Джамиль Гасанлы: "Не конфликтовать с турками ради дашнаков"

Москва, 30 Августа 2011, 15:08 — REGNUM  

ИА REGNUM продолжает публикацию статьи доктора исторических наук, профессора Джамиля Гасанлы "Российско-турецкие отношения на отрезке истории между советизацией Азербайджана и Армении", предыдущая часть которой "Почему Г.Чичерин пытался передать Нахичевань Армении" была размещена на нашем сайте 26 августа 2011 года (http://regnum.ru/news/polit/1439132.html).

Опьяненная Севрским договором и испытывающая эйфорию от его условий, Армения 24 сентября 1920 года при поддержке Великобритании объявила войну Турции, которая закончилась разгромным поражением и распадом дашнакской Армении. Эта война положила конец попыткам армян военным путем овладеть Нахичеванью. После этого они делали ставку только на дипломатические средства, а именно на обещанные им Севрским договором территории и привилегии.

Возвращаясь назад, следует сказать, что вслед за Севрским договором (10 августа 1920 г.) Антанта сделала несколько шагов по вооружению Армении. Посланная Военным Советом союзников Кавказским республикам, в том числе и Азербайджану, партия оружия и снаряжения, после советизации Азербайджана целиком досталась Армении. В начале июня часть этого оружия французы послали в Батум для передачи армянам. 12 июня секретарь Министерства иностранных дел Франции Поль Камбон информировал Лорда Керзона о передаче оружия армянам. (Ministère des Affaires Etrangères de France, Archives Diplomatique, vol.644)

Готовясь к войне, Армения уже объявила о мобилизации граждан от 18 до 45 лет. Весной и осенью 1920 года, воспользовавшись тем, что турецкие войска на западе страны не на жизнь, а на смерть ведут войну с греческими оккупантами, армяне захватили в Восточной Анатолии Ольты и ряд других турецких территорий. Полномочный представитель Российской Федерации в Иране и Турции Ш.Элиава 18 сентября 1920 года телеграфировал Серго Орджоникидзе о прибытии Халил-паши и обострении турецко-армянских и азербайджанско-армянских отношений. Он считал необходимым срочно прояснить ход событий и отправить Г.Чичерину требуемые им предложения. (Телеграмма Ш.Элиавы Г.Орджоникидзе. 18.09.1920 // Из коллекции документов РГАСПИ). 21 сентября, за несколько дней до начала военных действий, он в шифрованной телеграмме Г.Чичерину, В.Ленину и Л.Троцкому сообщал, что "Армения, подкрепляемая надеждами Грузии, обеспеченная снаряжением, обмундированием выжидает удобного случая, чтобы перейти к активным действиям".(Телеграмма Ш.Элиавы Г.Орджоникидзе. 21.09.1920 // Из коллекции документов РГАСПИ).

24 сентября 1920 года армяне приступили к реализации своих планов и начали военные действия в Восточных вилайетах Турции. 28 сентября турецкая армия под командованием Кязыма Карабекир-паши первым же ударом выбила армян из Сарыкамыша и Мерденека. Однако, после подобного успеха турецкое правительство, опасаясь неких осложнений, приостановило дальнейшее продвижение своих войск, и 30 сентября турки закрепились на позициях по линии Сарыкамыш - Лалоглу. Эта выжидательная тактика была связана с желанием турецкого правительства выяснить реакцию Советской России, Грузии и государств Антанты на эти события. Освобождение Сарыкамыша и стремительное продвижение турок в первые дни войны серьезно обеспокоило Советскую Россию. В начале октября Г.Чичерин просил Г.Орджоникидзе срочно связаться с кемалистами и отговорить их от наступления на Армению с тем, чтобы не спровоцировать Антанту на возможные столкновения. Г.Чичерин писал: "Мы считали несвоевременными и опасными военные операции, которые могли бы спровоцировать правительства Антанты. Употребите все усилия, чтобы предотвратить возможность таких столкновений". Вместе с тем, Чичерин напомнил Орджоникидзе предложить посредничество Советской России между Турцией, с одной стороны, и Арменией с Грузией, с другой стороны. (Телеграмма Г.Чичерина Г.Орджоникидзе. 05.10.1920 // Из коллекции документов РГАСПИ). В свою очередь, и Лев Троцкий в телеграмме В.Ленину и Н.Крестинскому предупреждал, что попытка кемалистов захватить Ардаган и Батум может спровоцировать Антанту на высадку десанта под Батумом. Он считал, что современное состояние кемалистов не позволит им проявить такую активность и предпринять в отношении Антанты столь провокационные шаги. Л.Троцкий писал: "Франция выдумывает предлог для десанта, направленного не против кемалистов, а против Советской России и Советского Азербайджана" (Телеграмма Л.Троцкого В.Ленину и Н.Крестинскому. 05.10.1920 // Из коллекции документов АВП РФ).

Наркомат иностранных дел Советской России намеренно запугивал турок опасностью активизации Антанты под предлогом спасения армян от неминуемого поражения. Еще до начала войны наркомат иностранных дел направил советским представителям в Турции, Армении и Грузии письмо с напоминанием о том, что "центр Восточной политики Советской России теперь переместился в Турцию." (Письмо Г.Чичерина Ш.Элиаве, Л.Старку и Б.Леграну. 15.09.1920 // Из коллекции документов АВП РФ). В этом документе Г.Чичерин объявил главнейшей задачей советской политики предоставление армянам в Турции земли и независимости.

После Сарыкамыша турки освободили и Ардаган, что поставило Армению перед большой опасностью. Советская Россия продолжала использовать все возможности, чтобы остановить турецкое наступление. 19 октября 1920 года Г.Чичерин в очередной раз инструктировал Г.Орджоникидзе: "Продолжение турецкого наступления крайне нецелесообразно. Постарайтесь убедить их не делать этого, они сами наносят этим вред, ибо только провоцируют вмешательство Антанты, создавая повод. Имеются сведения о попытках Антанты втянуть Грузию и Армению против нас в связи с планом наступления на Баку. Продвижение турок вглубь Армении создает для этого почву заступничества за армян и десанты для их спасения будут популярны на Западе даже среди левых" (Телеграмма Г.Чичерина Г.Орджоникидзе. 19.10.1920 // Из коллекции документов РГАСПИ). В сентябре 1920 года в беседе с сотрудником французского представительства в Тифлисе Александром Баррере русский торговый представитель Л.Рузер заявил, что "касается Баку, вы можете быть уверены, что этот город останется в наших руках". По мнению Л.Рузера, большевики во что бы то ни стало удержат Баку в своих руках. (Александр Баррере. Отчет о поездке в Баку. 18.09.1920.// Archives d'Ali Mardan-bey Toptchibachi, carton № 1. Le Centre d'études des mondes russe, caucasien et centre-européen (CERCEC), l'École des hautes études en sciences sociales (EHESS, Paris).

В свою очередь, и представитель России в Грузии Л.Н.Старк (псевдонимы: Афгани, Л.Манучаров, П.Рябовский) также посылал тревожные сообщения с турецко-армянского фронта в Москву - Г.Чичерину и Л.Троцкому, и в Баку - Г.Орджоникидзе. Он писал большевистским лидерам, что "в ночь на 28 сентября турки силами около двух дивизий повели наступление на Ольты, Бадрас, Каракурт и Аргаджа. В ночь на 29 сентября турки очистили Сарыкамыш, причем под Мерденеком сильно пострадал первый армянский пехотный полк и потерял восемь орудий. Ардаган и Кагызман армянами оставлены без сопротивления" (Телеграмма Л.Старка Г.Чичерину, Л.Троцкому и Г.Орджоникидзе. 15.10.1920 // Из коллекции документов РГАСПИ). Встревоженный блестящими успехами турецких войск под руководством Кязыма Карабекир-паши в первые же дни войны Б.Легран 29 сентября информировал Г.Чичерина о событиях на турецко-армянском фронте: "Турки начали наступление на Карсском фронте, заняли Сарыкамыш. Необходимо немедленное решительное обращение Советского правительства с целью приостановки наступления турок, в противном случае наше положение становится двусмысленным. В случае успешного воздействия на турок и прекращения военных действий, начатых ими, шансы на мирное разрешение наших задач в Армении весьма значительны" (Срочная телеграмма Б.Леграна Г.Чичерину. 29.09.1920 // Из коллекции документов РГАСПИ). На самом деле, Мустафа Кемаль-паша очень осторожно относился к войне с Арменией. Когда в середине октября поступили первые советские предложения о прекращении военных операций, он не вынес эти предложения на обсуждения меджлиса (ВНСТ), так как это предложение могло бы вызвать раздражение у противников сближения с Россией, ранее требовавшей передать Ван, Муш и Битлис армянам. Но в приватной беседе с секретарем советского представительства в Анкаре М.Кемаль-паша заявил: "все, что угодно, на все согласны, только не покушение на нашу территорию" (Шифрованная телеграмма Упмал-Ангорского Чичерину. 18.10.1920 // Из коллекции документов РГАСПИ).

Как только поступило сообщение о первом поражении дашнаков на турецко-армянском фронте, министр иностранных дел А.Оганджанян 30 сентября 1920 года послал срочную телеграмму Г.Чичерину. Он писал следующее: "Со своей стороны правительство Республики Армении ожидает, что правительство РСФСР неоднократно высказавшее свое дружественное расположение к Республике Армении, приложит все усилия к немедленному приостановлению дальнейшего наступления на Армению союзных турецких национальных сил и к отводу их за пределы нынешней Армении. Срочным принятием этих мер правительство РСФСР даст возможность моему правительству обсуждать с его Полномочным Представительством условия договора, долженствующего быть заключенным между РСФСР и Республикой Армения" (Срочная телеграмма А.Оганджаняна Г.Чичерину. 30.09.1920 // Из коллекции документов РГАСПИ).

На основании телеграммы А.Оганджаняна и другой информации, полученной с Кавказа, Г.Чичерин 5 октября 1920 года подготовил отчет для Политбюро ЦК РКП (б), в котором отметил, что ради установления необходимого контакта между Россией и Турцией турки займут линию Сарыкамыш-Шахтахты независимо от России и без всякой связи с ней. Чичерин считал возможной высадку десанта в Батуме, так как в Стамбуле собрано 86.000 войск Антанты, главным образом сенегальцев. Этот десант может создать серьезную опасность для Баку. В случае, если турки продолжат наступление, Г.Чичерин представил вниманию Политбюро предложение Г.Орджоникидзе: "предложить армянам, чтобы войска советской России захватили всю территорию Армении". (Письмо Г.Чичерина Политбюро ЦК РКП (б). 05.10.1920.// Из коллекции документов АВП РФ). Учитывая осложнение ситуации на Кавказе, Г.Чичерин настаивал на немедленном командировании туда И.Сталина. По поводу предложений Г.Чичерина 6 октября 1920 года Политбюро ЦК РКП (б) обсудило поступающую с Кавказа информацию, связанную с армяно-турецкой войной. В советском руководстве И.Сталин был одним из тех немногих политических лидеров, кто мог предвидеть политические итоги турецко-армянской войны. В отличие от Г.Чичерина, он считал, что продолжение турецкого наступления "льет воду на нашу мельницу" (Телефонная беседа И.Сталина с В.Лениным, Г.Орджоникидзе и Г.Чичериным. 05.10.1920 // Из коллекции документов РГАСПИ)

Английский представитель в Тифлисе полковник Стокс всеми способами пытался втянуть Грузию в эту войну и облегчить тем самым участь армян. 13 октября 1920 года в телеграмме Лорду Керзону он уже обещал, что Грузия будет помогать армянам. Поступающие с начала октября печальные известия о поражениях на фронте сильно встревожили проживающих в Грузии армян. Чтобы помочь и усилить армию Армении, армянская община в Тифлисе решила объявить мобилизацию молодежи от 18 до 35 лет. (Телеграмма Л.Старка Г.Орджоникидзе. 05.10.1920 // Из коллекции документов РГАСПИ). Вскоре было объявлено, что добровольно записались 2.000 человек, однако, как показали дальнейшие события, до фронта ни один из них не дошел. 6 октября тифлисские армяне организовали митинг против турецкого наступления, затем направились к российскому посольству, чтобы продемонстрировать свое недовольство помощью Советской России Турции.

В своих отчетах, направленных в Москву в начале октября, Б.Легран предлагал отговорить Армению от идеи силой оружия забрать земли, предусмотренные ей Севрским договором. Он считал, что Армения должна довериться посреднической миссии Советской России, единственно способной решить ее территориальный спор с Турцией. Он писал: "Согласие армян на эти условия считаю выходом из положения. Это дало бы нам полное основание настойчиво требовать приостановления военных операций турок" (Телеграмма Б.Леграна Г.Чичерину. 07.10.1920 // Из коллекции документов РГАСПИ). Одновременно, Б,Легран очень осторожно относился к идее, будто наступление турок создало удобный момент для советизации Армении. Он считал, что пока Советская Россия не обладает достаточно большой армией в регионе, трудно будет избежать использования с этой целью турецких сил, что даст скандальный характер всей операции. Б.Легран просил дать ему полномочия предъявить турецкому командованию требование немедленно приостановить военные действия и очистить территорию Армении, но только в случае согласия армян на российские условия. (Телеграмма Б.Леграна Г.Чичерину. 07.10.1920 // Из коллекции документов РГАСПИ). Тем временем, отряды нахичеванских добровольцев, действовавших независимо от большевистского Баку, вдохновившись продвижением турецких войск, отбили участок Шахтахты-Джульфа Шахтахтинской дистанции железной дороги, которую по договору от 10 августа 1920 года российская сторона самовольно отдала Армении. Передача большевиками дашнакам железной дороги, которая единственно соединяла Россию и Турцию, вызвала большое недовольство у Мустафы Кемаль-паши. В беседе с советским представителем в Анкаре он отметил, что передачу железной дороги Шахтахты-Джульфа в пользование армян ничем нельзя объяснить, ведь этот акт направлен во вред самим русским" (Упмал-Ангорский. Доклад заместителю наркома иностранных дел. 08.11.1920 // Из коллекции документов РГАСПИ). В ответ на информацию Б.Леграна о железной дороге Г.Чичерин сообщил: "Мы ее занимать не будем, не наше дело ее отвоевывать для армян. Договор не требует от нас войны с турками. Раз не мы занимаем железную дорогу, мы умываем руки. Относительно транзита через Армению поднимите вопрос независимо от шансов на успех. Спорные области должны пока оставаться в нашей оккупации, без передачи той или другой стороне" (Телеграмма Г.Чичерина Б.Леграну. 09.10.1920 // Из коллекции документов РГАСПИ). В другом письме, отправленном Б.Леграну в тот же день, спорные территории были сравнены с Гордиевым узлом, и было подвергнуто анализу политическое положение, связанное с получением помощи Арменией от Антанты. Б.Леграну поручалось: "Линия Сарыкамыш-Шахтахты есть приблизительно пограничная, но если турки пойдут дальше вглубь Армении, они тем самым добьются серьезного политического кризиса... При ваших сношениях с дашнаками отвечайте им категорически, что мы вовсе не желаем, чтобы Армении был нанесен какой-либо ущерб. Мы готовы поэтому, если дашнаки пожелают выступить в качестве посредников" (Инструкция, данная Б.Леграну из Центра. 09.10.1920 // Из коллекции документов РГАСПИ).

Несомненно, что начавшаяся армяно-турецкая война и тяжелые военные поражения Армении отвечали интересам Азербайджана. Однако, даже в такой кризисной ситуации Армения продолжала выдвигать претензии на Нахичевань, превратившийся с подачи России в объект спора. Что же касается Советской России, то она рассматривала турецкое наступлении как исторический шанс для захвата власти коммунистами в Армении. 13 октября 1920 года Г.Чичерин писал Б.Леграну: "Орджоникидзе сообщает о возможном уходе в отставку дашнаков. Сообщите немедленно, каковы внутренние перспективы в Армении и возможна ли передача власти коммунистам без давления извне, ибо мы в настоящее время должны воздерживаться от всякого давления и должны со своей стороны выступать миротворцами... Указывайте на наше искреннее дружелюбие к армянским массам и желание им помочь" (Телеграмма Г.Чичерина Б.Леграну. 13.10.1920 // Из коллекции документов РГАСПИ). 11 октября Б.Легран прибыл в Эривань и через три дня информировал Г.Чичерина о том, что если турки откажутся от своих претензий, основанных на Брестском договоре и Батумском соглашении, то армяне готовы принять посредничество Советской России в турецком вопросе. В той же телеграмме Б.Легран добавляет, что "армяне жалуются на замену в спорных областях красных войск местными партизанскими отрядами и азербайджанскими частями, и на присутствие в Нахичевани турецких регулярных войск, с которыми они находятся в настоящее время в состоянии войны" (Телеграмма Б.Леграна Г.Чичерину. 14.10.1920 // Из коллекции документов РГАСПИ). Армянское правительство всеми средствами пыталось свои конфликты с Турцией связать с Азербайджаном. В переговорах с представителями Советской России армяне категорическим условием транзита в Турцию через Армению ставили немедленное признание за ними Зангезура и Нахичевани. (Телеграмма Б.Леграна Г.Чичерину. 24.10.1920 // Из коллекции документов РГАСПИ).

Тем временем, зарубежные радиостанции распространили известие, будто советский представитель Б.Легран предъявил правительству Армении ультиматум. Поэтому, Г.Чичерин советовал ему: "Мы не должны выступать с угрозами... Нынешнее состояние наших сил в Закавказье также не позволяет нам выступать угрожающе. Подчеркивайте, что мы миротворцы, заявляйте правительству и в печати, что мы не угрожаем. Подчеркивайте, что у нас нет союза с турками, но что мы желаем воспользоваться нашим влиянием в целях умиротворения. Исходя из этого мы предлагали и продолжаем предлагать посредничество. Одновременно требуем от Армении прекращения союза с Антантой, но не в форме ультиматума или угрозы. (См:Телеграмма Г.Чичерина Б.Леграну. 26.10.1920 // Из коллекции документов РГАСПИ).

Несмотря на серьезное сопротивление армян, турки 30 октября 1920 года заняли Карс, армянам ничего не осталось, кроме как отступать к Гюмри. Освобождение Карса турками еще более ускорило необходимость для Армении соглашаться на посредничество России. Однако, выдвинутые ими условия были направлены на то, чтобы при "дружественном посредничестве" России можно было дипломатическим путем вернуть территории, потерянные на полях сражений. По первому условию, следовало присоединить к Армении Зангезур и Нахичевань, а находящиеся там русские войска должны были уступить места своей дислокации армянским частям. В этом случае Армения добровольно отказывалась от своих претензий на Карабах. Второе условие дашнаков сводилось к тому, чтобы 25% всех перевозимых через Армению в Турцию вооружений, припасов и военного оборудования оставалось в Армении. Третье условие заключалось в предоставлении Армении кредита на сумму 2,5 млн. золотом. Кроме того, Турция должна была прекратить военные действия, отвести свои части к границам 1914 года и дать обязательство, что перевозимые предметы и части будут направляться в пункты не ближе линии Трабзон-Эрзурум-Муш-Битлис. (Телеграмма Б.Леграна Г.Чичерину. 01.11.1920 // Из коллекции документов РГАСПИ). Б.Легран считал возможным заключение договора с Арменией на предложенных условиях, если удастся добиться согласия Азербайджана по спорным территориям. По его мнению, такая постановка вопроса будет не по душе кемалистам, зато будет выгодна Армении, освободит ее от роли орудия в руках Антанты и даже приведет к образованию Грузино-Армянского союза, который обеспечит укрепление позиций России на Южном Кавказе. "Что касается Азербайджана, - писал Б.Легран, - я уверен, что если Вы займете твердую позицию, нам удастся склонить Азербайджан к желательному решению". В связи с прибытием в начале ноября 1920 года И.Сталина в Баку, Б.Легран также собрался выехать в Баку, чтобы обсудить этот вопрос с "Бакинскими товарищами". И, наконец, он предупреждал, что "дашнаки в Армении держатся крепко, коммунисты сейчас не представляют силы, ликвидировать дашнаков могла бы только оккупация территории войсками турок или нашими" (Телеграмма Б.Леграна Г.Чичерину. 01.11.1920 // Из коллекции документов РГАСПИ).

4 ноября 1920 года в Баку на совместном заседании ЦК АКП (б) и Кавказского Бюро ЦК РКП (б) при участии И.Сталина подробно было обсуждено положение в Армении и Грузии. За день до этого Г.Чичерин направил телеграмму в Министерство иностранных дел Турции, в которой выразил желание Советской России выступить посредниками между турками и армянами. По поводу положения в Грузии выступил российский представитель в Тифлисе А.Шейнман. Он отметил, что правительство Грузии желает иметь гарантии обеспечения своей безопасности со стороны России, в случае нападения кемалистов. А.Шейнман считал, что для прояснения отношений с М.Кемаль-пашой следует послать к нему в качестве посла Л.Старка. Но И.Сталин не согласился с этим предложением. Он сказал: "Москва о Кемале ничего не знает. Для него вопрос ставится так, что до Сарыкамыша он вынужден будет наступать из-за топлива. Кемалю была послана телеграмма из Москвы, чтобы он прекратил наступление, но получил ли он ее - неизвестно. Здесь ни Турецкая Компартия, ни представители Кемаля ничего не знают о тамошнем положении. Недавно прибывший от Кемаля коммунист, побывавший там и среди кемалиистов, и среди советистов (которые есть и в армии, и в населении) говорит, что Кемаль не прочь вести переговоры с султаном (он - за Антанту). Кемалисты предъявляют требования на фракцию и еще кое-какие, у него нет денег и припасов. Переговоры с султаном могут изменить все положение в сторону для нас не лучшую. Я согласен с предложением Шейнмана командировать к Кемалю человека ознакомиться с положением, но мы думаем, послать Мдивани, с ним Шахтахтинского и Коркмасова (кандидатура Старка возражений не встречает, но он может быть больше нужен в Грузии), кроме того, Мдивани скорее пригоден в Баку, чем Старку. А грузинам о наступлении можно сказать, что мы к Кемалю отнеслись с нотой, они нам не ответили, когда получим ответ, тогда скажем им" (Выписка из протокола №4 совместного заседания Политбюро ЦК КП (б) Азербайджана и Кавказского Бюро ЦК РКП (б). 04.11.1920 // Из коллекции документов АПД УДП АР). После доклада Б.Леграна о положении в Армении, его предложение включить в договор с Арменией пункт о передаче Армении Нахичевани и Зангезура было отвергнуто. Окончательное решение ЦК РКП (б) по договору поручено было выяснить И.Сталину. В протокол заседания записали, что передача Армении Нахичевани и Зангезура не выгодна ни в политическом, ни в стратегическом отношении.

После бакинских партийных решений Б.Легран направил в советскую миссию в Армении срочное сообщение о том, что в присутствии И.Сталина на заседании проявилось отрицательное отношение к "нашему договору", и в первую очередь было отмечено, что отвод турецких войск к границам 1914 года сильно осложнит отношения с Турцией, и, во-вторых, было подчеркнуто значение возможности влиять на ход событий в Иране через спорные территории. Б.Легран писал: "Вместе с тем, считают, что фактически мы ничего не можем предпринять по поводу наступления турок, хотя наше отношение к этому по-прежнему резко отрицательное. Формально Турция не связана договором с нами и мы не можем предъявлять ей требований. Что касается транзита - при настоящем положении и отсутствии информации из Турции этот вопрос теряет остроту. Кроме того, полагают, что турки в случае заключения мира с Арменией без труда могли бы сами добиться транзита, передача же Армении взамен транзита спорных областей является дорогой ценой". (См:Телеграмма Б.Леграна в советскую миссию в Эривани. 06.11.1920 // Из коллекции документов РГАСПИ).

После сдачи Карса политика Советской России в отношении Турции, кавказских мусульман и вся ее Восточная политика в целом становилась все более шаткой. Это ясно просматривается из пространного письма Г.Чичерина, отправленного И.Сталину 5 ноября 1920 года из Баку. Он писал, что о резком и фундаментальном повороте в политике Антанты по отношению к Турции и в политике кемалистов по отношению к Антанте имеется масса сведений из разнообразных источников. Но все это еще не окончательно и не совсем ясно. Чичерин особенно выделяет отношения между кемалистами и стамбульским правительством и подчеркивает справедливость такой концепции кемалистов: исторически тот, кто владел Анатолией, овладевал потом Константинополем, а тот, кто владел Константинополем без Анатолии, неизменно его терял. Г.Чичерин опасался, что Великобритания, привыкшая владеть главными узлами мировых морских путей, может пойти на уступки кемалистам взамен того, что кемалисты уступят ей Константинополь. Г.Чичерин писал: "Совершенно неясно, есть ли это со стороны кемалистов просто компромисс с целью самосохранения, или же к этому присоединяется поворот на 180 градусов против нас, переход в антибольшевистский лагерь мировой реакции и стремление получить компенсации за наш счет по образцу турецкой политики 1918 года... В наших отношениях к Армении и Грузии не следует ни на минуту забывать, что при новом повороте колеса истории эти страны могут оказаться нужными для нас барьерами против завоевательной политики переменивших фронт турецких националистов. В нашей ставке на мусульманство приходится все время считаться с тем, что в один прекрасный день антибольшевистская тенденция, как это уже имело место в Афганистане, может оказаться сильнее, чем антианглийская. Я все время предостерегал и предостерегаю против той односторонней ставки на одно мусульманство, представителем которой был у нас Нариманов. В данный момент мы стоим за то, чтобы не менять еще наше отношение к кемалистам, чтобы не терять из рук того, что еще может быть в наших руках в этом отношении и не толкать колеблющихся в противоположный лагерь" (Письмо Г.Чичерина И.Сталину. 05.11.1920 // Из коллекции документов АВП РФ).

2 ноября 1920 года командование турецкой армии предложило Армении заключить мир. Армяне, поняв, что наступление турецкой армии на Гюмри остановить невозможно, 6 ноября согласились на прекращение военных операций. В тот день турки уже достигли Гюмри. По предложению министра иностранных дел Армении А.Оганджаняна 8 ноября были согласованы условия перемирия. (Телеграмма Б.Леграна Г.Чичерину. 19.11.1920 // Из коллекции документов РГАСПИ). В соответствии с достигнутой договоренностью, в течение максимум трех дней армянская армия должна была оставить Гюмри и отойти на позиции 15 км южнее Арпачая, турецкая армия должна была занять крепость Гюмри, железную дорогу и 10-километровую зону вокруг города. (Условия перемирия Анкарского правительства. Ноябрь 1920 // Из коллекции документов РГАСПИ). Это перемирие из 7 пунктов, рассчитанное сроком на 7 дней, предписывало туркам соблюдать безопасность мирного населения и обеспечить порядок в городе. Любые боевые действия следовало прекратить. (Телеграмма А.Шейнмана Г.Чичерину. 09.11.1920 // Из коллекции документов РГАСПИ). 10 ноября А.Оганджанян вручил турецкой стороне ноту, в которой выразил согласие с условиями перемирия. Однако в последнюю минуту армяне отказались подписывать это соглашение, объясняя это тем, что подобное соглашение позволит большевикам вести пропаганду против армян. Поэтому 14 ноября 1920 года вооруженные силы Турции вновь возобновили военные действия, которые продлились до того момента, пока армяне не потерпели поражение и только тогда сели за стол переговоров. Видя столь опасный поворот событий, Г.Чичерин 7 ноября телеграфировал И.Сталину о возможности ввода Советских войск в Армению. Он писал: "Троцкий ответил, что в военном отношении мы на Кавказе усилились, он не возражает против посылки войск в Армению для советизации, надо вопрос решить политически, мы считаем, что Вам надо решить вопрос на месте. Есть две возможности: максимальная - спасти Армению ценой ее советизации". Выбор между началом восстания коммунистов и посылкой войск в Армению Чичерин оставлял за Сталиным, уверяя, что если в Армении "будет хоть один красноармеец, то турки его не тронут". Затем Г.Чичерин сообщил, что уже послал мандаты Б.Шахтахтинскому и Дж.Коркмасову для отбытия к Мустафе Кемалю, и о замене другим лицом Б.Мдивани "в виду персидских событий" (Телеграмма Г.Чичерина И.Сталину. 07.11.1920 // Из коллекции документов РГАСПИ). Не удовлетворившись телеграфным общением со И.Сталиным, Г.Чичерин 7 ноября по прямому проводу инструктировал Б.Леграна о том, что представленный им проект договора уже устарел и теперь следует употребить все средства, чтобы остановить продвижение турок. Он говорил: "Вопрос о Зангезуре и Нахичевани должен еще оставаться открытым" (Беседа Г.Чичерина с Леграном по прямому проводу. 07.11.1920 // Из коллекции документов РГАСПИ). Г.Чичерин наставлял: "Если армяне принимают посреднические условия Советской России, мы потребуем от турок прекратить наступление. Он отмечал: "Мы продолжаем давать туркам оружие только в случае, если они - Первое: прекратят наступление, но это в случае, если Армения со своей стороны приняла наши условия посредничества и Второе: обязуются выгонять Антанту из Батума, если она его захватит". Здесь же Г.Чичерин вновь сообщает, что Наркомат Иностранных дел выдал мандаты Б.Мдивани, Б.Шахтахтинскому и Дж.Коркмасову на ведение переговоров с турками. Что касается вопроса о вводе частей Красной Армии в Армению, то Г.Чичерин считал это возможным "только в случае принятия решения о советизации Армении". Но он не исключал и возможности оккупации Грузии, но "сделать это следовало так, чтобы грузинское правительство, испугавшись большевиков, не успело броситься в объятия Англии. Однако в настоящее время речь идет о расстановке некоторых сил на границе с Арменией, которые можно было бы, в случае необходимости, привести в движение". (Телеграмма Г.Чичерина И.Сталину. 09.11.1920 // Из коллекции документов РГАСПИ). 11 ноября 1920 года для осуществления посреднической миссии Реввоенсовет Кавказского фронта выдал мандат Поликарпу (Буду) Мдивани. В тот же день Г.Чичерин поставил в известность Мустафу Кемаль-пашу и правительство Армении о том, что П.Мдивани направлен в качестве посредника на армяно-турецкие переговоры. С этим мандатом Мдивани отправился по Дилижанской дороге и 19 ноября прибыл в Эривань. За день до этого, т.е. 18 ноября армяне уже приняли условия турок. Перед отъездом в Эривань Буду Мдивани получил от И.Сталина инструкцию несколько отличную от указаний Г.Чичерина, а именно: "не конфликтовать с турками ради дашнаков".

(Продолжение следует)

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
09.12.16
Лавров: НАТО пытается втянуть Черногорию до ухода Обамы
NB!
09.12.16
Лукашенко об ЕАЭС: «Зачем нам такой союз?»
NB!
09.12.16
Лишь 8% жителей России уверены, что их пенсии хватит на жизнь: опрос
NB!
09.12.16
Курс евро просел ниже отметки в 67 рублей впервые за полтора года
NB!
09.12.16
В центральном офисе «Почты России» прошел обыск
NB!
09.12.16
Приднестровье: пойдёт ли Евгений Шевчук на государственный переворот?
NB!
09.12.16
Дороги еще есть, а возить по ним уже нечего: обзор инфраструктуры Украины
NB!
09.12.16
Более 60% жителям России свойственно делать спонтанные покупки: опрос
NB!
09.12.16
Мотоспортсмены из России презрели память жертв концлагерей в Эстонии
NB!
09.12.16
«Генерал Мороз» по-прежнему воюет в России
NB!
09.12.16
«Политика Трампа может бросить страны Азии в объятия Китая»
NB!
09.12.16
Госдума приняла федеральный бюджет на 2017-2019 годы
NB!
09.12.16
Радио REGNUM: первый выпуск за 9 декабря
NB!
09.12.16
С Украины на Колыму: малолетние дети два года прожили в автомобиле
NB!
09.12.16
National Interest: ЕС – «Титаник», идущий прямиком на айсберг
NB!
09.12.16
Нагорный Карабах: Нужно сохранять верность достигнутым соглашениям
NB!
09.12.16
В ГД предложили запретить новогодние корпоративы, подарки и поздравления
NB!
09.12.16
Ростовская область во власти непогоды: 31 муниципалитет без света
NB!
09.12.16
National Interest: Как обрубить «щупальца» Ирана на Ближнем Востоке
NB!
09.12.16
Нефть в неопределённости
NB!
09.12.16
Рубль настроен на укрепление
NB!
09.12.16
Voice370: Найденные на Мадагаскаре обломки могут принадлежать рейсу MH370