Президент и два экс-президента: кто против кого борется в Армении?

Москва, 2 октября 2011, 01:38 — REGNUM  

Заявление второго президента Армении Роберта Кочаряна относительно возможности его возвращения в политику в случае, если для этого сложится ряд определенных условий, произвело очень сильный резонанс в республике, но абсолютной сенсацией не стало.

В последнее время о намерениях Кочаряна можно было судить по некоторым хоть и косвенным, но вполне четким признакам. Помимо неоднократно отмеченной экспертами ИА REGNUM заметной активизации экс-министра иностранных дел Вардана Осканяна, которого называют самым близким ко второму президенту политиком, сразу после "рокировки" на властном Олимпе России близкое ко второму президенту интернет-издание "7 ор" ("7 дней") опубликовало статью под безальтернативным заголовком: "Медведев отказался от второго срока, очередь за Саргсяном". Вряд ли такую однозначность можно объяснить исключительно журналистской позицией, тем более, что и весь материал отличается большей, нежели обычно, жесткостью оценок в отношении действующей власти.

Практически одновременно весьма двусмысленное заявление сделал представитель парламентской фракции партии проправительственной коалиции "Процветающая Армения" (ППА) Вардан Бостанджян. Подтвердив намерение ППА идти на парламентские выборы самостоятельно, а не в связке с партнерами по коалиции - правящей Республиканской партией Армении (РПА) и "Оринац Еркир" (ОЕ), депутат добавил, что единственным своим серьезным политическим конкурентом ППА считает вовсе не оппозицию, а партнера по коалиции - РПА.

Некоторые наблюдатели расценили это как намек на подготовку выхода ППА из коалиционного соглашения, поскольку в этом документе, подписанном в начале нынешнего года, в частности, сказано: "коалиционные партии солидарны и не преследуют цели увеличить свой политический вес в ходе предстоящих парламентских выборов путем разворачивания борьбы между собой и изменения соотношения сил внутри коалиции". Более того, РПА и ППА оговаривают в документе, что поддержат на очередных президентских выборов единого кандидата, правда при этом не конкретизируя имя политика. Дальнейшее указание ППА на "серьезную политическую конкуренцию" с РПА, прямо скажем, никоим образом не отвечает духу подписанного меморандума.

Некоторые поползновения к самостоятельности демонстрирует и "Оринац Еркир", участие которой в выборах в общем с РПА списке ранее сомнениям не подвергалось и партийными функционерами не отрицалось. Однако зампредседателя ОЕ Мгер Шахгельдян неожиданно заявил, что "партия будет участвовать в выборах самостоятельно, как и прежде". Председателем ОЕ является секретарь Совета национальной безопасности (СНБ) при президенте республики 43-летний Артур Багдасарян. До назначения на указанную должность он находился в оппозиционном поле, а ОЕ пользовалась достаточно ощутимой поддержкой электората. Любопытен "бэкграунд" этой партии и ее руководителя. Багдасарян возглавил ОЕ в 1998 году, а до этого три года был депутатом парламента.

Судя по ряду публикаций того времени, тогда же у него сложились доверительные отношения с Робертом Кочаряном, который после парламентских выборов 2003 года, на которых ОЕ набрала 12,5% голосов, помог Багдасаряну стать спикером парламента, а партия получила три портфеля в правительстве. Однако вскоре спикер решил разыграть собственную политическую комбинацию. Во-первых, он поддержал "оранжевую революцию" на Украине и ее вождя Виктора Ющенко. Затем, когда в декабре 2005-го РФ заявила о двойном повышении цены на газ для Армении, Багдасарян предложил взимать арендную плату за дислокацию в Армении 102-й российской базы. Предложение не прошло, цена на газ была поднята, но арендную плату за базу не ввели.

Вскоре Багасарян покинул пост спикера и заявил о переходе в оппозицию, объяснив это "разногласиями внутри парламентского большинства по вопросам демократического развития, внутренней и внешней политики". После этого многие СМИ стали называть его "потенциальным лидером "цветной революции" в Армении". В апреле 2007 года одна из прокочаряновских газет опубликована расшифровку записи разговора между Багдасаряном и британским дипломатом Ричардом Хайдом (эдакий армянский WikiLeaks). В разговоре экс-спикер пытался убедить Хайда в необходимости жесткой реакции мирового сообщества, вплоть до введения санкций, в случае выявления нарушений в ходе предстоящих выборов. Публикация получила большой резонанс, президент Кочарян дал поручение разобраться в ее подлинности, а впоследствии сообщил, что запись оказалась аутентичной и назвал поведение Багдасаряна "проявлением предательства".

Оппозиционность ОЕ после этого еще более была акцентирована, что проявлялось в ходе митингов во время предвыборной президентской кампании 2008 года. Выборы состоялись 19 февраля, по официальным данным, преемник Кочаряна, Серж Саргсян победил с результатом 52,86% голосов, экс-президент Левон Тер-Петросян оказался вторым, а Артур Багдасарян - третьим с результатом 16,6%. Тер-Петросян, как известно, с поражением не смирился и стал оспаривать итоги выборов. Того же ожидали и от Багдасаряна.

Его митинги собирали не меньше сторонников, нежели мероприятия Тер-Петросяна. Но уже через 10 дней, стараясь удержать массовый отток из партии, особенно представителей крупного бизнеса, отнюдь не желающих осложнять отношения с властью, ОЕ подписала соглашение о коалиции с РПА и ППА, а ее лидер принял предложение Саргсяна занять пост секретаря СНБ. Это понизило рейтинг ОЕ. По мнению многих наблюдателей, шансов на самостоятельное прохождение в парламент у партии нет. Однако один из ключевых лиц партии Мгер Шахгельдян уверен в обратном, утверждая, что в последнее время популярность ОЕ существенно возросла. Правда, не объясняется, за счет чего это могло произойти.

В РПА происходящие процессы хорошо понимают и трактуют однозначно. По мнению зампредседателя РПА, депутата Рафика Петросяна, возвращение экс-президента может внести раскол в правящую коалицию, если кандидатуру Кочаряна выдвинет одна из коалиционных партий, т.е. ППА или ОЕ. Мало того, по его мнению, возвращение Кочаряна внесет раскол в РПА, "некоторые ведущие фигуры которой" могут поддержать второго президента. Напомним, именно подобную вероятность рассматривали в последнее время и эксперты ИА REGNUM.

Более того, симптомы раскола проявились уже около года назад, когда стало ясно, что президент и команда "молодых реформаторов" в его администрации готовят существенное обновление как партийных, так и парламентских рядов. Республиканцы, многие из которых перешли к Саргсяну "по наследству" от Роберта Кочаряна (а иные - так и вовсе от Левона Тер-Петросяна), опасаются начавшегося процесса ротации политических и деловых элит. Сохранение "статус-кво", почти не менявшееся в течение последних 15 лет, становится для большинства этих "монстров" насущной задачей. И поскольку возвращение Кочаряна в политику, скорее всего, следует рассматривать как свершившийся факт (вряд ли второй президент стал бы выступать с подобными практически предвыборным заявлениями, если бы не принял твердого на сей счет решения), ситуация на "шахматной доске", с которой часто сравнивают внутриполитическое поле Армении, неизбежно начнет меняться.

Об этом можно судить уже хотя бы по последним шагам возглавляемого Левоном Тер-Петросяном Армянского национального Конгресса (АНК). До заявления Кочаряна АНК ясно давал понять, что прерванный диалог с властями возобновлен не будет, а радикальность действий оппозиции может возрасти. Однако на последнем митинге 30 сентября было объявлено о возобновлении диалога - при одновременном начале круглосуточного митинга на ереванской площади Свободы. Митинг продлится неделю, и понятно, что этот срок дан Тер-Петросяном властям для того, чтобы определиться с дальнейшими шагами.

Одновременно в выступлении вождя АНК вновь прозвучали призывы к "компромиссам". Симптоматично, что при этом было отброшено основное требование последнего времени - освобождение арестованного пару месяцев назад за драку с полицией активиста АНК Тиграна Аракеляна. Якобы Аракелян направил руководству конгресса письмо с просьбой не увязывать факт его задержания с продолжением диалога. А поскольку требование освободить Аракеляна власти, без явного ущерба для своего авторитета, выполнить никак не могли, отказ от этого условия вполне может помочь возрождению диалога конгресса с президентом. Кстати, АНК даже назвал лицо, ответственное за поддержание оперативной связи с президентской администрацией - экс-глава всеармянского Фонда "Айастан" Манушак Петросян.

По словам пожелавшего остаться неназванным хорошо осведомленного источника во властных структурах, "сегодня многие люди в парламенте и исполнительных звеньях впали в растерянность, а кое-кто - и в полную фрустрацию". И это понятно, поскольку рассчитать, к кому из лидеров следует примкнуть ради самосохранения, отнюдь не легко. Ведь заявление Роберта Кочаряна автоматически актуализирует две недавно еще казавшихся умозрительными перспективы.

Во-первых, согласно обещанию Тер-Петросяна, он будет готов участвовать в президентских выборах лишь в случае, если на первый пост в государстве станет претендовать Кочарян. Во-вторых, требование АНК о проведении внеочередных выборов (в частности, - президентских) может теперь показаться властям привлекательным вариантом с точки зрения нейтрализации намерений Роберта Кочаряна. Досрочные выборы, к которым Кочарян просто не успеет подготовиться, и в которых, следовательно, не станет участвовать Тер-Петросян, неизбежно закончатся "чистой" во всех отношениях победой Сержа Саргсяна. И это станет тем самым "восстановлением конституционного порядка", о котором вдохновенно говорят митинговые ораторы АНК, постоянно подчеркивающие, что сам по себе приход к власти целью Конгресса не является. В противном случае - "возможны варианты".

При этом наименее вероятным вариантом представляется такой расклад, при котором действующему президенту и его предшественнику удастся каким-то образом восстановить прежний модус сотрудничества. Этого не произошло в течение последних 3,5 лет и - по целому ряду причин - вряд ли может случиться в перспективе. В итоге политическая борьба в Армении развивается сегодня вокруг трех основных полюсов - двух экс-президентов страны и действующего главы государства.

Между кем из них в реальности налажен ситуативный союз - основной вопрос для экспертной мысли. Кочарян вступил в борьбу, чтобы укрепить позиции Саргсяна против Тер-Петросяна, или Саргсян и Тер-Петросян страхуют друг друга на случай попытки возвращения Кочаряна? Очевидно, второй вариант представляется более реалистичным, поскольку участие США в налаживании диалога Саргсяна с Тер-Петросяном было слишком публичным, а связь Кочаряна с Путиным и его грядущим возвращением на пост президента РФ - слишком очевидной.

Ануш Левонян, Виктор Якубян - политические комментаторы (Ереван)

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.