Саратовского солдата Андрея Попова хотят отправить в психбольницу

Москва, 19 сентября 2011, 17:53 — REGNUM  Военное следствие пытается назначить солдату Андрею Попову, проработавшему, по его словам, в качестве раба 11 лет на кирпичных заводах в Дагестане, обследование в психоневрологическом диспансере. Председатель Областного союза солдатских матерей Лидия Свиридова заявляет: это делается для того, чтобы заставить замолчать парня.

Как сообщало ИА REGNUM, обвиняемый в дезертирстве Андрей Попов из города Ершов Саратовской области в сопровождении двух следователей военной прокуратуры, двух своих родственников и адвоката ездил в Дагестан, где проходил следственный эксперимент. Солдат-срочник, пытаясь доказать свою правоту, показал следователям кирпичные заводы под Каспийском и Красноармейском, на которых он, по его показаниям, работал в качестве раба.

Напомним, из Саратова, куда Попова на время следствия приписали к воинской части №50661, в Дагестан солдата сопровождала также председатель Союза солдатских матерей Лидия Свиридова. После того как по возвращению домой Андрея Попова посадили в городе Ершове в СИЗО, она стала принимать участие в его судьбе. По дороге в Дагестан, в Элисте, где была остановка на отдых, Свиридова поскользнулась в ванной комнате и повредила позвоночник. Тем не менее, она продолжает борьбу за солдата, лежа на больничной койке.

Так, Свиридова утверждает, что ее специально не допускают к уголовному процессу, не давая возможность солдату оформить на нее доверенность. "Не случайно, когда Андрея арестовали, военные следователи тут же отправили его именно на военно-врачебную комиссию в военкомате, которая признала измотанного и истощенного парня здоровым и годным к военной службе, - высказала свою версию ИА REGNUM правозащитник. - Если бы Попова обследовали независимые врачи, они бы комиссовали его как человека, которого избивали и плохо кормили на протяжении 11 лет. Я как юрист заявляю: тогда Андрей Попов перестал бы быть субъектом военного права, а уголовное дело в отношении него должны были бы закрыть. Но следствие делает все, чтобы этого не произошло".

Лидия Свиридова уверена, что солдат-срочник говорит правду. Опять же по ее версии, Андрей "наступил на хвост мафии", занимающейся незаконным удержанием граждан и использованием их как бесплатной рабочей силы. В криминальной системе задействованы как военные, так и правоохранительные органы. Поэтому солдата любыми путями хотят изолировать, то есть закрыть в тюрьме.

"В камере Андрея ждет то же самое, что Магнитского", - предостерегает Свиридова. С помощью адвоката Юрия Милешина Андрей Попов подал ходатайство командиру части, где сейчас приписан, о госпитализации. В госпитале неизбежно будет установлено, что он непригоден для дальнейшего прохождения службы и должен быть комиссован из армии. Как мне сказал Андрей, вместо госпиталя его намерены отправить на 20 дней в психоневрологический диспансер. Не надо объяснять, что значит быть помещенным в психбольницу на 20 дней! Притом, что парень абсолютно адекватен. С ним постоянно общается множество людей. Никаких причин для сомнений в его психическом здоровье нет", - возмущается Свиридова.

Она сообщила, что велела своему подзащитному подписать документ, что он категорически против прохождения обследования в психоневрологическом диспансере. При наличии такой бумаги в психбольницу человек может попасть только по решению суда и то, только в том случае, если поведение человека представляет опасность.

По мнению Свиридовой, нужно использовать все пути, "чтобы парня не отправили на тот свет". В этой связи сделаны шаги по привлечению адвоката из Москвы, что обеспечит независимое расследование. Через международное историко-просветительское общество "Мемориал" найден опытный в "армейских делах" столичный адвокат. Он уже дал свое согласие. Сейчас решается вопрос об обеспечении его гонораром. Речь идет об очень значительной сумме.

Однако Лидия Свиридова попросила корреспондента ИА REGNUM не озвучивать ее. "На мой взгляд, участие московского адвоката необходимо для того, чтобы обеспечить объективную, независимую оценку ведения следствия по делу Попова, - считает она. - Здесь, в Саратове, мы все связаны дружескими, родственными отношениями, нам тяжело сохранять объективность. Адвокат из Москвы такими связями не обременен и поэтому будет руководствоваться только понятиями права и законности".

Есть еще один странный момент, который озвучила саратовская правозащитница. Она рассказала, что во время следственного эксперимента в Дагестане для военных следователей стало "неприятной неожиданностью", когда Андрей Попов предложил посмотреть ранее не заявленный третий кирпичный завод, где его опознали рабочие.

"Почему у следователей не возник вопрос: как Андрей мог быть принят на работу без паспорта? - задается вопросом председатель Областного союза солдатских матерей. - Это нарушение закона! Паспорт находился с 2000 года в уголовном деле, заведенном по факту оставления части, а военный билет (это грубейшее нарушение) - в воинской части. При себе у парня не было никаких документов, удостоверяющих личность. Почему у следователей не возник вопрос - откуда у владельцев заводов, где он работал, отпечатки пальцев Попова? По записям в журнале, которые показывали эти директора, отпечатки эти принадлежат какому-то Миничу. Андрей мне рассказал, что с него отпечатки пальцев брали дважды: на второй день, как его привезли в Дагестан, и немного позже. Только правоохранительные органы могут обязать человека пройти процедуру отпечатков пальцев".

"Свою подпись я ни в каких документах не ставил и Миничем не представлялся", - подтвердил Андрей слова Свиридовой корреспонденту ИА REGNUM.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.