Сулейман Уладиев: Когда в Дагестане начался диалог, взрывы участились

Махачкала, 26 Сентября 2011, 10:36 — REGNUM  

В первой половине 2011 года в Дагестане было сделано несколько попыток начать публичный диалог между разными течениями в местном исламе. Этот диалог многими воспринимался как один из шагов к общереспубликанскому примирению. В диалоге участвовали как представители суфизма - религиозного направления, признаваемого в Дагестане традиционным, так и последователи салафизма, то есть движения за "чистоту ислама". Первых представляло Духовное управление мусульман Дагестана, вторых - мусульманская организация "Ахль-Сунна". Одним из организаторов этих дискуссий был известный дагестанский общественник Сулейман Уладиев, ныне возглавляющий общественную организацию "Гражданский союз Дагестана", в прошлом - депутат Народного собрания Дагестана, гендиректор ГТРК "Дагестан", заместитель главы города Хасавюрт. По просьбе ИА REGNUM он рассказал о текущей ситуации с исламским диалогом и с общественным примирением в Дагестане.

В последние месяцы информации о новых внутриисламских дискуссионных мероприятиях в Дагестане не появляется. Почему?

Действительно, в первом полугодии впервые удалось посадить за стол переговоров представителей различных религиозных течений ислама в Дагестане - представителей суфизма и салафизма. Это последнее течение в качестве своей идеологии используют в том числе и экстремисты. Собрались также общественные деятели, представители власти, и пошел позитивный процесс. Главным было сначала наладить диалог между этими разными течениями ислама. Общество восприняло это с пониманием и поддержкой. И как иначе? Ведь гибнет много людей - и правые, и неправые, и рядовые, и генералы. Понимаете, просто не было альтернативы. Государство не может одной лишь силой выиграть у терроризма, тем более если он связывает себя с одним из течений ислама. Власти сами пришли к этой мысли. Невозможно друг друга долго уничтожать.

Поэтому, хотя сама инициатива была снизу, мы получили поддержку федерального центра - к нам приезжали представители администрации президента РФ, генералы из Национального антитеррористического комитета, было также и понимание со стороны президента Дагестана и его администрации. Но после того, как диалог состоялся, постепенно мы стали терять ощущение поддержки со стороны некоторых представителей дагестанской власти. Конечно, мы понимали, что в команде президента Дагестана Магомедсалама Магомедова есть разные люди. Думаю, там предложили президенту другие варианты решения проблемы, может быть, чисто силовыми методами.

Мы ощутили, что, когда начался диалоговый процесс, взрывы в Дагестане участились. Власти решили на это ответить силой. С одной стороны это понятно, гибнут люди... Но я не уверен, что так можно решить проблему. Потому что "с той стороны" в основе все-таки идеология. Нужен путь диалога, необходимо вести разъяснительную идеологическую работу, необходимы согласительные процедуры с представителями разных религиозных течений. Ведь мы же видели, что этот путь нашел отклик и понимание среди сторонников и суфизма, и салафизма.

После взрывов в Махачкале в ночь на 22 сентября у меня, правда, появилась надежда, что путь диалога вновь может получить поддержку на высшем уровне. В Махачкалу прилетели представители федеральных структур, они провели серию встреч, также они обсуждал план работы с молодежью, направленной на профилактику экстремизма, радикализма.

У нас была стратегия, план решения проблемы радикализации общества. Это был реальный проект. Но, видимо, кому-то нужен этот постоянный очаг нестабильности в республике.

Какие выводы можно сделать из тех согласительных процедур, которые проводились в первом полугодии в Дагестане?

Самое главное - чтобы добиться восстановления мира не насильственным путем, а путем согласительных процедур, в том числе, объясняя сущность ислама, который не является религией войны, нужно понимание и поддержка со стороны государства - федерального центра и региональной власти. Еще один вывод - мы ничего не сможем сделать, если республиканская власть не обеспечит доступ к СМИ, в первую очередь, к телевидению. Огромная часть населения Дагестана живет в горных районах, где нет Интернета. А те люди, которые будут заниматься организацией этого диалога, должны доносить до народа, что они делают, какие цели преследуют и на что рассчитывают.

Я думаю, что общественный диалог, даже если он идет между представителями разных религиозных течений, не может ограничиться только религиозной тематикой. Основные вопросы, которые должны обсуждаться в рамках согласительных процедур, - это и взяточничество, и клановость сегодняшней власти. На мой взгляд, это те коренные проблемы, которые встают перед нами, когда мы ищем причины ухода людей в лес. Та клановость, которая существует в Дагестане, - совсем не та, как, например, кланы в Шотландии или Ирландии. Дагестанские кланы - не цивилизованные, фактически бандитские. Пока они не будут демонтированы, проблема экстремизма не будет решена.

Какие организации, на ваш взгляд, могут в будущем выступить организаторами диалогового процесса в Дагестане?

Среди таких организаций - и Духовное управление мусульман Дагестана, и "Ахль-Сунна". Свой вклад по-прежнему готовы внести и общественные организации, такие, как "Территория мира и развития".

По указу президента Дагестана в 2010 году была создана Комиссия по помощи в адаптации к мирной жизни лицам, решившим прекратить террористическую и экстремистскую деятельность. Как вы оцениваете результаты ее работы?

Сам факт создания комиссии, безусловно, позитивный, этого нельзя отрицать. Сама идея понятна. Но, с другой стороны, по ее статусу, по ее целям невозможно ожидать, что с помощью этой комиссии можно будет покончить с терроризмом. И, надо признать, никто из леса с автоматом не вышел.

Вообще, надо учитывать, что, когда власть что-то делает, общество относится к этому с недоверием, воспринимает это, как мероприятия "для галочки". Нет доверия к власти.

Мы не говорим, что с террористами надо каждый день встречаться, хотя встречаться тоже надо. Если нас убивают, взрывают, то государство вынуждено давать ответ, и, преимущественно, силовой. Мы в результате всего этого оказались сегодня в тупике.

Я считаю, что подавляющее большинство молодых людей в Дагестане хотят жить в мире, хотят жить в республике, где люди друг друга уважают. Но идет процесс, когда протестные настроения части молодежи растут. Что будет, если не будем сегодня заниматься их душами? Об этом страшно подумать.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
08.12.16
EAF: Визит Путина станет разочарованием для Токио
NB!
08.12.16
Минск: украинский сценарий
NB!
08.12.16
Угрозы санкций обнажили бессилие Запада — МИД РФ
NB!
08.12.16
Радио REGNUM: первый выпуск за 8 декабря
NB!
08.12.16
На защиту авиабазы Хмеймим отправится чеченский спецназ — СМИ
NB!
08.12.16
Более 40% граждан никогда не читали Конституцию РФ: опрос
NB!
08.12.16
Забайкальский сценарий или победа Наговицына: что ждет Бурятию
NB!
08.12.16
Гибель детей в Югре: спортшколу «Сибиряк» закрывают
NB!
08.12.16
Жители России с начала года купили новых авто на 1,45 трлн рублей
NB!
08.12.16
Капризы погоды: В Сочи шторм сменили морозы
NB!
08.12.16
Татария вынашивает договор о разграничении полномочий с Москвой
NB!
08.12.16
Арест счетов, авто, квартиры: экс-депутат Прикамья задолжал 518 млн рублей
NB!
08.12.16
Граждане РФ пытаются экономить, переходя на более дешевые товары: опрос
NB!
08.12.16
Пермский губернатор решил повысить зарплату чиновникам
NB!
08.12.16
«На рынке нефти не сезон»
NB!
08.12.16
«Эффект Роснефти» не повлиял на рубль
NB!
08.12.16
National Interest: Являются ли США тихоокеанской державой?
NB!
08.12.16
Радио REGNUM. «Четверть часа о высоком». В гостях Мария Манакова
NB!
08.12.16
Женщины-депутаты недовольны переработками: «Еще мужей кормить»
NB!
08.12.16
Камчатка и Чукотка — «антилидеры» в РФ по смертности населения
NB!
08.12.16
Порошенко: ЕС нашёл компромисс по механизму приостановки безвизового режима
NB!
08.12.16
В Молдавии установят бюст короля «Великой Румынии»