Станислав Тарасов: Реален ли союз Анкара-Ереван?

Ереван, 24 августа 2011, 15:23 — REGNUM  

Сообщения о том, что подписанные в 2009 году в Швейцарии протоколы с Арменией сняты c повестки дня турецкого парламента, вызвали неоднозначную оценку со стороны экспертного сообщества. С формальной точки зрения законопроекты, которые не были обсуждены прежним составом турецкого парламента, считаются потерявшими свою юридическую силу. Так с повестки дня Великого национального собрания Турции были сняты - наряду с протоколом об установлении дипломатических отношений между Арменией и Турцией - еще 898 законопроектов и постановлений. Но исходя из той же формальной точки зрения, правительство Реджепа Тайипа Эрдогана может их вновь ввести в повестку дня парламента. Поэтому интрига в том, намерен ли это сделать новый кабинет министров Турции? Если да, то когда, если нет, то почему?

Но прежде всего о том, отвечали ли национальным интересам Турции цюрихские протоколы? Безусловно, да, и их подписание можно отнести к одному из выдающихся достижений турецкой дипломатии. Потому, что, во-первых, Ереван фактически отказывался от каких-либо территориальных претензий к Турции, во-вторых, проблема Геноцида - с согласия Еревана - выводилась за скобки большой политики. Это хорошо понимала и понимает Анкара, которая время от времени возвращалась на официальном уровне к протоколам, оговаривая их ратификацию некоторыми конъюнктурными обстоятельствами, связанными с карабахским урегулированием. Если же турецкое правительство публично заявит об отказе вновь внести протоколы в регламент парламента, то вряд ли в обозримом будущем ему удастся вернуть в отношении Еревана прежние позиции.

Доволен ли был этими документами Ереван? Одна часть армянского политического класса понимала, что нормализация отношений с Турцией открывает перед страной новые геополитические горизонты, создает иные возможности для решения "армянского вопроса", выводя его за скобки карабахского урегулирования, и возводя его до статуса только двухсторонних отношений с Турцией. Другая часть этого класса, включая и западную диаспору, резко критиковала позицию президента Сержа Саргсяна, полагая, что он наступил "на горло национальной песне", поспешил с принятием решения, тогда как ход событий в регионе "Большого Ближнего Востока" способен ввести "армянский вопрос" в плоскость уже начавшегося передела сфер влияния в этом регионе мира.

Против продвижения протоколов в турецком парламенте активно выступал Азербайджан. Он полагал, что вывод Армении из блокады укрепит ее позиции в переговорном процессе по карабахскому урегулированию. Похоже, что бакинская дипломатия отказывалась просчитывать потенциально позитивные для себя возможности цюрихских документов - окружить Ереван "тюркским кольцом", сыграть с ним сразу на двух площадках, и продвигать процесс карабахского урегулирования. В конечном счете, если бы в треугольнике Анкара-Ереван-Баку удалось бы запустить механизм "Дорожной карты", то Азербайджан получал реальный шанс изменить смысл и редактуру так называемых обновленных Мадридских принципов, по которым он находится в проигрышной ситуации. Однако произошло "обнуление позиций" в ситуации, когда политические и геополитические процессы в регионе стали демонстрировать заметную динамику.

Кто выигрывает? Конечно, Армения, поскольку карабахский конфликт загнан в сценарий одновариантного решения: либо он продолжает, по-прежнему, пребывать в "замороженном" состоянии", а Карабах выигрывает важное для себя историческое время, либо все идет к силовому варианту выхода из ситуации. Но кто позволит Азербайджану, окутанному сетью газопроводных и нефтепроводных коммуникаций, своим волевым решением начать войну? В случае, если в бакинском правящем классе верх будут брать "ястребы", то они будут нейтрализованы согласованными усилиями главных игроков в регионе. В этой связи можно согласиться с мнением эксперта Центра общественных связей при Аппарате президента Армении Сергея Шакарянца, что "до конца текущего года Армении и Азербайджану будет предложена еще пара-тройка новых инициатив по достижению урегулирования", а затем " страны-сопредседатели плавно заморозят переговорный процесс, дав сторонам время, чтобы подумать над этими новыми инициативами". Более того, если до конца 2011 года Баку и Еревану не удастся подписать соглашение о неприменении силы, то "будут задействованы определенные механизмы по сбалансированию ситуации в регионе, и предотвращению новой эскалации карабахского конфликта".

Мы же добавим к этим тезисам еще одно замечание: скорее всего, от Закавказья будет отсекаться Турция под предлогом ее отказа от ратификации цюрихских протоколов. Наконец, после того, как Иран принял подготовленный Россией и поддержанный США план по урегулированию ядерной проблемы, одним из первых шагов по выводу Тегерана из внешнеполитической изоляции может стать подключение его к конструированию региональной системы безопасности. Это фактор если не ликвидирует, то заметно ослабит влияние Турции. Неслучайно Анкара уже открыто фиксирует усиливающиеся конкурентные возможности Тегерана на ливийском и сирийском направлениях. В то же время Армения получает возможность для более широкого политико-дипломатического маневрирования. Она может продолжать разыгрывать "цюрихскую карту", как в отношениях с Ираном и с Турцией, так и Западом.

Наконец, нельзя исключать и того, что Анкара, ссылаясь на то, что она не принимала специальных решений относительно протоколов, будет продолжать держать эту проблему в "подвешенном" состоянии" со ссылкой на бюрократические процедуры. Если такое произойдет, то это будет игра Турции, но уже не в отношении Армении, а в сторону Азербайджана. Потому, что в повестке дня политики Турции остро встали курдская и сирийская проблемы, то есть те факторы, которые не играли заметной роли в 2009 году, когда в Швейцарии были подписаны протоколы о нормализации турецко-армянских отношений. Сегодня на Ближнем Востоке действительно все быстро и качественно меняется, и может случиться так, что вскоре мир заговорит не об альянсе Анкара-Баку, а о союзе Ереван - Анкара.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.