Демократизировать Белоруссию смогут разве что зелёные человечки с Марса: Белоруссия за неделю

Москва, 27 Сентября 2011, 04:35 — REGNUM  

Минск-Брюссель: ляжет ли Европа костьми в борьбе с "болотной диктатурой"?; Литва: Грибаускайте действительно ненавидит белорусскую оппозицию, и Лукашенко действительно её кумир; Суд над обвиняемыми в теракте в метро: почему невозможно поверить в официальную версию; Свободный курс белорусского рубля: насколько устойчив рост национальной валюты?; День воссоединения: почему так мало делается для увековечивания памяти о борьбе белорусов с польскими оккупантами?

Минск-Брюссель: ляжет ли Европа костьми в борьбе с "болотной диктатурой"?

Достоянием гласности стало послание министра иностранных дел Болгарии Николая Младенова Верховному представителю Евросоюза по иностранным делам Кэтрин Эштон, касающееся переговоров с белорусскими властями, пишет "Солидарность". Самое забавное, что почти всё обещанное дипломату Александр Лукашенко выполнил.

Текст письма выложил в своем блоге политолог Денис Мельянцов, отмечает издание. По его словам, документ, датированный 28 августа, был распространен среди членов экспертной рабочей группы по Белоруссии, которая недавно встречалась в Вашингтоне (с текстом письма можно ознакомиться здесь).

Как выясняется, глава болгарского внешнеполитического ведомства летал в Минск без ведома баронессы Эштон, говорится в статье. Это следует из текста письма и подтверждается по другим каналам. Между тем, Младенов обязан был согласовывать действия подобного рода с структурами Евросоюза. В результате министр получил нагоняй из Брюсселя, несмотря на все свои достижения.

Стоит отметить, что почти всё обещанное болгарскому дипломату глава Белоруссии выполнил, пишет "Солидарность". 1. Уголовные дела в отношении 4 фигурантов событий 19 декабря 2010 года были прекращены еще до встречи Лукашенко с Младеновым. 4 политзаключенных вышли на свободу 1 сентября. 2. Следующая партия помилованных была освобождена 14 сентября. 11 политзаключенных по-прежнему находятся в местах лишения свободы. Но до конца сентября/начала октября время еще есть. 3. 29 августа на совещании педагогического актива Белоруссии Александр Лукашенко предложил "всем здравомыслящим и любящим свою страну людям, к какому бы политическому лагерю они ни принадлежали, сесть за круглый стол". Никакого развития на данный момент эта инициатива не получила. Видимо, в Минске никак не могут найти стол нужного формата. 4. Там же Лукашенко сказал: "И Европейскому Союзу, другим европейским и международным структурам, хотел бы предложить и РФ, направить своих представителей для участия в этом круглом столе".

Поэтому нельзя сказать, что визит Младенова в Минск оказался безрезультатным, отмечает издание. Однако все достижения министра могут быть перечеркнуты его невероятной политической наивностью. "Президент казался искренним в своем стремлении перевернуть страницу прошлого таким образом, чтобы страна могла двигаться вперед. Он говорил о необходимости новой конституционной договоренности, которая приведет страну к многопартийной демократии, и об опасности концентрации "слишком большой власти", как он это сделал", - цитирует Младенова "Солидарность".

Сколько уже народу попалось на эту удочку! - говорится в статье. Пребывающему в эйфории министру можно порекомендовать для более адекватной оценки происходящего побеседовать, например, с Гебхардтом Вайсом, некогда послом Германии в Белоруссии. Или коллегами Младенова из Литвы, которая тоже длительное время выступала в роли адвоката белорусского руководителя на международной арене.

Вести переговоры с Лукашенко можно и нужно, считает издание. Но ни в коем случае не рассчитывая на его искренность и добрую волю, а, наоборот, будучи все время настороже и готовым к любым финтам со стороны официального Минска. Иначе партнер главы Белоруссии по дипломатическому танцу рискует рано или поздно оказаться в дурацком положении, резюмирует "Солидарность".

Точный текст письма министра иностранных дел Болгарии руководителю внешней политикой Евросоюза не открыл почти ничего нового по сравнению с предыдущими сообщениями об этом документе, пишет белорусская редакция "Радио Свобода". Правда, некоторые особенности следует все же отметить. Например, то, что Александр Лукашенко заранее сообщил болгарскому собеседнику о намерении предложить "круглый стол" с участием оппозиции. Также достойны внимания чаяния главы болгарского МИД, что под присмотром европейских "мудрецов", вооруженных опытом перехода к демократии европейских стран, белорусская власть и оппозиция вместе будут быстро продвинуться по пути демократизации, благо и сам Лукашенко, как выясняется, изнемогает под тяжестью слишком уж сосредоточенной власти. Надежды могут быть разные, иногда наивные и завышенные, но из письма следует, что г. Младенов ничего в ответ на предложенные шаги Минска Лукашенко не обещал. Со своей стороны белорусские власти свои обещания, по крайней мере, в части освобождения политзаключенных, пока постепенно выполняют.

Правда, с "круглым столом" получается не настолько гладко - 9 сентября Лукашенко в горячей речи пояснил, что переговоры с оппозицией вести якобы не собирается, продолжает издание. Хотя филиппики главы государства были нарочно сооружены так сумбурно, что из них формально не следовало, что разговоров или "круглого стола" с оппозицией не будет. Как метко отметила в передаче "Пражский акцент" Ольга Карач, глава Белоруссии всегда каждое соглашение из его участием пытался отрицать - а вдруг можно что-то из обещанного не выполнять. Сколько подобных ситуаций было с Россией, собственно, все отношения официального Минска с восточным соседом и состоят из этих испытаний. Партнеры Лукашенко никогда не должны быть уверенными, что им хоть что-то гарантировано, что хоть что-то будет сделано автоматически. Не исключено и другая причина эмоционального взрыва Лукашенко 9 сентября - сам факт утечки информации о его встрече с Младеновым, и особенно о тех обещаниях, которые президент Белоруссии при этом на себя взял.

В условиях, когда эта информация стала достоянием гласности, для Лукашенко гораздо труднее сохранить лицо, создать хотя бы иллюзию, что он уступает не обстоятельствам и давлению, а искренности собственной души, говорится в статье. По крайней мере, баланс плюсов и минусов после обнародования деталей соглашения изменился, минус для белорусского правителя в виде потери лица существенно увеличился.

В практическом плане визит Младенова имел реальный результат - на свободу вышли большинство политзаключенных, пишет издание. Официальному Минску за это не было заплачено или даже обещано ничего. Разве лучше было непоколебимо ждать назначенной некоторыми политиками на конец года капитуляции Лукашенко - а до этого политзаключенные могли и еще посидеть в тюрьме? А если прогноз по поводу капитуляции разделил бы судьбу предыдущих подобных прогнозов? Так все же хорошо или плохо, что политзаключенные вышли на свободу? Или чем хуже - тем лучше?- резюмирует "Радио Свобода".

Президент выступил с очередной эскападой обвинений в адрес Запада и оппозиции, пишут "Свободные новости плюс". В последнее время комментировать, искать подлинный смысл в выступлениях А. Лукашенко становится все труднее. Уже давно стало привычным, что словесная живопись главы государства создает свою собственную неповторимую картину мира, далекую от повседневной реальности.

Но с началом системного кризиса белорусской социальной модели мы наблюдаем новый вид девальвации - это девальвация официальных заявлений, продолжает издание. Слова теряют смысл, политический вес, значение, содержание, превращаются в некие ритуальные речевые экзерсисы. Но проблема для власти состоит в том, что именно так и стало воспринимать их выступления белорусское общество. В авторитарном политическом режиме руководители избавлены от необходимости отвечать за свои слова. Например, как можно реагировать на обещание президента, сделанное 16 апреля: "Сегодня-завтра-послезавтра мы выравняем ситуацию по валютам - это дело нескольких дней, может быть, неделя". В этом смысле и нужно рассматривать президентское заявление, сделанное в пятницу, об отказе от "круглого стола" с оппозицией: "Услышали, что Лукашенко что-то сказал. Они это восприняли как переговоры с оппозицией. Я о переговорах не говорил и говорить не собираюсь. Я ни с кем из них не собираюсь переговариваться".

Заявление президента 29 августа, в котором он предложил сесть за "круглый стол" "всем здравомыслящим и любящим свою страну людям, к какому бы политическому лагерю они не принадлежали", было однозначно воспринято всеми СМИ как призыв оппозиции к переговорам, говорится в статье. Интерпретировать это иначе было сложно. Даже агентство "Интерфакс" озаглавило информацию об этом заявлении так: "А. Лукашенко предлагает представителям оппозиции сесть за "круглый стол". Обратите внимание, президент также пригласил на это мероприятие ЕС и Россию, что тем более не оставляло сомнений в диалоге с политическими оппонентами. Теперь выясняется, что его не так поняли, пишут "Свободные новости плюс". Если глава государства не собирается вести переговоры с оппозицией, то тогда с кем? Он разъяснил, что "весь политический спектр должен быть представлен там: и союз женщин, и профсоюзы". Иначе говоря, вместо реального "круглого стола" предлагается провести встречу с огосударствленными марионеточными организациями. Т. е. организовать пропагандистское шоу, типа Всебелорусского народного собрания. Только что делать на таком церемониально-бутафорском форуме достопочтенным представителям ЕС и России? В ходе реальных переговоров они могли выступить в роли посредников, модераторов, но теперь выясняется, что их пригласили на театральный балаган. И кого такой подменой власти собираются ввести в заблуждение? И если Запад не поведется на эту потешную кампанию, то тогда в чем вообще смысл самой дебютной идеи?Но такие вопросы возникают, только если пытаться искать смысл в публичных заявлениях белорусских официальных лиц. Если он и есть, то не прямой, а спрятанный в глубине сознания. И обязательно нужен переводчик, исполняющий роль толкователя снов верховного гуру.

Однако попытаемся как-то рационализировать пятничные ответы президента на вопросы журналистов, продолжает издание. Первая версия, которая лежит на поверхности, состоит в том, что А. Лукашенко не понравилась утечка информации о его тайных переговорах с министром иностранных дел Болгарии Н. Младеновым. Причем, не сам факт встречи, а публично обнародованные обещания, которые он дал ЕС: освобождение политзаключенных до октября и проведение "круглого стола" с оппозицией. Это выглядело как демонстрация слабости белорусского лидера, едва ли не капитуляция, будто прижатый к стенке экономическим кризисом, жестким давлением Запада и России, он позорно уступил. Вопрос о "круглом столе" оказался в центре общественного внимания. И самое главное, общество, номенклатура, оппозиция могли воспринять эти обещания как признак политического ослабления президента. Со всеми вытекающими отсюда последствиями (его больше не боятся, страна выходит из-под контроля и пр.). И он открутил все назад.

Вторая версия, которая, впрочем, не противоречит первой, состоит в том, что нечто не срослось, поломалось в закулисном торге между Минском и ЕС, говорится в статье. Из комментария министра иностранных дел Болгарии Н. Младенова известно, что положила на стол переговоров белорусская сторона: освобождение политзаключенных и проведение "круглого стола" с оппозицией. Не ясно, что взамен готов сделать ЕС. Польская газета "Rzeczpospolita" сообщила, что Младенов предлагал Белоруссии 2 миллиарда евро. Правда, МИД Болгарии тут же это опроверг.

Из заявления белорусского лидера выясняется еще один интересный момент: Международный валютный фонд тоже требует освобождения политзаключенных в качестве условия выделения кредита, пишут "Свободные новости плюс". Видимо, все же не сам МВФ, а представители США и ЕС по дипломатическим каналам выдвинули такой ультиматум.

Можно попытаться в качестве гипотезы реконструировать происходящий закулисный торг таким образом, продолжает издание. Н. Младенов пообещал так нужный теперь Белоруссии кредит в обмен на освобождение политзаключенных. Однако в ЕС по этому вопросу возникли разногласия, размен не получил одобрения всех членов Евросоюза. Минску было заявлено, что вопрос о кредитах Белоруссии (возможно, от МВФ) может быть рассмотрен только после освобождения политзаключенных.

Здесь любопытна роль Польши, говорится в статье. Информация о 2 миллиардах евро появилась в польской газете. Есть версия, что всю эту утечку организовал МИД Польши. Якобы для того, чтобы связать А. Лукашенко этими вытащенными на публику обещаниями и закрыть дорогу назад, к отступлению. Если это действительно так, то все получилось с точностью до наоборот.

В любом случае, расчеты белорусского руководства на то, что геополитический фактор в действиях ЕС окажется важнее демократических ценностей, скорее всего пока не оправдываются, пишут "Свободные новости плюс". С А. Лукашенко стали разговаривать на понятном ему языке, нажимая на самое уязвимое, болезненное место, увязывая вопрос о кредите с освобождением политических узников. Это взорвало белорусского лидера, вызвало поток бранных слов в адрес Запада и оппозиции. Потекла привычная песня о неисчислимых врагах, которые беспрестанно чинят заговоры против синеокой Белоруссии: "Все сегодня почувствовали запах крови. Думают, раз белорусы на колени стали, надо их добить, забрать предприятия, народ подчинить".

Естественно, президент отрицал всякий торг с ЕС и США, отмечает издание. Заявления о том, что Белоруссия пытается выторговать поддержку Запада в обмен на освобождение осужденных за массовые беспорядки 19 декабря 2010 года, он назвал "полной чушью". А. Лукашенко дезавуировал информацию Н. Младенова, взял назад свои обещания и, судя по всему, ситуация возвращается к нулевому варианту, резюмируют "Свободные новости плюс".

Минск и Европа, как карамельку во рту, перекатывают словечко "перезагрузка", которое ввели в дипломатическую моду Вашингтон и Москва, пишут "Белорусские новости". Понятное дело, державным мужам Синеокой хочется походить на грандов мировой политики. Иные же европейские неофиты, подхватив компьютерную метафору, вероятно, и не представляют, какое глючное это дело - "белорусский вопрос". Есть ли у Брюсселя надежный антивирус от фирменных троянов официального Минска? Ответ не очевиден.

Независимые комментаторы уже вдоволь постебались над наивностью болгарского министра Николая Младенова, доложившего в Брюссель после августовской миссии в столицу "последней диктатуры Европы", что здешнее руководство сетует на избыток власти и, похоже, искренне настроено на демократические реформы, продолжает издание. Да уж, держите карман шире!

О готовности перезагрузить отношения с Брюсселем заявил Александр Лукашенко, принимая 20 сентября верительные грамоты у главы представительства ЕС латышки Майры Моры, говорится в статье. Та назавтра на пресс-конференции сделала ответный жест. Правда, осторожно: "ЕС готов открыть новую страницу в отношениях с Белоруссией, если обстоятельства это позволят". Позиция Евросоюза известна: сначала освободите и реабилитируйте политзаключенных, а потом уж начнем говорить обо всем остальном. Остальное для Минска сводится к материальным выгодам (кредиты, инвестиции и прочее). Европа же лелеет (или делает вид, что лелеет) надежду приблизить режим к демократическим стандартам. В частности, госпожа Мора считает, что у властей Белоруссии есть возможность заработать баллы, проведя по этим стандартам в 2012 году парламентские выборы.

Тем временем политзаключенных освобождают партиями, остался самый дорогой лот, хотя и Минск, и Европа усиленно заверяют, что никакого торга нет, пишут "Белорусские новости". Так или иначе, но специфический гуманизм исторгается дозами и явно коррелирует со степенью финансово-экономических трудностей режима. Плюс - зависит от того, насколько берет за жабры Москва (с совсем другими, конечно, чем у ЕС, "предъявами"). Вполне возможно, что вскоре на свободу выйдут и остальные декабристы. А при идеальном развитии сюжета - все те, кого Запад считает политическими (среди них правозащитник Алесь Беляцкий). Хотя это может стать предметом особого торга, равно как и вопрос реабилитации.

В принципе, режим пока ничем не рискует, продолжает издание. Он точно так же обнулил список политических в августе 2008 года - и получил от Брюсселя пряник диалога вместо изоляции. Получается, можно периодически набирать заложников - и потом за счет такого вот "гуманизма" получать дивиденды на международной арене?

Впрочем, как ни сокрушайся по поводу цинизма политики, но, как отметил в интервью для "Белорусских новостей" аналитик Белорусского института стратегических исследований Денис Мельянцов, "альтернативы диалогу не просматривается - и ЕС, и Минск в нем заинтересованы". Собеседник прогнозирует, что диалог "скорее всего, начнется уже в этом году после освобождения политзаключенных. Иное дело - дальнейшее продвижение в отношениях".

Может показаться, что отношения Минска с Западом ходят по кругу, продолжает здание. На самом деле процесс развивается по спирали. При некотором подобии фаз сегодня у режима слабее позиции, а у Европы - больше отрицательного опыта.

Рассуждая о граблях, на которые любит наступать Запад в отношениях с Минском, надо, однако, отдать должное: на сегодняшний день Брюссель и Вашингтон вынудили-таки режим пойти на односторонние уступки, говорится в статье. "Сейчас Евросоюз будет гораздо осторожнее в ангажировании белорусских властей, чем в прошлый раз", - прогнозирует Денис Мельянцов. По мнению аналитика, Минску предложат "продемонстрировать серьезность своих намерений, предпринимая реальные, а не имитационные шаги в сторону реформ".

Другое дело - насколько европейские полисимейкеры, у которых головных болей и без того хоть отбавляй, озабочены "белорусским вопросом" не вербально, а фактически? - задаются вопросом "Белорусские новости" Станет ли у Евросоюза пороху на сильную стратегию и ее методичное воплощение? Майра Мора признает: один из главных интересов ЕС - "в том, чтобы транзит энергии и транспорта проходил через Белоруссию без препятствий". Политические реформы, конечно, тоже желательны, и какую-то дорожную карту в Брюсселе на сей раз, видимо, сварганят. Но ложиться костьми в борьбе с болотной диктатурой, которая все же избегает кровавых излишеств а-ля Каддафи, исправно качает газ и ловит нелегалов, - Брюссель, естественно, не собирается.

Обозреватель-международник Роман Яковлевский в комментарии изданию напомнил: руководитель Белоруссии не единожды заявлял, что у нас не меньше, а то и больше демократии, чем на Западе. То есть внутренних побуждений к прогрессу у правящей верхушки - ни капельки. При этом эксперт сомневается и в степени принципиальности Брюсселя, допуская, что "там могут удовлетвориться и таким освобождением экс-кандидатов в президенты, как высылка на Запад по-советски". Яковлевский считает, что такая перспектива особенно реальна для Андрея Санникова.

Факт то, что воевать за белорусскую демократию вместо самих белорусов Европа не будет, говорится в статье. Иным тутошним романтикам стоило бы отбросить иллюзорное представление, что у Запада есть некие повышенные обязательства по части приближения светлого будущего в стране, народонаселение которой в значительной своей массе безропотно съедает муляж выборов и рекордную гиперинфляцию.

Так что, никаких вариантов всколыхнуть болото, запустить процесс перемен? - задаются вопросом "Белорусские новости". "Если бы зеленые человечки высадились с Марса и заменили реальных игроков белорусской политической сцены, то можно было бы использовать избирательную кампанию как инструмент демократизации Белоруссии", - иронизирует минский политический обозреватель Павлюк Быковский. Однако в реальной ситуации, добавляет собеседник издания, власти, скорее всего, заинтересованы в сохранении статус-кво и лишь видимости реформ, в то время как оппозиция недостаточно сильна, чтобы заставить правящий класс реально менять ситуацию.

И вот вам иллюстрация, продолжает издание. Молчаливая акция 21 сентября - второе издание "сетевой революции" - проходила под пристальным взором Европы: та же Майра Мора предупредила белорусские власти, что это будет такой тест на готовность к декларированной перезагрузке. Тест был сдан легко по причине крайней малочисленности акции. Прелесть новизны утеряна, креативный порох сожжен. Власть взяла под колпак администраторов сетевых сообществ, других активистов, потенциально революционную прослойку студентов. А народу брошена подкормка - по 500 тысяч "овощных"; к тому же самое время солить припасы на трудную зиму. В итоге - "няма таго, што раньш было". А когда "хлопающе-топающе-мычащих" мало, можно и не вязать, блеснуть перед Европой толерантностью к фронде.

Начинается новая игра с Брюсселем, говорится в статье. Как прогнозирует Павлюк Быковский, белорусское руководство попытается реализовывать многовекторную стратегию, "пробуя выиграть на столкновении интересов России и ЕС в некоторых областях". Сейчас отечественные державные мужи станут, в частности, кормить Запад обещаниями пропустить в парламент оппозицию. Так было и перед выборами 2008 года. В итоге никого не пустили, но Евросоюз, уже втянутый тогда в ловушку нормализации отношений, стерпел этот шлепок тряпкой по лицу.

На выборах 2012 года, возможно, пару-тройку мандатов неким фигурам и дадут, пишут "Белорусские новости". Но где гарантия, что фигуры не окажутся марионеточными? После откровений экс-узников "американки" Алеся Михалевича, Владимира Кобеца, заявивших о вербовке, оппозиционеры еще суровее косятся друг на друга: а ты, брат, часом не давал расписку дьяволу?

Режим пока уверенно держит внутреннюю ситуацию под колпаком, отмечает издание. И никакой Запад не сделает нам чудес демократизации. Только сами белорусы способны (если способны) совершить то, что в мудрой сказке Шварца называется "убить дракона", резюмируют "Белорусские новости".

Литва: Грибаускайте действительно ненавидит белорусскую оппозицию, и Лукашенко действительно её кумир

БелГазета опубликовала интервью с главным редактором литовского издания Lietuvos rytas Римвидасом Валаткой, который рассказал, кто такая Даля Грибаускайте, почему она ненавидит белорусскую оппозицию и как на самом деле относится к Александру Лукашенко.

Президент Литвы Даля Грибаускайте, выступая на минувшей неделе по радио, раскритиковала белорусских оппозиционеров, пишет БелГазета. По ее словам, "часть из девяти кандидатов в президенты" финансировалась и поддерживалась Кремлем. Другие оппозиционеры не заботятся о независимости страны, а только "стремятся получить больше денег": "Мы чаще всего не слышим, что их приоритетом и целью является независимая Белоруссия... Чаще всего слышим, что нужно больше денег и что Россия, в принципе, - друг".

Никто из литовских политиков ей, по сути, и не возразил, отмечает белорусское издание. Председатель комитета по иностранным делам Сейма Литвы Эмануэлис Зингерис отметил, что белорусские оппозиционеры сидят в тюрьмах, а главный могильщик демократии в нашей стране отнюдь не оппозиция. Но даже он ничего не сказал о самой Дале Грибаускайте, о ее возможных мотивах и о том, что в этой ситуации куда органичнее выглядели бы лаконичные извинения - хотя бы перед семьей Алеся Беляцкого, чьи банковские счета в Вильнюсе были благополучно слиты тамошним Минюстом.

В этих условиях единственным, кто возразил Грибаускайте, был главред газеты Lietuvos rytas, экс-депутат Сейма, основатель либеральной партии, герой борьбы за восстановление независимости Литвы, Римвидас Валатка, говорится в статье. В своей авторской колонке он заключил: "Президент Литвы упустила чудесный повод промолчать".

" - Как вы объясняете удивительные слова Дали Грибаускайте о белорусской оппозиции?

- Мы избрали президентом человека, который не достиг президентского уровня. Не может быть бухгалтер, заочник, преподававший в партшколе для агрокоммунистических лидеров, президентом республики. Грибаускайте никогда не была политиком, всегда являлась управленцем. И сейчас это вылезает наружу. С другой стороны, это очень закомплексованный человек, который на окружающих смотрит сквозь персональную призму. Если собеседник нравится - это превыше всего. Если не нравится - он не имеет никаких шансов. Как бывший управленец, как бывший доцент партшколы, Даля в принципе не может любить людей, склонных спорить с официальными властями. Она всю жизнь была покорной слугой советского строя. Когда он рухнул, это выбило ее с орбиты. Ей все оппозиционеры - будь то из Белоруссии, из России или Литвы - подозрительны. Так что ее слова о белорусской оппозиции меня не удивили. Меня удивляет лишь одно: то, что Грибаускайте за 2,5 года на посту президента так и не поняла, что президент не может трубить на весь мир то, что приходит в его странную голову.

- Тем не менее формально, по штату, советники у нее есть. И произошедшее можно понимать как их ошибку.

- Знаете, литовец, интересующийся политикой, вопрос так не формулировал бы. В Вильнюсе всем известно, что советники - это те, на кого кричат, но никогда не прислушиваются к их мнению. Это стадо, которое идет сзади президента и у которого нет даже права слова. Да, они называются советниками, они получают деньги как советники, но занимаются они распространением мнения президента Литвы. А не формированием этого мнения. Она сказала ровно то, что думает. Ей можно верить. Действительно, она ненавидит белорусскую оппозицию. Действительно, она ненавидит всех конкурентов Лукашенко. Даже если они набирают полпроцента или процент голосов. В принципе, Александр Лукашенко - ее кумир, по складу ее ума, по ее характеру. Ей он как человек нравится. И я так говорить не боюсь. Ведь ее слова об оппозиции - не первый случай. Более того, то, что Литва предала Беляцкого, то, что она передала документы о его счетах в банках - это не ошибка Литвы. Это не ошибка МИДа. Министр юстиции Литвы так проводил политику президента Литвы. Я не могу этого доказать, но, думаю, что президент Литвы в данном случае пытался сыграть какую-то партию. Например, мы вам Беляцкого, вы нам - генерала Усхопчика ( бывший командир вильнюсского гарнизона советской армии в 1991 г. Владимир Усхопчик обвиняется в Литве в организации убийств литовских граждан во время событий, связанных со штурмом вильнюсского телецентра - ИА REGNUM). В случае реализации этой комбинации Грибаускайте чувствовала бы себя увереннее в глазах правых избирателей, консерваторов Литвы. Потому как многие правые избиратели Литвы смотрят на нее с опаской. Поскольку она никогда не участвовала ни в "Саюдисе", ни в борьбе за независимость. А ирония судьбы состоит в том, что она оказалась кандидатом-консерватором. То, что Беляцкий был сдан Минску, наверняка произошло с тихого согласия президента Литвы. А, может быть, и не тихого", - заявил Валатка в интервью БелГазете.

"Думаю, высказаться об оппозиции ее заставила не погоня за рейтингом, а месть, - полагает литовский журналист. - После провала с Беляцким, после того как Литва упала лицом в грязь, президент еще больше возненавидела оппозицию Белоруссии - как силу, мешающую ей работать. В пропрезидентских литовских СМИ последние две недели то и дело проскальзывала мысль, что оппозиция в Белоруссии - грязная и что-то в ней неладно. Так что с точки зрения пиара сокрушительное выступление Грибаускайте было завершающим ударом".

Отвечая на вопрос, почему литовские интеллектуалы и депутаты сейма не реагируют должным образом на заявление Грибаускайте, Валатка заявил: "Этот вопрос заставляет меня краснеть. Знаете, почему я написал этот комментарий? Когда я услышал слова президента, я без проверок и звонков политикам и интеллектуалам понял: никто в этой стране не скажет ни единого слова против чудовищного заявления Грибаускайте. Почему все молчат? Потому что - особенно после вступления в ЕС - все обросли жиром. Это прежде всего касается политиков и интеллектуалов. Все хотят жить хорошо. Все хотят получать деньги европейских фондов. И, если ты будешь высказываться резко, ты, или твой зять, или твоя дочь не получат очередного перевода европейских денег. Или потеряешь начальственное кресло. В Литве последние 3-4 года очень остро чувствуется нежелание людей говорить, что думаешь. Мы особенно остро сталкиваемся с этим в прессе. Если нужно прокомментировать слова премьер-министра, я с легкостью найду сто человек, которые пожелают на эту тему выругаться. Но если нужно критически оценить деятельность президента, то у меня останется 3-5 собеседников. Очень мало людей, понимающих обязанность интеллектуалов - говорить правду, всегда и везде. Мы стали "европейцами" - именно в кавычках - быстрее, чем сами европейцы. Мы ожирели быстрее, чем они. А то, что президент у нас такой, означает, что большинству граждан такая ситуация нравится. Мало людей хочет думать собственной головой. Куда больше тех, кому желательно, чтобы им сверху кричали, что делать, что думать, в какую сторону двигаться".

"Лукашенко сидит у вас во власти. А у нас, у каждого второго литовца, он сидит в голове", - заявил Римвидас Валатка в интервью БелГазете.

Резкая критика в адрес белорусской оппозиции, прозвучавшая недавно из уст президента Литвы Дали Грибаускайте, возможно, имеет под собой экономическую основу, пишет "Завтра твоей страны". Именно на прошлой неделе было официально объявлено о крупнейшем в истории Литвы транзитном контракте с Белоруссией на перевалку нефтепродуктов. Издание анализирует, как переплелись за последние годы интересы литовского бизнеса и белорусского государства.

Исторический контракт подписали на днях Белорусская нефтяная компания (при участии дочерней компании "Трансхема") и литовский нефтетерминал Klaipedos nafta, пишет "Завтра твоей страны". Согласно информации на официальном сайте Klaipedos nafta, в течение 2011-2012 годов БНК и "Трансхема" отгрузят через нефтетерминал около 2,5 млн тонн мазута, произведенного на Мозырском НПЗ и Новополоцком "Нафтане". Генеральный директор Klaipedos nafta Рокас Масюлис в комментарии для литовских СМИ назвал этот контракт, позволивший литовской компании полностью закрыть портфель заказов на 2012 год, "историческим соглашением". По его словам, если не считать отгрузок масел с расположенного на территории Литвы польского завода Orlen, это крупнейший контракт в истории Klaipedos nafta. Объем контракта Klaipedos nafta и "Трансхемы" на 2010-2011 год составил 720 тыс. тонн мазута.

Литовская сторона отмечает, что взаимовыгодное сотрудничество БНК и Klaipedos nafta продолжается уже четыре года, продолжает издание. В прошлом году литовский терминал выступал связующим звеном для перевалки в Белоруссию венесуэльской нефти. Также через Клайпеду вывозился выработанный в Белоруссии из венесуэльской нефти мазут для англо-голландского концерна Shell.

Заинтересованность Klaipedos nafta в белорусских заказах подтверждается финансовыми результатами, говорится в статье. Белорусские партии нефтепродуктов, следующие через Клайпеду, позволили терминалу зарабатывать даже тогда, когда остановился на ремонт один из основных клиентов - завод Orlen Lietuva. Как сказано в отчете компании за первое полугодие 2011 года, доход Klaipedos nafta по сравнению с аналогичным периодом прошлого года вырос на 26% (до 18,5 млн евро), а чистая прибыль на 58% (до 8 млн евро).

Сотрудничество с белорусскими властями приносит хорошую прибыль не только нефтетерминалу Klaipedos nafta, пишет "Завтра твоей страны". Сейчас белорусские товары составляют в общем объеме транзита через Литву около 30% всего потока и, в частности, обеспечивают до 25-30% загрузки Клайпедского порта. По итогам 2010 года белорусские грузы обеспечили 66% всего объема транзитных грузов через Клайпедский порт, что на 30% больше, чем в 2009 году. Выгоду извлекает как государство в целом, так и частный бизнес Литвы. Ключевой фигурой белорусско-литовского транзита является литовский миллионер, владелец Achemos grupe Брониславос Лубис. Его интересы простираются на две главные позиции белорусского транзита через Литву: нефтепродукты и удобрения.

Achemos grupe является вторым по величине после государства совладельцем упоминавшейся выше компании Klaipedos nafta, сообщает издание. У государства - 70,63% акций нефтетерминала, у Achemos grupe - 9,58%. Кроме того, Achemos grupe - основной акционер крупнейшей литовской стивидорной компании KLASCO. Ей принадлежит один из двух терминалов в Клайпеде, через которые осуществляется перевалка белорусских удобрений. Начиная с 2007 года, Клайпеда вышла в лидеры по перевалке белорусских удобрений в соперничестве с латвийским Вентспилсом и сохраняет эту позицию до сих пор. В 2007 году через Клайпеду прошло 2,75 млн. тонн удобрений, а через Вентспилс - 2,46 млн тонн. Если в 2008 году через литовский порт было отгружено 3,05 млн тонн удобрений, то через латвийский - 1,39 млн тонн. В 2009 году Вентспилс вообще выпал из планов "Беларуськалия", а через Клайпеду было отгружено 2,437 млн тонн белорусских удобрений. В 2010 году поставки удобрений через Вентспилс были возобновлены, но уже в начале 2011 года приостановлены по экономическим причинам.

Для KLASCO Лубиса "Беларуськалий" - один из ключевых клиентов, говорится в статье. В 2010 году доля белорусских грузов в объем транзита, прошедешего через компанию, составила 60%. Бизнесмен запланировал инвестировать 45 млн. литов (примерно 18 млн.долларов) в терминал сыпучих грузов и начать в 2012 году строительство именно с надеждой на увеличивающийся поток белорусских удобрений. По отчетам за первое полугод ие 2011 года, перевалка сыпучих грузов на KLASCO увеличилась на 36% по сравнению с прошлым годом. Главная роль в положительной динамике принадлежала удобрениям. "Радует позиция нашего президента Дали Грибаускайте, что при оценке Белоруссии нельзя ставить знак равенства между властью, народом и экономикой. Санкции Евросоюза в отношении Белоруссии коснулись только властей, но не коснулись народа и экономики. Наши партнеры в Белоруссии не попали в эти списки и смогут приехать к нам на переговоры", - приводит слова Брониславоса Лубиса литовское издание Jura 24.

Еще один оператор по перевалке белорусских удобрений - компания Biriu kroviniu terminalas, подконтрольная бизнесмену Игорису Удовицкису, также получает от этого бизнеса немалые доходы, пишет "Завтра твоей страны". По словам руководства Birių krovinių terminalas, по объемам первого полугодия 2011 года компания уже работает с годовой мощностью 3,7 млн тонн, превышая нынешнюю мощность терминала, резюмирует издание.

Президент Литвы Д. Грибаускайте подвергла критике белорусскую оппозицию за получение финансирования из Кремля и за чересчур "дружеское" отношение к России, пишет "Наше мнение". Отражает ли эта точка зрения позицию Кремля по отношению к белорусской оппозиции? Может ли это заявление Грибаускайте побудить Кремль к более тесному сотрудничеству с белорусской оппозицией?

Издание приводит мнение российского политолога Кирилла Коктыша, согласно которому президент Литвы в данном случае пытается тиражировать мифы, усиленно насаждавшиеся в Белоруссии в период предвыборной кампании самыми разными политическими игроками, в том числе и официальной пропагандой, но не нашедшие своего подтверждения.

Финансирование предвыборной кампании извне прямо запрещено белорусским законодательством, а штабы кандидатов, как выяснилось, были достаточно прозрачными для белорусской власти, отмечает эксперт. В силу этого невозможно поверить, что если бы факт такого финансирования на самом деле был, белорусские власти, привыкшие по максимуму "отжимать" любую ситуацию в свою пользу, вдруг не воспользовались бы такой завидной возможностью. Поэтому, заявляя о российском финансировании кандидатов в президенты, литовский президент тем самым ставит под сомнение способность белорусской власти контролировать ситуацию у себя в стране. Думается, что официальному Вильнюсу следует подтвердить свои заявления и, развивая уже сложившуюся практику взаимодействия, передать официальному Минску имеющиеся у него данные о внешнем финансировании чьей бы то ни было предвыборной кампании.

Что же касается политики Москвы в отношении постсоветских стран, то она с 2004 года, когда были сформулированы ее принципы, она пока остается неизменной, пишет политолог. Во-первых, Кремль не пытается влиять на процессы в сопредельных странах политически, не отказываясь, впрочем, от влияния экономического. Во-вторых, Кремль коммуницирует только с официальной властью страны, даже если у него накопилось к этой власти достаточно собственных претензий. Насколько известно, эти принципы продолжали действовать и в ходе предвыборной кампании в Белоруссии 2010 года.

Кроме того, отмечает Коктыш, в ходе президентской кампании 2010 года программной альтернативы действующему белорусскому режиму не было представлено ни одним из кандидатов, в силу чего изначально было невозможно гипотетическое выстраивание диалога между Кремлем и оппозицией, если бы тот вдруг решил бы пересмотреть свои принципы - уже по причине отсутствия предмета обсуждения. Насколько возможно судить, такая ситуация, - в виде отсутствия программной альтернативы, - в полной мере сохраняется и сегодня, резюмирует Кирилл Коктыш в комментарии изданию "Наше мнение".

Суд над обвиняемыми в теракте в метро: почему невозможно поверить в официальную версию

Навешивание ярлыков, недомолвки, манипуляция фактами, а то и неприкрытая ложь - официальная пресса, приближенные к властям информагентства и штатные пропагандисты делают все возможное, чтобы посеять недоверие к официальной же версии причин трагедии в минском метро, пишет "Наша нива". Примеров много, поэтому остановлюсь на самых свежих.

На пятый день суда по делу терактов государственное агентство БелТА поместило комментарий под заголовком "Они взорвали наше бытие", продолжает издание. Статья очень характерная, так как здесь есть все из вышеперечисленного - от манипуляций до ярлыков. Автор Максим Гилевич начинает с того, что прямо называет обвиняемых Ковалева и Коновалова террористами. Хотя право такое имеет только суд. И не дай бог "Нашей Ниве" такое написать - нас бы сейчас же ждало предупреждение и штраф.

"Мы жили в мирной, спокойной, радостной стране. Взрыв в Витебске казался нам детским озорством. Взрыв в Минске на День независимости - хулиганством, да и слишком жестоким. Взрыв в метро поставил точку", - цитирует "Наша нива" публикацию агентства БелТА. Специфическое, признаюсь, воображение у господина Гилевича о покое и радости, когда полсотни раненых в Витебске и столько же в Минске предоставляются ему только произволом и хулиганством. Что тут говорить о таком "пустяке", как арест сотен демонстрантов и посадка в тюрьму кандидатов в президенты в день выборов. Разве что это уже стало нормой для "спокойной и радостной страны".

Мелочью для автора оказалось и слегка соврать о введении чрезвычайных мер безопасности на массовых мероприятиях, пишет издание. Он утверждает, что "страна стала другой, подозрительной" после 11 апреля. Напомним же ему, что турникеты и металлоискатели появились в 2008 году, после "хулиганства" у стелы на проспекте Победителей.

Далее Максим Гилевич сравнивает результаты расследования взорванных в 1999 году жилых домов в Москве и успехи белорусских следователей в деле 11 апреля, говорится в статье. Он цитирует женщину, что живет в отстроенном на месте московской трагедии доме. Она говорит, что живет с чувством неизвестности, не зная, где рванет в следующий раз. Автор с гордостью говорит, что "в Минске сработали иначе". Что между взрывом и первым днем суда "всего пять месяцев". Я один чего-то не понимаю? А как же официальная версия о том, что обвиняемые уже более десяти лет оттачивали свое черное мастерство? Вслед за БелТА отметилось информагентство "Интерфакс", пишет "Наша нива". Это с его подачи пошла играть на лентах новостей информация о том, за кого в 2006 году голосовал обвиняемый Коновалов (за Александра Милинкевича). Здесь и вопрос к следователям, зачем об этом спрашивали во время допроса. Но еще более непонятно, зачем было публиковать именно этот эпизод из протокола допроса, когда прекрасно известно, что причастности ни Милинкевича, ни кого-либо из его окружения, ни вообще оппозиции к трагедии в метро нет? Почему не напечатать, что Коновалов состоял в БРСМ (Белорусский республиканский союз молодёжи, официальная проправительственная молодёжная организация - ИА REGNUM)? На прошлой неделе журналист государственного телекананала уже обвинил оппозиционных активистов в соболезновании к террористам. Складывается впечатление, что кто-то не останавливает попыток использовать теракт для дискредитации оппонентов. Может отвлечь внимание и подозрения от себя? В любом случае, все это подозрительно, резюмирует издание.

Коновалову - смертную казнь, а Ковалеву - пожизненное заключение". Такими словами на вопрос гособвинителя Алексея Стука о том, какое наказание заслуживают обвиняемые, ответила Юлия Герасимчик, 17-летний брат которой погиб от взрыва 11 апреля, пишут "Белорусские новости". Правда, председатель судебного заседания Александр Федорцов вполне обоснованно уточнил: "При доказательстве виновности"...

Началу допроса потерпевших предшествовали допрос Владислава Ковалева и оглашения протоколов допросов Дмитрия Коновалова, который решил показаний в суде не давать, продолжает издание. Сразу следует заметить, что за шесть прошедших дней судебного следствия была оглашена лишь малая толика материалов 550-томного уголовного дела, самый главный эпизод которого - теракт в метро - еще не рассмотрен.

Показания потерпевших в данном случае по большей части несут в себе трагически-эмоциональную окраску, говорится в статье. Впереди - более существенные судебные процедуры: допрос свидетелей, оглашение результатов многочисленных экспертиз, осмотр вещественных доказательств и т.д. Помнится, Александр Лукашенко заявлял, что главный обвиняемый наглядно продемонстрировал, как он изготавливал взрывчатку и собирал взрывное устройство. А это значит, что проводился следственный эксперимент, который также должен быть задокументирован, в том числе и на видео, и находиться в материалах уголовного дела.

В то же время, озвученные протоколы допросов (с 13 апреля по 28 июня) Коновалова, признавшегося в организации и исполнении терактов 4 июля 2008 года и 11 апреля 2011-го, не дали ответа на вопрос: зачем ему надо было убивать людей, пишут "Белорусские новости". Очевидно, что следствие искусственно "подвело" его под формулировку - "с целью дестабилизировать обстановку в Республике Беларусь" якобы "для устрашения населения" и последующей "смены власти". Дурацкая, мягко говоря, причина, но другой у следователей под рукой не нашлось, а сам Коновалов, похоже, был не прочь им в этом подыграть.

Из протокола допроса Дмитрия Коновалова от 27 мая 2011 года.

Вопрос: Какую цель вы преследовали при совершении преступлений 4 июля 2008 года и в минском метро 11 апреля?

Коновалов: Я совершил данные преступления для устрашения населения, я хотел добиться устрашения населения.

Вопрос: Каким образом, на ваш взгляд, должна была произойти смена, если вы действительно имели цель дестабилизировать политическую обстановку в стране с последующей сменой власти? Почему не состояли в какой-либо политической партии?

Коновалов: Если бы я состоял в какой-либо политической партии, то различные спецслужбы быстро бы вычислили меня, как того, кто совершал теракты. Я так считаю потому, что спецслужбы в первую очередь после терактов проверяют лиц, входящих в оппозиционные партии.

Вопрос: Если ваши показания соответствуют действительности, то почему вы откровенно беспечно вели себя при подготовке и осуществлении взрыва 11 апреля 2011 года?

Коновалов: Такое мое поведение было вызвано тем, что я сделал ошибку при подготовке взрыва 3 июля, я оставил отпечатки пальцев. Мне это было известно. Когда меня 9 апреля дактилоскопировали, я понял, что в ближайшее время установят мою личность, и я буду задержан. Исходя из этого, я 11 апреля вел себя так беспечно.

Вопрос: Если вы совершали преступления для смены политического руководства в интересах простых граждан, то как при этом простые граждане должны были относиться к вам после совершенных вами преступлений? Коновалов: Я наделся, что никто никогда не узнает, кто совершил данные взрывы.

Вопрос: Из ваших показаний следует, что вы надеялись, что никто не узнает, кто совершил данные преступления, но при этом 11 апреля четко знали, что вас в ближайшее время задержат. Как вы можете объяснить это противоречие?

Коновалов: Я не знаю, как это объяснить, я не думал, что меня задержат так быстро...

В итоге получается, что практически с первых часов задержания Дмитрий Коновалов был не против того, чтобы его считали самым настоящим террористом, отмечают "Белорусские новости". Его молчаливое поведение в суде вкупе с уже оглашенными материалами дела практически развеяли сомнения в том, что в клетке находится тот самый преступник. Сомнений этих точно нет у потерпевшей Юлии Герасимчик, пожелавшей Коновалову смерти за убитого им ее младшего брата. Если сегодня не все потерпевшие решились определить свою меру наказания обвиняемым, то в прениях сторон каждый из них сможет это сделать с чистой совестью. Суд обязан будет учесть их слово.

Кстати, в ходе последних дней слушаний все внимание было приковано к Коновалову, который внешне выглядит очень спокойно, отмечает издание. Даже когда потерпевшая Герасимчик предложила его казнить, у него на лице, как говорится, ни один мускул не дрогнул. Что касается Владислава Ковалева, то он в своей части клетки выглядит более "живым" что ли: внимательно следит за процессом, иногда делает пометки на листе бумаги, которая находится рядом с ним в желтой пластиковой папке. Видно, что он живет надеждой избежать обвинительно приговора за соучастие во взрыве в метро. Однако серьезный удар по этим чаяниям в шестой день слушаний нанесла Яна Почицкая. Именно эта девушка весело проводила время с обвиняемыми и вместе с ними была задержана в квартире по улице Короля вечером 12 апреля. В суде она подтвердила свои показания, данные на следствии. А они гласят, что Ковалев не только видел содержимое сумки, в которой была бомба, но и "рылся" в ней вместе с Коноваловым. Сам Ковалев утверждал обратное. Согласно обвинительному заключению, Владислав не только знал о цели приезда друга Мити в Минск, но и помогал ему в приведении устройства в боевую готовность, резюмируют "Белорусские новости".

В суде над предполагаемыми взрывниками метро ничего не ясно, пишет белорусская редакция Радио "Свобода". Невозможно верить БТ - "охранительному телевидению", которое, вопреки законам профессии, освещает события только односторонне. Невозможно верить суду, который осуждает немого за крики "Да здравствует Беларусь!", а безрукого за аплодисменты. Невозможно верить власти, которая приучила нас ничего о себе не знать. Невозможно верить и адвокатам, которым не дали толком поговорить с обвиняемыми. Невозможно верить обвиняемым, так как показания выбиваются. Невозможно верить и независимым комментаторам, ведь откуда они могут что-то знать, когда все закрыто. Словом, попытки сыграть в информационную игру в государстве, которое живет законами пропаганды, а не информации, выглядят, как футбол в бассейне или как заплыв на футбольном поле - как угодно, но в любом случае неадекватно. Нет ничего, на что можно было бы опереться, и чему можно было бы однозначно поверить.

В таких случаях приходится осмысливать вещи косвенные, продолжает издание. Например, факт, что большинство белорусов - за смертную казнь. Позиция эмоциональная, а не продуманная, тем не менее, это факт. Факт и то, что процесс над предполагаемыми террористами должен закончиться смертным приговором. Между этими двумя фактами пробегает электрический разряд. Ситуация небезразлична для всего белорусского общества, а это значит, что белорусское общество впервые в своей истории вынуждено сосредоточиться на теме смертной казни как на чем-то конкретном и причастным себе лично. "Мы требуем перенести процесс до тех пор, когда будет отменена смертная казнь", - говорит в суде пострадавшая от теракта. "Мы за то, чтобы предавать смерти, но только в том случае, если на скамье подсудимых - действительно те люди ", - пишется в десятках комментария. Не важен здесь ни суд, ни БТ, ни Лукашенко - это, к сожалению, реалии. Важно, что в этом месте мы сами от пропаганды переходим к информации. Начинаем по футбольному полю бегать, а в бассейне плавать. В отличие от "охранительного" пропагандиста, обычный человек (и журналист) ставит себя на место суда и на место того, кто на скамье подсудимых. Обычному человеку (и журналисту) видно, что на скамье - не трехглавый дракон, не заматерелый убийца и даже не Брейвик, больной на всю голову. Здесь - "обычные пацаны, которых тысячи "," зачем им это было нужно? ", и вот что существенно -" ничего Достоевского "...

А теперь - на место судьи, говорится в статье. Естественно, все эти лепетания о "дестабилизации", "самореализации" и другие газетные штампы себе самому и в голову не придут. В курилке в таких случаях говорят просто "не заливай" или сложно - "Аркадий, друг, не говори красиво". Единственное, что здесь могло бы убедить - независимая психиатрическая экспертиза с положительным результатом - сумасшедшие. Ничему другому люди просто не поверят, сколько ни заклинай. Неспособность сопереживать чужой боли - это такая же болезнь, как отсутствие почки или глаза - также органа, только в психике. И совершить массовое убийство мирных людей может только сумасшедший. Но это надо доказать. А поскольку в пропаганде задача-то доказывать не ставится (ставится задача заставить думать так, а не иначе), ясно, что результат этого суда предрешен, и никакая общественная мысль его не изменит. Но суд изменит общественное мнение. Ведь представьте, сколько народу подумает: надо предавать смерти, если это они. Сто тысяч? Миллион? А если их накажут, а убеждение в их преступности так и не появится (ведь откуда ему появиться в пропагандистском футбольном бассейне?), придет и следующая мысль - о резонности смертной казни как таковой. Это же завтра каждого могут так упаковать, как этих "обычных пацанов", каких тысячи. Наконец, самый заядлый эмоциональный поклонник смертной казни дойдет до третьей в этой цепочке мысли: лучше не рисковать, резюмирует Радио "Свобода".

Свободный курс белорусского рубля: насколько устойчив рост национальной валюты?

Рыночный курс валют, установившийся на дополнительной биржевой торговой сессии, оказался настолько высоким, что отложенный спрос на валюту, которого все так опасались, никак себя не проявил, пишет "Белорусы и рынок". С 14 сентября в Белоруссии появился рыночный курс иностранных валют, который формируется на торгах на дополнительной торговой сессии на БВФБ (Белорусская валютно-фондовая биржа - ИА REGNUM)на основе спроса и предложения. Первый день торгов оказался практически провальным, но затем ситуация нормализовалась, появились продавцы валюты и белорусский рубль начал укрепляться. А 16 сентября объемы торгов на дополнительной сессии достигли среднего уровня объемов сделок на внебиржевом рынке.

Первые торги на дополнительной валютной сессии, состоявшиеся 14 сентября, можно считать провальными, так как предложение иностранной валюты оказалось крайне низким, продолжает издание. Объем предложения валюты в ходе торгов составил около 8 млн. USD, то есть примерно 5% среднедневной экспортной выручки, а спрос превышал предложение в несколько раз. В частности, спрос на доллары равнялся 57,5 млн. USD, тогда как объем торгов долларами оказался равным 3,3 млн. USD. Валютных интервенций Нацбанк не проводил. Курс доллара по итогам торгов 14 сентября составил 8.600 BYR/USD, российского рубля - 305 BYR/RUB, евро - 12.100 BYR/EUR.

Национальный банк оценил итоги первой дополнительной сессии положительно, говорится в статье. Заместитель председателя правления Нацбанка Тарас Надольный после завершения торгов заявил, что продавцы валюты - экспортеры - заняли выжидательную позицию, но Нацбанк рассчитывает на то, что они активизируются. В Нацбанке, похоже, решили взять экспортеров измором: ведь сейчас не только импортеры не могут купить валюту вне биржи, но и экспортеры не могут ее продать (в значительных объемах). А рубли экспортерам все-таки нужны. Это означает, что рано или поздно предложение валюты на дополнительной сессии вырастет. На это Нацбанк, похоже, и рассчитывает.

При этом способствовать росту предложения валюты административными мерами Нацбанк не собирается, пишут "Белорусы и рынок". Т. Надольный заявил: "Мы приняли принципиальное решение, что доступ на рынок - свободный, свободный спрос и, соответственно, свободное предложение. Кто посчитает необходимым на данный момент или на завтра выставляться на продажу - пожалуйста. Если экспортер считает необходимым некоторое время подождать, мы никаких рекомендаций ни по курсу, ни по тенденциям не предлагаем". Кроме того, Т. Надольный заявил, что в краткосрочном периоде он ожидает снижения курсов по всем основным валютам.

То ли Т. Надольный оказался очень убедительным в своих прогнозах, то ли белорусские рубли стали очень привлекательными, то ли Нацбанк и правительство приняли еще какие-то меры по увеличению предложения валюты, но на вторых торгах, состоявшихся 15 сентября, произошло чудо: предложение валюты выросло и даже превысило спрос, продолжает издание. В частности, спрос на доллары США по каким-то причинам резко снизился и составил всего 15,2 млн. USD против 57,5 млн. USD накануне. Возможно, импортеры решили подождать снижения курсов валют. Предложение долларов США, напротив, выросло до 16 млн. USD. В связи с превышением предложения долларов над спросом биржа установила по итогам торгов на дополнительной сессии курс доллара к рублю равным 8,5 тыс. BYR/USD, на 100 BYR ниже, чем по итогам торгов 14 сентября. Предложение российских рублей на дополнительной сессии 15 сентября составило 106,7 млн. RUB, также превысив спрос, равный 100,4 млн. RUB. Только предложение евро, составившее 2,1 млн. EUR, было ниже спроса, равного 3 млн. EUR. Нацбанк не прибегал к валютным интервенциям, в которых, собственно, не было необходимости. Курс российского рубля снизился на 10 BYR, до 295 BYR/RUB, курс евро вырос на 50 BYR, достигнув 12.150 BYR/EUR.

Каким образом удалось достичь столь удивительного результата, повторим, неизвестно, говорится в статье. Судя по тому, что предложение основных иностранных валют на дополнительной сессии оказалось примерно равным спросу, не исключено вмешательство в формирование заявок на покупку и продажу валюты государственных органов. Но, чем бы это ни объяснялось, предложение валюты на дополнительных биржевых торгах резко возросло, в результате чего объем проданной валюты 15 сентября достиг 23,1 млн. USD в долларовом эквиваленте. На основной торговой сессии в этот день было продано около 38 млн. USD.

На третьих торгах, состоявшихся 16 сентября, положительные тенденции закрепились, пишут "Белорусы и рынок". Предложение иностранных валют снова выросло и снова оказалось примерно на уровне спроса. В частности, предложение долларов США выросло до 28,3 млн. USD, превысив спрос, равный 27,2 млн. USD. Соответственно, курс доллара по отношению к белорусскому рублю снизился на 20 BYR (до 8.480 BYR/USD). Превысило спрос и предложение евро и российских рублей, в связи с чем курс евро опустился на 10 BYR (до 12.140 BYR/EUR, а российского рубля - на 1 BYR (до 294 BYR/RUB). Объем покупки иностранной валюты на дополнительной сессии оказался примерно равным среднедневному объему продажи валюты на внебиржевом рынке в летние месяцы текущего года. То есть ожидаемый огромный отложенный спрос на иностранную валюту со стороны импортеров, можно сказать, пока практически отсутствует. Фактически внебиржевой рынок как бы переместился на дополнительную сессию на БВФБ.

Однако 3 дня - это слишком короткий срок для того, чтобы на рынке проявились какие-либо устойчивые тенденции, отмечает издание. Отложенный спрос на иностранную валюту пока себя практически не проявил, но если иностранная валюта будет слабеть, то спрос на нее со временем может значительно повыситься, резюмирует "Белорусы и рынок".

Правительство и Нацбанк рассчитывают, что множественность курсов на белорусском валютном рынке будет устранена уже в октябре, а единый курс национальной валюты сформируется на отметке где-то между нынешними официальным и рыночным, пишут "Белорусские новости". Это позволит вернуть доверие к белорусскому рублю, что, в свою очередь, должно отразиться на росте депозитов в банках. На вклады населения у правительства расчет особый - именно на эти средства теперь планируется кредитовать предприятия в рамках госпрограмм.

Как заявил на пресс-конференции 21 сентября вице-премьер Сергей Румас, правительство и Нацбанк рассчитывают устранить множественность курсов белорусского рубля в октябре, продолжает издание. "Если все пойдет по плану, то в октябре мы сможем покончить со множественностью курсов", - сказал вице-премьер. В свою очередь, зампредседателя правления Нацбанка Тарас Надольный затруднился сказать, каким в итоге сложится единый курс. "Однозначно можно сказать, что этот курс находится на отметке между нынешними рыночным и официальным. На какой отметке он остановится, посмотрим через две-три недели. Может быть, к концу октября", - добавил Надольный.

Результатами торгов на дополнительной биржевой сессии правительство и Нацбанк удовлетворены, говорится в статье. "Я лично присутствовал на первых торгах и могу сказать, что они проходили без участия Национального банка", - заявил Сергей Румас. Тарас Надольный также подчеркнул, что Нацбанк не проводил интервенций. Более того, по его словам, главный банк страны старался не допустить значительного укрепления белорусского рубля. За последние три торговые сессии Нацбанк выкупил иностранной валюты в эквиваленте примерно 55 млн. долларов.

И Румас, и Надольный уверены, что динамика курса белорусского рубля на укрепление по отношению к доллару и другим основным валютам будет продолжаться, пишут "Белорусские новости". По словам Надольного, в курсообразовании будут превалировать рыночные методы. "Каких-либо жестких границ здесь быть не может, но Нацбанк не будет допускать сильного ослабления или укрепления рубля", - подчеркнул он. Также представитель Нацбанка отметил, что к торгам на дополнительной сессии допускаются заявки абсолютно всех участников рынка без каких-либо ограничений по объемам покупки или продажи.

Как было отмечено, за первые шесть дней дополнительной сессии объем торгов инвалютами вырос в 8,8 раза - с 7,8 млн. долларов до 68,3 млн. долларов в эквиваленте, продолжает издание. Рост объемов предложений инвалюты привел к укреплению курса белорусского рубля, в том числе к доллару на 6,9% (с 8.600 до 8.010 рублей за доллар), евро - на 9,5% (с 12.100 до 10.950 рублей за евро), российскому - на 17% (с 305 до 253 белорусских рублей за российский рубль). Также в Нацбанке отмечают существенный рост валютообменных операций с участием населения, особенно по операциям продажи населению инвалюты. По предварительным данным, с 14 по 19 сентября банками у населения куплено 123,5 млн. долларов в эквиваленте, продано - 15,5 млн. долларов. То есть, чистая продажа населением инвалюты составила за шесть дней около 108 млн. долларов. Кроме того, по словам Тараса Надольного, в последние дни наметилась "определенная тенденция" перевода валютных депозитов в рублевые. По словам зампреда Нацбанка, в целом наблюдается прирост депозитов населения как в белорусских рублях, так и в валюте.

Тот факт, что население вновь понесло деньги в банки, правительство обнадеживает, ведь в условиях, когда государство отказалось от масштабного эмиссионного кредитования, вклады физлиц планируется сделать одним из основных источников финансирования экономики, говорится в статье. Как напомнил Сергей Румас, в начале 2011 года кредитование реального сектора экономики производилось за счет эмиссионных источников. "Сначала госпрограммы финансировались за счет депозитов Национального банка в коммерческих банках. Сейчас правительство размещает остатки бюджетных средств в коммерческих банках для завершения кредитования госпрограмм", - сказал вице-премьер.

Кроме того, Белоруссия не отказывается от практики заимствования средств у других государств и международных финансовых институтов, пишут "Белорусские новости". В частности, продолжаются переговоры со Сбербанком России о выделении Белоруссии 1 млрд. долларов, хотя, по словам Сергея Румаса, очень уж острой потребности в нем уже нет, так как сейчас события на валютном рынке Белоруссии, по мнению правительства, развиваются в позитивном ключе. По словам Румаса, кредит "Сбербанка" планируется под залог акций новополоцкого "Нафтан", хотя ранее в качестве залога в этой сделки фигурировали акции "Беларуськалия". "Мы долго структурировали эту сделку. Две недели назад со "Сбербанком" было подписано соглашение о том, что кредит будет предоставлен под залог акций другого предприятия", - сказал Румас.

Продолжаются переговоры и с Международным валютным фондом о новой программе сотрудничества, под которую Белоруссия также рассчитывает получить кредит, продолжает издание. Причем, как сообщил Сергей Румас, премьер-министр Михаил Мясникович поручил правительству активизировать эти переговоры. По словам Румаса, "во многом камнем преткновения" при обсуждении новой программы сотрудничества с МВФ было отсутствие понятного курсообразования, что не позволяло начать полноценные переговоры. С открытием второй сессии на бирже эта проблема "в большей мере" снимается, МВФ положительно оценивает шаги по устранению множественности курсов, сказал Румас.

Назвать сумму кредита, которую Минск рассчитывает получить от МВФ, Сергей Румас затруднился, говорится в статье. "Основным для нас является программа и что в ней будет записано. Это предмет серьезных и долгих переговоров. А суммы называются разные: мы можем претендовать на финансирование от 3 до 7 млрд. долларов", - уточнил вице-премьер.

Одно из классических требований МВФ, как известно, - сдерживание роста зарплат, пишут "Белорусские новости". Однако на фоне существенного роста цен на товары и услуги покупательская способность нынешних зарплат белорусов ушла чуть ли не в минус, что, естественно, создает зримые предпосылки для роста социальной напряженности. Придуманное в правительстве индексирование зарплат ситуацию не смягчило, так как действенной компенсацией инфляционных потерь эти подачки не стали. Сейчас правительство предлагает проверенную временем меру - повышение с 1 октября тарифной ставки первого разряда. В ближайшее время это предложение будет внесено на рассмотрение главе государства.

Правительство ожидает, что 2012 год станет годом стабилизации и сбалансированного развития, цитирует издание Сергея Румаса. По его словам, правительство уже приступило к разработке прогноза социально-экономического развития страны на будущий год. С учетом внешних и внутренних факторов рассматриваются различные сценарии прогноза, наиболее приемлемым из которых считается умеренно благоприятный. "Он основывается на умеренном росте мировой экономики, ограничении в 2012 году денежной эмиссии тремя процентами ВВП, поддержании курса белорусского рубля на уровне, обеспечивающем стабильное снижение дефицита внешней торговли, обеспечении социальной защиты наиболее незащищенных слоев населения", - пояснил он.

По окончании работы над прогнозом правительство представит общественности не только прогнозные параметры на 2012 год, но и взаимоувязанные с ними концептуальные расчеты на последующие два года, пишут "Белорусские новости". "То есть в ноябре текущего года мы будем иметь перспективный план развития экономики страны на следующие три года", - отметил вице-премьер. Одновременно с этим, продолжил Румас, идет работа над проектом бюджета на 2012 год, предусматривается снижение налоговой нагрузки. "В рамках совершенствования налоговой системы в 2012 году планируется уменьшение ставки налога на прибыль. Конкретный размер еще рассчитывается, но уменьшение, без сомнений, будет", - подчеркнул вице-премьер.

День воссоединения: почему так мало делается для увековечивания памяти о борьбе белорусов с польскими оккупантами?

Отношения Белоруссии и Польши, как и любых соседних государств, всегда были непростыми, пишет в своей статье на сайте агентства БелТА главный редактор официального издания Администрации президента Белоруссии "Белорусская мысль" Вадим Гигин. С одной стороны, мы по праву гордимся тем, что многие деятели польской культуры, такие, как Адам Мицкевич, Наполеон Орда, Станислав Монюшко, Валентий Ванькович, имеют белорусские корни. С другой, слишком уж часто белорусы сталкивались с откровенной или ползучей агрессией со стороны западного соседа.

Начало польскому "натиску на Восток" положила Кревская уния, заключенная литовским князем Ягайло с польскими феодалами в 1385 году, отмечает Гигин. Ее условия означали фактическое подчинение Великого княжества Литовского Польше. Правда, этот союз имел и положительный результат: в 1410 году объединенные силы разгромили войско Тевтонского ордена, угрожавшего обоим государствам. Но благодарность Кракова за поддержку в войне оказалась странной. Через три года после великой победы была заключена новая Городельская уния, которая лишала права занимать государственные должности православную знать (то есть выходцев с белорусских и украинских земель), началась тотальная полонизация высших социальных слоев ВКЛ. Кстати, князь Витовт так до конца жизни и остался вассалом польского короля. Именно польские паны воспрепятствовали получению им королевской короны от германского императора.

В XVI веке полонизация лишь только усилилась, продолжает автор. Николай Гусовский в знаменитой "Песне о зубре" называл свою родину "собственностью Короны". Из 324 книг, изданных на территории ВКЛ в XVI веке, 151 была напечатана на латинском языке, 114 на польском и лишь 50 на старобелорусском (русском). Процесс подчинения ВКЛ Польше завершила Люблинская уния 1569 года. Отныне Великое княжество не только полностью соединялось с Короной, но и отдавало ему значительную часть своих земель: Подляшье, Киев, Подолию, Волынь. Ни в одной войне ВКЛ не несло таких территориальных потерь, как во время заключения этого "братского союза". В новом государстве - Речи Посполитой - старобелорусский язык постепенно вытеснялся из всех сфер жизни, а в 1696-1697 годах был упразднен из официального оборота окончательно. Наконец, Конституция Речи Посполитой от 3 мая 1791 года ликвидировала даже остатки призрачной автономии Великого княжества. По этому документу Речь Посполитая - исключительно польское государство.

Русское население Великого княжества (предки нынешних белорусов и украинцев) не мирилось с полонизацией своего края и вело долгую борьбу за свободу своих земель, говорится в статье. Вот только некоторые вехи этого сопротивления: - восстание Андрея Полоцкого в 1386 году, - гражданская война 1432-1437 годов, - антипольская фронда литовско-русских феодалов в середине XV века, - заговор князей в 1481 году, - восстание Михаила Глинского в 1508 году, - "календарные бунты" в белорусских городах в конце XVI века, - Полоцкое восстание 1633 года. Наконец, самое крупное народное восстание в истории нашей страны - Освободительная война 1648-1651 годов.

Белорусы в своем большинстве крайне враждебно относились к польским повстанцам, сражавшимся против российских властей в XVIII - XIX веках, пишет Гигин. Крестьяне выдавали царским войскам схроны с оружием, указывали убежища повстанцев, ловили их по лесам, создавали отряды самообороны. Во многом это и предопределило поражение польских восстаний 1794, 1830-31 и 1863-1864 годов.

Подлинный разгул польского шовинизма начался после Рижского мира 1921 года, когда Западная Белоруссия и Украина, а также Виленский край оказались во власти II Речи Посполитой, продолжает автор. Сейчас приходится слышать побасенки, дескать "мне моя бабка рассказывала, как хорошо жилось при панах". Любопытно, что этот же метод ("одна баба сказала") используется и для дискредитации партизанского движения в годы Великой Отечественной войны. Однако бабки бывают разные, а вот исторические факты - вещь, с которой трудно спорить. Цифры, приведенные, общеизвестны, но это тот случай, когда напоминание не является излишним.

К 1920 году в Западной Белоруссии работало более 400 белорусских школ, в 1928 осталось 28 белорусских и 51 польско-белорусская, в которых обучалось менее 8 тысяч детей, говорится в статье. К 1939 году все белорусские школы были преобразованы в польские. Даже знаменитая Виленская белорусская гимназия была превращена в филиал польской. По данным официальной статистики, начальную школу не посещало 13 % детей, а неграмотные составляли 35 % населения Западной Белоруссии.

В 1927 году в Западной Белоруссии издавалось 27 белорусских газет и журналов, в 1937 осталось только 8, которые проходили жесткую правительственную цензуру, пишет Гигин. Гонениям подвергалась православная церковь. Из 500 церквей 300 были преобразованы в костелы.

В период диктатуры Пилсудского фактически было разорено хозяйство Западной Белоруссии, продолжает автор. Эти земли составляли 24 % территории II Речи Посполитой и 13 % ее населения, а удельный вес промышленного производства - лишь 3 %, выработка электроэнергии - 2 %. Например, из 200 промышленных предприятий Белостока к концу польской оккупации осталось только 83. Сознательно разорялись те фабрики и заводы, которые составляли конкуренцию аналогичным производствам в этнической Польше. Так, текстильщики Белостока конкурировали с Лодзью. В результате текстильная промышленность крупнейшего промышленного центра Западной Белоруссии была полностью уничтожена.

Велась хищническая эксплуатация природных богатств нашей земли, говорится в статье. За время польской оккупации было вырублено 589,2 тыс. га леса, а его натуральный прирост составил только 41,8 тыс. га.

Колониальная политика польских властей носила вполне откровенный захватнический характер, пишет автор. На "кресы всходне" переселялись бывшие легионеры Пилсудского и другие польские граждане - т.н. "осадники". К 1934 году их общее количество составило 9 тысяч человек (по другим данным, осадников было в несколько раз больше). На льготных условиях или вообще бесплатно в их распоряжение передавались большие земельные участки - от 15 до 45 га. Не удивительно, что только в середине 1930-х годов из Западной Белоруссии за океан эмигрировало более 78 тысяч человек.

Белорусы, как и их предки на протяжении столетий, активно боролись против польских оккупантов, продолжает Гигин. В начале 20-х годов здесь шла полномасштабная партизанская борьба, в которой участвовали тысячи патриотов. Затем была создана Белорусская крестьянско-рабочая громада, самая массовая общественно-политическая организация того времени, объединявшая более 120 тысяч человек. Не в силах совладать с ростом национально-освободительного движения, пилсудчики в начале 1927 года разгромили громаду, арестовав более 800 ее участников. Но борьба продолжалась. Поэт Максим Танк, сам прошедший польские застенки, писал в те дни: Калі няма на свеце маёй мовы,/Майго народа і мяне самога, -/Дык для каго будуеце, панове, /Канцлагеры, катоўні і астрогі? /Супроць каго рыхтуеце расправы/І шыбеніцы ўзносіце пад хмары, /Штодня арганізуеце аблавы/І ўсіх мабілізуеце жандараў?

Массовые аресты, расстрелы демонстраций, жестокий террор остались в арсенале польских властей и в дальнейшем, отмечает автор. Символом репрессивной политики режима Пилсудского и его наследников стал концлагерь в Березе-Картузской, созданный по гестаповским лекалам для изоляции "общественно-опасных элементов".

Фактически в Польше после государственного переворота, осуществленного Юзефом Пилсудским в мае 1926 года, была установлена фашистская диктатура, говорится в статье. А сам "начальник государства" мало чем отличался от современных ему диктаторов: Гитлера, Муссолини и Салазара. Не удивительно, что Польша стала первым государством, которое пошло на сближение с нацистской Германией, заключив с ней в 1934 году пакт о ненападении.

В Польше очень любят представлять свою страну такой жертвой, которая всегда страдала от иностранной агрессии, пишет Гигин. При этом забывают, сколько горя и страданий соседним народам принес польский империализм. Лекарство от подобной забывчивости и желания восстановить былую державу "от моря до моря" только одно - покаяние. Однако польские политики (как и любые политики в принципе) не в состоянии признать ошибки прошлого - они с гораздо большей охотой плодят новые. Национальные меньшинства на территории современной Польши до сих пор ущемляются в правах. Почему бы тогда правительствам или общественным организациям Литвы, Белоруссии и Украины как государств, наиболее пострадавших от польской агрессии в ХХ веке, не предъявить претензии к современным властям в Варшаве с требованием компенсации за нанесенный ущерб экономическому и национально-культурному развитию в 1919 - 1939 годах? Как минимум, следует требовать публично осуждения со стороны Республики Польша преступлений фашистского режима Пилсудского.

Есть серьезные вопросы и к белорусским властям: почему так мало внимания уделяется увековечиванию памяти героической борьбы белорусского народа против польской оккупации? - продолжает автор. Что, боимся разозлить западного соседа? Так ведь Варшава ничего не боится и проводит откровенно антибелорусскую политику как внутри своей страны, так и на международной арене. А что же мы, белорусы? Будто национальное единство далось так просто! Как будто и не было тысяч принесенных жертв! Да, есть улицы, названные в честь 17 сентября и отдельных героев той борьбы. Но где памятник воссоединению Белоруссии? Конечно, вряд ли стоит придавать дню 17 сентября такой же статус, как 3 июля или 9 мая. В конце концов, не могут же три основных государственных праздника относиться ко временам Второй мировой войны. Но национальным памятным днем эта дата должна стать. Это наш долг - потомков тех людей, которые сражались за то, чтобы Белоруссия была единой, чтобы никто не смел белорусу на его земле запрещать называться белорусом. Лично для меня именно это и означает памятная и славная дата 17 сентября 1939 года, резюмирует Вадим Гигин.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
19.01.17
Европейский либерализм у власти
NB!
19.01.17
Почему уничтожают психиатрию?
NB!
19.01.17
Daily Express: «Додон может разрушить программу Восточного партнерства»
NB!
19.01.17
Инаугурация Трампа
NB!
19.01.17
Начнет ли Трамп с конфронтации с Китаем?
NB!
19.01.17
Минобороны Украины заявило о задержании российского военного под Мариуполем
NB!
19.01.17
Задержан организатор выставки в Анкаре, на которой был убит посол России
NB!
18.01.17
В Брюсселе ждут Додона, чтоб показать ему «глубину отношений» Молдавии с ЕС
NB!
18.01.17
Румыния возмущена «неадекватностью» Додона и «дерзким» подарком Путина
NB!
18.01.17
Британские СМИ нашли доказательства подготовки США к войне с Россией
NB!
18.01.17
Генштаб ВС РФ: сирийская армия начала наступление в районе Пальмиры
NB!
18.01.17
Радио REGNUM: второй выпуск за 18 января
NB!
18.01.17
Протестная активность в Москве: «Собянин спасает рейтинг Путина»
NB!
18.01.17
«Без радикальных мер транспортные проблемы Москвы было не решить»
NB!
18.01.17
В Госдуме придумали, как увеличить число мужчин-учителей
NB!
18.01.17
«Нападение на Литву – не теоретическая угроза»
NB!
18.01.17
Итальянские полицейские забывали о штрафе, восхищаясь Путиным
NB!
18.01.17
Россия готова отменить «закон Димы Яковлева» — Матвиенко
NB!
18.01.17
Коста-Рика: как живут индейцы в самой счастливой стране мира
NB!
18.01.17
65% граждан считают Россию передовой и развитой страной: опрос
NB!
18.01.17
Государственная машина Казахстана по производству смыслов
NB!
18.01.17
В России выплачено 22,9 млрд рублей долгов по зарплате