Валерий Шахов: Справедливость в России: знают ли российские суды о справедливости?

Москва, 15 августа 2011, 02:19 — REGNUM  

Один очень серьезный немец написал как-то: "He сознание людей определяет их бытие, а, наоборот, их общественное бытие определяет их сознание". Но нашелся какой-то ушлый русский, который решил, что это очень громоздко, очень конкретно, очень уж все по полочкам, педантично по-немецки. Надо проще, по нашему. И перевел просто: "бытие определяет сознание". Так это и засело в головах, прижилось, стало аксиомой.

Вместе с тем конструкция формулировки Маркса и конструкция ее краткого перевода, по большому счету, не имеют ничего общего, поскольку в таком ее виде конструкция перевода ставит крест на незыблемости приоритета материализма над идеализмом, крест на классическом дуализме и соединяет их в нечто единое и неделимое, так что без одного из них ничего не начало быть, что начало быть. Действительно "бытие определяет сознание" может быть прочитано и материалистом и идеалистом абсолютно корректно с точки зрения их приоритетов. Все среднего рода, все усреднено, а потому все пятьдесят на пятьдесят, все зависит только от выбираемой модуляции. Вот и получается, что из двух утверждений: "головы наши забиты такой кашей, потому, что вокруг нас творится черте что" и "вокруг нас твориться черте что потому, что головы забиты кашей" оба имеют тождественно равную степень точности и достоверности.

Вывод из сказанного следующий: высказанная мысль обязательно породит некий результат, индивидуальные качества которого напрямую зависят от того, как эта мысль сформулирована. Чем точней посыл, тем понятней вывод. Что то вроде как у Ответчика Шекли из "Верного вопроса".

- А теперь представим, что некая совокупность высказанных мыслей - это не просто разговор, а то, что называют законом. Много правильных слов, собранных в определенном порядке, изложенных на бумаге, принятых, утвержденных. В общем, "отлитых в граните".

В русском самосознании восприятие правовых норм имеет специфический характер и восходит корнями к древнейшему своду законов, именовавшемуся "Русской правдой". Специфика эта заключается в том, что понятие справедливости в русском восприятии стоит выше закона. В этом наша ментальность, что подтверждается фактом наличия темы закона, как одной из центральных тем в великой русской литературе, особенно часто отражающей темы "неправедного суда", суда "по закону", а не "по правде". И это не в коем случае нельзя не учитывать при "отливке в граните" наших законов.

А вопрос: что нужно сделать, чтобы законы в России заработали? имеет простой ответ: "добавить при отливке присадку справедливости". Хотя бы самую малость, хотя бы просто "задача настоящего закона - справедливое то то и то то". Всего одно слово и появляется иное восприятие, иной смысл, иной результат. Закон работает. В противном случае, как говорил Кант, "когда справедливость исчезает, то не остается ничего, что могло бы придать ценность жизни". Взглянем на фактуру. Вот два изображенья: вот - Арбитражный процессуальный кодекс (АПК) РФ и вот - Гражданский процессуальный кодекс (ГПК) РФ. Два кодекса. Первый регламентирует правосудие в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, осуществляемое арбитражными судами, второй - порядок гражданского судопроизводства в федеральных судах общей юрисдикции. Но не в этом их принципиальное отличие. Оно в другом, оно в истоках. Дело в том, что в ГПК РФ полностью отсутствует упоминание о справедливости в каком бы то ни было виде. Ее там просто нет. "Задачами гражданского судопроизводства являются правильное и своевременное рассмотрение и разрешение гражданских дел". Все. Гражданский суд должен быть правильным и своевременным. Этого достаточно, считает законодатель. А потому любые апелляции, основанные на ментальных установках о несправедливости рассмотрения гражданского дела не могут приниматься ко вниманию, поскольку судить справедливо не является задачей судов общей юрисдикции. Не нравится? Идите в Европейский суд по правам человека. И ведь идем. И ведь завалили его уже жалобами. Справедливость ищем. И не остановить в этом поиске, потому как это внутренняя потребность. Это генетическая предрасположенность такая испокон веку.

А что ж АПК? Парадокс в том, что тут все по-другому. Может потому, что лозунг о том, что залог процветания "экономика, экономика и еще раз экономика" надо поддерживать, а может просто по правде, но АПК одной из основных своих задач предусматривает "справедливое публичное судебное разбирательство в разумный срок независимым и беспристрастным судом".

Можно ли делать выводы? Нет, пока рано. Следует обратить внимание и на то, что Уголовно-процессуальный кодекс (УПК) РФ предусматривает следующее: уголовное судопроизводство имеет своим назначением уголовное преследование и назначение виновным справедливого наказания в той же мере отвечает назначению уголовного судопроизводства, что и отказ от уголовного преследования невиновных, освобождение их от наказания, реабилитация каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию.

А вот теперь выводы. Есть три группы лиц: первая - участники экономической деятельности: организации, юридические лица, индивидуальные предприниматели; вторая - лица привлекаемые к уголовной ответственности; третья - остальные граждане России. Все три группы согласно Конституции равны перед законом и судом. Однако первым двум гарантируется справедливый суд, а третьей нет. Ну нельзя ж в самом деле дать простым людям справедливость и тем самым убить веками взращенную потребность в ней. Все равны перед судом, но все суды равны по отношению к тем, кого судят.

А что говорит по этому поводу Конституция? Она говорит, что никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом (ст. 47). Что-то типа: всяк кулик не может быть лишен права на свое то, что он хвалит, или всяк сверчок не может быть лишен права на шесток.

А где же там про справедливость? О, про нее там целое предложение прямо в преамбуле, в первых рядах собранных в определенном порядке слов: "Мы, многонациональный народ Российской Федерации,... чтя память предков, передавших нам любовь и уважение к Отечеству, веру в добро и справедливость".

Вот собственно и все. В части справедливости Конституция ничего не гарантирует, она просто констатирует факт, что как наши предки в справедливость только верили, так и нам наследована только вера в нее. Видно: у авторов текста, как и у того переводчика Маркса, режим экономии был выставлен. А ведь сэкономили то всего на одном слове "не может быть лишен права на [справедливое] рассмотрение его дела". Вот и бегут наши люди в Европейский суд по правам человека, потому как педантичные европейцы, когда писали ст. 6 Конвенции о защите прав и свобод, не пожалели текста - и справедливость в него вошла: "каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона".

А мы как верили, так и верим, и будем верить. Мы живы, покуда вера жива. Не важно - во что. Вот даже в светлое коммунистическое будущее верили, но эта вера умерла сама собой, потому что неправильная была. А справедливость - это ж высшая ценность и стремление к ней не умрет никогда. Как говорил Соломон "Праведен Ты, Господи, и справедливы суды Твои". Вот так из неправильной веры, глядишь, в какую-нибудь правильную трансформируется.

Вождям же надо, что б у народа вера правильная была, чтоб во главу себя поставить.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail