Ануш Левонян: Армянские весы качнулись: Ереван признает Косово, Приштина - Карабах?

Москва, 10 октября 2011, 18:55 — REGNUM  

Вопреки мнению ряда экспертов, полагавших, что начало предвыборных циклов в Армении, Азербайджане, а также в странах-сопредседателях Минской группы ОБСЕ по Нагорному Карабаху (Россия, США, Франция) станет причиной временного замораживания процесса урегулирования карабахского конфликта, некоторые факты позволяют считать, что это не так.

Во-первых, после недавнего двухдневного государственного визита президента Франции Николя Саркози в Армению и его кратковременной рабочей поездки в Азербайджан, появились данные о том, что "в скором времени" на переговорах в Париже "представители Армении и Азербайджана" достигнут прогресса. Заявивший об этом "пожелавший остаться неназванным официальный представитель Вашингтона" не уточнил, каков будет уровень этой встречи, о самом факте проведения которой доселе ничего не было известно. Более того, тот же источник назвал нынешний этап "самым подходящим временем для "открытия окна мира" именно потому, что затем начнутся предвыборные кампании, и внимание политиков будет отвлечено. Во-вторых, в ходе встречи с Николя Саркози в Баку президент Азербайджана Ильхам Алиев заявил, что считает: для изменения сложившегося в регионе статус-кво "имеются хорошие возможности", причем "стороной, которая более всех стремится к изменению статус-кво, является Азербайджан". А за несколько часов до этого, будучи еще в Ереване, Николя Саркози в очередной раз призвал стороны противостояния "возобновить диалог и достичь мира".

Вероятно, как не раз предполагалось экспертами ИА REGNUM, отсутствие прогресса на переговорах, проводимых в течение последних трех лет под эгидой президента России Дмитрия Медведева, стало для Запада хорошим поводом для передачи роли "первой скрипки" в посредническом трио Франции. В этой связи не случайной выглядит четко фиксируемая тенденция активизации Евросоюза на Южном Кавказе и намеки на то, что у президента Саркози имеются некие "неординарные предложения" для армянской и азербайджанской сторон. Более того, по словам нынешнего посла США в Баку, экс-сопредседателя Минской группы от Америки Мэтью Брайзы, эти предложения (о которых, заметим, общественности пока ничего не известно), были "широко обсуждены" в сентябре в Нью-Йорке дипломатами США, Франции и России.

Можно предположить, что под "неординарными предложениями" кроется общеевропейская концепция "вовлечение/интеграция через сотрудничество". Имеется в виду, что ныне непризнанные/частично признанные государства должны постепенно вовлекаться в процессы регионального торгово-экономического и транспортно-инфраструктурного сотрудничества и "демократизации", что снизит опасность возобновления конфликтов, уменьшит криминальные риски, весьма высокие для этих "черных дыр международного права". Это отнюдь не предполагает их официальной суверенизации, однако позволяет надеяться, что в отдаленной перспективе основанное на деловом сотрудничестве постепенное сближение конфликтующих сторон позволит найти также основы для политического компромисса. Данная идея было подробнейшим образом раскрыта в статье "Фантомная угроза", опубликованной недавно изданием The New York Times, не оставляя сомнений в авторстве новой концепции.

В случае с Нагорным Карабахом проблема, однако, состоит в том, что никакого "вовлечения" и тем более "сотрудничества" не будет, пока армянская сторона не согласится пойти на ряд уступок, связанных с пребыванием частей Армии обороны Карабаха в "зоне безопасности" - районах вокруг НКР. Только в случае достижения соглашения об освобождении некоторых из этих районов можно ожидать согласия Баку на какие-либо встречные шаги. И хотя армянская сторона никогда официальных претензий на указанные земли не предъявляла, такое решение было бы очень болезненным по целому ряду причин. Кроме того, что отвод подразделений с хорошо оборудованных позиций, расположенных на тактически выгодных рубежах, значительно повышает уязвимость карабахской обороны, эти районы изначально рассматриваются армянской стороной в качестве сильного козыря на переговорах, и их передача Азербайджану может произойти лишь в случае признания статуса НКР. То есть речь идет о хорошо известном в международной практике варианте "территории в обмен на статус".

Вместе с тем, как уже сообщалось, на днях во время очередных слушаний по карабахскому конфликту в рамках осенней сессии Парламентской Ассамблеи ОБСЕ в хорватском Дубровнике посредники в очередной раз повторили давно известные подходы, содержащиеся в Мадридских принципах урегулирования и многократно подтвержденные в ряде заявлений России, США и Франции. Это свидетельствует, что официально ожидать слишком уж "нетривиальных предложений" (то есть таких, которые позволят взять длительный "тайм-аут" на их обдумывание) не последует. Это, как можно понять, подвигает Ереван на попытку в какой-то мере изменить конфигурацию, существующую "на полях" миротворческого процесса. Напомним, что до настоящего времени многочисленные призывы к официальному признанию Карабаха Арменией отклонялись - согласно официальной версии, потому, что это стало бы концом переговорного процесса, между тем как Армения этого не желает, надеясь достичь, в конечном итоге, "взаимоприемлемого компромисса". Однако теперь этот подход может претерпеть изменения. Крайне симптоматичным в этом свете выглядят недавние высказывания руководителя парламентский фракции правящей Республиканской партии Армении (РПА) Галуста Саакяна. По его словам, процесс карабахского урегулирования "в настоящее время уже перерос в задачу признания независимости НКР международным сообществом", тем более что нынешние мировые тенденции и события "свидетельствуют о прогрессе в вопросе применения права народов на самоопределение, что создает благоприятные условия для армянских сторон по вопросу Карабаха". Оговорка относительно "признания международным сообществом", а не самой Арменией выглядит знаковой. Ереван явно не желает быть застрельщиком этого процесса, чтобы не попасть в ситуацию, в которой оказались Турция и даже Россия, признавшие каждая в отдельности Турецкую республику Северного Кипра с одной стороны и Абхазию и Южную Осетию с другой, но не сумевшие обеспечить международную поддержку этим актам. Не вдаваясь в широко известные нюансы, отметим лишь, что Турция так и осталась единственной страной, признавшей ТРСК, в то время как данное решение очень негативно сказалось и продолжает сказываться на ее отношениях с Европой. Армения явно не желала бы повторить этот во всех отношениях негативный опыт.

Ереван, по-видимому, "пойдет другим путем", о чем может свидетельствовать, в частности, помещенная на днях в ИА REGNUM информация о том, что "возможно, в ближайшем будущем Армения признает независимость Косово". Доселе, рассматривая "косовский случай" (как, впрочем, и абхазский, и юго-осетинский) в качестве прецедентов в процессе реализации права народов на самоопределение, Армения никак не намекала на возможность признания Приштины. Это означало бы не только полный разрыв отношений с Сербией, но и поступок, несовместимый с подходами главного военно-политического партнера Еревана - Москвы.

Не исключено, однако, что разрыв с Сербией в складывающихся условиях выглядит приемлемой жертвой, поскольку вызовет одобрение не только США и ЕС, но и многих мусульманских государств. Это дезавуирует утверждения Баку, будто Армения пытается придать карабахскому конфликту "конфессиональный характер". Что касается России, то не исключено, что по данному вопросу стратегическим партнерам удалось достичь взаимопонимания. Если же нет, то это означает, что Ереван корректирует свою внешнюю политику и добавляет "гирьку" на западной чаше внешнеполитического баланса. Тем более, что о признании Абхазии и Южной Осетии, наряду с Косово, в Армении пока не говорят. Но тут надо учитывать фактор грузинского транзита, стесняющего действия армянской стороны.

Так или иначе, в обмен на признание Арменией Косово, Приштина может, в свою очередь, признать Нагорный Карабах. Опасности вызвать негодование Азербайджана при этом нет - Баку постоянно подчеркивает, что ни под каким видом не согласится с косовским суверенитетом, хорошо понимая его прецедентный (в том числе и для Карабаха) характер. Если развитие событий пойдет по указанному сценарию, вслед за Косово Карабах может быть признан и некоторыми другими странами - членами ООН (включая, конечно, и Армению), как это произошло с Абхазией и Южной Осетией. Возможно, именно это имел в виду тот же Галуст Саакян, сказавший, что "сегодня созданы благоприятные условия для международного признания независимости Нагорного Карабаха".

Думается. что все эти действия не станут основанием для выхода Армении из переговорного процесса, но способны усилить в нем позиции армянской стороны, а также способствовать реализации планов "интеграции через сотрудничество". Другой вопрос, что в таком раскладе из переговоров может выйти Азербайджан, однако это, как говорится, "будет лишь его проблемой". А концепция "интеграция без признания" может осуществляться тем успешнее, чем раньше НКР из непризнанной станет частично признанной страной.

Ануш Левонян - политический комментатор (Ереван)

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.