Зафар Гулиев: Геополитический контекст карабахского конфликта

Ереван, 26 августа 2011, 10:25 — REGNUM  

Часть вторая

В теоретическом плане возможны следующие модификации геополитического контекста:

* конфронтационный,

* консенсусный,

* одномерный (одновектоpный).

КОНФРОНТАЦИОННЫЙ КОНТЕКСТ

По сути, речь идет о существовавшем в течение продолжительного времени и все ещё не преодоленном состоянии, которое в той или иной геополитической модификации может растянуться надолго. Для данного состояния характерны сохранение геополитической неопределенности региона и ближайших его перспектив, непpимиpимость позиций Аpмении и Азеpбайджана, а также противоречивость позиций внутри самих этих стран. Иными словами, при данном контексте состояние карабахского конфликта хаpактеpизуется наличием нескольких взаимосвязанных уpовней конфpонтации:

а) США - Россия (конкурирующие геополитические субъекты)

б) Азербайджан - Армения (конфликтующие стороны),

в) Прозападные - пророссийские силы в обеих конфликтующих странах.

В течение долгого времени на каждом уровне конфронтационность доминировала над стремлением к достижению консенсуса. В отношении к конфликту и к процессу его урегулирования субъекты на каждом уровне исходили зачастую из принципиально диаметральных позиций. Но главная особенность данного состояния заключалась всегда в явном доминировании геополитической конфронтации, которая задавала импульс для пpовоциpования конфронтационного взаимоотношения между Арменией и Азербайджаном, а также внутри самих этих стран.

В течение всех этих лет переговорного процесса по урегулированию карабахской проблемы, основные субъекты геополитики (в упрощенной модели речь идет о взаимоотношении США и России) пытались минимизировать влияние конкурента в регионе и в максимальной степени усилить свой контроль. При этом, державы активно использовали в этих целях реалии внутриполитической ситуации в Армении и Азербайджане, а также конфронтационные межгосударственные отношения между ними. Тем самым, карабахский конфликт перманентно втягивался в поле действия различных векторов сил и под их взаимопогашающим и результирующим влиянием пребывал в неопределенном состоянии "ни войны, ни мира". Намерение одной державы в явной или скрытной форме блокировалось всегда контрдействиями другой и итогом подобного манипулирования была консервация ситуации. А это усиливало коллизии на каждом из уровней конфронтации и сводило к минимуму возможность достижения позитивов на переговорном процессе.

Вместе с тем, в последние два года вроде бы наметились контуры определенного геополитического консенсуса на уровне стран-сопредседателей и, прежде всего, США и России, по базовым принципам урегулирования карабахского конфликта. Говорить о снятии конфронтационности на геополитическом уровне, видимо, пока ещё преждевременно. Тем более, что сохранение конфронтационности на других уровнях (между конфликтующими странами и внутри этих стран) свидетельствует о сохранении геополитической конкуренции в данном вопросе. И все же, осуществляемые в последнее время миротворческие усилия в направлении сближения позиций конкурирующих держав и конфликтующих стран делают в принципе возможной модификацию прежнего геополитического контекста. При определенном развитии геополитически и региональных событий ситуация может трансформироваться в новое состояние - в консенсусное или даже одновекторное (под контроль одной державы). В теоретическом плане эти фазы представляются более благоприятными для решения карабахской проблемы.

По сути, выделенная нами трехуровневая конфронтационная модель характеризуется наличием широкого спектра потенциальных возможностей для трансформации в консенсусную. Можно выделить: "горизонтальные и вертикальные вариации".

Достижение консенсуса при "горизонтальной вариации" хотя бы на одном уровне конфронтации может стать фактоpом инициирования аналогичного процесса на других уровнях. В силу значимости геополитического фактора и наметившихся тенденций можно отметить большую вероятность первичного консенсуса именно на данном уровне (сближение позиций США и России), с последующим принуждением к консенсусу Аpмении и Азеpбайджана и смягчением конфронтационности внутри этих стран.

Под "вертикальной вариацией" понимается возможность достижения консенсуса предварительно между некоторыми субьектами трех уровней (например, под патронажем России обеспечивается сближение позиций властвующей элиты Армении и Азербайджана или под контролем США происходит альянсирование прозападной оппозиции указанных стpан и т.д., с последующим установлением полного консенсуса на всех уровнях.

Для прогнозирования вероятности трансформации конфронтационной геоситуации в одну из возможных консенсусных состояний необходимо проведение анализа основных параметров (прежде всего, намерений) ведущих держав и коллизий кавказской геополитики, как составной части глобальных процессов. В этом плане позитивную роль может оказать анализ Балканского кризиса (особенно Боснийского и Косовского), который по ряду аспектов (постсоциалистическая мотивация, состав конкурирующих держав, расширение НАТО и т.д.), а также по характеру геополитического контекста сопоставим с карабахским.

Именно на Балканских конфликтах были апробированы (реализованы) различные схемы трансформация конфронтационной геоситуации в консенсусное, с тенденцией перерастания в "одномерное" состоянии. Балканский эксперимент может быть поучительным и в плане определения вероятности реанимации войны как условия обеспечения трансформации геополитического состояния. Этот опыт указывает на то, что переход конфронтационной ситуации в консенсусную может предполагать и "силовое" подавление сопротивления оппонентов - вытеснение их из игры или принуждением к консенсусу.

КОНСЕНСУСНЫЙ КОНТЕКСТ

Такая ситуация может возникнуть по мере сближения позиций большинства участников кавказской геополитики. В этом случае могут появиться объективные предпосылки для решения проблемы, но при условии, что это вписывается в геополитические планы всей "консенсусной группы". Поскольку ее влияние на коллизии конфликта будет доминировать над противодействием возможных оппонентов, постепенно неопределенность ситуации "ни войны - ни мира" получит импульс для трансформации в новое состояние. Механизм и направление трансформации преимущественно будет определяться намерением "консенсусной группы", а масштаб возможного противодействия оппонентов может предопределить вероятность кратковременной реанимации войны. Консенсусный геоклимат создает не только предпосылки для снятия коллизий конфликта, но также задает вектор новаций - либо в пользу Армении, либо Азербайджана. Многое может зависеть как от состава и общей геопозиции "консенсусной группы", так и от поведения оппонентов, оставшихся в статусе "геополитического изгоя" (вне доминирующего вектора влияния на ситуацию). Обстоятельное прогнозирование возможных тенденций консенсусного геосостояния и принятия того или иного плана урегулирования конфликта (отвечающего не обязательно в пропорциональной мере интересам и Армении, и Азербайджана) требует подробного анализа планов и намерений "консенсусной группы" и их оппонентов.

ОДНОМЕРНЫЙ КОНТЕКСТ

Может возникнуть в случае перехода геополитической ситуации под полный контроль одной державы (США или России). Для нашего регион по характеру развития ситуации данный вариант вполне возможен. Так, например, после сентября 2001 года явно просматривалась высокая вероятность перехода Южного Кавказа под патронаж США. После событий 2008 года ситуация не раз свидетельствовала о возможности возвращения региона под контроль России.

Такой одномерный геополитический контекст представляет упрощенный вариант предыдущего состояния - как результат превращения потенциального лидера консенсусной группы в явного лидера, способного самостоятельно решить все ключевые проблемы региона. Понятно, что у "одномерного" контекста имеются дополнительные возможности для успешной реализации той или иной приемлемой модели решения конфликта.

Теоретически возможны различные вариации формирования такого "одномерного" геополитического климата - с единоличным доминированием США либо России или с созданием консенсусной коалиции под мягким лидерством одной державы. Это, в свою очередь, означает возможность различных вариаций решения карабахской проблемы - либо на базе равного компромисса сторон, либо в пользу Азербайджана или Армении. Но при этом не исключена и возможность сохранения конфликтной ситуации в прежнем режиме консервации. В данном случае перспективы конфликта в основном будут определяться намерениями одного геосубъекта - доминирующей державы.

РЕЗЮМЕ

Признание реалий геополитизации конфликта - аксиома, задающая лейтмотив анализу карабахской проблемы и поиску путей ее решения. Понятно, что вследствие активной геополитизации конфликта до минимума сузились возможности сторон по реализации желаемых вариантов решения проблемы. Но это отнюдь не означает, что следует лишь отслеживать развитие геополитического контекста конфликта и дожидаться той поры, когда созреет приемлемая ситуация. Стороны конфликта не являются совершенно безвольными, бессильными и пассивными участниками глобальной "карабахской игры". Всегда сохраняется возможность активного блокиpования непpиемлемых тенденций развития ситуации, вплоть до минимизации своей зависимости от коллизий геополитического контекста. Что уже не раз демонстрировали в прежние годы лидеры конфликтующих стран. Ясно, что обеспечение новаций или прорыва в процессе урегулирования конфликта - это очень сложная задача и способов активизации pоли сторон может быть много. Но, как бы то ни было, начинать всегда надо будет с глубокого анализа геополитического контекста конфликта, прогнозировании ее тенденций и активизации своей роли в этом процессе.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail