В Риге отметили 90-летие Русских Университетских курсов (Латвия)

Рига, 27 сентября 2011, 18:37 — REGNUM  В Риге состоялись юбилейные 70-е Чтения Гуманитарного семинара Seminarium Hortus Humanitatis, посвященные теме "Русские Университетские курсы - русский вуз в довоенной Латвии (1921-1937 гг.)", посвященный традициям русского высшего образования в Латвии. Участники чтений показали, как зарождалась русская высшая школа в Латвии, как она развивалась, пришла в упадок и, наконец, пала под ударами мирового экономического кризиса и при полном равнодушии Латвийского государства, передает сегодня, 27 сентября, корреспондент ИА REGNUM из Риги.

С докладами выступили доктор философии Светлана Ковальчук, магистр истории Сергей Цоя и доктор педагогики Алида Зигмунде. "Тема Русских Университетских курсов в Латвии не является узко краеведческой. Это часть большой темы русского образования за пределами России. Открытые 16 октября 1921 года в Риге Русские Университетские курсы - интернациональный проект, в реализации которого участвовали люди разных национальностей, связанных русским языком, русской культурой и традициями русского высшего образования", - сказала в начале своего выступления Ковальчук. Чтобы сделать мысль более отчетливей, она процитировала утверждение Федора Степуна, который уже после Второй мировой войны писал, что задачей первой волны русской полу-добровольной, полу-принудительной эмиграции состояла не в "минировании России", не в освобождении ее от власти большевиков, но защита России перед лицом Европы и сохранение на Западе образа русской культуры и образования. По словам Ковальчук, для оказавшейся вне России русской интеллигенции была категорически неприемлема "денационализация" русской молодежи. Поэтому во всех центрах русской эмиграции, в том числе в Риге, главным делом многих ученых и деятелей культуры, выброшенных из России, стала работа на ниве просвещения и педагогики. По словам Ковальчук, с самого начала Русские Университетские курсы не являлись только лишь бизнес-проектом. Преподавательский состав получал 1/5 гонорара и работал во-многом ради идеи.

В свою очередь, Цоя, который познакомился с фондом Русских Университетских курсов, переименованных позднее в Русский институт университетских знаний (РИУЗ), в Латвийском историческом музее, рассказал о постановке преподавания и организации обучения в этом учебном заведении. В разное время в этом вузе действовали Историко-филологический, Юридический и Коммерчески-экономический факультеты, несколько лет действовало педагогическое отделение, призванное готовить учителей для работавших в Латвии русских школ. от идеи открыть естественно-научный факультет пришлось отказаться по финансовым соображениям (на создание и содержание лабораторий не было средств), а открытию теологического факультета воспротивилась Латвийская православная церковь. В разные годы в вузе обучалось от 26 до 103 студентов. В 1935/36 учебном году, т.е. за год до закрытия, их было 58. В массе своей это были люди русской, но также еврейской, немецкой, латышской и других представленных в Латвии национальностей. Преподавательский состав также был интернациональный, хотя преобладали тоже русские. Его численность колебалась в пределах 20-30 человек, к середине 1930-х годов снизившись до 13. Говоря о трудностях, с которыми сталкивалось это учебное заведение, Цоя отметил не слишком большую заинтересованность Латвийского государства в его существовании. Все же, не желая заострять на этом проблему, он назвал основной причиной закрытия вуза экономические трудности: в период мирового экономического кризиса, который затронул и Латвию, правительство и Рижское самоуправление перестало выделять дотацию, без которой РИУЗ не мог сводить концы с концами, платежеспособность населения резко упала и институт, в конце концов, был закрыт.

Зигмунде, которая выступала по-латышски (проводимые семинаром чтения поддерживаются российским фондом "Русский мир"), рассказала о деятельности педагогического отделения РИУЗ. При этом она сделала акцент на том, что для молодого Латвийского государства, разрешившего и даже финансово поддерживавшего вуз, это была вынужденная мера - многие жители Латвии в начале 20-х годов, в том числе и часть этнических латышей, не владели латышским языком и не могли продолжать или получать образование на ином, кроме русского, языке. Соответственно, по мене укрепления позиций латышского языка, государственная потребность уменьшалась и, в конце концов, надобность в РИУЗ отпала совсем.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.