Джамиль Гасанлы: "Готовьтесь, братья, будем входить в Атлантический пакт"

Москва, 16 Августа 2011, 17:40 — REGNUM  

Послевоенные территориальные претензии СССР к Турции или "нереальные планы" г-на С.Саргсяна. Часть четвертая

23 июля 2011 года президент Армении С.Саргсян на встрече с участниками V Панармянской олимпиады по армянскому языку, литературе и арменоведению, отвечая на вопрос студентов о том, какие границы будет иметь будущая Армения, будет ли возвращена Западная Армения и гора Арарат, Серж Саргсян сказал: "Это все зависит от твоего поколения. Мое поколение, думаю, выполнило возложенную на него обязанность, когда в начале 90-ых годов было необходимо защитить от врага часть нашей родины - Арцах (Нагорный Карабах - Дж.Г.), и мы смогли сделать это". Это публичное признание главы соседнего государства свидетельствует об откровенных экспансионистских намерениях Армении по отношению к Турции и является еще одним убедительным подтверждением факта оккупации Арменией Нагорного Карабаха и прилегающих семи азербайджанских районов. Не сомневаюсь, что господину президенту известно о том, что после Второй мировой войны "отец нации" - И.В.Сталин с огромным военным потенциалом советской империи пытался перекроить юго-западные границы СССР однако это ему не удалось. Похоже, Серж Азатович, выражаясь словами одного из героев комедийного фильма Л.Гайдая "Кавказская пленница", ставит "нереальные планы" перед нынешним поколением Армении.

***

24 марта 1946 года стало поворотной датой в отношении событий на всем Ближнем Востоке. Именно в этот день И.Сталин и начальник Генерального штаба А.Антонов подписали приказ о выводе советских войск из Ирана, которые были введены на его территории в сентябре 1941 года. Многие связывают этот факт с до сих пор не обнаруженным ультиматумом Г.Трумэна И.Сталину, направленным то ли 21, то ли 23 марта 1946 года. Некоторые исследователи на первый план выдвигают ядерный шантаж Белого Дома. Во всяком случае, под давлением США и Великобритании Советский Союз не выдержал первого противостояния уже начавшейся холодной войны. В действительности в НКИД СССР также прекрасно понимали бесперспективность сталинской тактики грубого силового давления на Турцию. Вторым по значению после вывода советских войск из Ирана стало беспрецедентное событие, связанное с прибытием американского линкора "Миссури" в Стамбул 6 апреля 1946 года. Подготовка к этому походу началась за месяц до этого события, 6 марта, а старт был дан в Нью-Йорке 21 марта в обстановке, когда мир входил в этап кризисного развития, а Турция находилась под советским прессингом.. Официальным поводом визита линкора была объявлена доставка на родину праха бывшего турецкого посла Мехмета Мюнира Эртегюна, умершего в Штатах в 1944 году, однако все понимали, что прибытие "Миссури" есть демонстрация поддержки Анкары со стороны США. На борту линкора в Турцию прибыл личный представитель Трумэна Александер Уэнделл с группой журналистов. Вся страна находилась в эйфории от того, что Турция перед лицом советского давления наконец нашла сильного заступника. Президент И.Инёню назвал визит "Миссури" новой и блестящей демонстрацией турецко-американской дружбы и высоко оценил растущий уровень безопасности. Мировая общественность воспринимала этот визит и как политический акт, направленный против СССР. В середине апреля 1946 года министр иностранных дел Турции Х.Сака провел пресс-конференцию для иностранных и отечественных журналистов, ответил на ряд вопросов по поводу территориальных требований Советского Союза. Американские журналисты интересовались мнением турецкого руководства по поводу наращивания советской военной группировки на флангах, особенно вдоль границ в районе Карса и Ардагана. Х.Сака, проявляя спокойствие, ответил, что в газетах время от времени появляются сообщения об этом, но по официальным каналам такая информация не поступает и "для нас не существует вопроса Карса и Ардагана".

В конце мая 1946 года в рамках предвыборной кампании в Великое Национальное Собрание Турции И.Инёню посетил восточные вилайеты Турции и выступил перед населением. 26 мая 1946 года население Карса тепло встретило главу государства. В тот же день в Народном доме он встретился с представителями общественности Карсского вилайета и и дал им подробные разъяснения по вопросам внутренней и внешней политики Турции, подчеркнул то большое значение, которое вся страна придает Карсу, Ардагану и Артвину: "Душа всего народа отдана сейчас каждой пяди нашей пограничной земли. Увидев неизменность и несокрушимость воли турецкого народа, пообщавшись с гражданами нашей Родины, я говорю вам: справедливая позиция Турции признана всеми народами мира, ценящими правду и справедливость. Мы верим, что право на независимость, территориальную целостность и суверенитет, записанные в Уставе ООН, - не пустые слова. Сегодня сила народов измеряется их способностью делать добро". (Türkiye Büyük Millet Meclisi Tutanak Dergisi. 1-31 Mayıs 1946, S.40).

В апреле-мае 1946 года МИДы Армянской и Грузинской ССР подготовили справки, из которых становилось ясно, что выдвинутые ими по указанию Москвы территориальные претензии к Турции как часть грандиозного экспансионистского плана Советов, не нашли должной поддержки в мире. В мае 1946 года по указанию МИД СССР министр иностранных дел Армянской ССР С.Карапетян обобщил обращения зарубежных армянских обществ, письма и телеграммы, а также зарубежные отзывы на территориальные требования армян. Экземпляры обращений были направлены в МИД СССР, первому секретарю ЦК КП(б) Армении Г.Арутинову. Первая справка на 58 страницах была посвящена обращениям зарубежных армянских обществ к главам великих держав и различным международным конференциям ООН по поводу присоединения "армянских земель" на территории Турции к Советской Армении. Вторая справка на 18 страницах представляла обзор зарубежной прессы и высказываний иностранных политиков по поводу территориальных требований армян. Третья справка на 15 страницах была посвящена обзору писем, телеграмм и обращений зарубежных армянских организаций к главам великих держав и конференциям ООН по поводу "армянских земель в Турции". (С.Карапетян - Г.Арутинову. 29.05.1946 г. // ЦГАППОД РА, ф.1, оп.26, д.47, л.119).

Анализ открывшихся архивных документов показывает, что политические круги зарубежных стран и государственные деятели, а также выражающая их мнение пресса рассматривали армянские требования к Турции как средство советской политики расширения на Ближнем Востоке и решительно отметали их. Пресса не признавала самостоятельность вдохновителей "армянской идеи". Это особенно проявляется в выступлениях госсекретаря Дж.Бирнса, британского министра иностранных дел Э.Бевина, французского дипломата А.Франсуа-Понсе и других политиков, имевших серьезное влияние на политический климат и общественное мнение. (С.Карапетян - Г.Арутинову. 29.05.1946 г.// ЦГАППОД РА, ф.1, оп.26, д.47, л.178-194). Выступления этих архитекторов послевоенного мира против армянских требований, их ссылки на то, что за кулисами армянских спектаклей стоит советский экспансионизм, генерировало в среде армянской диаспоры чувство пессимизма, разбивало в пух и прах надежды советских и армянских лидеров на легкость исполнения их замыслов.

В начале марта 1947 года президент Г.Трумэн обратился к Конгрессу по поводу оказания помощи Греции и Турции в размере 400 млн. долларов, из которых 150 млн. долларов предназначались для турецкой стороны. Свое решение Трумэн обосновывал так: "На данном этапе истории каждая нация должна выбрать одну среди альтернативных форм жизнедеятельности. Эта форма должна опираться на волеизъявление большинства. Вторая форма жизнедеятельности насильно навязывается меньшинством большинству. Я верю: политика США заключается в том, чтобы помочь свободным народам бороться против вооруженного меньшинства и зарубежного давления и выбрать свое будущее. Поэтому хочу, чтобы Конгресс одобрил предоставление помощи Греции и Турции". Это выступление вошло в историю как "Доктрина Трумэна". Она была с большим удовлетворением воспринята официальными кругами Турции. И президент И.Инёню, и премьер-министр Р.Пекер высоко оценили это решение Трумэна. Премьер Р.Пекер в своем комментарии отметил удовлетворение тем, что Америка "хранит бдительность перед агрессивными намерениями некоторых держав" и что Америка решила облегчить груз, взятый на себя Турцией для защиты своей независимости и всеобщего мира.

29 марта 1948 года Политбюро ЦК ВКП(б) утвердило подготовленные В.Молотовым для новоназначенного посла СССР в Турции А.Лаврищева "Указания послу в Турции", состоящие из 9 пунктов. В первом же пункте указывалось: "Учитывая, что политика нынешнего турецкого правительства ведет к превращению Турции в англо-американский военный плацдарм против Советского Союза и балканских стран новой демократии, посольство СССР в Турции не должно проявлять инициативы в стремлении к улучшению отношений с Турцией. Не следует также давать турецкому правительству повод для толкования назначения советского посла в Анкару как признака улучшения советско-турецких отношений или отступления Советского правительства от его позиции по отношению к Турции и к ее нынешней политике. Отношения советского посла и сотрудников советского посольства с представителями турецкого правительства не должны выходить за рамки официальных отношений". Во втором пункте посольству вменялось ограничиваться поддержанием лишь официальных отношений с руководящей верхушкой правящей Народно-республиканской партии. В третьем пункте было предупреждение: "На случай обращения к послу со стороны оппозиционных по отношению к правительству деятелей проявлять большую осторожность, имея при этом в виду возможность подсылки к посольству замаскированных агентов правительства". В четвертом пункте по вопросу о Проливах рекомендовалось ограничиться ответами, что "позиция Советского правительства по этому вопросу исчерпывающим образом изложена в советских нотах от 7 августа и от 24 сентября 1946 года". В пятом пункте рекомендовалось выяснить позицию Турции по вопросу политического договора, а если будет затронут вопрос о советско-турецкой границе, то ограничиться ответом, что этот вопрос "продолжает оставаться неурегулированным" (подчеркнуто мною - Дж.Г.). Шестой пункт рекомендовал на вопрос о торговых отношениях с СССР отвечать, что это зависит от коммерческой выгодности для СССР такой торговли. В седьмом пункте послу рекомендовалось внимательно следить за американской и английской политикой в Турции и своевременно информировать МИД СССР о том, как на деле осуществляется план Маршалла-Трумэна. В восьмом пункте предписывалось "систематически наблюдать за англо-американскими происками, направленными на сколачивание восточного блока с участием в нем Турции и Ирана". В девятом пункте перед Лаврищевым ставилась обширная задача: "Внимательно следить за развитием отношений Турции с арабскими странами, Ираном, Грецией, своевременно информируя МИД СССР о наиболее значительных фактах в этой области". (Решение Политбюро ЦК ВКП(б). Указания послу в Турции. 29.03.1948 г.// РГАСПИ, ф.17, оп.162, д.39, л.41-42).

Получив должные инструкции, Александр Лаврищев прибыл в Анкару 3 апреля. 16 апреля он вручил верительные грамоты И.Инёню. На этой церемонии президент выразил уверенность, что посол сделает все возможное для нормализации отношений между СССР и Турцией, и на этом пути он может рассчитывать на помощь правительства Турции. А.Лаврищев ответил, что это зависит не только от него, что СССР стремится к дружеским отношениям со своими соседями, но что такие отношения могут иметь место лишь при наличии взаимности. И.Инёню на это сказал, что "Турция всегда стремилась к поддержанию дружеских отношений с Советским Союзом, что в прошлом отношения между Турцией и СССР были, как известно, дружескими" 19 апреля А.Лаврищева принял премьер-министр Х.Сака (бывший министр иностранных дел в правительстве Реджепа Пекера), который заявил ему: "Прошу иметь в виду, что если Вы пожелаете обсудить политическую ситуацию, то министр иностранных дел Садак всегда к Вашим услугам" (Запись беседы А.Лаврищева с премьер-министром Турции Х.Сака. 19.04.1948 г.// АВП РФ, ф.06, оп.31, п.293, д.6, л.29).

Надежды турецких политических кругов на то, что новый советский посол принесет с собой новые предложения и инициативы, не оправдались. Министр иностранных дел Н.Садак, наблюдая за бездействием А.Лаврищева, заявил иностранным СМИ, что Турция рассчитывала на новизну в работе советского посла, на нормализацию советско-турецких отношений. Однако этого не произошло и в советско-турецких отношениях изменений нет. (Запись беседы А.Лаврищева с болгарским послом Ангеловым. 10.08.1948 г.// АВП РФ, ф.06, оп.31, п.293, д.6, л.70). Во второй половине мая 1948 года некоторые члены ВНС Турции и правительства разъехались по провинциям для разъяснения актуальных внешнеполитических проблем. С политической точки зрения самыми впечатляющими были выступления председателя внешнеполитической комиссии Великого Национального Собрания Турции Нихата Эрима 16 мая на районной конференции Народно-республиканской партии (НРП) в Коджаели и Н.Садака перед районным активом НРП в Сивасе. Н.Эрим в своем выступлении отметил, что "в области внешней политики у нас имеется единственная проблема, которая заключается в том, что Россия требует от нас некоторые наши восточные районы и установления своих баз в Проливах. На протяжении 500 лет судьба турецкой нации была тесно связана с политикой, которую проводил наш северный сосед. Жить в дружбе с Россией, как и со всеми соседями, - главный наш принцип. Однако условием турецкой неизменной дружбы является: ни на йоту не наносить ущерба национальному достоинству и территориальной целостности. Когда Россия соблюдала эти два условия, мы жили с ней дружно, и эта дружба была курсом нашей внешней политики". Н.Эрим напомнил, что единственная страна, которая теперь выдвигает территориальные требования к Турции и ее Проливам, - это, к сожалению, Россия. Что же касается Турции, то у нее нет агрессивного намерения к какой-либо стране и в ее политике нет изменений. 23 мая Н.Садак выступил в Сивасе с подобной речью, но добавил, что Турция от всей души желает возрождения дружбы с СССР, и советское руководство об этом знает. Но для этого Турция не уступит ни пяди своей земли, ни капли своего суверенитета. Он добавил, что Турция ни в какой торг вступать не собирается. (С.Киктев - В.Зорину. 22.06.1948 г.// ГА АР, ф.28, оп.4, д.116, л.102).

4 июля 1948 года был подписан американо-турецкий договор об оказании экономической помощи Турции по плану Маршалла. От имени турецкого правительства его подписал Н.Садак, от имени США - посол Э.Вильсон. Затем Э.Вильсон зачитал обращение госсекретаря США Дж.Маршалла к турецкому правительству. Как правило, Дж.Маршалл обращался письменно ко всем странам, с которыми США заключали двусторонние договоры. В обращении госсекретарь оценивал подписанное соглашение, как важный шаг в осуществлении программы возрождения Европы. Н.Садак в ответной речи отметил, что подписание договора показывает готовность Турции к международному сотрудничеству, что возрождение Европы возможно только с помощью США, и от имени турецкого народа выразил благодарность американскому.

В ноябре 1948 года премьер-министру Х.Сака наконец удалось навязать А.Лаврищеву обсуждение советско-турецких отношений, но желания идти навстречу друг другу не наблюдалось. Х.Сака отметил, что он, как представитель старой гвардии Ататюрка, хорошо понимает значение нормальных отношений между СССР и Турцией. А.Лаврищев на это ответил так: "Возможно, и имеются в Турции люди из "старой гвардии Ататюрка", которые понимают важность советско-турецких отношений, но у меня сложилось впечатление, что некоторые лица в Турции склонны думать, что советско-турецкие отношения могут быть урегулированы с помощью Америки, между тем как в действительности такие вопросы могут решаться только теми странами, которых они касаются, то есть СССР и Турцией. Я сказал также, что некоторые лица в Турции, видимо, под влиянием доставки Турции нескольких сотен американских самолетов и танков заразились военной истерией и что такие люди, по моему мнению, не считаются с действительными интересами Турции и не представляют себе в достаточной мере тех масштабов и ужасов, которые приобрели войны в наше время. В качестве примера, характеризующего масштабы современной войны, я указал на то, что известны случаи, когда на фронтах Второй мировой войны в течение одного дня боев выводились из строя сотни немецких танков и самолетов". ( Запись беседы А.Лаврищева с премьер-министром Турции Х.Сака. 07.11.1948 г.// АВП РФ, ф.06, оп.31, п.293, д.6, л.123).

Турецкое руководство хладнокровно воспринимало эти откровенные угрозы, резкие выпады против турецко-американского сотрудничества. Наоборот, упрямство советских лидеров и постоянное давление на Турцию способствовали тому, что сотрудничество с Соединенными Штатами стало ведущим направлением внешней политики Анкары. В конце 1948 года президент И.Инёню заявил американским журналистам: "В случае, если бы даже СССР отказался от своих требований, я остался бы сторонником тесного сотрудничества между Соединенными Штатами и Турцией". В 1948 году развитие связей с Америкой дало свои первые результаты. В борьбе с советской угрозой за сохранение своей территориальной целостности и суверенитета Турция обрела уверенность, опираясь на американскую помощь, и с каждым днем становилось ясно, что США превращаются в серьезное препятствие на пути советского экспансионизма. В конце 1948 года Н.Садак заявил Дж.Маршаллу: "Я совершенно не сомневаюсь, что в случае войны американские солдаты будут находиться рядом с турецкими солдатами". (Посольство СССР в Турции - МИД СССР. Итоги 1948 года. 31.12.1948 г.// ГА АР, ф.28, оп.4, д.142, л.42).

22 марта 1949 года Совет национальной безопасности США представил президенту обширный доклад о политике США в отношении Греции и Турции с целью противодействовать попыткам Советов подорвать безопасность США. В докладе выделялось несколько тактических ходов, применяемых СССР для захвата контроля над Турцией: 1) попытка установить совместный советско-турецкий контроль над Проливами; 2) в связи с совместным контролем над Проливами попытка овладеть базами на территории Турции; 3) претензии к северо-восточным территориям Турции, включая Карс и Ардаган; 4) использование политической агитации для давления на Турцию с Запада; 5) пропагандистские акции с целью ослабить турецкое правительство; 6) жесткое отношение к Турции с элементами угрозы. В документе указывалось, что Турция пытается защитить себя путем создания оборонительного союза или же союза с другими народами. Успех этих попыток зависит от прямого или обеспечивающего участия США в этом процессе. В докладе отмечалось, что Турция выражала желание вступить в Североатлантический блок, но ей было отказано. (A Report to the President by the National Security Council on US objectives with respect to Greece and Turkey to counter Soviet threats to US Security, March 22, 1949, Washington, p.2-4).

23 марта госсекретарь Д.Ачесон на пресс-конференции отмел попытки журналистов увязать не приглашение Турции в НАТО с ослаблением интереса к ней. Президент Г.Трумэн 4 апреля на церемонии подписания договора НАТО подтвердил свое внимание к Турции. После торжественного акта образования НАТО и подписания договора в Вашингтоне 4 апреля 1949 года Н.Садак немедленно отправился в США и 12 апреля встретился с Д.Ачесоном. На брифинге госсекретарь объявил, что обсудил с Садаком все вопросы касательно Америки и Турции. Турецкая сторона добилась, чтобы военная и экономическая помощь США приобрела постоянный характер. Д.Ачесон заверил Садака, что на днях в Конгресс поступит заявка на предоставление Турции большой помощи. (FRUS, 1950, the Near East, South Asia, and Africa. Vol. V, Washington, 1978, p.1238).

Проблема вступления Турции в Североатлантический пакт стала главной темой обсуждения в агитационной кампании на парламентских выборах 14 мая 1950 года. После проведенных 12 марта традиционно однопартийных, безальтернативных выборов в Верховный Совет СССР в мае Турция пережила выборы, полные упорной борьбы на демократической многопартийной основе. На выборах 14 мая Демократическая партия (ДП), возглавляемая Джелялом Баяром получила 408 депутатских мест и завоевала историческую победу. А правящая Народно-республиканская партия (НРП) довольствовалась всего 69 местами. 22 мая открылась первая сессия девятого созыва Великого Национально Собрания Турции. Лидер Демократической партии Джеляль Баяр был избран президентом страны, Рефик Коралтан - спикером парламента, Аднан Мендерес был назначен премьер-министром. В новом правительстве пост министра иностранных дел занял Фуат Кёпрюлю, который 17 мая объявил, что во внешней политике Турции никаких изменений не будет.

Одним из первых шагов нового президента Дж.Баяра было усиление борьбы с коммунистической опасностью. Он помнил завещание Ататюрка: "Будьте внимательны к угрозе, идущей с севера". Поэтому на одном из первых заседаний кабинета он организовал широкое обсуждение вопроса об отношении к СССР. Ф.Кёпрюлю и премьер А.Мендерес информировали собрание о сути вопроса. Напомнили, что Турция дружит с Америкой, а с Англией и Францией имеет союзнические отношения. Но видно, что союзники не хотят принимать Турцию в свои ряды. Поэтому Турция должна пересмотреть свое место в системе международных отношений и расширять свои связи с другими странами. После речи Аднана Мендереса, подводя итоги дискуссии, Дж.Баяр сказал пророческие слова: "Готовьтесь, братья, будем входить в Атлантический пакт". (Mehmet Saray. Sovyet Tehdidi Karşısında Türkiye'nin NATO'ya Girişi. III Cümhurbaşkanı Celal BAYAR'ın Hatıraları ve Belgeler. Ankara, 2000, S.97).

Вхождению Турции в НАТО во многом способствовала Корейская война, начавшаяся 25 июня 1950 года. В тот же день Совет Безопасности ООН срочно обсудил корейский вопрос. 27 июня Генеральный секретарь ООН Трюгве Ли разослал членам ООН решение Совета Безопасности об оказании помощи Республике Корея. В ответ на это обращение Ф.Кёпрюлю от имени правительства ответил Трюгве Ли, что Турция готова выполнить свои обязательства по Уставу ООН и будет осуществлять все решения Совета Безопасности по корейскому вопросу. Вскоре правительство Турции в ответ на призыв ООН приняло решение послать в Корею военный контингент в 4500 человек. Таким образом, Турция оказалась второй после США страной, откликнувшейся на призыв ООН. В истории республики это был первый случай, когда Турция посылала свои войска за пределы страны.

1 ноября 1950 года в своей речи на открытии сессии парламента президент Дж.Баяр подробно остановился на вопросах внешней политики страны. Он осветил развитие отношений Турции с Англией, Францией, США, Италией, а об СССР сказал лишь следующее: "В наших отношениях с Советским Союзом, по поводу которых наше желание заключается в том, чтобы они были хорошими; в этом году, по сравнению с предыдущим годом, никаких изменений не произошло". Даже об Ирландии президент говорил больше, чем об СССР.

Наконец, 16-20 сентября 1951 года Совет министров НАТО на совещании в Оттаве единодушно проголосовал за приглашение Турции и Греции в блок на правах полномочных членов сообщества. Как только было объявлено об этом, Политбюро ЦК ВКП(б) с целью создать напряжение в международных отношениях несколько раз обсуждало турецкий вопрос. 15 октября 1951 года в Лондоне вступление Турции и Греции в НАТО было оформлено официально. А две недели спустя, 31 октября, Политбюро утвердило текст ноты турецкому правительству, в которой говорилось, что приглашение в блок Турции, не имеющей никакого отношения к Северной Атлантике, преследует цель империалистических государств использовать ее территорию для агрессии против Советского Союза и создать военную базу вблизи его границ. Советское правительство требует объяснений от турецкой стороны и объявляет, что как соседнее государство, не останется безучастным к этому вопросу. (Решение Политбюро ЦК ВКП(б). О заявлении турецкому правительству в связи с приглашением Турции в Атлантический блок. 31.10.1951 г.// РГАСПИ, ф.17, оп.3, д.1091, л.266-267). В ответной ноте от 18 декабря 1951 года турецкое правительство сообщало Москве, что государства Ближнего и Среднего Востока "полностью свободны в вопросе о том, присоединяться или не присоединяться" к средневосточному командованию. Организация средневосточного командования объяснялась необходимостью "совместных усилий в целях обороны района в целом для обеспечения мира, необходимого для развития социального и экономического прогресса", к тому же создание средневосточного командования основывается на праве стран на самооборону, как это предусмотрено Уставом ООН. Нота турецкого правительства от 18 декабря вызвала ответную советскую ноту в очень резкой форме. 28 января 1952 года турецкий посол в Москве М.Гёкер был приглашен в МИД СССР, где заместитель министра иностранных дел СССР А.Громыко вручил ему ноту протеста правительства СССР по вопросу о средневосточном командовании. (Из дневника А.Громыко. Прием турецкого посла М.Гёкера. 28.01.1952 г.// РГАСПИ, ф.82, оп.2, д.1329, л.47). Несмотря на призывы турецких лидеров улучшить отношения с СССР, в начале 50-х годах советские спецслужбы продолжали использовать курдский и армянский факторы на Ближнем Востоке против Турции. В конце 50-х годов планы председателя КГБ А.Шелепина использовать курдов Турции для дестабилизации ситуации в стране и расширить связи с зарубежными армянскими организациями были призваны служить ослаблению Анкары.

Зарубежные армянские организации, выступавшие с начала 50-х годов с территориальными претензиями к Турции и другим соседним странам, стали подпадать под влияние КПСС и советской разведки. Еще 15 января 1952 года Политбюро ЦК ВКП (б) с подачи МИД СССР и комиссии по внешней политике ЦК ВКП (б) принял секретное решение о выделении большой финансовой помощи французским армянам на издание газеты "Лусарцак" на армянском языке и усиление пропаганды территориальных требований армян к Турции. Деньги были переведены на счет советского посольства в Париже, а оттуда переданы по назначению. Исполнение решения Политбюро ЦК ВКП (б) было возложено на министра иностранных дел В.Молотова, его заместителя А.Громыко, председателя комиссии по внешней политике В.Григорьяна и министра финансов СССР А.Зверева. Кстати, эта была не первая и не последняя финансовая поддержка со стороны советского руководства зарубежным армянским организациям, целью которых была целенаправленная работа на турецком направлении.

Таким образом, длившаяся с 1945 года советско-турецкая напряженность складывалась в 1952 году в пользу Анкары. Однако активная борьба СССР против Турции продолжалась до самой смерти И.Сталина. 5 марта 1953 года И.В.Сталин умер. 11 марта 1953 года В.Молотов принял прибывшую на похороны И.Сталина турецкую делегацию во главе с Дж.Ачыкалыном и напомнил, что они с ним старые знакомые. В.Молотов сказал: "Поскольку правительство Турции приняло решение направить делегацию в Москву, то советское правительство отнеслось к этому положительно".

Недолго пришлось ждать изменения отношений советского правительства к Турции. 30 мая 1953 года в 16 часов дня В.Молотов пригласил посла Фаика Хозара в МИД СССР, "чтобы от имени советского правительства сделать заявление о советско-турецких отношениях". Затем Молотов зачитал текст заявления: "Как известно, в связи с истечением срока советско-турецкого договора от 1925 года вопрос об урегулировании советско-турецких отношений затрагивался в официальных беседах представителей обоих государств несколько лет тому назад. В этих беседах фигурировали территориальные претензии Армянской ССР и Грузинской ССР к Турции, а также соображения советского правительства относительно Проливов... Во имя сохранения добрососедских отношений и укрепления мира и безопасности правительства Армении и Грузии сочли возможным отказаться от своих территориальных претензий к Турции (подчеркнуто мною - Дж.Г). Что же касается вопроса о Проливах, то советское правительство пересмотрело свое прежнее мнение по этому вопросу и считает возможным обеспечение безопасности СССР со стороны Проливов на условиях, одинаково приемлемых как для СССР, так и для Турции. Таким образом, Советское правительство заявляет, что СССР не имеет никаких территориальных претензий к Турции". Закончив читение, В.Молотов вручил ноту турецкому послу. Фаик Хозар ответил, что срочно доведет заявление до сведения своего правительства, и добавил, что не может ответить на это без его инструкций. Однако, по его личному мнению, "заявление советского правительства является дружественным жестом по отношению к Турции". Молотов выразил надежду, что Ф.Хозар и турецкое правительство правильно поймут смысл этого заявления. (Из дневника В.Молотова. Прием турецкого посла Ф.Хозара. 30.05.1953 г.// АВП РФ, ф.0132, оп.36, п.324, д.5, л.11-13).

Во второй половине 50-х годов, подвергая ревизии курс Сталина и ведя борьбу с группировкой Маленкова, Молотова и Кагановича, первый секретарь ЦК КПСС Н.С.Хрущев очень умело использовал ошибки своих противников. На июньском (1957 г.) Пленуме ЦК КПСС Н.Хрущев подверг резкой критике деятельность Молотова на посту министра иностранных дел: "Ведь с турками у нас были отношения близких друзей после буржуазной революции. Почетным гражданином гор. Измира являлся Ворошилов. Они еще не отказались от него, а они имеют основания отказаться. Разбили немцев. Голова пошла кругом. Турки, товарищи, друзья. Нет, давайте напишем ноту, и сразу Дарданеллы отдадут. Таких дураков нет. Дарданеллы - не Турция, там сидит узел государств. Нет, взяли ноту специальную написали, что мы расторгаем договор о дружбе, и плюнули в морду туркам". (Выступление Н.С.Хрущева на 11-м заседании июньского (1957 г.) Пленума ЦК КПСС // Российский государственный архив новейшей истории, ф.2, оп.1, д.161, л.223-224).

Следует отметить, что, когда 30 мая 1953 года Советы официально отказались от территориальных претензий к Турции, этот вопрос уже потерял свое значение поскольку по сравнению с временем их предъявления в 1945 году международное положение сильно изменилось: Турция превратилась в союзницу США и западных стран, стала членом НАТО. Вопреки авантюристической политике И.Сталина, превратившей советско-турецкие отношения в полигон холодной войны, Турция успешно выдержала это испытание и вышла в ряд государств, с которыми уже считались ведущие мировые державы.

____________________________________

Более подробно см.: Дж.Гасанлы. СССР - ИРАН: Азербайджанский кризис и начало холодной войны. 1941-1946. М., 2006; Jamil Hsanli. At the Dawn of the Cold War: The Soviet-American Crisis over Iranian Azerbaijan, 1941-1946. The Harvard Cold War Studies Book Series. Lanham: Rowman & Littlefield, 2006; Cemil Hsanlı. Soğuk Savaşın İlk Çatışması. İran Azerbaycanı. İstanbul, 2005; Дж.Гасанлы. СССР - ТУРЦИЯ: от нейтралитета к холодной войне. 1939-1953. M., 2008. J.Hasanli. Stalin and the Turkish Crisis of the Cold War, 1945-1953. The Harvard Cold War Studies Book Series. Lanham: Rowman & Littlefield, 2011. C.Hasanlı. Tarafsızlıktan Soğuk Savaşa Doğru Türk - Sovyet İlişkileri. 1939-1953. Bilgi Yayınevi. Ankara, 2011

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
17.01.17
Стоимость севастопольского участка трассы «Таврида» вырастет втрое
NB!
17.01.17
Радио REGNUM: второй выпуск за 17 января
NB!
17.01.17
Захарченко: Донецкая и Луганская республики – уже федерация
NB!
17.01.17
«Решение ЕСЧП является уничижительным по отношению к детям»
NB!
17.01.17
Американские военные в Польше: спиной к России, лицом к Германии?
NB!
17.01.17
В аэропорту Калининграда вновь коллапс
NB!
17.01.17
Генсек Совета Европы обеспокоен декриминализацией «шлепков» в России
NB!
17.01.17
Захарченко: «В победу Украины уже Украина не верит»
NB!
17.01.17
Прокуратура проверяет покупку «Почтой России» двух самолетов
NB!
17.01.17
Паритет доллара и евро в 2017 году не отменяется?
NB!
17.01.17
Порошенко ждет помощи от главы КНР в ситуации с Донбассом
NB!
17.01.17
«Дональд Трамп – это новый Рональд Рейган?» — The American Conservative
NB!
17.01.17
Песков о заявлении советника Трампа: «Русские предпочитают деликатесы»
NB!
17.01.17
Американский F-22 уступает российскому Су-35 — War is Boring
NB!
17.01.17
Лавров рассказал о шпионаже и любви к регионам сотрудников посольства США
NB!
17.01.17
Бывший замдиректора ЦРУ предложил Путину «подарить» Трампу Сноудена
NB!
17.01.17
Лавров рассказал об отвратительных эпизодах вербовки дипломатов в США
NB!
17.01.17
«Принцип Маннергейма»: на Урале чествуют пособника власовцев
NB!
17.01.17
Бразилия: Страну спасет «настоящий полковник»?
NB!
17.01.17
«США теряют преимущество в военной технике»
NB!
17.01.17
Армия готова защитить граждан РФ в случае угрозы, уверены 92%: опрос
NB!
17.01.17
Поиски Boeing МН370, пропавшего в 2014 году, приостановлены