Айдын Мелик-Мирзоев: ООН лучше знает, вошел ли Азербайджан в его состав с Карабахом или без оного

Ереван, 17 Сентября 2011, 19:42 — REGNUM  

Свой ответ на мою статью "Мадридские принципы: где пройдет "референдум" и состоится ли он вообще?", опубликованную в ИА REGNUM (http://www.regnum.ru/news/1445062.html), Ануш Левонян без обиняков назвала "Азербайджан стал членом ООН без Карабаха, а Югославия - целиком", будто автор лично участвовала в процессе подготовки документов, процедуре и церемонии вступления Азербайджана в ООН или, как минимум, уточняла мнение самой организации на сей счет, в том числе мнение ее Генерального секретаря. В ООН уж как-нибудь лучше ереванских комментаторов знают, в каких границах и с какой территорией организация принимала в свой состав новые государства. Убеждая читателей ИА REGNUM в том, что Азербайджан был принят якобы "без Карабаха", мой оппонент в то же время не поясняет озадаченным читателям, почему, в таком случае, наряду с Азербайджаном в ООН не был принят также Карабах, если он вполне "законно" отделился от Азербайджана. "Казус", однако ж...

О том, что Азербайджан был принят в ООН на основе подготовленных правительством Азербайджана и отправленных им в Нью-Йорк документов, в которых территория государства была обозначена в 86.600 кв.км и включала в свой состав Карабах, подтвердил недавно в интервью ИА REGNUM бывший президент Азербайджана Аяз Муталибов (http://regnum.ru/news/1446074.html). Автору этих строк довелось недавно ознакомиться в архиве внешнеполитического ведомства с копиями документов, представленных Баку в ООН в качестве заявки на его членство в организации. В них Азербайджанская Республика была заявлена в границах Азербайджанской ССР, документы включали также карту, данные о территории апликанта. Заявка была без всяких "проволочек", оговорок и территориальных "уточнений" принята Советом безопасности ООН, который 14 февраля 1992 года на своем заседании номер 3052 принял резолюцию 742 (1992) о рекомендации Комитету по приему новых членов о приеме Азербайджана в состав ООН (http://daccess-ods.un.org/TMP/4443994.html). Таким образом, Азербайджан вошел в состав ООН в том виде, в каком представил свою заявку.

Между тем, нижеследующую ссылку из официального сайта ООН, содержащую информацию о территории Азербайджана, следует, по "теории" Левонян, воспринимать как "грубое нарушение" решения ООН о принятии Азербайджана в свой состав, с позволения сказать, "без Карабаха": http://www.un.int/azerbaijan/fastf.html

"Странным" образом на сайте Совета Европы Азербайджан фигурирует вместе с "не имеющим к нему никакого отношения" Нагорным Карабахом: http://www.coe.int/aboutcoe/index.asp?page=47pays1europe&l=en

Наверное, "ошибка" вебмастера.

"Ошиблись" также члены Совета Безопасности ООН, принимая в 1993 году резолюцию 853, в которой, помимо поддержки территориальной целостности Азербайджана, в 9-м пункте имеется фраза "the Nagorno-Karabakh region of the Azerbaijan Republic" (http://daccess-ods.un.org/TMP/4231434.html). Забыли, что принимали Азербайджан "без Нагорного Карабаха".

Г-жа Левонян обвиняет своего бакинского оппонента в том, что тот незаслуженно "приписывает" ей конкретизацию Мадридскими принципами географических рамок референдума. В первоначальной статье "Признание независимости Нагорного Карабаха: уругвайский казус" (http://www.regnum.ru/news/1445001.html) автор писала: "известные Мадридские принципы, предлагаемые посредниками из Минской группы ОБСЕ сторонам конфликта, именно так и трактуют эту ситуацию: оккупированные районы должны быть поэтапно освобождены, а в самом Карабахе в будущем проведен имеющий обязательную юридическую силу референдум по вопросу о статусе края".

Повторяем: в Мадридских принципах не говорится о том, что голосование должно быть проведено именно в Нагорном Карабахе. Ареал проведения голосования в документе не указан. По этому поводу имелись разночтения между официальным английским текстом, опубликованным на сайте Белого Дома (http://www.whitehouse.gov/the-press-office/g8-summit-joint-statement-nagorno-karabakh-conflict-dmitry-medvedev-president-russi), и русским переводом, появившимся на сайте Кремля (http://news.kremlin.ru/ref_notes/623). К примеру, в английской версии говорилось о "возвращении оккупированных территорий вокруг Нагорного Карабаха", в то время как в русском переводе слово "оккупированных" было опущено. В английском тексте говорилось об "определении будущего окончательного правового статуса Нагорного Карабаха путем имеющего обязательную юридическую силу волеизъявления", в то время как в русском тексте в конце была добавлена фраза "его населения". В любом случае, официальным документом в практике ОБСЕ считается заявление, принятое тремя президентами на английском языке. А в английском тексте никакой конкретизации географических рамок проведения голосования не имеется.

Что же касается отсутствия в документе конкретизации времени проведения голосования, то оно понятно и оправдано: установление точной даты голосования невозможно при отсутствии "согласия сторон" на его проведение. Определение даты голосования означало бы, что Баку дает согласие на его проведение, как это произошло в Судане. А Баку, как это неоднократно обещал Президент Ильхам Алиев, никогда такого согласия не даст, и поэтому проведение его в одностороннем порядке будет иметь такие же правовые последствия, как и в прошлом, в декабре 1991 года - то есть, по сути, нулевые.

Вынуждены еще раз напомнить нашим оппонентам о важнейшей детали из неопубликованной части Мадридских принципов, раскрытой недавно главой Азербайджанского государства: определение окончательного правового статуса Нагорного Карабаха путем юридически обязывающего голосования возможно ПРИ СОГЛАСИИ сторон. Стало быть, если нет такого согласия, то односторонне проведенное голосование не будет правовым. И не может быть даты голосования, когда нет принципиального согласия на его проведение. Вот, в чем загвоздка.

Далее наш армянский оппонент переходит на повествование "общеизвестных истин". С самого начала отметим, что эти "истины" почему-то "общеизвестны" только в Армении, а весь остальной мир, в том числе международные организации, принявшие в свой состав Азербайджан, почему-то все эти "истины" пропустил мимо внимания. В общем, г-жа Левонян вновь тиражирует известный тезис о "правовой безупречности" выхода Нагорного Карабаха из состава Азербайджана "в полном соответствии с действующим союзным законодательством". По ходу она допускает одну фактическую ошибку: "референдум", вообще-то, был проведен не 2 сентября, а 10 декабря, но не в этом дело.

Дело в другом: 3 апреля 1990 года Верховный Совет СССР принял постановление "О введении в действие Закона СССР "О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР"". Согласно пункту 2 данного постановления, "...любые действия, связанные с постановкой вопроса о выходе союзной республики из СССР и противоречащие Закону СССР "О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР", предпринятые как до, так и после введения его в действие, не порождают никаких юридических последствий как для Союза ССР, так и для союзных республик"". Это означало, что достаточно было одного малейшего нарушения принятого и вводимого в тот же день в действие Закона СССР, чтобы все действия лишались правовых последствий.

А теперь внимание: власти НКАО нарушили Закон СССР от 3 апреля 1990 года как минимум в семи эпизодах, в то время как даже одного нарушения было достаточно, чтобы согласно вышеуказанному постановлению ВС СССР весь процесс выхода автономной области из состава Азербайджана лишался юридических последствий. О том, какие именно статьи действующего на тот момент союзного закона нарушили власти НКАО, в СМИ писалось не раз. Если г-жа Левонян пожелает, мы можем ей напомнить об этих нарушениях.

Небезынтересно будет моему оппоненту также узнать и про следующий факт, о котором не так давно в СМИ отмечали эксперты. 27 ноября 1991 года высший орган государственной власти СССР - Госсовет СССР - своим постановлением "О мерах по стабилизации обстановки в НКАО и приграничных районах Азербайджанской Республики и Республики Армения" недвусмысленно признал неконституционными "все акты, изменяющие правовой статус Нагорно-Карабахской автономной области, зафиксированный в Конституции СССР", и постановил "восстановить на территории НКАО конституционный порядок". На следующий день, 28 ноября высший орган в правовой иерархии союзного государства - Комитет Конституционного надзора (ККН) СССР - в своем постановлении "Об актах Верховного Совета СССР и его Президиума и Верховных Советов Азербайджанской ССР (Азербайджанской Республики) и Армянской ССР (Республики Армения) о Нагорно-Карабахской автономной области" квалифицировал постановление "О воссоединении Армянской ССР и Нагорного Карабаха" от 1 декабря 1989 года и решение ЦИК Армянской ССР о создании на территории НКАО избирательных округов по выборам в Верховный Совет Армянской ССР как отступающие от положений Конституции СССР и законов СССР, a постановление Верховного Совета Азербайджанской Республики от 23 ноября 1991 года о ликвидации НКАО - как несоответствующее статьям 86 и 87 Конституции СССР (см. "Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР", 1991, N 28, сс. 2-5).

Тем самым Госсовет СССР и ККН СССР признали недействительными все предыдущие акты законодательных органов двух республик, изменяющие зафиксированный в Конституции СССР правовой статус НКАО, и сохранили за данным регионом статус автономной области в составе Азербайджанской Республики.

Тот факт, что два высших органа СССР немедленно отреагировали на постановление Верховного Совета Азербайджана о ликвидации НКАО и, в то же время, полностью проигнорировали провозглашение сепаратистами в сентябре того же года (тремя месяцами ранее) "НКР", свидетельствует о том, что вышестоящие союзные органы рассматривали только действия законных субъектов. Провозглашение "НКР" было проигнорировано ККН СССР, так как оно априори не имело правовых последствий, в то время как данный союзный орган издал свое заключение через пять дней (!) после решения законодательного органа Азербайджана о ликвидации НКАО, так как союзное государство продолжало, естественно, считать НКАО частью Азербайджана и не могло не отреагировать на данное решение Верховного Совета Азербайджана. Ведь если провозглашение "НКР" 2 сентября 1991 года было бы (допустим) законным, то последовавшее за ним решение Верховного Совета Азербайджана об упразднении автономной области не имело бы по отношению к уже "отделившемуся" Нагорному Карабаху никаких последствий и, следовательно, Комитету Конституционного надзора СССР не было бы совершенно никакой необходимости реагировать на данное решение азербайджанских властей. Однако ККН СССР немедленно вмешался и отменил решение Верховного Совета Азербайджана, восстановив тем самым карабахскую автономию и вернув ее на прежнее место. Это является доказательством того, что, несмотря на одностороннее провозглашение армянами Нагорного Карабаха независимости "согласно действующему законодательству", за месяц до прекращения существования союзного государства высший орган конституционной власти СССР продолжал считать Нагорный Карабах частью Азербайджана.

Не может не обратить на себя внимание также тот немаловажный факт, что спустя почти три месяца после одностороннего провозглашения "НКР" Госсовет СССР и ККН СССР в своих постановлениях по-прежнему используют название НКАО. Следует также отметить, что это были самые последние в истории постановления союзных органов, относящиеся к армяно-азербайджанскому конфликту. Таким образом, самым последним решением высших органов государственной и правовой власти СССР касательно Нагорного Карабаха было признание неконституционными всех постановлений законодательных органов двух республик, изменяющих зафиксированный в Конституции СССР статус НКАО, и сохранение за регионом статуса автономной области в составе Азербайджанской Республики.

Следует также напомнить, что 5-7 сентября 1991 года в Москве прошел внеочередной пятый Съезд народных депутатов СССР. Съезд, будучи высшим органом государствeнной власти союзного государства, принял постановление "О мерах, вытекающих из совместного заявления Президента СССР и высших руководителей союзных республик и решений внеочередной сессии Верховного Совета СССР" (http://www.bibliotekar.ru/mihail-gorbachev/84.htm). В постановлении было объявлено о "переходном периоде для формирования новой системы государственных отношений, основанной на волеизъявлении республик и интересах народов". Переходный период должен был продлиться до подписания Договора о Союзе Суверенных Государств, в котором каждое из этих государств могло "самостоятельно определить форму своего участия в Союзе". В постановлении также отмечалось, что "новый Союз должен основываться на принципах независимости и территориальной целостности государств, соблюдения прав человека и народов, социальной справедливости и демократии". Съезд поддержал "стремление республик к признанию их субъектами международного права и рассмотрению вопроса об их членстве в ООН", и при этом ни слова об автономиях в постановлении сказано не было, и они a priori продолжали считаться составными частями союзных республик.

Пункт 7 постановления, который является особенно важным, гласил следующее: "Уважая декларации о суверенитете и акты о независимости, принятые республиками, Съезд подчеркивает, что обретение независимости республиками, решившими отказаться от вхождения в новый Союз, требует проведения их переговоров с СССР для решения всего комплекса вопросов, связанных с отделением, а также их немедленного присоединения к Договору о нераспространении ядерного оружия, к Заключительному акту Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе и другим важнейшим международным договорам и соглашениям, включая те, которые гарантируют права и свободы личности".

Таким образом, данное постановление ввело новые правила выхода республик из состава СССР и, тем самым, лишило Закон СССР от 3 апреля 1990 года не только актуальности, но и юридической силы. Начиная с 5 сентября 1991 года республика могла выйти из состава Союза теперь уже не по условиям Закона СССР от 3 апреля 1990 года (который ряд правоведов, ввиду его чрезмерной усложненности, с грустью называл "законом о невыходе из состава СССР"), а посредством двусторонних переговоров с союзными органами. На основании принятых Съездом решений постановлениями Госсовета СССР от 6 сентября 1991 года было оформлено признание независимости Латвии, Литвы и Эстонии. При этом важно заметить, что если в 1990 году союзное руководство настаивало на необходимости решения всего комплекса вопросов, связанных с выходом прибалтийских республик из состава СССР, строго в соответствии с Законом СССР от 3 апреля 1990 года, то по новым условиям прибалтийские республики обрели de jure независимость путем простого признания со стороны Съезда народных депутатов СССР. Остальные 12 республик, согласно упомянутым постановлениям Госсовета СССР, могли достичь этой цели в ходе переговоров государственных делегаций Союза ССР с каждой из союзных республик. О переговорах с автономиями по тем же вопросам в постановлениях Госсовета СССР ничего не говорилось.

Таким образом, Закон СССР от 3 апреля 1990 года прекратил свое действие 5 сентября 1991 года. Проведение 10 декабря 1991 года, то есть через 3 месяца после прекращения действия Закона СССР и через 12 дней после известного постановления ККН СССР так называемого "референдума" в восстановленной НКАО Азербайджанской Республики не могло основываться на утратившем свою юридическую силу законе. А новые правила обретения независимости не предоставляли такую возможность автономиям, одной из которой, согласно ноябрьским постановлениям Госсовета СССР и ККН СССР, продолжала оставаться НКАО. Но даже если предположить, что Закон СССР продолжал свое действие и после сентябрьского внеочередого пятого Съезда народных депутатов СССР, ввиду грубых нарушений целого ряда его положений декабрьский "референдум" в Нагорном Карабахе не мог оказать никакого воздействия на статус НКАО, которая формально оставалась в составе Азербайджана вплоть до последнего дня существования союзного государства. После распада СССР Нагорно-Карабахский регион продолжил свое формальное пребывание в составе независимого Азербайджана на основе принципа uti possidetis juris, что впоследствии было подтверждено в четырех резолюциях Совета Безопасности ООН (1993), а также в целом ряде других документов авторитетных международных организаций.

Поэтому когда армянские эксперты говорят о том, что Нагорный Карабах объявил 2 сентября о своей независимости (или выходе из состава Азербайджана - неважно) и провел 10 декабря "референдум" "в полном соответствии с действующим законом", они утаивают, что провозглашение независимости 2 сентября произошло с неоднократными процедурными нарушениями этого закона, а к моменту проведения "референдума" закон и вовсе уже не действовал.

Далее, г-жа Левонян повторяет тезис об образовании за последние 20 лет 30 новых государств, которые до обретения независимости входили в состав государств-членов ООН. В этой связи отметим, что даже если бы образовались не 30, а 300 новых государств, к Нагорному Карабаху этот факт (а его мы не оспариваем) никакого отношения не имеет. Невозможно сравнивать Азербайджан с распавшимися Югославией, ЧССР и даже СССР. Это были федеративные государства, состоявшие из юридически равноправных республик. К примеру, Словакия не была автономией в составе Чехии, Беларусь не была автономией в составе РСФСР, а Словения - в составе Сербии. НКАО соотносилось к Азербайджану точно так же, как Воеводина - к Сербии, и Якутия - к РСФСР. Никто же не станет отрицать, что после развала союзных государств Россия была принята в ООН вместе с Чечней, Сербия - вместе с Воеводиной, а Чехия - вместе с Моравией. Поэтому сравнение неуместное.

Во-вторых, несмотря на эпизодическое признание "независимости" Южной Осетии и Абхазии, для ООН они продолжают оставаться частью Грузии. В случае с Нагорным Карабахом нет даже этого "эпизодизма".

Судан и Эфиопия представляют совершенно иной случай. Они сами дали согласие на видоизменение их территории, признав, соответственно, Южный Судан и Эритрею. В этом случае трудно говорить о "нарушении территориальной целостности", потому как согласие государства сняло все вопросы. И отделение, в таком случае, стало законным. Не стоит доказывать, что к Нагорному Карабаху данный сценарий не имеет никакого отношения, так как согласия Баку нет и не будет. Можно бесконечно проводить референдумы в Квебеке и даже в Каталонии и Корсике. Результаты не будут иметь никаких последствий, если центральное правительство не даст согласие на отделение. Вне колониального контекста принцип территориальной целостности всегда превалирует над правом на внешнее самоопределение, пока государство само не приостановит эту преваляцию и не даст согласие на отделение. Баку свое слово в вопросе будущего Нагорного Карабаха высказал, и от Судана его отличает то, что свое согласие он не дает и не даст.

Вышесказанное объясняет, почему Южный Судан, Эритрея и республики бывших СФРЮ, ЧССР и СССР вошли в состав ООН, а Косово, Абхазия и Южная Осетия - нет.

Далее, г-жа Левонян пишет: "выход Азербайджана из состава СССР произошел с грубыми нарушениями вышеуказанного закона, поскольку референдум о выходе был проведен сугубо формально, лишь 29 декабря 1991 года - уже после того, как СССР прекратил свое существование". Повторим, "вышеуказанный закон" к тому времени уже утратил свое действие, и говорить о "его грубом нарушении" (выступая при этом адвокатом властей НКАО, грубо нарушивших этот закон в семи эпизодах), как-то неуместно.

В заключении автор пишет: "речь может (и должна) идти о войне двух независимых государств, одно из которых потерпело поражение. Поэтому с правовой точки зрения любые переговоры могут идти лишь вокруг условий, связанных с возможностью преодоления результатов указанного поражения. Статус Нагорного Карабаха с этой проблематикой не связан". Трудно комментировать подобный абсурд, в котором самым неуместным словом является "правовой".

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
10.12.16
«Секрет английского футбола» — изнасилования воспитанников футбольных школ
NB!
10.12.16
Госдеп США: Импичмент президента Южной Кореи должен пройти «мирно и плавно»
NB!
09.12.16
Действие международного права должно распространяться и на Белоруссию
NB!
09.12.16
25 лет СНГ: некоторые итоги
NB!
09.12.16
Остановит ли Великая Китайская стена парад западных суверенитетов?
NB!
09.12.16
Японцы хотят создать против нас общий фронт
NB!
09.12.16
Идеология Фиделя Кастро
NB!
09.12.16
Web-разработчики ИА REGNUM запустили свои «фишки» в массы
NB!
09.12.16
«Задержание журналистов в Белоруссии — сигнал Минска к сближению с Западом»
NB!
09.12.16
Минск показал кулак
NB!
09.12.16
Страшно предположить, что журналисты натворили... Что, по-русски писали?
NB!
09.12.16
Свобода слова под угрозой: орловский политик о задержании авторов ИА REGNUM
NB!
09.12.16
Братская Белоруссия? Это всё прозападническая «оттепель» и евроинтеграция
NB!
09.12.16
Задержание журналистов в Белоруссии — «грубейшее нарушение свободы прессы»!
NB!
09.12.16
В задержании российских журналистов в Белоруссии слишком много вопросов
NB!
09.12.16
«Недружественный акт против России»: задержание авторов REGNUM в Белоруссии
NB!
09.12.16
Задержание журналистов в Белоруссии можно расценить как провокацию
NB!
09.12.16
Генштаб ВС РФ: сирийская армия контролирует 93% территории города Алеппо
NB!
09.12.16
Радио REGNUM: второй выпуск за 9 декабря
NB!
09.12.16
Госдума не запретила трансгендерам вступать в брак
NB!
09.12.16
В интересах Москвы и Минска не препятствовать работе журналистов
NB!
09.12.16
Госдума дала еще три года для оформления гражданства РФ