Александр Шпаковский: "Меняю хулигана на Корвалана": Беляцкий в центре политических интриг

Вильнюс, 12 августа 2011, 22:10 — REGNUM  

Наиболее обсуждаемой темой в околополитическом сообществе Беларуси стало задержание органами Департамента финансовых расследований Комитета государственного контроля РБ известного общественника, руководителя правозащитного центра "Весна" Алеся Беляцкого. В отношении правозащитника было возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 243 Уголовного Кодекса Республики Беларусь (уклонение от уплаты налогов в особо крупном размере), максимальная санкция данной статьи УК - семь лет лишения свободы. В настоящий момент по факту возбуждения уголовного дела ведется предварительное расследование, Беляцкий находится под стражей в СИЗО по ул. Володарского в г. Минске. В пятницу 12 августа Беляцкому было предъявлено обвинение предъявлено по ч. 2 ст. 243 УК.

Поводом для задержания общественника послужила информация о наличиии крупных сумм в иностранной валюте на его счетах в зарубежных банках. Данная информация была "любезно" передана белорусским правоохранительным органам Министерством юстиции Литовской Республики в рамках программ межгосударственного сотрудничества и двусторонних договоров об обмене информацией.

После ареста Беляцкого литовские официальные структуры поспешили отмежеваться от действий собственного Минюста и принялись требовать от белорусской стороны "скорейшего освобождения" правозащитника, информацию о противоправной деятельности которого сами же и предоставили. Подобные попытки властей Литвы делать хорошую мину при плохой игре выглядят довольно нелепо, особенно с учетом понимания специфики принятия управленческих решений международного значения в этом прибалтийском государстве. Очевидно и общеизвестно: решения, касающиеся международных отношений, курирует МИД Литовской Республики, эти решения не остаются без внимания и тщательной подготовки со стороны соответствующих специальных служб. Поэтому выдача информации о счетах Беляцкого явилось следствием тщательно спланированного, взвешенного решения, принятого на самом высоком уровне.

После ареста Беляцкого экспертное сообщество склонялось к тому, что подобное поведение Литвы является следствием политических симпатий президента Литвы Дали Грибаускайте к белорусскому лидеру, попыткой литовской стороны заручиться поддержкой официального Минска в свете обострения польско-литовских отношений и скандала вокруг положения польского меньшинства в Литве. Критики вменяли в вину Грибаускайте неверный геополитический расчет на сближение с Беларусью, к которой в последнее время весьма критично относятся Москва, Брюссель и Вашингтон.

Предполагалась, что скандал вокруг Беляцкого станет причиной утраты Литвой уже привычной роли "советчика" Брюсселя и Вашингтона по белорусскому вопросу. В качестве прогноза выдвигалось допущение о том, что проводящий "соглашательскую" политику Вильнюс окончательно уступит свои позиции в "белорусской схеме" более решительной в "борьбе за демократию" Варшаве.

Однако, через несколько дней после информационного демарша Литвы подобные сведения о счетах Беляцкого и других лидеров белорусской оппозиции предоставила "непреклонная" Польша. Это стало полной неожиданностью для многих экспертов и ударом в спину со стороны давнего союзника для белорусских оппозиционных политиков. В качестве иллюстрации приведу пример о том, что на встречах высокого уровня с участием дипломатических работников МИД Литвы лидеры белорусской оппозиции открыто выражали свое негодование "мягкой" позицией Литвы, приводя в пример действия Польши.

Стоит напомнить отдельным комментаторам данного международного скандала, а также возмущенным блоггерам о том, что еще в конце 2010 года европейский истеблишмент был готов принять "твердо ставшего на путь демократического исправления" Александра Лукашенко. Инициатором, основным "застрельщиком" политики диалога с Беларусью была вовсе не Даля Грибаускайте (уж слишком мала Литва и незначительна ее роль в европейской политике), а Польша и Германия в лице Радослава Сикорского и Гидо Вестервелле. В ноябре 2011 года автор был свидетелем того, как в отношении белорусского президента одним из влиятельных восточноевропейских политиков было вынесено определение "новый Горбачев". Чаяния Европы о "новом Горбачеве" рассыпались звоном стекол Дома правительства вечером 19 декабря 2010 года. Однако политика диалога, направленная на "втягивание" Республики Беларусь в орбиту "западного мира", очевидно, носит долгосрочный характер.

После 19 декабря 2010 года диалог белорусского режима с Евросоюзом вовсе не был свернут - он лишь "притормозил", "откатился" на несколько ходов назад. Белорусам предстоит пережить еще массу увлекательных комбинаций геополитических акторов, использующих элементы обороны и наступления, взаимных оскорблений и уступок.

Западная политическая элита неоднократно декларировала (в том числе по дипломатическим каналам) возможность возобновления диалога с официальным Минском. В качестве необходимого условия для белорусской стороны выдвигалось требование освободить всех "политических заключенных" - в том числе осужденных по делу о "массовых беспорядках" 19 декабря 2010 года в Минске. Таким образом, перед официальным Минском возникла трудноразрешимая задача: освобождение "врагов режима" по требованию Запада существенно пошатнуло бы имидж Лукашенко как сильного, неуступчивого, волевого лидера на международной арене, подорвало бы авторитет власти внутри страны. Выход из данной ситуации был найден простой: осужденные раскаиваются, пишут прошение о помиловании на имя президента, последний пользуется своим законным правом помилования и освобождает "осознавших вину граждан". При этом вина с бывших "политических" не снимается; белорусское законодательство, регулирующее данную сферу правоотношений; соблюдено, шаг навстречу Западу сделан.

По имеющейся информации, переговоры между странами Запада и официальным Минском не прекращались даже в период наибольшего обострения отношений. Санкции Европейского союза в отношении Республики Беларусь носят скорее морально-показательный, нежели экономически чувствительный характер. Настоящего давления на белорусский режим Запад не начинал и начинать не собирается. Политика западных политических элит в отношении Беларуси предполагает диалог, медленное "втягивание" и заигрывание с белорусскими властями. Прекрасно это понимают и в Минске. Поэтому действия белорусского режима в отношении оппонентов всегда будут половинчатыми, власть сознательно не допустит серьезного осложнения отношений с Западом: помилования, условно досрочные освобождения, судебные приговоры без направления осужденных в исправительно-трудовые учреждения, странные "побеги" из-под следствия и т.д. - всё это и дальше будет неотъемлемой частью белорусской политической жизни.

Белорусская оппозиция всегда будет в этой игре разменной монетой. История с Беляцким является показательной: правозащитник был принесен в жертву сиюминутным политическим соображениям. Произошло следующее: Лукашенко и его записные оппоненты подыграли друг другу.

Белорусским властям нужно было наказать "не в меру обнаглевшего" общественника, а определенным западным лидерам хотелось "сорвать" политический бонус в виде освобождения некоторого количества белорусских "политзаключенных". При этом освобождение узников будет представлено как большой успех западной дипломатии и соответствующих игроков, а арест Беляцкого - как очередной демарш "кровожадного Лукашенко", который нагло воспользовался медународными договоренностями в своих интересах. О том, что основной фактический материал, послуживший основанием для возбуждения уголовного дела, был предоставлен полноправными членами ЕС - Литвой и Польшей, политики предпочтут благополучно "забыть".

Согласованные действия польских и литовских органов государственного управления по вопросу оказания содействия белорусским коллегам в "деле Беляцкого", несмотря на тяжелые двусторонние отношения между Литвой и Польшей в настоящее время, указывают на то, что решение о передаче конфиденциальной банковской информации о счетах белорусских оппозиционеров принималось на наднациональном уровне, являлось обдуманым, тщательно спланированным и согласованным с соответствующими структурами с белорусской стороны.

Теперь о Беляцком. Белорусский правозащитник Беляцкий помог многим людям - заслуженно и незаслуженно пострадавшим от действий белорусских властей. Это бесспорный факт. Правозащитник Беляцкий извлекал материальную выгоду из своей деятельности, в сотни раз превышавшую его гонорары за проделанную работу; незаконные доходы Беляцкого подпадают под действие уголовного права - и это также бесспорный факт. Не выдерживают никакой критики утверждения о том, что Алесь Беляцкий намеревался использовать находящиеся на личных (!) счетах средства для оплаты каких-то штрафов. В этом случае возникает закономерный вопрос: почему данные средства Алесь Беляцкий хранил на собственных счетах в иностранных банках, а не на счетах своей структуры, официально зарегистрированной и имеющей соответствующие реквизиты на территории Литвы?

Теперь о мотивах. Очевидно: объектом уголовного преследования со стороны государства Беляцкий стал по причине своей общественной деятельности. В отношении данного гражданина имелся определенный "политический заказ": ведь одновременно с информацией о Беляцком польскими и литовскими коллегами белорусской стороне были переданы фактические данные о счетах нескольких десятков известных оппозиционных политиков. Однако об уголовном преследовании иных граждан информации нет.

В отношении стран Запада также все ясно. ЕС и США реализуют в Беларуси долгосрочный сценарий, согласно которому белорусская оппозиция, в лучшем случае - ситуативный партнер, а как правило - разменная монета. Оппозиционеров, полностью утративших самостоятельность решений и материальную независимость, используют как промокашку, а потом выбрасывают за ненадобностью.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.