Выгоднее всего считать Каспийское море озером: азербайджанский эксперт

Москва, 17 сентября 2011, 00:43 — REGNUM  

Без обеспечения международной безопасности региона, без формирования основ стабильности и добрососедства между прикаспийскими государствами, трудно определить такой статус Каспия, который будет означать равный объем прав и обязанностей сторон, элементы мирной интеграции, характер собственности, а также принципы взаимной деятельности в бассейне водоема. Об этом заявил ведущий научный сотрудник Центра стратегических исследований при президенте Азербайджана Кямал Макили-Алиев в ходе конференции "Парадигмы международного сотрудничества на Каспии", которая проходит в эти минуты в казахстанском Актау - передает корреспондент ИА REGNUM. Мы предлагаем вашему вниманию полный текст выступления специалиста.

Эффективное международное сотрудничество между странами Каспийского региона является в настоящее время приоритетной стратегической задачей, как для отдельных государств данного региона, так и для региона в целом, как для единого политико-правового организма. Совершенно естественно, что подобное сотрудничество возможно лишь при условии основополагающих консенсусов между странами региона и полной согласованностью практики государств в соответствующих международных отношениях. Одной из важнейших точек соприкосновения в международных отношениях таких государств является выход к Каспийскому бассейну, что в свою очередь формирует одну из основных парадигм международного сотрудничества стран региона - международно-правовой статус Каспия. Вследствие распада Советского Союза и появления новых государств вдоль Каспия, правовой статус этого пограничного водоема, стал одной из наиболее спорных проблем стоящих перед регионом. Каспийское "море" - это один из уникальнейших водных объектов земного шара. Его живые и минеральные ресурсы с давних времен составляют основы экономики народов и государств, расположенных на его побережье. Транспортные возможности водоема, уникальные туристические и курортно-оздоровительные комплексы, а также нефтяные и газовые месторождения, превратили его в приоритет внешней и внутренней политики прибрежных государств. Отсюда и стремление государств прийти к консенсусу о международно-правовом статусе Каспия.

Юридические неточности, оказывающие давление на экономическое развитие и сотрудничество, в основном проистекают из-за отсутствия соглашения о региональном и глобальном сотрудничестве между пятью прибрежными государствами и занятых ими различных позиций относительно не только правового статуса Каспия, но и права, которое может быть применено при делимитации вод и подземных недр. В современной международно-правовой доктрине на данный момент существует три основных взгляда на определение международно-правового статуса Каспия:

1. В качестве морского пространства

2. В качестве пограничного озера

3. В качестве кондоминиума.

Не буду вдаваться в подробности каждого из данных статусов. Хочется сфокусироваться именно на том статусе, который представляется единственно правильным. Как вы могли заметить, в названии темы данного выступления слово "море" взято в кавычки, так как Каспий представляет собой озеро, что уже неоднократно было доказано учеными. Следовательно, и международно-правовой статус ему должен быть предоставлен соответствующий, т.е. именно в качестве пограничного озера. Наука и только наука в состоянии четко определить международно-правовое положение Каспия как пограничного озера. Поэтому переговорный процесс по установлению международного статуса Каспия, прежде всего, определяется степенью теоретических разработок и их согласованностью с практикой международного права.

Еще в начале 60-х годов известный английский юрист Уильям Батлер писал, что, несмотря на включение вод Каспийского моря в состав внутренних вод Советского Союза, на самом деле оно является крупнейшим озером, которое исторически называют морем. С ним соглашался и представитель французского научного мира Франц де Хартинг, который отмечал, что Каспийское море, так же как Аральское, в действительности большие озера, подчиненные национальным юрисдикциям. Схожего мнения придерживаются и в иранской доктрине. По мнению иранского ученого Довлятшахи, например, современное положение Каспия позволяет рассматривать его не как море, а как озеро, не имеющее сообщения через пролив с океаном или открытым морем. Того же мнения придерживается другой иранский исследователь Бахрам Амитахмадиян, который категорично утверждает, что Каспий как внутриматериковый водоем, не будучи связанным ни с каким океаном, может считаться только озером.

Опираясь на опыт схожих теоретических разработок в Казахстане другой исследователь-правовед Салимгерей приходит к выводу, что Каспийское море является пограничным озером, а не замкнутым морем и отмечает, что еще в Советской доктрине звучали призывы подчинить его правовому режиму пограничных озер и разделить его на советский и иранский участки. Салимгерей совершенно правильно рассуждает, что использование международных озер обычно регулируется и должно регулироваться специальными соглашениями, заключаемыми прибрежными государствами. В случае отсутствия подобных соглашений граница должна проводиться в соответствии с серединной линией, либо в соответствии с границами государств, пересекающими озеро. Большинство государств, как известно, предпочитают делить озера вдоль государственных границ.

При этом очень многое здесь зависит от воли государств. Они могут сохранить международное озеро в общем пользовании, но они же могут разделить его воды на прибрежные - "территориальные" и "открытые" для общего пользования приозерных государств с ограничением или исключением прав третьих государств на судоходство и другие виды морепользования. В отличие от моря, которое не попадает под суверенитет прибрежных государств и может быть разделено с согласия таких государств только на зоны функциональной юрисдикции, международное озеро может быть разделено между прибрежными государствами по максимуму, на части внутренних и территориальных вод, включая дно, его недра, покрывающую толщу воды и воздушное пространство. Это дает государствам более широкие возможности достижения взаимоприемлемого консенсуса.

Озеро, в принципе, в юридическом смысле не имеет таких категорий как экономические зоны, шельфы, территориальные воды. Оно относится к внутренним водам - суверенным территориям прибрежных государств, на которые международный режим не распространяется. За подобным положением вещей скрывается определенный смысл: именно таким образом реализуется основополагающий принцип международного права - принцип невмешательства во внутренние дела государств. Установление правового режима пограничного озера является исключительной компетенцией самих прибрежных государств, и посему общепризнанных или общепринятых правовых норм раздела пограничных озер, определяющих хотя бы общие правовые вопросы раздела и эксплуатации их ресурсов не существует, за исключением одной: разграничение пограничного озера может быть осуществлено только по взаимному согласию всех прибрежных государств.

Значение скорейшего определения международно-правового статуса Каспийского озера сложно переоценить. Каспий полностью отличается от многих других международных озер. Использование его природных ресурсов необходимо для прибрежных государств. Такие минеральные ресурсы как нефть, представляют, конечно, особый интерес. Но в то же время Каспий составляет единую экологическую систему, чрезвычайно уязвимую. Никакое другое международное озеро в мире не сочетает два таких строго несовместимых элемента: необходимость в использовании минеральных ресурсов, постоянно представляющих опасность нанесения вреда окружающей среде, и принятии специальных мер по защите его экологии. Можно предположить, что, если прикаспийские государства продолжат вести экономическую деятельность, особенно ту, которая основана на использовании минеральных ресурсов, без какого-либо сотрудничества и строгого надзора над ее соответствием экологическим нуждам, судьба озера может оказаться довольно-таки печальной. Отсутствие сотрудничества и контроля может привести и к экологической катастрофе. Вот почему государства региона должны стремиться к сотрудничеству на основе правового режима позволяющего скоординированное использование ресурсов. Такое решение гарантировало бы, что никакой вред не был бы причинен ни интересам прибрежных государств, ни экологии уникального в своем роде водоема.

В тоже время последние годы стали основополагающим и производным фактором проблемы обеспечения военно-политической безопасности Каспийского моря. В принципе военная деятельность на Каспии относится к составным элементам международно-правового режима данного водоема. Однако без обеспечения международной безопасности региона, без формирования основ стабильности и добрососедства между прикаспийскими государствами трудно определить такой статус Каспия, который будет означать равный объем прав и обязанностей сторон, элементы мирной интеграции, характер собственности, а также принципы взаимной деятельности в бассейне водоема.

В процессе определения международно-правового статуса Каспия как пограничного озера права каждого прикаспийского государства должны быть лимитированы обязанностью учитывать общие интересы всех прибрежных государств по защите и сохранению морской среды и ее биоресурсов, сохранению стабильности в регионе, обеспечению военно-политической безопасности и другими ограничениями. По этой же причине определение каспийского статуса как озера дает определенные основания для исключения из морской деятельности на Каспии неприбрежных государств, их компаний и организаций. Во всяком случае, на участие третьих стран в национальном проекте прикаспийской страны необходимо будет получить согласие других прикаспийских государств.

Одним из наиболее приемлемых решений было бы признание Каспия пограничным озером, подобно озерам расположенным между Канадой и США, а затем разделение его на сектора соответственно с осуществлением прибрежными государствами своего полного суверенитета. В своем секторе каждое прибрежное государство осуществляло бы исключительный суверенитет на биологические ресурсы, водную поверхность, судоходство, освоение глубин и недр, а так же иную деятельность в соответствии с национальными законодательствами и международным правом.

При этом для придания гибкости международным отношениям, открытия путей к сотрудничеству и координации в отношении Каспия, следовало бы установить специальный режим управления секторами посредством многосторонних рамочных соглашений по навигации, экологии, консервации и использованию биологических ресурсов и ресурсов морского дна.

Закрепление за Каспийским морем статуса пограничного озера имеет и другие положительные характеристики. Во-первых, утверждение указанного статуса будет соответствовать текущей практике государств региона и существующему opinio juris. А значит не повлечет за собой изменений в международном обычном праве, что в свою очередь не создаст турбулентности в международных отношениях между прикаспийскими государствами в период смены правового режима. Во-вторых, распространение национальных юрисдикций на сектора создало бы достаточно гарантий интересам прибрежных государств и в особенности еще более благоприятную обстановку для иностранных инвестиций в регион. И наконец, в-третьих, четкий и согласованный международно-правовой статус Каспия даст новый мощный толчок для развития международного сотрудничества между странами региона.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.