Эстонская школа с единственным учеником, как "русский мэр" Риги уничтожал русские школы, противостояние в Литве: Образование в Прибалтике

Рига, 1 сентября 2011, 12:08 — REGNUM  После короткого летнего перерыва ИА REGNUM возобновляет еженедельное вещание сравнений стран Прибалтики по различным категориям. К сегодняшнему дню, 1 сентября, в честь Дня знаний и начала нового учебного года, наши корреспонденты в Эстонии, Латвии и Литве подготовили экскурс о судьбе начального и среднего образования в своих странах. Оказалось, тенденция везде одинаковая: школ и учеников становится только меньше. Впрочем, в каждой стране нашлись свои неповторимые особенности.

Эстония

Первое сентября в Эстонии по многолетней привычке - первый школьный день. В парламенте и в прессе время от времени выдвигаются предложения сменить "старосоветскую дату" на приближенную к скандинавской (середина сентября или конец августа), но пока "традиционалисты" берут верх. В этот день, по оценкам министерства образования и науки Эстонии, за парты сядут 137 тыс. 440 человек. Это на 10 тысяч меньше, чем в 2008 году. Первоклашек - почти 13 тыс., что на 2 тыс. человек меньше, чем 10 лет назад.

Вместе с сокращением учеников происходит и вполне объясняемое сокращение школ - если в 1995 году было 600 эстонских, 142 школы с иным языком обучения (включая 116 - с русским), то в 2010 году таких уже было 465 эстонских и 94 школы с иным языком обучения (включая 61 - с русским). Таким образом, за 14 лет число эстонских школ сократилось на 23 %, число русских - уже на 47 % (по данным таллинского Центра информации по правам человека LICHR). И этот процесс продолжается...

Закрываются школы преимущественно в отдаленных районах и уездах Эстонии. Но есть и исключения, порой довольно странные: так, в одной из волостей западной Эстонии сохраняется начальная школа, в которую в этом году пойдет... один ученик. Нет, он не сын президента Эстонии, просто пока (а это главное слово) местное самоуправление способно материально обеспечивать существование данного учебного заведения, надеясь, что когда-нибудь демографическая ситуация улучшится и в школе зазвучат новые голоса. В Эстонии насчитывается также 26 школ для детей с особыми потребностями, в том числе 4 школы-интерната и две спецшколы.

Вообще же после наступления экономического кризиса число желающих жить за городом и в провинции заметно снизилось: люди стали считать издержки, особенно на транспорт и доступность услуг, и потянулись обратно в города, особенно крупные. Как следствие, в этом году в Тарту (южная Эстония) - незначительный, но прирост школьников. В Тарту в школы пойдет на 150 учеников больше, чем год назад, а всего таких будет 12 тыс. 339 человек. Отмечается некоторый прирост школьников в Нарве.

В 220 гимназиях Эстонии будут учиться почти 27 тысяч молодых людей. Увы, но чудовищное сокращение населения страны за последние 20 лет привело к вполне ожидаемому падению числа учеников в старших классах. Так, если в 2001 году в стране насчитывалось 36 гимназий с числом учеников выше 240, то теперь таких осталось на всю страну лишь 21. Зато большинство гимназий насчитывает по 60 учеников и едва больше. По предварительным данным, к 2016 году число гимназистов в Эстонии сократится почти на семь тысяч.

Всех школьников и гимназистов Эстонии будут обучать 14 тыс. 394 учителя, большинство из которых - женщины (86% от общего числа) в возрасте от 40 до 49 лет. Накануне нового учебного года школы и гимназии Эстонии были не доукомплектованы более 130 учителями, но Министерство образования не стало делать из этого трагедии, отметив, что пока не планируется повышение средней зарплаты преподавателя, составляющей чуть более 500 евро в месяц без учета дополнительных выплат.

В наступившем учебном году в Эстонии насчитывается, по данным Министерства образования, 58 гимназий с русским или двойным языком обучения, среди которых - семь гимназий для взрослых.

Нынешний учебный год проходит на фоне формально завершенной школьной реформы, которая касалась гимназий с русским языком обучения. Смысл ее сводился к тому, чтобы, начиная с 2007 года, постепенно добавлять по одному предмету на эстонском языке преподавания в учебную программу. В 2011 году эта реформа завершена - пропорция эстонские/русские предметы должна теперь в русских школах Эстонии составлять 60 на 40 процентов в пользу эстонского языка. Согласно реформе, из 10 предметов в гимназиях четыре обязательные - эстонская литература, обществоведение, музыка и история Эстонии. Остальные два предмета на эстонском языке обучения гимназии вольны выбирать самостоятельно. Обычно в этот дополнительный список гимназии выбирают физкультуру, чтобы оставить в своеобразной "зоне защиты" русский язык и русскую литературу, а также точные науки - физика, химия, математика, в которых русские гимназии были до начала проведения данной реформы традиционно сильнее эстонских.

На данной "эстонизации" русских школ настаивали все политики Эстонии, особенно - находящиеся у власти с середины 2000-х годов представители правых партий. На фоне массовых акций протеста в соседней Латвии власти Эстонии избрали тактику "не рубить весь хвост кошки целиком, а небольшими кусочками", чем, стоит признать, заметно снизили градус волнения у неэстонского населения страны. Способствовали менее агрессивному противостоянию родителей учеников и государства активные разъяснительные и пропагандистские выступления в русских СМИ Эстонии "умиротворителей" и "специалистов по переговорам" из числа избранных специалистов министерства образования. Общественность была усыплена речами, а когда проснулась - "поезд ушел". Теперь, когда в поддержку родительских попечительских советов 14 из 58 русских гимназий Эстонии ( а по законам Эстонии именно попечительские советы могут ходатайствовать о форме и языке обучения данного учебного заведения), просящих либо продления сроков перехода на эстонский язык, либо признания их невыполнимости для данных заведений, выступают и правозащитники, и эксперты, министерство образования в лице министра, члена союза правых партий "Отечество - Рес Публика" Яака Аавиксоо выступило с заявлением, что ходатайства не будут удовлетворены, зато реформа - доведена до конца. Министр также заверил, что государство продолжит финансовую поддержку тех гимназий, которые успешно выполняют данный переход и проявляют даже большее рвение, чем остальные.

Таллинский Центр информации по правам человека LICHR в сборнике материалов "Русская школа Эстонии" констатировал, что политическая обстановка в Эстонии явно не благоприятствует мероприятиям по поддержке и развитию образования на русском языке. Учителя русских школ постоянно ощущают на себе психологическое давление со стороны школьной администрации и Языковой инспекции, работают с постоянным страхом потери работы. Кроме того, крайне неудовлетворительно поставлена работа с обеспечением гимназий дидактическим и учебным материалам: не создав специальных учебников для гимназистов, для которых эстонский язык не является родным, министерство просто предлагает иноязычным гимназиям учиться по... учебникам эстонских гимназий. Не идут в русские гимназии и эстонские учителя - носители языка, отчего страдает и качество преподавания предметов на эстонском языке. Доходит до абсурда: русским ученикам русский учитель объясняет свой предмет на неродном эстонском языке и в явно меньшем объеме, чем это делается в обычной эстонской гимназии. Все это сказывается как на качестве преподавания, так и на уровне полученных и усвоенных знаний. Правозащитники прямо утверждают, что из-за недоработок и содержания проводимой реформы выпускники русских гимназий находятся в неравных условиях с выпускниками эстонских гимназий, что является одной из форм дискриминации. "Получение образования на родном языке - одно из ключевых прав национальных меньшинств; оно рассматривается как необходимое условие для сохранения их национальной идентичности (самосознания)", утверждают в LICHR.

Стоит отметить, что о том, удачно или нет прошла данная реформа, мы сможем окончательно судить не ранее 2014 года, когда государственный выпускной экзамен будет сдавать первый выпуск, прошедший всю гимназическую ступень от начала до конца при данной формуле "60/40".

Латвия

Структура образования в Латвии сильно не отличается от соседей по Прибалтике. Обязательным в Латвии является так называемое основное образование, включающее в себя дошкольное образование, которое дети получают в детсадах, начальное (с 1 по 4 класс) и собственно основное (с 5 по 9 класс) образование, которое дети получают в школе. Среднее образование (10-12 классы) получают те выпускники основной школы, кто этого хочет и кому позволяет успеваемость. И обязательное основное, и необязательное среднее образование в Латвии предоставляется, согласно законодательству, бесплатно, однако содержание школьника влетает родителям в копеечку, размер которой зависит от амбиций родителей и аппетитов администрации школы, в которой ребенок учится.

Вместе основное и среднее образование называются всеобщим. По его программам в 2010/2011 учебном году в Латвии обучались 216 тыс. 307 школьников (в том числе начальное и основное образование получали 174 тыс. 717 учеников), свидетельствуют данные Министерства образования и науки. Это на 9727 школьников меньше, чем в позапрошлом, 2009/2010 учебном году. Согласно прогнозам, в дальнейшем тенденция сокращения числа учащихся будет сохраняться. Так, ожидается, что в 2011/2012 учебном году в латвийские школы придет 208 тыс. 732 учащихся, т.е. еще на 7,5 тыс. меньше (-3,5%).

Не смотря на это, число первоклассников пока еще не снижается, в силу пережитого Латвией в середине и второй половине 2000-х годов прироста рождаемости. По прогнозам, сегодня в первый класс пойдет 20 тыс. 701 ученик, хотя реально эта цифра может оказаться значительно ниже. Закон о всеобщем образовании позволяет родителям отдавать детей в школу с 6 лет, чтобы те закончили весь цикл обучения в 18, а не 19 лет, как обычно.

Сокращение числа учащихся наблюдается уже не первый год и, вместе с серьезным ограничением финансовых возможностей государственного бюджета и самоуправлений в связи с начавшимся на исходе 2008 года кризисом, это привело к драматическому процессу сокращения сети учебных заведений за счет их реорганизации (слияния двух и более школ в одну) и ликвидации. Так, в 2009 министерство образования согласовало решения самоуправлений о реорганизации 84 учебных заведений и ликвидации 57. В 2010 году были реорганизованы и ликвидированы 26 и 10 школ соответственно, а за 7 месяцев 2011 года - 20 и 12 школ соответственно. Всего с 2008/2009 уч. года по 2010/2011 уч. год число школ сократилось с 946 до 830. В то же время, за три последних года открыто 11 дошкольных учреждения и 2 начальные школы.

С недавних пор в Латвии действует схема "деньги следуют за учеником", что, с одной стороны, позволяет более успешным школам привлечь большее финансирование, а, с другой стороны, дискриминирует небольшие учебные заведения и позволяет муниципальным властям кроить школьную сеть по своему усмотрению. Роль самоуправлений в школьном деле усиливает и то, что именно на их балансе находятся все школьные здания и их обслуживание, тогда как средства госбюджета идут на оплату работы учителей. Такое разделение функций привело к тому, что, прикрываясь недостатком финансов и так называемой производственной необходимостью, возглавляемая "русским мэром" Нилом Ушаковым ("Центр согласия") Рижская дума ликвидировала большое число школ с русским языком обучения, в том числе и старейшую в Риге - Русскую среднюю школу им. М.Ломоносова.

Вместе с тем снижается и число педагогов, с 32 тыс. 236 человек на 1 сентября 2008 года до 27 тыс. 910 человек на 1 сентября 2010 года. Следует отметить, что помимо общеобразовательных школ, существуют также вечерние школы и профессиональные училища (бывшие ПТУ). В них в 2010/2011 уч. году обучались 12 тыс. 732 и 35 тыс. 767 учащихся соответственно. Детские сады посещали 88 тыс. 226 детей, из которых 21 тыс. 646 человек обучались по дошкольной программе на русском языке.

Должностные лица Латвии любят подчеркивать, что государство предоставляет бесплатное обучение на 7, кроме государственного (латышского), языках: русском, белорусском, украинском, польском, литовском, иврите и эстонском. Но на самом деле это не совсем так: в школах для нацменьшинств уделяется больше внимания преподаванию родного языка и литературы, а в остальном обучение проходит по-латышски или по-русски. Формально деления на латышские и русские школы в Латвии нет, но на практике оно существует, хотя подавляющее большинство русских школ и не являются специфически русскими, а скорее школами с русским языком обучения. В школах национальных меньшинств обучалось в 2010/2011 уч. году 56 тыс. 636 школьника (26,2% всех учащихся, при доле национальных меньшинств в составе населения страны около 42%). На начало прошлого учебного года действовали 646 латышских, 103 русских и 73 двухпоточных общеобразовательных школ.

Вокруг сохранения, ведущего свою историю с конца XVIII века, русского образования в Латвии уже много лет ведется ожесточенная борьба, пиком которой стала так называемая Школьная революция. В 2003-2005 годах под руководством Штаба защиты русских школ десятки тысяч школьников и их родителей участвовали в акциях протеста с требованием сохранения среднего и основного образования на русском языке. Однако в силу ряда причин это движение не увенчалось успехом, и с 1 сентября 2004 года в русских средних школах была введена пропорция 60/40%, в соответствии с которой 60% содержания в 10-12 классах должно преподаваться на государственном языке, при этом выбор предметов, подпадающих под пропорцию, остается за администрацией школ. В Латвии также насаждается билингвальное образования, когда тот или иной предмет преподается одновременно на двух языках. Наиболее активно билингвальное образование внедряется в основной и даже начальной школе, все большее число предметов преподается только по-латышски. Минобразования избегает мониторинга качества образования, тогда как независимые эксперты утверждают, что оно неуклонно снижается.

Новый этап борьбы за сохранение русского образования в Латвии начался в 2010 году, когда национал-фашистское объединение "Все - Латвии!"-ТБ/ДННЛ выступило с инициативой по постепенному сворачиванию финансируемого государством школьного образования на негосударственном языке. В поддержку этого предложения было собрано около 130 тысяч подписей.

Литва

Образование - как раз та часть жизни граждан и государства, которую лучше слов иллюстрируют цифры.

По данным 2010 года в Литве было почти 415 тыс. учащихся. Из них школы с литовским языком обучения посещали почти 384 тыс. человек. С преподаванием на русском языке - 16 294. На польском - 13 391 учеников.

Количество учеников во всех школах без исключения сокращается. Для сравнения министерство образования и науки Литвы предоставило ИА REGNUM статистические данные за 1990-1991 и 2000-2001 годы (количество учеников в литовских, русских и польских школах соответственно): 409 295 - 522 569, 76 038 - 41 462, 11 407 - 22 303.

Резкое сокращение учащихся в Литве обусловлено массовой эмиграцией молодежи и молодых семей. По статистике, каждый четвертый житель Литвы моложе 20 лет планирует покинуть родину в ближайшие три года.

Естественно, что параллельно сокращению учащихся изменялось и количество школ. Вот таблица их движения:

 1990/ 19912000/ 20012010/2011
Литовских180120311163
Русских856836
Польских447455
Белорусских-11
Литовско-русских312317
Литовско-польских71112
Русско-польских472610
Русско-белорусских-1-
Литовско-русско-польских25104

То есть, если в 1990-1991 учебном году всего работало 2040 школ, то в 2010-2011 - 1 298, что на 63,6% меньше.

Неудивительно, что в настоящий момент в Литве без работы находится около двух тысяч педагогов. Это на 15% меньше, чем в прошлом году. Однако в целом по стране продолжается тенденция снижения спроса в услугах учителей. Зарегистрированным на бирже труда безработным преподавателям предлагают менять квалификацию и осваивать новые профессии. Например, идти нянечками в детские сады.

Высоким "штилем" говоря, все вышеуказанное именуется реформой образования. Она началась в 1992 году, длится почти двадцать лет, однако даже в Минобразования и науки откровенно говорят, что трудно предположить, когда завершится.

"Стало очевидным, что министр явно не чувствует всех тонкостей образовательной системы. Думаем, что он не в состоянии управлять этой областью и проводить ее реорганизацию", - это мнение Нериюса Стасюлиса, представителя гражданской группы "За качественное и доступное образование в Литве", высказанное в ходе одного из многочисленных митингов протеста против бесконечных "новаций" в образовании и экспериментов над детьми, как нельзя лучше иллюстрирует настроения в обществе.

Формальная образовательная система в Литве начала создаваться в конце XVI в. В 1773 г. учреждена образовательная институция Польско-Литовского государства - Эдукационная комиссия - первое министерство образования (употребляя современный термин) в Европе. Она заложила основы системы образования и предопределила цели новой реформы образования.

Сегодняшняя система образования Литвы основывается на европейских культурных ценностях, опирается на демократический опыт образования в Литве и Европе. Дети начинают ходить в школу с 6 - 7 лет. Начальное образование длится четыре года. Основное обязательное образование длится шесть лет и среднее образование - два года. В школах применяется десятибалльная система оценки знаний.

Однако очевидно, что в процессе проведения реформы образования выявилась неолиберальная суть ее идеологии, способствующая углублению социальной дискриминации, различных ее видов в обществе с тенденциями также в направлении этнической, национальной дискриминации. В результате реформы предусматривается уменьшение сети полного, единого среднего образования более чем в два раза. Для русских школ результат уже проведенных реорганизаций по реформированию - это 11 ликвидированных школ в Вильнюсе и 49 школ в целом по республике, то есть уже закрыто порядка двух третей всех русских школ.

Проект поправки к Закону об образовании предполагает исключение из системы среднего образования средней школы как самостоятельной структурной единицы, оставляя только разделенные территориально и административно начальные, основные школы, прогимназии, гимназии. Что любопытно: в ходе реформы образования в 1936 году Литва отказалась от прогимназий, поскольку они не оправдали себя. И вот спустя 75 лет новаторы от образования вновь предлагают повторить уже однажды признанный независимой Литвой ошибочным, неприемлемым вариант.

На фоне такой, достаточно брутальной, реорганизации появилась тенденция создавать католические школы, которым разрешено не разделять общеобразовательные школы на отдельные, разноуровневые школы (с отдельными администрациями, вариациями, территориями) и не участвовать в реформах, таким образом, избегая реформации и ее последствий.

Особенно болезненно в Литве был воспринят новый закон об образовании. Согласно его положениям, в школах нацменьшинств историю и географию Литвы, а также обществоведение будут преподавать на литовском языке. Кроме того, начиная с 2013 года все школьники страны будут сдавать единый госэкзамен по литовскому языку. Если учесть количество часов, отведенных на изучение литовского в литовских школах и школах с другими языками обучения, то учащиеся первых во время госэкзамена априори ставятся в более выигрышное положение. То есть, педагогам школ национальных меньшинств придется сокращать программы по другим предметам, чтобы "добрать" нужное количество часов в программе литовского языка.

Идеологи этих положений закона, наверное, даже представить не могли, что он не только породит бурю, но и скажется на литовско-польских межгосударственных отношениях, осложнив их до уровня фактического противостояния. Поляки видят в новом законе призрачную угрозу ассимиляции. Еще до принятия документа официальная Варшава сделала ряд официальных заявлений, критикующих Вильнюс. Критика в разных ее проявлениях продолжается.

К примеру, Михал Мацкевич, председатель Союза поляков Литвы говорит, что местные поляки будут "бороться за демократию в Литве. Это вопрос политики, вопрос самого подхода к своим меньшинствам и гражданам". В противовес таким мнениям звучат успокаивающие оценки. Так, Альвидас Пуоджиукас, директор департамента общего и специального образования Министерства образования и науки Литовской Республики сказал ИА REGNUM, что расценивает новые положения закона, как хорошие - "потому что ученики и их родители живут в нашей стране. Мы сейчас все делаем, чтобы ученики нацменьшинств хорошо знали литовский язык и имели равные условия с литовцами в дальнейшей своей карьере".

Как бы там ни было, само министерство уже сделало полшага назад. Чтобы сбить накал страстей, министр образования Гинтарас Стяпонавичюс вынужден был заявить, что "учащимся из нелитовских школ будут сделаны послабления при сдаче единого госэкзамена по литовскому языку в 2013 году". Тем самым признав, что некоторые положения закона действительно являются непроработанными в нужной степени, а реформа - это не научно обоснованная теория, а путь проб и ошибок.

В любом случае, принятый закон стал катализатором нового противостояния, которое в начале нового учебного года обещает вылиться в массовые акции протестов нацменьшинств и даже забастовках в школах.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.