Станислав Тарасов: Большой Ближний Восток и расчленение Турции становятся реальностью

Москва, 28 августа 2011, 07:52 — REGNUM  

Бурные события в Северной Африке и на Ближнем Востоке, именуемые иначе "арабской весной", вызывают неоднозначную реакцию среди экспертного сообщества и политиков. Многие из них ищут исторические аналоги, пытаясь спрогнозировать будущий ход событий. Но отыскать подобных аналогов в истории народов этого региона не просто. Действительно, "пожар" революции, охвативший сначала Тунис и Египет, быстро захватил Бахрейн и Йемен, Ливию и Сирию, Иорданию и Марокко. Реакция на него была разной. Восстание в Бахрейне было подавлено танками и солдатами из Саудовской Аравии. Короли Иордании и Марокко поспешили отказаться от части своих властных полномочий. Против Ливии была сколочена натовская вооруженная коалиция и в этой стране полыхает гражданская война. На грани такой войны балансирует и Сирия. Далеко не факт, что сохранится королевский режим в Саудовской Аравии, проблематическим выглядит будущее Йемена. Что происходит?

Если быть строго последовательными, то налицо практическая реализация американского геополитического проекта "Большой Ближний Восток" (ББВ: The Greater Middle East), разработанного более 30 лет назад. В более подробном варианте этот проект был изложен в монографии Дж. Кемпа и Р. Харкави "Стратегическая география и меняющийся Ближний Восток" (Geoffrey Kemp and Robert E. Harkavy. Strategic Geography and the Changing Middle East). Как пишут в этой связи американские эксперты, вторжения США и НАТО в Афганистан (2001 год) и в Ирак (2003 год) напрямую связаны со стремлением геополитического переформатирования восточной части ББВ. Речь тогда шла об Афганистане, Пакистане, государствах Средней Азии и Закавказья, Персидском заливе. Но из задуманного у американцев многое не получилось. С начала 2011 года они решили подкрепить ситуацию в восточной части ББВ переструктуризацией западной части этого макрорегиона за счет замены действующих там режимов.

Поэтому высказываемое целым рядом зарубежных и российских политиков мнение о том, что события в арабском мире якобы не могли быть спрогнозированы, что они застали "всех врасплох", не выдерживает элементарной критики. Так глава МИД Турции Ахмет Давутоглу заявил, что в регионе происходит "ожидаемая вторая современная антиколониальная революция", подразумевая под первой развал Советского Союза, а "Турция, как самая старая демократия в регионе, может стать образцом для политического устройства обновляемых стран мусульманского мира".

Действительно, о возрастающей геополитической роли Анкары как прямом результате происходящих потрясений в регионе много пишут и рассуждают эксперты. Так азербайджанский политолог, глава Центра политических инноваций и технологий Мубариз Ахмедоглу уверен в том, что на Ближнем Востоке, в Средней Азии и на Кавказе появляется "совершенно новый силовой центр". Однако наиболее прозорливые турецкие эксперты призывают Анкару не тешить себя вроде бы вырисовывающимися для нее благоприятными геополитическими перспективами. Об этом, кстати, на днях напомнил известный турецкий обозреватель Юсуф Канли из газеты Hürriyet в статье "Новое соглашение Сайкса-Пико". Он поставил перед властью один вопрос: "Почему американские журналы и полуофициальные сайты часто публикуют новую карту Турции, на которой в ее восточной части (в 13 провинциях) значится Курдское государство со столицей в Диярбeкире?". В этой связи уместно вспомнить опубликованную в июне того же 2006 года карту будущего "Большого Ближнего Востока", которая была подготовлена ветераном американской разведки полковником Ральфом Петерсом. Она была опубликована в Armed Forces Journal в статье с символическим заголовком - "Кровавые границы". Первоначально многие турецкие эксперты - и не только они - воспринимали опус Петерса всего лишь как "плод воображения сумасбродного романтика". Но сейчас в свете " арабской весны" оценка этой работы начинает качественно меняется.

Рассказывают, что "карта Петерса" была в свое время вывешена для всеобщего обозрения в Военном колледже НАТО в Риме, в котором проходили обучение турецкие офицеры. Оскорбленные видом "расчлененной Турции", они пожаловались собственному командованию, после чего тогдашний начальник Генерального штаба Турции генерал Беюканит выразил "решительный протест" председателю Комитета начальников штабов США". В результате карту сняли, но политика осталась. А кое в чем, в частности, в воссоздании государства Курдистан, карта Петерса уже отражает сегодняшнюю геополитическую реальность.

Именно на это намекает Юсуф Канли, отсылая своих читателей к фактам истории. " В мае 1916 года британский и французский дипломаты Марк Сайкс и Жорж Пико подписали тайное соглашение, по которому разделили между собой владения еще не развалившейся Османской империи, - пишет Канли. - По соглашению, Англия получала контроль над районами, охватывающими территорию Иордании и Ирака, а также небольшой областью вокруг Хайфа. Франция получала контроль над большей частью нынешней юго-восточной Турции, северным Ираком, Сирией и Ливаном. Палестину предполагалось отдать под международный контроль. Турецкие проливы, включая Галлипольский полуостров, восточная часть нынешней Турции (Западную Армению) переходили под российский контроль. Италия, в свою очередь, получала ряд конкретных Эгейских островов, а также сферу влияния вокруг Измира и юго-запада нынешней Турции. Это соглашение о разделе Османской империи позднее составило основу Севрского договора в августе 1920 года, по которому на востоке Турции должно было образоваться армянское государство, а на юго-востоке Турции - курдское государство". Канли также отмечает, что "спустя почти сто лет после подписания соглашения Сайс-Пико Ближний Восток вновь горит и достаточно странно, что именно Британия и Франция возглавляют авиабомбардировки Ливии, которыми движет отнюдь не любовь к бедуинам Северной Африки".

И еще. Турецкий обозреватель справедливо задается вопросом: "Почему США парафировали соглашение 1916 года доктриной Вильсона и до сегодняшнего дня не признали Лозаннский договор 1923 года, и не означает ли это вывод на историческую сцену сценария новой геополитической игры в регионе, но по лекалам начала 20-го века?". Кстати, вот и президент российского Института Ближнего Востока Евгений Сатановский заявляет, "Ближний и Средний Восток с этого года вошли в полосу нестабильности, сравнимую с тем, что было в Европе в 1914, а ситуация там более схожа с 1917 годом". С этим тезисом согласен и директор армянского научно-образовательного фонда "Нораванк" Гагик Арутюнян. По его оценке, на Ближнем Востоке начался передел сфер влияния и "арабскую весну" "нельзя расценивать как революции из-за внутриполитических вопросов".

В дальнейшем велика вероятность того, что на смену приходящему к власти в арабских странах поддерживаемому Западом "сдержанному исламизму" явится радикальный - но с освободительными лозунгами - ислам. Неслучайно в среде арабских интеллектуалов уже давно вызревает проект создания "Большого халифата". Затем вновь начнется борьба, когда Запад вернется к соглашениям и договорам типа Сайс-Пико. Именно такой ход событий предполагает турецкий обозреватель Канли, усматривая в нынешних действиях Совета Безопасности ООН реанимацию идей Сайкс-Пико, "ориентированных на подготовку борьбы с Уммой". Если это действительно так, то Турции, исполняющей сейчас на Ближнем Востоке роль геополитического статиста, нужно быть готовой к серьезным потрясениям.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.