в эти годы для молдавской политической элиты было важнее поддерживать двухсторонние отношения. В 1995 году Мирча Снегур, президент Молдавии посетил Венгрию, где встретился с президентом Венгрии, Арпадом Гэнц. В 1997 г. Ион Чубук премьер-министр Молдавии совершил официальный визит в Венгрию. Венгерский президент впервые лишь в 1998 г. поселил Кишинев и выступал в молдавском парламенте, но, это скорее было лишь актом дипломатической вежливости, ведь Венгрия, это парламентская республика, и президент не имеет реальной власти.

Наконец, в 2010 г. венгерский премьер-министр Виктор Орбан посетил Республику Молдова. Это было связано с чрезвычайно активной дипломатией Венгрии в 2010 г. на постсоветском пространстве. В том году премьер Венгрии встретился с руководителями Украины, Молдавии, России, Грузии, Армении, Азербайджана. Тогда еще была некая надежда, даже в правящих правых кругах, что между Венгрией и Россией сложатся благополучные экономические отношения. Но эти надежды не оправдались, и до сих пор не совсем ясно, почему. Переговоры Орбана и Путина в конце ноября 2010 года, по-видимому не завершились успехом. Не исключено, что в этом играла некую роль та антироссийская риторика, которая была характерна несколько лет назад для тогда еще оппозиционной правой партии Фидес и лично Орбана.

Относительно активная венгерская дипломатия на постсоветском пространстве наблюдается и в настоящее время. На Варшавском саммите ЕС - Восточное партнерство (2011 г.) Венгрия поддержала дальнейшее, восточное расширение ЕС. Вместе с тем, интересно, что Виктор Орбан заявил, что в этом процессе ведущую роль должна играть Польша.

То есть считается, и это не только точка зрения венгерского премьера, что у Венгрии нет достаточного научного и дипломатического потенциала, чтобы она играла самостоятельную роль на постсоветском пространстве, а наша страна является лишь некой вспомогательной силой Польши. Это весьма интересная самооценка. В ней выражается не только "признание" того, что в Венгрии нет возможностей заниматься постсоветскими делами, но и то представление венгерских правых, по которому они воспринимают Польшу, как некого особого тысячелетнего союзника Венгрии, хотя, видимо, в самой Польше не обращают так много внимания на Венгрию, как у нас на Польшу.

Вопрос, какую роль может играть Венгрия в Молдавии, на мой взгляд, связан с вопросом, какую роль может играть Венгрия вообще на постсоветском пространстве, ведь будущее Молдавии во многом зависит от внешней геополитической ситуации. На этот счет в Венгрии существует несколько мнений.

"Прагматическая" позиция считает, что у Венгрии есть определенные экономические интересы, связанные прежде всего с Россией, но Венгрия не должна и не может играть активную, и самостоятельную политическую роль в этом регионе. Некоторые исследователи считают, что у Венгрии нет никакого интереса, например на Кавказе, или в Средней Азии, тем более в Молдавии. Пожалуй, единственное исключение - это Украина, Закарпатская область, которая раньше принадлежала к Венгрии, и где живет венгерское национальное меньшинство.

Другая крайность - это правые радикалы, которые считают, что Венгрия должна совершить восточный поворот в сторону России, и Центральной Азии. Они ссылаются на ложные научные аргументы, говоря, что венгры это тюркский народ, и наши истинные родственники, это именно казахи, узбеки и прочие тюркские народы. Но, это аргументация во многом является эмоциональной, и не отражает конкретных планов.

Я считаю, что у Венгрии есть свой особый интерес, связанный с Республикой Молдова. Молдавия -, это именно та страна, где действительно есть очень четкий и конкретный интерес Венгрии. Хотя он негативный, но тем не менее, он существует.

Конечно, Венгрия разделяет общеевропейские ценности и устремления Республики Молдова. Итак, Будапешт, естественно, признает территориальную целостность Молдавии, и словами поддерживает европейскую интеграцию страны - независимо от правительств. Я думаю, что это правильно, и действительно, это интерес нашей страны, чтобы Республика Молдова стала надежным партнером и членом европейского сообщества. В этом отношении позиция Венгрии не отличается от других европейских стран.

Однако, негативный интерес Венгрии в отношении Молдовы заключается в том, чтобы не допустить объединение Молдавии и Румынии. Я считаю, что это является одной из главнейших задач нашей страны на постсоветском пространстве. Интерес Венгрии - это европейская, и независимая Молдавия.

Как известно, Венгрия после первой мировой войны в результате Трианонского перемирия потеряла две трети своей территории, вся Трансильвания, Парциум, Банат отошли к Румынии. В итоге более полутора миллиона венгров оказались за рубежами страны. Для Венгрии, и венгров Трансильвания это занимает особое место в исторической памяти. Ведь в Трансильвании формировалось независимое венгерское, протестантское княжество в 16 веке, в Трансильвании живет венгерская этнографическая группа секеев, история которых во многом является носителем венгерской национальной романтики. Хотя в Трансильвании, уже скорее всего со второй половины 17 века, было румынское большинство, тем не менее, границы Трианонского мира были сугубо несправедливые. Венгерская политика "ревизии" во второй мировой войне потерпела неудачу, Венгрия оказалась в прежних рубежах. Трансильванский вопрос, дело трансильванских венгров и после второй мировой войны была и есть болезненной темой между нашими странами, (хотя, действительно, в последние годы наблюдается некое сближение между Венгрией и Румынией, но, проблема трансильванского венгерства и по сей день источник разногласия, например вопрос об автономии секеев). Для венгерского общества и венгерской элиты приоритетом внешней политики является поддержка зарубежного венгерства. Такая политика проводилась опять же независимо от правительств, даже во время коммунизма. B конце 80-х годов именно национальный вопрос (то есть насильственная румынизация румынских венгров и программа уничтожения деревень) привели к тому, что между Венгрией и Румынией возникла некая "маленькая холодная война".

Хотя в Румынии сейчас проводится достаточно либеральная политика в отношении венгерского населения, тем не менее, у Будапешта есть причины волноваться относительно будущей судьбы трансильванских венгров. Эти причины, тревоги в частности имеют внутренний характер, то есть, они связаны с положением трансильванского венгерства. Их численность - как и в целом численность румын - сокращается, миграция среди них довольно большая. В последние 20 лет сотни тысяч трансильванских венгров покинули Румынию, и переселились в Венгрию или в другие страны.

Другая опасность, что в трансильванской венгерской политике есть признаки раскола. Истоки его, согласно исследованиям Бороки Параска, можно искать в самой Венгрии, где партия Фидес стремится все зарубежные венгерские партии собирать под свою эгиду, а крупнейшая партия трансильванских венгров, Демократический союз венгров - тоже христианско-демократическая партия - старается проводить независимую от будапештского центра политику.

Все это может привести к тому, что политический вес трансильванских венгров значительно снизится в будущем. Если в период демократической Румынии венгерская партия всегда попадала в румынский парламент, то, в будущем не исключено, что венгерского представительства вообще не будет в румынском парламенте.

Тем более, если произойдет присоединение Румынии и Молдавии. В этом случае доля венгров в предполагаемой "Великой Румынии" снизится, и они не могут влиять на политическую жизнь Румынии.

Несмотря на то, что Венгрия и Румыния являются союзниками НАТО и ЕС, и Венгрия заинтересована в том, чтобы Румыния вышла из той очень сложной экономической ситуации, в которой она оказалась в последние годы, но учитывая исторически сложившуюся ситуацию, Венгрия не заинтересована в том, что Румыния и Молдавия воссоединялись.

Получается интересная дилемма для венгерской политической элиты. Мы, конечно, поддерживаем европейские стремления Кишинева. А что, если эти стремления приведут к присоединению Румынии и Молдавии? Или на самом деле наш интерес заключается в том, чтобы поддерживать сторонников независимости Молдавии? Но кто является сторонником независимости Молдавии? Это ведь коммунисты и пророссийские политические силы! Возникает вопрос: поддерживание таких сил не является ли нарушением союзнических обязанностей? Кто смеет в нынешней венгерской политической элите открыто поддерживать пророссийских молдавских коммунистов? Конечно, никто. Наоборот, наблюдается такая противоречивая ситуация, что венгерские руководители - исходя из европейских обязанностей - сладкими словами хвалят молдавских, прорумынских правых...

Конечно, прорумынски настроены молдаване - или воинствующие румынские националисты - ясно видят, что здесь присутствует некое противоречие между венгерскими и румынскими интересами. К сожалению, агрессивно настроенные румынские националисты и в Молдавии стремятся выразить свои антивенгерские чувства. Не трудно угадать, кто нарисовал плакат, который появился во время футбольного матча Молдавия - Венгрия, на котором "болельщики" написали по-венгерски, венграм, "Мы ненавидим вас." Этот эпизод в Венгрии получил большой резонанс в СМИ, но к сожалению, без соответствующего объяснения, поэтому этот эпизод был воспринят, как венгрофобия молдован. Несколько слов про роль России. В этом Центрально-восточном европейском регионе - то есть между постсоветским пространством и собственно Западом - Россия, видимо, проявляет интерес прежде всего к Румынии и Польше. Это те страны, которые имеют более-менее значительную территорию, армию, море, порты, они находятся на стратегически важном месте.

Как известно, в настоящее время отношения между Россией и Румынией не самые лучшие, что объясняется прежде всего активной деятельностью Румынии в отношении Республики Молдова и постсоветского пространства в целом (Румыния особенно до кризиса и кавказской войны, то есть до 2008 г. проводила достаточно активную внешнюю политику и в Кавказском регионе). Румынские устремления к присоединению Молдавии в последнее время стали совсем открытыми.

Россия, конечно, не одобряет румынские планы в отношении Молдавии, и есть подозрение, что в этой геополитической игре Москва все-таки готова разыгрывать венгерскую карту. В российских СМИ мало внимания уделяют Венгрии, кроме информационного сайта ИА REGNUM, который регулярно освещает и комментирует венгерские события. Забавно, что в этих статьях особое внимание уделяется трансильванским венграм - хотя дело трансильванских венгров не так уж важно для понимания ситуации в Венгрии. Возникает вопрос, почему? Почему так сильно в Москве интересуются судьбой трансильванских венгров? Я думаю, что их интересует на самом деле не Венгрия, а Румыния. А поддержка венгерского сепаратизма в Трансильвании - это в данном случае интерес и России. Возможно, что для трансильванских венгров готовят роль пешки на этой шахматной доске?

Летом, в Кишиневе появились плакаты, на молдавском/румынском языке, призывающие к независимости Секейфэлда (это области Харгита и Ковасна с компактным венгерским населением), чтобы он отделился от Румынии. Возникает вопрос, чей это интерес, что такие призывы появляются на улицах молдавской столицы? Это рука молдавских, антирумынских патриотов, или это операция неких внешних сил?

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
30.04.17
Дети говорят о войне: акция памяти на Ставрополье — фоторепортаж
NB!
30.04.17
Дружба США и Китая: пугающая реальность или сиюминутная конъюнктура?
NB!
30.04.17
Изнасилованная Окинава
NB!
30.04.17
В Калужской области скончался беженец с Донбасса, которому не дали убежища
NB!
30.04.17
Неделя в НХЛ: полуфинал Кубка Стэнли — в самом разгаре
NB!
30.04.17
«Спартак» второй раз в сезоне обыграл ЦСКА
NB!
30.04.17
Украина готовится к авиационной атаке на Донбасс
NB!
30.04.17
Выборы в Иране: Джахангири в президенты, Рухани в рахбары?
NB!
30.04.17
Столичная «кошмарная демонстрация обрубков»: инвалиды требуют войны
NB!
30.04.17
«По закону» или «по понятиям»: как Великобритания уходит из ЕС
NB!
30.04.17
Ватикан напоминает Баку: Азербайджан – древняя страна христианства
NB!
30.04.17
«Жизнь Чернышевского». Вторая серия
NB!
30.04.17
Тони Блэр: Тереза Мэй скрывает реальные последствия Brexit
NB!
30.04.17
Евросоюз не поддается давлению Эрдогана
NB!
30.04.17
Политическая рулетка распоясавшихся игроманов
NB!
30.04.17
Шоу для юного зрителя: Украинские ракеты «Ольха» и «Гром-2»
NB!
30.04.17
El País: «В Москве выселят 1,6 миллиона человек»
NB!
30.04.17
Соцопрос: Ни Макрон, ни Ле Пен не смогут объединить французов
NB!
30.04.17
Афганские банды — результат 16-летней оккупации этой страны США
NB!
30.04.17
Среди зноя и пыли мы с Будённым ходили на рысях на большие дела...
NB!
30.04.17
Экономика: как очистить данные от эмоций
NB!
30.04.17
Как Макрон притворится президентом?