Эльхан Шахиноглу: Будущее посредничество Путина в карабахском вопросе "не рассчитано на справедливый результат"

Москва, 2 октября 2011, 19:00 — REGNUM  

Руководитель Центра политических исследований "Атлас" (Баку) Эльхан Шахиноглу ответил на вопросы ИА REGNUM.

ИА REGNUM: Господин Шахиноглу, как повлияет ожидаемая перемена в Кремле на разрешение Нагорно-карабахского конфликта?

Через несколько месяцев в России, скорее всего, завершится эра Дмитрия Медведева. Владимир Путин собирается вновь занять президентское кресло и принять в наследство незавершенные дела во внутренней и внешней политике Медведева. Президентство Медведева прошло довольно быстро: несмотря на многие речи о борьбе с коррупцией и о модернизации, он не смог осуществить реформы, способные значимо изменить облик России, не смог добиться реальных результатов. Тремя годами ранее, засучив рукава, Медведев взялся и за решение Нагорно-карабахского конфликта. Однако, несмотря на проведенные при его посредничестве 10 встреч между президентами Азербайджана и Армении, в урегулировании конфликта какого-либо продвижения достигнуто не было. Скорее, даже наоборот, стороны на переговорах вновь вернулись на исходные позиции. Теперь очередь Путина, но с чего он начнет? В годы своего президентства Путин не проявлял к решению Нагорно-карабахского конфликта такого ощутимого интереса, который наблюдался у Медведева, и если созывал встречи азербайджанского и армянского коллег, то нерегулярно.

ИА REGNUM: Вместе с тем, согласитесь, что именно с приходом Путина в Кремль в 2000 году началось заметное потепление в российско-азербайджанских взаимоотношениях...

Вы правы. До прихода Путина в Кремль, то есть в эпоху правления Бориса Ельцина, взаимоотношения двух стран были очень напряженными. Кремль старался препятствовать Азербайджану выводить свои энергетические ресурсы на мировой рынок по альтернативным маршрутам, обвинял Азербайджан в предоставлении своей территории для доставки чеченским боевикам оружия и финансов. В свою очередь, официальный Баку упрекал Россию за недружественное отношение и ставил в вину Москве незаконную передачу Армении оружия и боеприпасов на $1 млрд. Словом, на повестке стояли очень болезненные вопросы. С приходом Путина в Кремль эти вопросы отошли на задний план. Война в Чечне окончилась, нефтепроводы в направлении Турции и Европы были построены, а официальный Баку решил не будировать вопрос о переданном Армении оружии. В результате Путин свой первый зарубежный визит совершил в Азербайджан. Однако относительное потепление российско-азербайджанских взаимоотношений ничего нового не привнесло в решение проблемы Нагорного Карабаха.

ИА REGNUM: Чем всё же ознаменовался период правления Путина в вопросе разрешения Нагорно-карабахского конфликта?

В путинский период правления продолжилась все та же политика, при которой, как и с начала 1990 годов, Кремль оказывал поддержку Армении и не был заинтересован в справедливом решении конфликта. К слову сказать, ставшую крылатой фразу "Армения - форпост России на Южной Кавказе" ввел в обиход близкий соратник именно Путина, председатель Государственной Думы Борис Грызлов. В эпоху Путина зависимость Армении от России еще более усилилась. Власти Армении взамен задолженности перед Россией отдали на откуп Москве крупные заводы и фабрики страны (на крупные заводы и фабрики Армении схема "собственность за долги" не распространялась - ИА REGNUM). Официальный Ереван полагал, что после этого данные предприятия заработают на полную мощность, и тем самым экономика Армении тронется с мертвой точки. Но этого не произошло и замки на дверях тех самых фабрик и заводов ржавеют и по сей день. Если Кремль был бы способен на это, то в первую очередь запустил бы разрушающиеся фабрики и заводы в России.

ИА REGNUM: Как вы считаете, какой расклад сил в Кремле был бы выгоден для официального Баку?

Президент Азербайджана Ильхам Алиев в обойме Медведев-Путин отдавал предпочтение первому. Это можно увидеть и из переписки, недавно обнародованной на сайте Wikileaks. Азербайджанский президент в беседах с американскими дипломатами откровенно жаловался на избалованность Путина. Намекая на конкуренцию между Медведевым и Путиным, Алиев даже использовал выражение типа "Двум медведям в одной берлоге не улечься" (буквально с азербайджанского - "Две бараньи головы в один котел не влезут"). В одной из бесед он, выражая уверенность в искренности связанных с Карабахом усилий Медведева, перевел фактор ответственности на Путина: "Премьер-министр Путин может иметь иное мнение относительно урегулирования конфликтов. У меня нет доказательств, но я это чувствую".

ИА REGNUM: Значит ли это, что возможное президентство Путина не сулит Азербайджану ничего хорошего в плане разрешения армяно-азербайджанского конфликта?

Полагаю, президент Ильхам Алиев в целом прав в своем видении ситуации. Может быть, Медведев взялся с благими намерениями за справедливое решение Нагорно-карабахского конфликта, но если даже он этого хотел бы, то все равно не положил бы на стол переговоров какой-нибудь договор, противоречащий интересам Армении. Отнюдь не случайно, что после последней встречи в Казани Ильхам Алиев стал меньше доверять посредничеству Москвы и не поехал на саммит глав государств СНГ. Ибо в противном случае он был бы вынужден согласиться на очередную трехстороннюю встречу при посредничестве Медведева. Но Алиев к этому не был готов. А о наличии у Путина благих намерений вообще говорить трудно. Когда тройка Медведев-Алиев-Саргсян вели переговоры, Путин проводил в Москве сомнительные встречи с экс-президентом Армении Робертом Кочаряном. Несмотря на то, что об их содержании ничего не сообщалось, в этих тайных встречах "двойки" чувствовалось наличие элементов давления на процесс переговоров. Конечно, в будущем и Путин будет, наподобие Медведева, проводить миссию посредничества. Это ему надо для демонстрации гегемонии России в регионе. В таком случае, и его посредничество также не рассчитано на справедливый результат. Другими словами, имитация переговоров будет продолжаться.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.