Виген Акопян: Новая повестка для внешней политики Путина на Кавказе и Каспии

Москва, 28 Сентября 2011, 22:22 — REGNUM  

Возвращение "штурвала" России в руки Владимира Путина происходит на фоне масштабных и весьма опасных своей асимметрией международных процессов и кризиса глобальной экономической системы. И задача на сегодняшний день состоит в том, чтобы обеспечить российской внешней политике новую "путинскую динамику", ясно и четко обозначить ее акценты. Более того, сделать это надо не после президентских выборов, исход которых на текущий момент очевиден, а до этого - в превентивном технологическом режиме.

Запад, а также некоторые соседи России на юге и востоке будут корректировать свою линию уже сегодня, поскольку никакой интриги внутри российского политического поля отныне не существует, и надежд добиться локальных сдач и уступок от России на внешней арене, используя внутренний административный ажиотаж и неопределенность, - соответственно, тоже. Поэтому в ближайшее время стоит ожидать активизации внешних противников России вокруг тех вопросов и узлов, конфликтный потенциал которых приглушался ими же в угоду, как оказалось, несуществующих президентских амбиций президента Медведева.

У России появился уникальный шанс избежать периода внешнеполитической пассивности в связи с электоральным процессом и получить тем самым драгоценную фору в виде времени. Превентивное технологическое возвращение Путина к управлению внешней политикой позволит уже к официальному старту его следующего президентства обеспечить базу для динамичного рывка, столь необходимого России. Нас ждет новая рокировка - опыт Медведева будет подчинен решению острейших внутренних социально-экономических и политических проблем, а политический авторитет и потенциал Путина - обеспечению внешнего рывка с заранее подготовленной технологической платформы.

Возвращение Путина - новые старые проблемы

Де-факто смена власти в России для многих ее соседей - является сменой власти в России де-юре. Очевидно, многолетние конфликтные узлы, в распутывании или же, наоборот, запутывании которых участвует Москва, за оставшийся до президентских выборов в РФ период существенно не видоизменятся. Таким образом, внешнеполитические итоги президентства Дмитрия Медведева можно подвести уже сегодня.

1. На пространстве от Средней Азии до Белоруссии Россия столкнулась с жесткой конкуренцией со стороны США, Китая и ЕС. Ситуация осложнена и обострена стратегической линией крупнейших региональных игроков - Турции, Ирана, Польши, Румынии и пр. Значительное влияние на процессы в этом пространстве оказывают и международные группировки - политические, религиозные и финансовые, радикальные и террористические.

2. Промежуточные итоги этой конкуренции для России весьма печальны: резкое сужение влияния в Средней Азии, перспектива отрыва от сырьевой базы региона - Туркмении, Узбекистана и Казахстана. Потеря контроля над узловыми с военно-политической точки зрения странами - Киргизией, Таджикистаном и Арменией.

3. Потеря военно-политического пространства в Закавказье, перспектива вынужденного участия в новой войне и новой дестабилизации теперь уже Юга России. Ослабление инициативы и рычагов влияния в отношениях с Молдавией, Украиной и Белоруссией. Перспектива перманентных конфликтов и судебных разбирательств, пересмотра важнейших двусторонних соглашений и прочее. Идеологическая и политическая капитуляция перед этнократическими и антироссийскими режимами в странах Прибалтики.

4. Эскалация военной напряженности по всему периметру российских границ. Активизация религиозного экстремизма и перспектива "афганизации" Средней Азии.

5. Безуспешность усилий по урегулированию конфликтов в Нагорном Карабахе и в Приднестровье. Победа в войне с Грузией, но провал дипломатических усилий по закреплению ее итогов и, как следствие, нарастание международной критики в адрес Москвы, при сохранении напряженности в самих зонах абхазского и юго-осетинского конфликтов.

6. Сохранение на долгую перспективу военного присутствия в Армении и возможность пролонгации присутствия военной базы РФ в Таджикистане. Но и вместе с тем, в случае с Таджикистаном урезаны полномочия и функции российских пограничных спецслужб. Такой же сценарий осуществляется в Армении. По некоторым данным, контингент российских пограничников вскоре будет существенно сокращен. Остается "анклавное" военное присутствие, не сулящее оперативного влияния. Это понимают и в Душанбе, и в Ереване.

Важно отметить, что все указанные тренды развиваются в весьма активном режиме, поскольку подстегиваются не только тяжелыми последствиями всеобщего экономического и финансового кризиса, но и масштабными событиями в соседних регионах, в частности, на Ближнем Востоке, вокруг Ирана, в Афганистане. Состояние Еврозоны также не сулит России позитивных тенденций. Прогнозировать развитие событий в такой ситуации весьма сложно. Столь же сложно будет Путину перестраивать тяжелую - в силу чрезмерной бюрократизации - и консервативную внешнюю политику РФ в оперативном направлении.

О том, что Россия не поспевает за новыми внешнеполитическими технологиями, стало ясно еще в 2003-2005 гг., когда США одним махом переформатировали политические системы Грузии, Украины и Киргизии. Эти события стали результатом системных тенденций, не только не локализованных своевременно Москвой, но и обретших еще большую интенсивность.

Закавказье - от перемены мест слагаемых сумма не меняется

Уходящий президент Дмитрий Медведев был наиболее активным посредником в урегулировании нагорно-карабахского конфликта. Судя по итогам "рубежной" встречи в Казани, дальнейшим заявлениям Баку и Еревана, а также информации о передаче функции активного посредника Франции, можно сделать вывод, что посредническая миссия российского президента была, в лучшем случае, промежуточной.

Но дело для Еревана и Баку вовсе и не в итогах, а уже в том, какую линию поведет Россия Путина? Именно в этом смысле смена власти в России для Армении и Азербайджана произошла де-юре.

Но карабахский процесс - лишь частичка закавказского калейдоскопа, в котором хорошо видны интересы практически всех крупных международных игроков. И борьба за регион идет настолько серьезная, что информационные сюжеты формируются ежедневно. Именно поэтому ситуация в Закавказье и на Кавказе в целом будет оставаться наиболее острой и оперативной - вне зависимости от того, кто является президентом России.

Важно отметить, что интенсивность миротворческой дипломатии Медведева в карабахском направлении не была его личной инициативой, а стала производной от той ситуации, в которой оказалась региональная политика Москвы после войны августа 2008 года с Грузией, когда многоуровневый статус-кво был нарушен. Грузия - ключевая в регионе с транспортно-коммуникационной точки зрения страна, на сегодняшний день полностью встроена в механизмы продвижения интересов США. Таким образом, США по итогам войны лишь закрепили свое региональное присутствие, более того обзавелись "грузинскими" рычагами влияния и на Азербайджан, и на Армению. России оставалось лишь активизировать свои контакты с Ереваном и Баку, чтобы не допустить рецидива, например, в виде дестабилизации зоны карабахского конфликта.

С выходом на внешнеполитическую арену Владимира Путина ситуация в Закавказье не изменится. Ему необходимо будет действовать в тех же сложных условиях. А они следующие: признанные, но не встроенные в региональную систему Абхазия и Южная Осетия, враждебная Грузия, заблокированная Армения и неконтролируемый и непрогнозируемый Азербайджан. Остался и карабахский конфликт - в том же замороженном состоянии. Надо признать, в какой-то степени именно имитация решения этой неразрешимой проблемы президентом Медведевым позволила удержать ее от взрыва. Но есть ли смысл имитировать дальше? И возможно ли это?

Западные аналитики традиционно считают, что статус-кво в карабахской зоне исходит из интересов Москвы, поскольку позволяет ей удерживать влияние над Арменией и Азербайджаном. С этим утверждением можно было бы согласиться до августа 2008 года, но не сегодня, когда пути сообщения между Россией и Арменией контролируют американцы. Запрет на транзит военных грузов из России в Армению - следствие данного контроля. А дальше - приватизация грузинской газовой магистрали "Север-Юг" и многое другое, ведущее в эндшпиль.

После оперативного решения грузинских конфликтов не в пользу Грузии, формирование транспортно-коммуникационного направления "Восток-Запад" (Азербайджан - Грузия - Турция) пошло более активными темпами. Азербайджан выделяет сотни миллионов долларов на железнодорожное оформление этого коридора (Баку-Тбилиси-Карс), что выводит Армению из региональной сетки вместе с владельцем ее железнодорожных путей - Российскими железными дорогами. Турция и Азербайджан становятся крупнейшими внешнеторговыми партнерами и инвесторами Грузии. Фактически они закрепляют ее буферную функцию против России. Однако это лишь промежуточная цель. Запад активно лоббирует присоединение к этому коридору стран Средней Азии, стремясь наполнить давно оформленный политически "санитарный кордон" России вполне осязаемым энергетическим смыслом.

Еврокомиссар по вопросам энергетики Гюнтер Оттингер прямо советует Москве не пытаться мешать проекту NABUCCO. По его словам, доступ Евросоюза к Прикаспийскому региону и Центральной Азии (через закавказский коридор), где хранятся самые большие в мире запасы природного газа, превышающие даже российские, является "ключевым вопросом для ЕС". Оттингер призвал Москву "смириться" с неизбежностью формирования такого "Южного коридора". По его словам, Туркмения и Азербайджан имеют право принимать самостоятельные решения по поводу прокладки газовой трубы по дну Каспийского моря. Таким образом, ЕС прямо вмешивается в проблему статуса Каспийского моря, который в настоящее время лежит в компетенции стран бассейна - России, Азербайджана, Ирана, Туркмении и Казахстана, и кроме Ирана и России никто против этого не возражает. Даже ближайший партнёр России по Таможенному союзу - Казахстан.

Ситуация в Нагорном Карабахе на пути "Южного коридора" на все эти планы и проекты практически не влияет, но зато эти проекты влияют на расстановку сил в конфликтной зоне. Азербайджанский эксперт Рустам Мамедов честно выдвигает Москве ультиматум: "если Россия решит карабахскую проблему, то Азербайджан может отказаться от участия в проекте NABUCCO. Если же этого не произойдет, то вероятность подключения Азербайджана к NABUCCO сильно возрастает". Естественно, решить проблему Москве предлагается за счет Армении. Даже Махатма Ганди не дал бы России никаких гарантий, что, получив Карабах, Азербайджан действительно откажется от антироссийского NABUCCO.

При отсутствии международных миротворческих сил, статус-кво в зоне карабахского конфликта удерживается благодаря силовому паритету сторон, который в сложившихся условиях имеет тенденцию к изменению. Военный парад, проведенный в Ереване в честь 20-летия независимости, поднял серьезную дискуссию в армяно-азербайджанской экспертной среде. Главный предмет спора - удалось ли Еревану доказать наличие этого паритета. А еще точнее, удалось ли продемонстрировать, что паритет ЕЩЕ СУЩЕСТВУЕТ.

Оценки и пропагандистские формулы прозвучали разные, но важно понимать, что в случае сохранения такой тенденции паритет не продержится долго, а это значит, что и статус-кво вокруг Карабаха удержать в среднесрочной перспективе будет очень сложно. Какие реальные меры может предпринять Москва, чтобы пролонгировать статус-кво путём усиления Армении? Очевидно, поиску этих мер будут посвящены как государственный визит Сержа Саргсяна в Москву, так и возможный визит Владимира Путина в Ереван.

Армения - заблокированный плацдарм с турецким окошком

Необходимо констатировать, что главный расчет Москвы - превратить Армению в "энергетическое сердце" региона - оказался ошибочным. Турция, Грузия и Азербайджан торпедировали это начинание, так и не открыв свой рынок для электроэнергии, произведённой на территории Армении, даже в том случае, когда контрагентом выступают российские собственники, в том числе - российские собственники в Грузии. Усилиями своих партнеров Грузия резко нарастила генерирующие мощности, пытаясь выйти на экспортные позиции. Именно те, которые планировала занять Россия через Армению. По некоторым данным, Россия и Армения готовят новую программу развития армянской энергетики, которая на этот раз учитывает неблагоприятные политические реалии.

Между тем, мировой экономический кризис сильно ударил по армянской экономике. Социально-экономическая ситуация в республике остается чрезвычайно нестабильной. Серьезнейшей проблемой, угрожающей национальной безопасности и государственности Армении, становится интенсивный отток населения, давно преодолевший важный психологический барьер, за которым начинается депопуляция. Политическая элита республики пребывает в поиске путей выхода из ситуации, сталкиваясь при этом с острой нехваткой не только политических, но уже и финансовых инструментов. Такая ситуация не может не тревожить Россию, для которой Армения на сегодняшний день остается единственной более или менее прогнозируемой точкой регионального присутствия. Кроме того, Армения является единственной страной региона, участвующей в Организации договора о коллективной безопасности - военном интеграционном объединении под эгидой России. Резкое ослабление Армении ведет к значительной потере влияния ОДКБ, в сущности, к обнулению ее веса в Закавказье. Таким образом, дальнейшая политика Москвы на армянском направлении сегодня определяет перспективы ее регионального присутствия. Очевидно, простым финансовым дотированием ситуацию не спасти. Необходимы оперативные политические решения.

В Ереване, безусловно, тонко чувствуют, в каком сложном положении оказалась Россия после войны с Грузией. Недостаток операционных возможностей и ресурсов Москвы негативным образом влияет на позиции Армении. Однако главное состоит в том, что Армения под нажимом Азербайджана и Турции постоянно нуждается в устойчивой и долгосрочной системе сдержек и противовесов, в реальных гарантиях безопасности. Поэтому ослабление российского вектора неминуемо ведет к усилению позиций альтернативного силового полюса - в данном случае США. Главное, что нужно Еревану в этих новых условиях - это гарантии Вашингтона относительно политики Турции. Гарантии эти были даны, следствием чего и стали подписанные в Цюрихе армяно-турецкие протоколы, нацеленные на деблокирование Армении.

Однако современная Турция продемонстрировала, что является самостоятельным субъектом региональной политики, и в любом случае будет развивать свою собственную линию. Анкара, имеющая мощные позиции в Азербайджане и Грузии, непосредственно увязала армяно-турецкие отношения с карабахским вопросом, который пытался урегулировать Дмитрий Медведев. В Турции долго призывали Медведева активизировать усилия, но убедившись в отсутствии результата этих усилий, вернули армяно-турецкие протоколы в повестку парламента. Тем самым, США и Турция повторно демонстрируют Еревану альтернативу российскому вектору и способ поддержки конкурентоспособности через турецкое "окно".

Неутомимый американский кнут и невкусный российский пряник

Если проанализировать текущие внутриполитические процессы в странах Закавказья, то нельзя не заметить, что перманентное напряжение устойчиво поддерживается лишь в Армении. Массовые выступления грузинской оппозиции в мае 2011 года были жестко разогнаны силовыми органами. Оппоненты Саакашвили, не добившись какого-либо внимания Запада к своим действиям, равно как и критики в адрес правительства, маргинализованы и, таким образом, нейтрализованы. Аналогичной участи удостоены и противники азербайджанского президента Ильхама Алиева. Единственный более или менее резонансный внутренний процесс в Азербайджане - это жёсткая ликвидация инфраструктуры политического ислама. Которая, кстати, рано или поздно неизбежно сделает этот ислам ЕДИНСТВЕННОЙ альтернативой Алиеву.

Таким образом, предреволюционная ситуация поддерживается только в Армении, и, что самое главное, поддерживается либерально-популистским политическим крылом при поддержке всё тех же американцев. Под нужды оппозиционного Армянского национального конгресса экс-президента Левона Тер-Петросяна выстроена целая информационно-пропагандистская сеть во главе с радиостанцией "Свобода". Финансируемые посольством США сайты ведут прямую трансляцию с митингов оппозиции, а сам посол США становится действующей фигурой во внутриполитических процессах. Не настолько открытой и активной, как в Грузии, но достаточно публичной, чтобы зафиксировать роль США в центре повестки дня в Армении.

Длительное отсутствие прямых российских политических инициатив и проектов привело к заметному видоизменению политических платформ партий коалиции власти страны, противодействующей прозападной оппозиции. Следуя в фарватере государственной внешней политики, они явственно ощущают "штиль" с российского направления. В итоге на политическом поле Армении нет пророссийской политической силы, кроме, пожалуй, части партии "Процветающая Армения" имени олигарха Гагика Царукяна. Но здесь больше бизнеса, чем политики, или, тем более, идеологии.

В сложившихся условиях армянскому руководству в лице Сержа Саргсяна приходится маневрировать на международной арене и стремиться капитализировать все объекты инфраструктуры, чтобы минимизировать социальный протест и поддерживать оборону. По некоторым данным, России может быть предложено приобрести последний государственный энергетический актив Армении - каскад ГЭС на реке Воротан (Воротанский каскад). Подобная информация уже вызвала оживленную критику в финансируемых США местных СМИ. Обществу республики навязывается точка зрения, что Россия алчно пользуется сложной ситуацией и берет под свой контроль энергетические и промышленные мощности страны.

Однако реальность в ином - США традиционно избегают инвестиций в инфраструктуру таких стран, как Армения, ограничиваясь "инвестициями" политическими. И чем слабее и уязвимее инфраструктура, тем меньше политических "инвестиций" требуется для давления на власти. В этой ситуации главной задачей России на предстоящий период является "политическая капитализация" инвестиций в реальный сектор экономики Армении. Но и этого сегодня мало.

К противостоящему России в Закавказье конкурентному фронту, кроме Грузии, теперь ещё более предметно прибавились США и ЕС, Турция и Азербайджан. И "политические инвестиции" в отдельно взятую страну региона уже даже не имитируют активность, маскируя отсутствие политической линии. Новая повестка дня требует уже не страновой, а масштабной региональной линии Москвы, самым катастрофическим вариантом которой неизбежно станет "умиротворение" врагов и конкурентов - и "историческое отступление".

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
08.12.16
Жадность фраера погубит: похоронят ли Порошенко откровения его соратника?
NB!
07.12.16
«Меркель будет решать проблему, которую сама же и создала»
NB!
07.12.16
Guardian: «Ради сделки с Россией по Сирии Трамп принесет Украину в жертву»
NB!
07.12.16
МОК продлевает санкции против России
NB!
07.12.16
«Заморозка» накопительной части пенсии на три года прошла II чтение Госдумы
NB!
07.12.16
Восстанавливаются пенсионные права осужденных и реабилитированных граждан
NB!
07.12.16
«Севастополь ждет от нового губернатора решения социальных проблем»
NB!
07.12.16
Госдума повысила МРОТ на 300 рублей
NB!
07.12.16
Законопроект о фонде долевого строительства внесен в Госдуму
NB!
07.12.16
Атомная энергетика Украины — это сильная головная боль для Европы: обзор
NB!
07.12.16
Госдума устанавливает единый порядок индексации соцвыплат с 2018 года
NB!
07.12.16
В Ингушетии задержаны сотрудники Центра по противодействию экстремизму
NB!
07.12.16
Министр — екатеринбуржцам: Скинемся на метро
NB!
07.12.16
Киев пытается уйти от обсуждения политической повестки — Грызлов
NB!
07.12.16
Проект федерального бюджета на 2017-2019 годы прошел II чтение Госдумы
NB!
07.12.16
«Нафтогаз»: Нужно допсоглашение с РФ, иначе газ до нас не дойдет
NB!
07.12.16
«Теневой» мусор Подмосковья: сколько теряет область на криминальных схемах?
NB!
07.12.16
Ирландский суд снял арест со счетов Ходорковского на €100 млн
NB!
07.12.16
AC: Борьба США с терроризмом — полностью неэффективна
NB!
07.12.16
Константинопольские следы белой русской разведки. Очерк III
NB!
07.12.16
Минздрав анонсировал переход на систему лекарственного страхования
NB!
07.12.16
Путин дал высокую оценку работе ФСБ в период выборов