Николай Радов: Лукашенко видит в ОДКБ альтернативу интеграции с Россией?

Москва, 5 сентября 2011, 00:45 — REGNUM  

Нынешняя белорусская действительность, напоминающая картины сюрреалистов, с каждым днем преподносит простым гражданам все больше подарков. Инфляция, рост услуг ЖКХ, пустые прилавки магазинов, "жесточайшее" усиление трудовой дисциплины, грозящее превратить рабочих в рабов, окончательное свертывание демократии и пустые обещания правительства - все это с недавнего времени стало для белорусов обычным делом. Однако, несмотря на то, что население по-прежнему готово терпеть над собой издевательство со стороны государства, среди власть придержащих бытует мнение о реальной возможности социального взрыва в ближайшем будущем. Более всех этот вопрос интересует высших госчиновников и, в первую очередь, президента. Поэтому в сложившейся обстановке, когда влиять на внутреннюю политику более чем сейчас уже не возможно, глава Белоруссии переключил свое внимание на внешнеполитическую деятельность, направленную на создание благоприятного имиджа своего режима среди стран ближайшего зарубежья. Полный провал белорусской внешнеполитической деятельности на мировой арене, приведший к политической изоляции страны со стороны Запада, не оставляет официальному Минску практически никаких вариантов, кроме более тесного сотрудничества в рамках структур СНГ и ЕЭП. И если Единое экономическое пространство, по мнению белорусской номенклатуры, призвано дать шанс дальнейшему существованию нынешней социально-экономической модели Белоруссии, то нахождение республики в Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), рассматривается руководством страны в качестве гарантии неприкосновенности политического строя.

Необходимо напомнить, что представляет собой ОДКБ. История данной организации берет свое начало 15 мая 1992 года, когда в Ташкенте Армения, Казахстан, Киргизия, Россия, Таджикистан и Узбекистан подписали Договор о коллективной безопасности, вступивший в силу 20 апреля 1994 года. Белоруссия присоединилась к договору лишь 31 декабря 1993 вслед за Грузией (9 сентября 1993 г.) и Азербайджаном (24 сентября 1993 г.). В связи с тем, что Договор был рассчитан на пять лет, 2 апреля 1999 года президенты Армении, Белоруссии, Казахстана, Киргизии, России и Таджикистана подписали протокол о продлении срока его действия на следующий пятилетний период, в то время как Азербайджан, Грузия и Узбекистан отказались от дальнейшего в нем участия. 14 мая 2002 года в Москве было решено создать полноценную международную организацию и после подписания в октябре этого же года Устава и Соглашения о правовом статусе (вступили в силу 18 сентября 2003 года) на свет появилась Организация Договора о коллективной безопасности, которая уже в декабре 2004 года получила статус наблюдателя в Генеральной Ассамблее ООН. На сегодняшний день в состав ОДКБ входят Армения, Белоруссия, Казахстан, Киргизия, Россия, Таджикистан и Узбекистан (возобновил свое участие в августе 2006 года).

По своей сути ОДКБ позиционируется его участниками, как организация, имеющая сугубо оборонительную направленность военной политики, при этом приоритет при урегулировании и предотвращении возможных конфликтов отдан политическим средствам и возможностям. Государства-участники Договора не рассматривают ни одно из государств мира в качестве потенциального противника и выступают за взаимовыгодное сотрудничество со всеми странами. Поэтому сравнение некоторыми экспертами ОДКБ с канувшей в лету Организацией Варшавского договора, выглядят довольно надуманными: нынешней организации еще очень далеко до своего прототипа, как по силе, так и по мировому авторитету. Нельзя, на наш взгляд, сравнивать ОДКБ и с НАТО, хотя бы по той причине, что Договор реально открыт для присоединения всех заинтересованных государств, разделяющих его цели и принципы и на настоящий момент не является ширмой, прикрывающей попытки одного государства осуществлять мировое господство.

Официально признается, что ключевыми задачами Организации Договора о коллективной безопасности являются обеспечение национальной и коллективной безопасности, углубление военно-политического взаимодействия и интеграции, координация внешнеполитических позиций по международным и региональным проблемам безопасности, становление многосторонних механизмов сотрудничества, включая военную составляющую, развитие взаимодействия в противодействии современным вызовам и угрозам безопасности, таким как международный терроризм, наркотрафик, нелегальная миграция, международная организованная преступность, осуществление военно-технического сотрудничества и т.д. Приведенная выше информация позволяет говорить о том, что страны-участники ОДКБ не стремятся вмешиваться во внутренние дела других стран, ограничиваясь вопросами внешнеполитического и военного характера. Именно подобная ситуация и вызывает определенное недовольство со стороны Минска, стремящегося обезопасить себя при помощи силовых инструментов не только внутри страны, но и извне. Особая актуальность подобного желания наблюдается в нынешнем году, когда лучшие африканские друзья Лукашенко один за другим теряют власть, а их режимы рассыпаются как карточные домики.

Как известно, еще 12 августа нынешнего года в Астане состоялся неформальный саммит глав стран, входящих в Организацию Договора о коллективной безопасности, на котором было решено ускорить процесс создания Коллективных сил оперативного реагирования (КСОР). Именно там было официально представлено белорусское видение основой цели работы ОДКБ: "В ряде стран этого региона разворачиваются разрушительные процессы, которые требуют пристального внимания, а возможно, и соответствующего реагирования в интересах гарантирования безопасности и стабильности наших государств". Подобное заявление белорусского лидера в современных реалиях абсолютно понятно и предсказуемо, однако необходимо напомнить следующее: несмотря на нынешнюю позицию, Белоруссия чуть ли не единственная из стран-участниц Договора, которая не оказала никакой помощи Киргизии во время развития кризисной ситуации летом 2010 года, занимаясь в этот период лишь критикой деятельности руководства России. Между тем остальные участники ОДКБ, по мере своих возможностей, Бишкеку помощь оказали: Россия, помимо различного рода гуманитарных грузов, предоставила грант на 20 млн. долларов и льготный кредит на 30 млн. долларов, Таджикистан поставил вещевое имущество и продукты питания для нужд Вооруженных сил Киргизии, Узбекистан доставил медикаменты, а Казахстан поставил 3700 тонн дизельного топлива для проведения весенне-полевых работ. Все, что смог сделать официальный Минск - предоставить убежище бывшему президенту Киргизии Курманбеку Бакиеву (по всей видимости, не бесплатно). Необходимо отметить, что такая позиция белорусского руководства демонстрирует его отношение к странам-участникам Договора - официальному Минску интересен режим, а не страна и ее жители.

Разочарование в ОДКБ и присовокупившиеся к этому противоречия с Кремлем привели белорусское руководство в истерическое состояние, которое подогревалось и тем обстоятельством, что созданные в муках Коллективные силы оперативного реагирования оказались действительными лишь на бумаге, а не в реальности. Напомним, что создание КСОР было одобрено странами ОДКБ еще 4 февраля 2009 года, а официальное решение было принято 14 июня того же года. При этом из-за разгоревшейся в тот период "молочной войны" между Белоруссией и Россией Лукашенко отказался присутствовать на подписании документа, а республика присоединилась к соглашению лишь в октябре 2009 года. Созданные КСОР изначально не предназначались для вмешательства во внутренние дела других стран. Согласно подписанному документу, Коллективные силы оперативного реагирования должны использоваться для отражения военной агрессии, проведения специальных операций по борьбе с международным терроризмом и экстремизмом, транснациональной организованной преступностью, наркотрафиком, а также для ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций.

События конца 2010 - начала 2011 годов заставили руководство Белоруссии пересмотреть свое отношение к КСОР и ОДКБ в целом. Сегодня официальный Минск видит в них не только возможных защитников устоявшихся в регионе политических режимов, но и потенциальных возмутителей спокойствия. Подтверждением тому являются последние заявления Лукашенко, сделанные им на встрече с генеральным секретарем ОДКБ Николаем Бордюжей 30 августа 2011 года.

С одной стороны, после переговоров с Медведевым Белоруссия согласовала с Россией вопрос о размещении иностранных военных баз на территориях государств ОДКБ и применении коллективных сил оперативного реагирования для предотвращения государственных переворотов, подтвердив, таким образом, легитимацию белорусского режима Кремлем. В ином случае, думать, что белорусский лидер согласился бы на подобное, не имея гарантий своей безопасности со стороны России, было просто наивно.

С другой стороны, вызывает определенное недоумение заявление Лукашенко о том, что сегодня речь идет не только о применении КСОР на случай вмешательства других государств извне, но и о вмешательстве других государств изнутри ОДКБ. То есть президент Белоруссии заранее готов к тому, что кто-то из членов Организации может попытаться устроить мятеж в его вотчине. При этом не надо думать, что такой опытный политик, как Лукашенко, сделал подобный намек просто так. Скорее всего, подобное заявление может являться определенным посылом Кремлю - мы дружим до тех пор, пока никто не вмешивается в мою внутреннюю политику. К тому же фраза белорусского президента: "Потому что войной, фронтом никто на нас не пойдет, а вот конституционный переворот совершить - руки чешутся у многих" - свидетельствует о том, что Лукашенко опасается не столько военного переворота, сколько возможности смены политического режима законным путем, например, через импичмент президента Национальным Собранием Республики Беларусь. Правда, сегодня вероятность подобного может рассматриваться лишь как фантазия, так как белорусский парламент представляет собой орган одобрения деятельности президента и не более того. Формирование же независимой законодательной ветви власти требует не только развитие демократических институтов (в первую очередь, политических партий), но и серьезной финансовой поддержки белорусской номенклатуры, осуществить которую может, в том числе, и Россия.

Конечно, говорить сегодня о возможности военного вмешательства во внутренние дела любого из участников ОДКБ, на наш взгляд, не имеет никакого смысла, в том числе, и на территории Белоруссии. Абсолютно все страны "Большой тройки" (Россия, Белоруссия и Казахстан) могут совершенно самостоятельно справиться со своими внутренними проблемами. В той же Белоруссии на 100 тысяч жителей страны приходится более 1440 представителей правоохранительных органов (в России менее 1000), и если добавить к этому еще несколько десятков тысяч военнослужащих белорусской армии, то становится ясно, что Минску острой необходимости в помощи от двадцати тысяч КСОР нет. Куда как важней осознание того, что в рамках ОДКБ у Белоруссии существует возможность улучшить свой международный статус, по возможности модернизировать свою армию и, что немаловажно, сделать определенный реверанс в сторону Кремля, одной из задач которого на сегодняшний день является стремление не потерять свое влияние на просторах бывшего СССР и Средней Азии. К тому же в условиях грядущих выборов в России, Лукашенко просто обязан использовать любую возможность продемонстрировать свою лояльность Кремлю. Более того, проект Союзного государства, похороны которого, по видимости, уже заказаны белорусскими властями, сегодня перестал быть для Минска интересен, так как он, хочется того или нет, все же предполагает ограничение суверенитета Белоруссии. Иное дело проект ОДКБ, который в будущем может перерасти в нечто большее, чем просто военная организация и который, по видимому, будет использоваться белорусским руководством в качестве альтернативы интеграции с Россией.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.