Джамиль Гасанлы: Как Бейбуд Шахтахтинский и Энвер-паша спасли судьбу Московской конференции

Москва, 4 Октября 2011, 00:02 — REGNUM  

ИА REGNUM продолжает публикацию серии статей доктора исторических наук, профессора Бакинского государственного университета Джамиля Гасанлы "Российско-турецкая конференция в Москве 1921 года: известные и неизвестные страницы", вторая часть которой ""Географические, исторические, экономические и политические условия указали нам путь в Россию"" была размещена на сайте 29 сентября 2011 года (http://regnum.ru/news/polit/1450393.html)

В отличие от торжественности и красноречивых заверений при открытии конференции, обсуждения в комиссиях шли отнюдь не так гладко. Турки выдвинули идею "Национального Пакта" (Misak-ı Milli), что предусматривало признание за Турцией Батума, Карса и Ардагана (Elviye-i Selâse), проведение в этих санджаках (округах) плебисцита, сохранение в силе Александропольского договора. Для обоснования своей позиции турки даже подготовили необходимые статистические материалы, касающиеся национального и религиозного состава населения этих регионов, начиная с 1831 года. Согласно представленным данным, например, в Карсе в 1831 году 92,8% населения (91.053 чел.) составляли лица мусульманского вероисповедания, а христиане - всего лишь 7,2% (7.041 чел.). Несмотря на то, что к 1871 году численность населения города резко увеличилась (численность мусульман достигла 207.876 чел., а христиан - 14.982 чел.) соотношение фактически оставалось на прежнем уровне: 93% мусульман против 7% христиан. Лишь незначительные изменения в соотношении населения зафиксировано после включения Карса в состав Российской империи по итогам войны 1877-1878 гг.: 88,6% (255.780 чел.) мусульман против 11,4% (29.160 чел.) христиан. Несмотря на резкое сокращение численности населения региона в годы Первой мировой войны, когда эти районы стали ареной активных боевых действий Кавказского фронта, в 1918 году из совокупного населения Карса, Ардагана и Батума, численностью 318.926 чел. мусульмане составляли 272.691 чел. (85%), а христиане - 46.235 чел. (15%). (См: Short Synopsis of the Region of Kars and Ardahan.// The National Archives and Records Administration USA, RG 59, Box: 4010, NND 7600050, Doc. 761.67/3-446, p.1-4).

Вопрос о принадлежности Турции Батума, Карса и Ардагана, как это прописано в "Национальном Пакте", обсуждался 28 февраля на заседании политической комиссии, длившемся шесть часов. Г.Чичерин, подготовивший обширный доклад И.Сталину об этом заседании, сообщил, что переговоры с турками идут очень тяжело. Он писал: "Их требования баснословны во всех отношениях, причем они требуют ответа правительства в трехдневный срок, и заявляют, что в случае отказа, уедут. Прежде всего, мы споткнулись на их "Национальном Пакте", который является как бы их Хартией, был принят еще в Константинополе до разгона парламента и поэтому в их устах считается особенно священным и неприкосновенным. Вторая статья его гласит, что в санджаках Батум, Ардаган и Карс уже в 1917 году решивших снова присоединиться к отечеству, Турция согласна еще раз произвести плебисцит" (Письмо Г.Чичерина И.Сталину. 28.02.1921 // Коллекция документов РГАСПИ). При этом Г.Чичерин в письме И.Сталину соглашался с идеей проведения референдума в санджаке, население которого в основном составляют мусульмане-аджары. По ходу долгих и напряженных переговоров Юсуф Кемаль-бей неожиданно для Г.Чичерина объявил, что советский представитель Буду Мдивани в приватной беседе рекомендовал туркам занять Батум. Г.Чичерин запомнил эту реплику и после окончания конференции попросил Серго Орджоникидзе уточнить этот факт. (Телеграмма Г.Чичерина Г.Орджоникидзе. 28.04.1921 // Коллекция документов РГАСПИ). Таким образом, дело приняло неожиданный поворот: теперь судьба российско-турецкого договора ставилась в зависимость от вопроса о Батуме. Почувствовав щепетильность момента, член турецкой делегации доктор Рыза Нур как бы вскользь предложил сделать оговорку о том, что Батумский вопрос будет рассмотрен отдельно, и снять таким образом препятствия для одобрения "Национального Пакта". Хотя его коллега по делегации Юсуф Кемаль-бей выступил категорически против такого предложения, настаивая на том, что "Национальный Пакт" следует одобрить и принять без всяких условий. По его мнению, "Национальный Пакт" и Александропольский договор должны оставаться неприкосновенными и безоговорочно признаны. Г.Чичерин писал И.Сталину: "По существу они аргументировали тем, что, якобы, армянские коммунисты - лишь перекрасившиеся дашнаки. Формально они заявили, что вопрос о Батуме касается Грузии, а вопрос об Александропольском договоре касается Армении, так что эти вопросы должны быть трактованы с этими государствами, а не с нами, причем делегация не имеет никаких полномочий на переговоры с Грузией, Арменией и Азербайджаном. Полномочия делегации заключаются исключительно в том, чтобы заключить договор о политическом и военном союзе с Россией. Они могут уехать, и их правительство может прислать потом другую делегацию для ведения переговоров с Грузией, Арменией и Азербайджаном. Но они этого не могут. На наших предварительных совещаниях они этого не говорили. Этот аргумент выскочил только сегодня. Кончилось тем, что они потребовали в трехдневный срок категорического ответа нашего правительства" (Письмо Г.Чичерина И.Сталину. 28.02.1921//Коллекция документов РГАСПИ). В своем отчете советскому политическому и военному руководству о ходе переговоров Г.Чичерин подчеркивал, что "турки ставят нам ультиматум" (Salahi R.Sonyel. Türk Kurtuluş Savaşı ve Dış Politika. Ankara, 1991, S.54).

В создавшейся ситуации Г.Чичерин предлагал уладить проблемы посредством личных контактов с членами турецкой делегации. С этой целью он пытался использовать Джелаледдина Коркмасова, тюрка (кумыка) по происхождению, хорошо известного в политических кругах, как времен Оттоманской империи, так и ангорского правительства. После апрельского 1909 года переворота в Турции Дж.Коркмасов переехал в Стамбул, где с октября 1909 года по июнь 1910 год издавал на свои собственные средства еженедельную иллюстрированную газету "Стамбульские новости" на русском языке. Хотя и ему Г.Чичерин полностью не доверял, но, что не поделаешь от безысходности? После доверительных бесед с Юсуф Кемаль-беем, Дж.Коркмасов сообщил Г.Чичерину, что если "Национальный Пакт" будет официально признан, то турки согласны сделать оговорку касательно Батума. Дж.Коркмасов сообщал, что небольшое отступление готов сделать и Юсуф Кемаль-бей: если в Армении в действительности создано коммунистическое правительство, то турецкая сторона может пересмотреть свое отношение и Александропольскому договору. В связи с этим Г.Чичерин писал И.Сталину: "Относительно Александропольского договора Юсуф Кемаль якобы сказал, что если перед Турцией действительно коммунистическая Армения, то Александропольский договор теряет смысл... Во всяком случае надо в эти дни усиленно развить частные разговоры, так как очевидно, что только путем частных разговоров можно с ними торговаться. Для этого придется пустить в ход Халила (имеется в виду Халил-паша Кут - Дж.Г.) и других турок. Ясно, что на заседаниях и вообще в разговорах со мною они не будут отступать ни на пядь от своего турецкого гонора" (Письмо Г.Чичерина И.Сталину. 28.02.1921 // Коллекция документов РГАСПИ). Когда российко-турецкие переговоры дошли до грани реального срыва, вмешательство Б.Шахтахтинского и находившегося в Москве Энвер-паши помогли преодолеть кризис. Энвер-паша рекомендовал Али Фуад-паше не портить отношения с русскими из-за "одного поселка" (Батума - Дж.Г.). А Б.Шахтахтинский в долгих беседах с турками обещал им поддержку И.Сталина и Г.Чичерина взамен маленьких уступок на восточных границах (Serpil Sürmeli. Türk - Gürcü İlişkileri (1918-1921). Ankara, 2001, S.650-651).

В своей справке в НКИД российсские эксперты утверждали, что Батум, Карс и Ардаган не входили в "Национальный Пакт", а Россия нигде и никогда не признавала эти санджаки турецкой территорией (Отзыв российских экспертов Г.Чичерину о "Национальном пакте". 02.03.1921 // Коллекция документов АВП РФ). Из письма Г.Чичерина Н.Крестинскому от 1 марта видно, что в сложившихся условиях не исключалось, что турецкая делегация прервет переговоры и вернется в Анкару. Г.Чичерин писал, что отношениями с Турцией стоит очень дорожить и необходимо преодолеть наступившее кризисное состояние. Он предупреждал, что ориентированность Турции может смениться и тогда такой поворот приведет к тяжелым последствиям в политике Советской России на Востоке. В подобных условиях Г.Чичерин считал недопустимым отсутствие российского посла в Анкаре. Он невысоко оценивал работу секретаря советской миссии Яна Яновича Упмала-Ангорского, а Буду Мдивани подозревался в том, что подпал под влияние турок. При этом выдвинутые им на пост полномочного представителя в Анкаре кандидатуры Карла Данишевского и Вячеслава Менжинского были отвергнуты. Кандидатуру К.Данишевского Г.Чичерин выдвигал еще в январе 1921 года. В письме, адресованном в ЦК РКП (б) 24 января, он писал, что отсутствие полномочного представителя Советской России в Анкаре является настоящей катастрофой для восточной политики Советов. К тому же Г.Чичерин считал нежелательным занятие кресла советского посла в Анкаре кем-либо из представителей кавказских народов (Письмо Г.Чичерина в ЦК РКП (б). 24.01.1921 // Коллекция документов РГАСПИ). Кандидатура В.Менжинского была выдвинута Г.Чичериным в письме Н.Крестинскому от 3 февраля. Он отмечал, что турки уже находятся в пути в Москву вместе с получившим назначение на пост посла Али Фуад-пашой, а "секретарь миссии" в Анкаре открытым посланием по радио рекомендует охладить отношения с Анкарой. Учитывая плохое отношение анкарского правительства к коммунистам своей страны, секретарь советской миссии Я.Упмал-Ангорский уподобил Мустафу Кемаль-пашу султану, и в шифрограмме, отправленной в Москву, советовал: "Прекратить всякую помощь Анатолии, ибо с султаном мы ничего общего иметь не можем". Г.Чичерин отмечает, что уже решен вопрос с отзывом Я.Упмала-Ангорского, и с учетом того, что у власти в Турции стоят военные, хорошо бы назначить туда послом военного и авторитетного человека, например, К.Данишевского, или, в крайнем случае, невоенного но из центрального аппарата и имеющего опыт дипломатической работы В.Менжинского (Письмо Г.Чичерина Н.Крестинскому. 03.02.1921 // Коллекция документов РГАСПИ). Первоначально Оргбюро ЦК РКП (б) поддержало кандидатуру К.Данишевского на пост полномочного представителя в Анкару, но тот взял самоотвод (Информация НКИД в ЦК РКП (б). 10.02.1921 // Коллекция документов РГАСПИ). Г.Чичерину пришлось ускорить подбор другой кандидатуры на место посла в Турции. Он писал: "В данный момент отношения с Турцией дошли до серьезного кризиса. Турецкая делегация объявила, что "Национальный пакт", по которому Батум, Ардаган и Карс объявляются турецкими и там допускается лишь еще раз плебисцит, и Александропольский договор, отдающий Турции значительную часть Армении, а все остальные ее части превращающий фактически в вассальные провинции Турции, должны считаться неприкосновенными. Со дня на день можно опасаться занятия Батума турками. Каков бы ни был исход нынешней конференции, нам несомненно предстоит пройти через крайне трудный период в наших отношениях с Турцией. Пост нашего посла в Ангоре оказывается теперь одним из главнейших узлов мировой политики. При той роли, которую играет Турция на Востоке, и при значении восточного вопроса в данный момент, Ангора - один из главнейших пунктов нашей дипломатической работы. По всем этим соображениям мы считаем, что в Ангору должен быть послан один из наиболее выдающихся наших дипломатов. Ввиду того, что тов. Литвинов приблизительно закончил в Ревеле ликвидацию имевшегося там хаоса, мы предлагаем назначить нашим полномочным представителем в Ангору тов. Литвинова" (Письмо Г.Чичерина Н.Крестинскому. 01.03.1921 // Коллекция документов РГАСПИ).

Г.Чичерин считал такую кадровую ротацию особо значимой после советизации всего Кавказа, а также предвидел возможность объяснения Англии мотивацию этого назначения. Кроме того, Г.Чичерин предполагал, что пока российско-турецкие переговоры не прервались из-за "Национального Пакта" и Александропольского договора и турецкая делегация не отправилась досрочно домой, надо не медлить с опубликованием в печати указа о назначении М.М.Литвинова. Тем самым он хотел развеять сомнения об искренности намерений Советской России жить в мире и дружбе с Турцией. Он писал, что это назначение "уничтожит до некоторой степени крайне вредные последствия отъезда отсюда турецкой делегации. Необходимо поэтому немедленно это сделать, так как турецкие делегаты потребовали назначения следующего заседания на четверг, и исход может быть очень скорым" (Письмо Г.Чичерина Н.Крестинскому. 01.03.1921 // Коллекция документов РГАСПИ). Однако из письма Г.Чичерина И.Сталину от 2 марта видно, что М.Литвинов наотрез отказался ехать в Анкару, хотя "в Малой Азии за нас солдаты и массы". После того, как Советской России удалось оккупировать Грузию, проблема назначения посла в Анкару стала еще более актуальной. Буду Мдивани в телеграмме Г.Чичерину предупреждал, что грузинские события разожгли аппетиты Анкары и можно предположить: турецкие запросы не ограничатся Артвином и Ардаганом, следует ожидать продвижения к Батуму. Он писал, что турки считают, что удобнее проглотить Армению при дашнаках, чем Советскую Армению, поддерживаемую Советской Россией (Письмо Г.Чичерина И.Сталину. 02.03.1921 // Коллекция документов РГАСПИ).

По ходу переговоров Г.Чичерин попросил И.Сталина заблаговременно представить в НКИД содержание заявления по поводу возможных уступок со стороны Советской России, которое он собирается огласить на встрече с турецкими делегатами. В ответ на этот запрос, 6 марта Сталин писал: "Сообщаю Вам, согласно Вашей просьбы, точное содержание моих заявлений турецким делегатам о возможных, по моему мнению, уступках со стороны РСФСР.

1. Большая часть Батумского округа остается за РСФСР, Артвин и Арденуч переходят к Турции, новая граница между РСФСР и Турцией проходит приблизительно по линии Лиман - Борчха - река Чорох - река Имерхеви и далее к востоку до границы Карской области. Само собою понятно, что я говорил о приблизительной линии, ибо точная граница на основе этой приблизительной линии должна быть определена соответствующей комиссией.

2. Военные не согласны уступить Турции Ардаган, считая его ключом к Тифлису, тем не менее я (Сталин) надеюсь уломать военных и добиться уступки так, чтобы граница между РСФСР и Турцией проходила приблизительно по линии старой границы между Карской областью и Тифлисской губернией, причем здесь я делаю ту же оговорку о точной границе на основе приблизительной линии, какую я сделал выше в пункте первом.

3. Александрополь очищается Турцией, причем вдоль всей железнодорожной линии Александрополь - Камарлу (западнее этой линии) обеспечивается в пользу РСФСР полоса глубиной приблизительно в 20 верст.

4. По вопросу о Нахичевани последнее слово предоставляется представителю Азербайджана" (Письмо И.Сталина Г.Чичерину. 06.03.1921 // Коллекция документов РГАСПИ).

Действительно, на запрос российского НКИД генеральный штаб Красной Армии 4 марта официально высказался против передачи Ардагана Турции. В этом отзыве указывалось, что Ардаган имеет значение для Советов по целому ряду следующих соображений: 1. Если Карс и его плато перейдут к туркам, то Ардаганский район явился бы для нас выгодным районом для сосредоточения сил для наступления как на Карс, так и в направлении Олты и Эрзерума. При этом, если мы будем владеть всем Ардаганским округом, то мы сохраним охватывающее положение по отношению к Карсу. 2. В случае передачи Ардагана и его района туркам, они глубоко врежутся в нынешние грузинские владения и приблизятся к Ахалцыкской долине, чем для них будет облегчено проникновение в центр Грузии. В равной степени обладание Ардаганским округом приближает турок к району Батума. Кроме того, из Ардаганского района турки будут всегда угрожать нашим путям с севера на Александрополь через Ахалкалаки и даже Храм. Однако, имея в виду, что главные подступы к Карсу идут от Александрополя, а к нему главные подступы идут от Тифлиса через Борчалинский уезд, Ардаганский район не может быть отнесен к числу столь абсолютно необходимых для нас, чтобы обладание им могло быть поставлено в незыблемое основание переговоров (Справка Лебедева Г.Чичерину. 04.03.1921 // Коллекция документов АВП РФ).

7 марта Б.Шахтахтинский информировал И.Сталина о своей встрече с турецкой делегацией, состоявшейся накануне. По итогам этой встречи выяснилось, что из-за твердой позиции России по Нахичевани, а также Батуму турки стали более сговорчивы и хотят всего лишь некоторых изменений по границам Батумского округа. Б.Шахтахтинский отметил, что их больше занимает вопрос отступа от железной дороги на 20 верст. В том же письме Б.Шахтахтинский сообщает, что турецкая делегация хочет срочно встретиться с И.Сталиным (Письмо Б.Шахтахтинского И.Сталину. 07.03.1921 // Коллекция документов РГАСПИ). Б.Шахтахтинский, в свою очередь, информировал и Г.Чичерина, а именно, что турки просят И.Сталина выделить им три часа для обсуждения всех статей договора (Информация Б.Шахтахтинского Г.Чичерину. 07.03.1921 // Коллекция документов АВП РФ). В тот же день Г.Чичерин сообщил И.Сталину, что такая встреча была бы "очень желательна". Турки очень хотят видеть полотно железной дороги в долине Аракса, и чтобы граница проходила там же, а также противятся отступить от дороги на 20 верст, так как это свело бы на нет военное значение Карса. Г.Чичерин писал: "Что касается именно долины Аракса, не надо забывать, что в прилегающих горах южной части Сурмалинского уезда и южнее живут курды, по своему быту бандиты. Если граница будет по Араксу, ничто не будет препятствовать курдам вечно грабить население долины". В том же письме И.Сталину содержалась и другая важная информация: "В западной прессе, особенно правой социалистической, идет теперь большая агитационная кампания по поводу якобы нападения Московского империализма на свободный грузинский народ. Я поэтому через бакинских товарищей передал тов. Орджоникидзе, что нужно было бы издать обращение к трудящимся всех стран от имени Грузинского Советского Правительства, чтобы перед западной публикой были грузины - советские деятели, а не одна только Москва" (Письмо Г.Чичерина И.Сталину. 07.03.1921 // Коллекция документов АВП РФ).

Учитывая все это, Советская Россия стремилась срочно привлечь и Грузию на Московскую конференцию. С этой целью Г.Чичерин просил министра иностранных дел советского Азербайджана М.Д.Гусейнова срочно сообщить Тифлисскому Ревкому, чтобы кто-нибудь из грузинских товарищей приехал в Москву с мандатом Грузинского Советского Правительства, потому что на Московской конференции ожидается рассмотрение вопроса о границах между Турцией и Кавказскими республиками (Инструкция Г.Чичерина М.Д.Гусейнову по прямому проводу. 09.03.1921 // Коллекция документов АВП). Однако, пока это приглашение нгаходилось в пути, Ш.Элиава уже телеграфировал Г.Чичерину запрос о возможности представителю Грузинского Советского правительства принять участие в русско-турецкой конференции (Телеграмма Ш.Элиавы Г.Чичерину. 09.03.1921 // Коллекция документов АВП РФ). Как только разрешение было получено, М.Г.Цхакая срочной телеграммой был назначен представителем грузинского правительства на Московской конференции.

7 марта Г.Чичерин ответил Б.Шахтахтинскому, что уже писал И.Сталину о желательности личных встреч с турками. Что же касается прохождения границы вдоль русла реки Аракс, он считает, что вряд ли будет возможно в нынешних условиях уберечь население долины от нападений курдов, живущих в предгорьях (Сообщение Г.Чичерина Б.Шахтахтинскому. 07.03.1921 // Коллекция документов АВП РФ). К тому же, российская сторона очень осторожно отнеслась к предложению турецкой делегации внести в договор пункт о праве мусульманского населения страны свободно эмигрировать в Турцию. 8 марта Г.Чичерин письменно обратился к Всесоюзной Чрезвычайной Комиссии с просьбой высказать свое мнение по поводу предложения турок. ВЧК через день ответила, что с учетом разбитого состояния современных железных дорог, массовое переселение российских мусульман в Турцию практически невозможно. Но это только техническая сторона вопроса. ВЧК посчитала, что включение в договор положения и массовой эмиграции мусульман в Турцию, с точки зрения внутренней безопасности РСФСР, может обострить отношения между государством и мусульманами. С точки зрения международных отношений включение подобной статьи в договор давало возможность турецкому правительству вмешиваться во внутренние дела Советской России. Органы безопасности считали, что эта статья позволила бы туркам выступать в роли защитников советских граждан-мусульман, в случае любых конфликтов даст возможность разорвать договор и поставит будущность советской восточной политики в зависимость от воли Турции (Г.Чичерину от Всесоюзной Чрезвычайной Комиссии РСФСР. 09.03.1921 // Коллекция документов АВП).

После обращений Б.Шахтахтинского и Г.Чичерина, И.Сталин внял просьбам турецкой делегации и выделил время для встречи с ними. 9 марта состоялась вторая встреча турецкой делегации с И.Сталиным. На этой встрече удалось достичь целого ряда важных договоренностей. День спустя, на заседании политической комиссии было объявлено, что правительство Советской России одобряет эти договоренности (См: The National Archives and Records Administration of the USA, RG 59, Box: 4010, NND 7600050, Doc.761.67/3-446, p.1). Поскольку заседание политической комиссии было назначено на вечер 10-го марта, то наркомату иностранных дел предстояло согласовать с соответствующими комиссариатами, и, в целом, со всем советским руководством проекты выносимого на обсуждение с турками договора и всех приложений к нему. Проект договора был отправлен членам Политбюро ЦК РКП (б). Из писем, направленных в различные учреждения, отчетливо видно, что, опасаясь рассердить Англию, внешнеполитическая служба Советской России старалась избежать употребления в названии договора и его тексте выражения "борьба против империализма". Г.Чичерин писал в ЦК РКП (б): "Обращаю особое внимание на предложение турок во вступлении к договору... прибавить следующие слова: "сознавая свою солидарность в борьбе против империализма". Это есть попытка в самом тексте договора провести тот союз против империализма, который мы выбросили из заголовка. Но по существу, мне кажется, что формулировка турок очень осторожна и может быть принята. Необходимо дать им это удовлетворение, чтобы они не подумали, что мы с ними просто играем и относимся к ним несерьезно. Данная формулировка не заключает в себе враждебного действия, направленного против Англии" (Наркомат иностранных дел в ЦК РКП (б). 10.03.1921 // Коллекция документов АВП РФ).

Несмотря на все сложности и несовпадение взглядов по основным вопросам повестки дня конференции, все-таки сторонам удавалось каждый раз находить выход из сложной ситуации и давать новое дыхание переговорному процессу.

(Продолжение следует)

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
09.12.16
ГД примет бюджет-2017: Бюджет стагнации переходящий в бюджет обрушения?
NB!
09.12.16
Госдума обсудит отмену депортации из России бывших граждан СССР
NB!
08.12.16
Новояз США о глобальных вызовах и тенденциях Запада в XXI веке
NB!
08.12.16
Встреча «АЗ» — «Зенит» закончилась победой голландцев
NB!
08.12.16
В чем причины фиаско российского авианосца «Адмирал Кузнецов» в Сирии?
NB!
08.12.16
Губернатора Петербурга просят объяснить передачу «Зенит-Арены» за 1 рубль
NB!
08.12.16
Трамп позвонил президенту Финляндии обсудить Россию и Арктику
NB!
08.12.16
«Украинская постправда» и жители Украины
NB!
08.12.16
США и Китай. 2017 год точно не будет в Америке китайским
NB!
08.12.16
Как убивали и расчленяли нашу страну. Надо знать, чтоб никогда больше!
NB!
08.12.16
Константинопольские следы белой русской разведки. Очерк IV
NB!
08.12.16
«Серые банкиры» обналичили в Крыму 2,6 млрд рублей
NB!
08.12.16
Кадыров опроверг сообщения СМИ: «В Чечне нет батальонов «Восток» и «Запад»»
NB!
08.12.16
Путин: Волосы дыбом встают от несуразиц в правоохранительной сфере
NB!
08.12.16
«Смысл «дела Павловца» — чтобы белорусы боялись симпатизировать России»
NB!
08.12.16
Владимир Путин поручил защитить детей от тюремной субкультуры
NB!
08.12.16
Севастополь продаст госсобственность, чтобы выровнять доходы бюджета
NB!
08.12.16
Известен потенциальный оператор миллиардного «мусорного» рынка Ленобласти
NB!
08.12.16
Госдума не намерена запрещать госслужащим владеть недвижимостью за рубежом
NB!
08.12.16
«Приватизация «Роснефти» — личный триумф Путина» — Financial Times
NB!
08.12.16
Кремль о призыве к новым санкциям против РФ: «Вместо помощи — угрозы»
NB!
08.12.16
Реакция на ледяной коллапс: наказание виновных и покупка спецмашин