Николай Малишевский: Доля Белоруссии в энергетическом альянсе против России

Москва, 27 сентября 2011, 16:47 — REGNUM  

В конце сентября 2011 года Польша принимает у себя саммит стран "Восточного партнёрства". Момент для попытки реанимации проекта выдвинутого три года назад польским МИДом при участии стран Прибалтики, прежде всего Литвы и Швеции, и рассчитанного на 6 постсоветских республик - Украину, Белоруссию, Молдавию, Армению, Азербайджан и Грузию - выбран удачно. С одной стороны, благодаря председательству Польши в ЕС (с июля 2011) и прагматичной политике правительства Д.Туска, по возможности дистанцирующегося от жестких выпадов и критики в адрес Москвы, характерных для властей постсоветской Польши. С другой стороны, благодаря последним попыткам Киева, Минска и Кишинева политически дистанцироваться от Москвы, сохранив при этом сырьевые дотации с ее стороны в плане экономическом.

"Восточное партнерство", инициированное Брюсселем и Вашингтоном, появилось с подачи Варшавы в 2008 году, вскоре после провала грузинской агрессии в Осетии. Фактически оно стало своеобразным продолжением ГУАМ, продемонстрировавшего в ходе августовских событий военно-политическую несостоятельность.

Участие в программе Белоруссии и Армении (в ГУАМ не входивших) - попытка своеобразного реванша за Грузию. Главный "оператор" проекта на западе - Польша, на юге - натовская Турция (1). Официальный спонсор - Брюссель. Цели проекта: - расширение сферы политико-экономического влияния Запада и сужение российской сферы влияния на постсоветском пространстве;

- вытеснение России с Кавказа и отрыв постсоветских республик от России с размежеванием в экономической и военно-политической плоскостях;

- переориентация постсоветских республик на Польшу и ЕС (в перспективе и НАТО) и создание альтернативы либо "размывание" СНГ и ОДКБ;

- интеграция региональной энергетической сферы, инфраструктуры и рынков постсоветских республик с ЕС и энерготранзит в обход России (с южного, кавказско-каспийского направления).

Интерес Брюсселя - превращение постсоветских республик в энергоотмычку для взлома сырьевой кладовой Евразии (России и среднеазиатского региона). Взамен за контроль Запада над энерготранзитной сферой и инфраструктурой им предлагается "особый статус" отношений с ЕС и возможность вымаливать у него кредиты.

Фактически можно говорить о "Восточном партнерстве" как одном из инструментов энергетического колониализма, превращения России в сырьевой придаток Запада, "вытеснения" на северо-восток Евразийского континента и создания "санитарного" Черноморско-Балтийского энергоколлектора вдоль ее границ. Недаром "сегодня многие в России считают, что "Восточное партнерство" - это своеобразная "калька" с концепции Адольфа Гитлера о "расширении жизненного пространства" на Восток" (2).

Нынешний саммит для Польши, крайне заинтересованной в полномасштабном функционировании "Восточного партенерства", весьма важен. Варшава, под "крышей" Брюсселя, стремится опередить Кремль и, использовав заминки в интеграционных процессах на постсоветском пространстве, "закрепить" постсоветские республики за собой. Реализовать проект возрождения легендарной Сарматии в политическом (интеграция в рамках четвертой Речи Посполитой) и экономическом смыслах - на энерготранзитном пространстве, которое свяжет Черное и Балтийское моря.

Помощь полякам в данном направлении оказывают Вашингтон, Стокгольм, государства прибалтийского региона и руководство самих постсоветских республик. Украинское надеется через Польшу, "влезть в европейцы", молдавское, грузинское, армянское и азербайджанское также рассчитывают на Варшаву в своих прозападных устремлениях и надеждах на урегулирование в их пользу территориальных проблем и конфликтов (Приднестровье, Карабах, Осетия, Абхазия).

Каковы же интересы и доля в "Восточном партнерстве" у Белоруссии?

Во-первых - это извлечение выгоды по линии запад-восток. От статуса транзитного государства, через которое идет на Запад российское сырье. 6 мая 2009 года, после встречи с В.Ющенко, белорусский президент подтвердил готовность Минска участвовать в проектах Балто-Черноморского энергоколлектора и согласовывать транзитную политику с Киевом в отношении поставок российских углеводородов на европейские рынки через территорию Украины и Белоруссии. Уже на следующий день, 7 мая, глава белорусского МИД С. Мартынов обменялся в Праге с еврокомиссаром по внешним связям и политике соседства Б. Ферреро-Вальднер вариантами текста декларации об участии Белоруссии в программе. Этот документ предполагает сближение подходов РБ и ЕС в регулировании и проведении реформ в энергетическом секторе, обмен информацией об энергетических стратегиях и программах (3).

Во-вторых - налаживание поставок энергоносителей, альтернативных российским. В качестве основной из наиболее вероятных альтернатив обычно называют возможность присосаться к нефтепроводу Одесса-Броды-Плоцк-Гданьск, открывающему доступ к азербайджанской и иранской нефти Каспийского региона. Белорусской стороной уже подготовлены все технико-экономические обоснования для строительства перемычки Бобовичи-Костюковичи, что, по замыслу, должно позволить поставлять нефть через Новополоцк на Вентспилс.

В-третьих - получение выгод по линии север-юг - от Черноморско-Балтийского энергоколлектора. Соответствующее трехстороннее соглашение "о развитии грузоперевозок от Балтийского моря до Черного" Белоруссия, Литва и Украина подписали 12 мая 2008 года в Вильнюсе. Тогда же было продекларировано намерение расширить географию данного проекта, пригласив присоединиться к нему Турцию, Азербайджан, Грузию "и другие заинтересованные государства" (4), ЗАО "Укртатнафта", контролирующее Кременчугский НПЗ, начало закупать нефть в Белоруссии (5), а сама Белоруссия стала стремительно наращивать экспорт нефти и нефтепродуктов через литовскую Клайпеду.

К сожалению, для адептов "Восточного партнерства" в белорусском руководстве, помимо интересов в теории, на практике существуют объективные факторы, вносящие существенные коррективы в их благие намерения относительно белорусской доли в этом проекте.

Во-первых, ни одной стране в мире еще не удалось извлечь существенную выгоду из своего транзитного статуса. Причина - прибыль транзитеров отражается в цене, оплачиваемой конечным потребителем (в нашем случае - ЕС). По сути это чисто "африканская прибыль", вроде той, что имеет Египет от контроля над Суэцким каналом (108). К тому же часть белорусских партнеров и прибалтийских кураторов по "Восточному партнерству" постепенно теряет статус транзитных государств (6) и не собирается занимать откровенно антироссийские позиции, в то время как у другой части просто нет для этого сил и ресурсов. Это было наглядно продемонстрировано еще несколько лет назад на т.н. энергетических саммитах в Кракове, Вильнюсе и Киеве.

Во-вторых, нефтепровод Одесса-Броды, первоначально задуманный для транзита каспийской (азербайджанской и иранской) нефти в обход России в Центральную Европу и порты Балтийского моря не даром строился пять лет. А потом еще три года просто не был загружен. После чего пришлось запустить его в реверсном режиме, в партнерстве с Россией. Проблема налаживания альтернативных российским поставок энергоносителей состоит в том, что энерготранзитное "партнерство обиженных" постсоветских республик не может состояться без участия России. В том числе и потому, что без России к нему не проявляет интереса Казахстан. Тот самый, чьи экспортные возможности в энергосфере превосходят азербайджанские, который обсуждает возможность подключения к прокачке нефти по российско-европейскому трубопроводу БТС-2 в обход территории РБ и прочих участников-кураторов "Восточного партнерства", который выделил своим первым визитом в качестве президента России Д.Медведев, и с которым Россия формирует Единое экономическое пространство.

В-третьих, нынешний президент РБ в свое время сделал политический капитал, способствовавший его приходу к власти, а затем ее многолетнему удержанию, на критике откровенного прожектерства врагов России и идей национал-радикалов вроде создания Черноморско-Балтийского энергоколлектора. Тогда же, т.е. почти два десятка лет назад, экономисты убедительно доказали несостоятельность подобных прожектов, для которых помимо чисто транспортно-логистических издержек требовалась коренная ломка технологического процесса, "заточенного" под российское сырье (технологически Мозырский и Новополоцкий НПЗ настроены именно на российскую нефть марки "Urals"), поиск новых рынков сбыта совершенно новых не только по качественным, но и ценовым характеристикам продуктов и т.д. (7).

В общем "смена геополитических векторов" в рамках "Восточного партнерства", превращающая все плюсы транзитного статуса и геополитического положения между РФ и ЕС в минусы, обрекает Белоруссию, как и прочие постсоветские республики, на превращение в:

- контролируемую Брюсселем через Варшаву зону транзита российского энергосырья;

- полуколониальный источник дешевых трудовых и проч. ресурсов;

- рынок сбыта не лучшей европейской продукции;

- буфер между Европой и Россией, где жизнедеятельность будет поддерживаться лишь на таком уровне, чтобы ситуация не вышла из-под контроля.

Николай Малишевский

ССЫЛКИ

(1) Почему Польше и Турции отведена роль операторов "Восточного партнерства"? Ответ можно прочесть в примечательном (причем не формой и залихватским стилем Остапа Бендера в Нью-Васюках, а сутью) интервью центральной польской газете "РечьПосполитая" (25.11.2008, ИноСМИ) Д.Фридмана, главы известной разведывательно-аналитической структуры США "Stratfor", объединяющей не только бывших сотрудников американских спецслужб, госструктур, "мозговых центров" и т.д. Несколько цитат: "...Стратегической проблемой является то, что Россия в ближайшие несколько лет вернется на польскую границу. Через Белоруссию, а также в районе Карпат... Польша располагается в исключительно невралгическом пункте - между Россией и Европой. Поэтому вы являетесь естественным союзником Америки, единственной страной, которая в состоянии сдержать российские устремления

.... Российские и немецкие интересы - хотя бы в энергетических вопросах - сейчас совпадают. Германия не является потенциальной антироссийской силой, но государством, которое может создать союз Западной Европы с Россией. А такой союз совершенно недопустим с точки зрения Америки. Это была бы слишком сильная комбинация. Поэтому сейчас именно Польша станет нашим стратегическим союзником в этом регионе... То, чего хотят американцы, - это остановить Россию в ее экспансии на Запад, оборона линии Карпат... И неважно, кто в ближайшее время будет править нашей стране - Обама, Буш или кто-то другой, - Америка сделает все, чтобы Польша была как можно более сильной.

...В ближайшие десятилетия силы Германии и России значительно уменьшатся. Возникнет вакуум, в котором должен появиться новый могучий игрок. География говорит, что это может быть только Польша. Если вы используете этот шанс, вы можете стать двигателем Европы и одним из важнейших государств в мире. Особенно, если вы будете опираться на своего "экзотического" союзника (США - прим. Н.М.)... Россия, которая кажется такой сильной, становится все слабее, а Германия теряет свое значение. Но когда старые державы клонятся к упадку, всегда возникает что-то новое... Новый соперник появится в Европе в XXI веке. Турция...

- Когда вы упомянули Турцию, я подумал о XV и XVI веках. Германия тогда была раздроблена и слаба, а с Россией никто не считался. Польша же была могучим государством, и нашим главным соперником была именно Османская Империя, с которой мы воевали на юго-восточных рубежах.

- Отвечу так: в моей новой книге ("Следующие сто лет: предсказание на XXI век" - прим. Н.М.) - в которой я описываю то, как пойдет история мира в этом веке - среди прочих карт я поместил карту Польши до разделов. История любит повторяться".

(2) Подробнее: Мировой кризис, Европа и "зоны умолчания" на постсоветском пространстве // www.imperiya.by, 4.10.2009.

(3) Цит. по докладу зам. декана факультета мировой экономики и мировой политики Высшей школы экономики А. Суздальцева "Восточное партнерство" ЕС и риски для России" на заседания Научно-экспертного совета ОДКБ по теме: "Геополитическая обстановка в зоне ответственности организации Договора о коллективной безопасности и прилегающих районов". 22.09.2009.

(4) БелаПАН, 14.05.2008.

(5) РБК-Украина, 13.05.2008.

(6) Украина постепенно теряет статус транзитного государства // РБК, 28.07.2008.

(7) Минск и российско-венесуэльская нефть // REGNUM-Беларусь,18.03. 2010.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
25.04.17
Who is мистер Гомер Симпсон?
NB!
25.04.17
Вышла ли Польша на перепутье?
NB!
25.04.17
Франсиско Миранда, авантюрист и революционер
NB!
25.04.17
Сердце российского подводного флота: Северодвинск восстанавливает мощь
NB!
25.04.17
В Дагестане трасса М-29 разблокирована после освобождения дальнобойщиков
NB!
25.04.17
Мастер слова и стиля среди нас
NB!
25.04.17
США сократят финансовую помощь Украине в 2018 году на 69%
NB!
25.04.17
По ком звонит Мечеть Парижской Богоматери
NB!
25.04.17
Фабрика законов: как строится новая Государственная дума
NB!
25.04.17
«Врожденный кавалерист-начальник»
NB!
24.04.17
Нетаньяху предъявил ультиматум МИД ФРГ
NB!
24.04.17
Кто и зачем хочет взорвать «Евровидение» 9 мая?
NB!
24.04.17
Европа — от Турции Эрдогана до Франции Макрона
NB!
24.04.17
«Чапаев» научит, как родину любить
NB!
24.04.17
Кризис вокруг Северной Кореи определит отношения США и Китая
NB!
24.04.17
Антитеррор в Нижнем Новгороде: полиция прервала концерт «Машины времени»
NB!
24.04.17
«Против кого Лондон готов превентивно применить ядерное оружие?»
NB!
24.04.17
В Оренбурге Большой благотворительный бал увенчался скандалом
NB!
24.04.17
«Ангелы» и «черти»: Путин нашел новые аналогии своей работы
NB!
24.04.17
Полмиллиарда — в «Черную дыру»
NB!
24.04.17
Кремль прокомментировал идею о вводе миротворцев ООН в Донбасс
NB!
24.04.17
«Пусть приходят»: Маркелов ждет в СИЗО друзей-депутатов