Зафар Сулеймани: Дезинтеграция русского Закавказья - вслед за Сирией Россия теряет Армению

Москва, 19 сентября 2011, 22:53 — REGNUM  

Изменения, происходящие на Ближнем Востоке, впору называть калейдоскопическими. Положение режима Башара аль-Асада шаткое, и потеря Россией своего влияния на эту страну вовсе не исключена. Но, Армения... Есть ли веские основания для вынесенного в заголовок категоричного утверждения? Определенные признаки позволяют дать положительный ответ. Дело вовсе не в недостатке у армян лояльности, или в потере русскими интереса к ним, а в существенном изменении соотношения сил в регионе, а также связи Армении с Сирией через Турцию и Россию.

Поймав свежий ветер "арабской весны" в свои современного кроя исламские паруса и, тем самым, обеспечив "крейсерский ход", Турция не преминет затронуть и т.н. армянский вопрос, а заодно с ним и кавказский. Единственной преградой на этом пути была и могла бы остаться Москва. Но, унаследовавшая от СССР практически ветирующее место в "ближневосточном квартете" великих держав, Россия сейчас вынуждена довольствоваться скромной ролью заинтересованного наблюдателя за масштабной и стремительной ролевой трансформацией своего недавнего присутствия в регионе. Активизировавшиеся западные державы, Франция в первую очередь, в силу многих причин также не могут обойтись без турок в управлении закавказским наследием СССР. Речь идет ни много ни мало об отложенном на 20 лет с момента развала сверхдержавы исключении Закавказья как целого из сферы влияния России.

У ряда обозревателей складывается впечатление о возможной игре Анкары на нервах ЕС путем угрозы превращения в регионального лидера имперского типа как альтернативы своей европейской интеграции. Однако Турция вполне может распространить тактику своего имперского "предложения вариантов" для ЕС и США и на Россию. Причем со значительно большим, чем "партнерство" в редакции 2008 года и, на первый взгляд, невероятным содержанием: либо пропуск на русский Кавказ с идеями мягкого ислама, либо теплые объятия с Арменией, иначе говоря, безоговорочное открытие армяно-турецкой границы и всевозможные преференции вновь обретенным христианским братьям. Описанные альтернативы как для Европы, так и для России сравнимы с парой "хрен-редька" из известной присказки. Иными словами - либо принимайте трансформацию турецкого гостя в равноправного хозяина вашей коммуналки, либо живите через фанерную стенку с крайне беспокойным соседом и его необузданными друзьями.

Потенциал друзей был уже однажды использован Анкарой в конце прошлого века для осуществления экономического рывка, связанного с именем реформатора Тургута Озала. Теперь Турция оперирует уже политическим потенциалом этих же стран, бывших некогда угнетаемыми арабскими частями Оттоманской империи. Поэтому, если в 2009 году Анкара уступила угрозам Баку и не ратифицировала формально и по существу выгодные для себя Цюрихские протоколы, то в новой реальности все может обернуться иначе. Речь не о существующих турецко-армянских психологических проблемах. Три года назад армяно-турецкий баланс, скрупулезно зафиксированный в дипломатической бумаге, в представлении турок нарушался еще и глубоко укоренившимся их недоверием к истинным мотивам западных держав (уместно вспомнить публикации WikiLeaks с комментариями посланников Госдепа США в Армении относительно "параноидальности" турецкого поведения). Сейчас Анкара может посчитать свои тяжкие воспоминания на оси от Галлиполи до Кута (от Константинополя до Багдада - ред/) вполне компенсированными, благодаря комфортному для нее текущему ближневосточному раскладу. Последней, недостающей "гирькой" в таком подсчете баланса как раз и может оказаться Сирия. Кроме навеянного историей психологического, будет исключен и вполне актуальный в Сирии российский фактор.

Нынешняя упорная увязка вопроса снятия блокады армянской границы с вопросом Карабаха может быть частью тактики. В случае разворота турок на 180 градусов - открытия границы - и при отсутствии положительных внутренних социальных тенденций и реальных механизмов полномасштабного взаимодействия с диаспорой, Армении трудно будет противостоять экономическому вторжению Турции. Существенным отличием Армении от Грузии является также ее географическая, прежде всего, логистическая ущербность, обусловленная реалиями Московско-Карского мира и их более широкой, Лозаннской фиксацией начала 1920-х годов. Географически обкорнанная Армения делается сравнительно легкой добычей в ряду прочих, благоприятных для турок обстоятельств. А за экономической переориентацией следуют политическая и военная.

Что касается карабахского вопроса, он вполне мог бы быть решен удовлетворительным для Турции образом под патронажем этой значительно увеличившей свое влияние страны и при содействии трио посредников. Возможная на этой почве вспышка нечаянной страсти Баку к России, будучи кратковременной, тем не менее, окончательно отдалила бы Армению от Москвы. Мы можем стать свидетелями нового акта турецких инициатив по смешиванию всех карт. То, что Анкара в лице премьера Реджепа Эрдогана имеет выраженный вкус к активному маневрированию, а в лице министра Ахмеда Давудоглу - и солидную доктринальную базу, ни у кого не вызывает сомнений.

Таким образом, периодические утверждения о вечности нынешней связки Россия-Армения становятся не более чем внешним проявлением подсознательных переживаний двух стран противоположного толка. Относительно независимая судьба по историческим меркам новорожденных Азербайджанской Республики и азербайджанской нации, несмотря на существенный экономический потенциал, в складывающихся обстоятельствах также весьма уязвима. Примечательно, что последовательность вероятной дезинтеграции русского Закавказья развивается в обратной последовательности к собиранию трех республик в процессе советизации 1920-21 годов. Она подобна принципу действия винтовочного магазина: "последний пришел - первый вышел". Может ли Москва противостоять такому сценарию? Чтобы ответить на этот вопрос достаточно взглянуть на изменившееся соотношение сил Турции и России (тогда Советской) в 1919-ом, когда в Анкаре и Москве планировалась советизация и сейчас, в 2011-ом.

Путь к нынешней ситуации для Турции был долог. Метнувшись было после развала СССР в начале 1990-х в широко распахнутые двери этнической, сугубо тюркской экспансии в Среднюю Азию и получив в ответ холодный душ, страна теперь может рассчитывать на повторную попытку уже на африканско-азиатском театре, однако с совершенно иных - неэтнических и наднациональных позиций. Геополитические конфигурации с зависимой от пост-индустриального Запада кемалистской Турцией, существовавшей в своих географических и, что важнее, идеологических "этнических" границах и страной-наднациональным патроном, красующейся на фоне декаданса западных ценностей и дымящихся экономических руин - в корне отличны. Турция - единственная страна региона, успешно предлагающая привлекательную повестку для наднациональных объединений. Выверенный доктринально, ее курс подкреплен и идеологически - модернизированным исламом, направленным как на юг, так и на север. Степень накала религиозной пассионарности, можно не сомневаться, будет тонко регулироваться от умеренного до резко порывистого на потребу текущему моменту и в лучших традициях оттоманской обрядности.

Рассматривая место Сирии и Армении, возможную их взаимосвязь в ближневосточных и северо-африканских пертурбациях на оси Турция-Россия, мы не можем обойти известные подозрения о контролируемом и даже инициированном Западом характере турецкой про-арабской активности. Гипотезы из области глобальных заговоров никогда не были ни доказаны, ни окончательно опровергнуты. Очевидно - это некое фундаментальное свойство исторического развития. Как бы то ни было, нельзя не заметить одну примечательную особенность турецкой дипломатической и военной игры. Даже если тот или иной эпизод заканчивается добровольным или принудительным возвращением турок на исходные позиции, они оказываются с увесистым "наваром" на руках. Трудно предположить, что, пустившись в нынешнее предприятие, они не предусмотрели пути приобретения выгоды. Независимо от генезиса ее активности, единственная опасность для турецкого руководства состоит в увлечении попутными тактическими соблазнами и возможном фатальном опережении стратегического темпа развития ситуации. Только в этом случае сдерживающая роль Ирана, Израиля, курдских партизан или исламских группировок "со стажем" в происходящих изменениях может проявиться в сколь-нибудь значимой, хоть и ограниченной разнонаправленностью интересов, мере.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
28.05.17
Осталось ли у России право на Историю и у русских — право на самоуважение?
NB!
28.05.17
«СКА-Хабаровск» оказался сильнее «Оренбурга» в серии пенальти (3:5)
NB!
28.05.17
Украина: как и почему левая политика умерла
NB!
28.05.17
В Москве проходит новая акция протеста против реновации
NB!
28.05.17
Бжезинский умер, но дело его живет
NB!
28.05.17
«Тайфун» еще может грянуть
NB!
28.05.17
Детский омбудсмен Кузнецова решила защищать не детей, а чиновников?
NB!
28.05.17
«Жизнь Чернышевского». Шестая серия
NB!
28.05.17
Смотреть «наше кино» мешают прокатные удостоверения и цены Госфильмофонда
NB!
28.05.17
«Православная церковь не может быть отделена от Российского государства!»
NB!
28.05.17
Анкара и Дамаск на грани примирения?
NB!
28.05.17
В Иркутске состоялся первый полет нового российского самолета МС-21
NB!
28.05.17
Страны G7 не смогли достигнуть соглашения по климату
NB!
28.05.17
Что сказал Христос: исполняющий волю Отца оправдан сразу
NB!
28.05.17
Большая вода и «бедные» чиновники: главное в Омской области
NB!
28.05.17
Трамп не одобрил соглашение по климату, несмотря на давление союзников
NB!
28.05.17
Россия возрождает спутниковую систему обнаружения ракетных пусков
NB!
28.05.17
Газомоторное топливо отменит нефтяную зависимость?
NB!
28.05.17
Аварийное расселение в Карелии: за что снимали губернаторов
NB!
28.05.17
Доигрались: «Польша пытается снизить напряженность в отношениях с РФ»
NB!
28.05.17
Кургинян: Демонизация СССР приведет к катастрофе в России
NB!
28.05.17
«Джеймс Бонд» Яна Флеминга: Как писать для удовольствия и стать классиком