Александр Бондаревич: Белорусское образование: "случайных людей здесь нет"

Минск, 12 Августа 2011, 00:14 — REGNUM  

Периодически и в официальной прессе, и на сайтах около оппозиционного содержания появляются статьи о качестве высшего образования в республике, поднимаются вопросы о том, каких специалистов готовят в Белоруссии, как проходят защиты кандидатских и докторских диссертаций, по каким темам и кто же защищается. Все чаще звучит вопрос: почему процент защитивших кандидатские диссертации (от всех закончивших аспирантуру) мизерный, а новоиспеченных докторов наук можно просто пересчитать по пальцам.

Последние годы стало модно говорить об элите, о белорусской политической, экономической, интеллектуальной элите. Об этом вещают как прогосударственные, так и оппозиционные источники. Одни бахвалятся тем, как они взращивают эту элиту (достаточно послушать комсомольско задорные выступления руководителей Академии управления при Президенте Республики Беларусь), другие (оппозиционные), как эту, так называемую элиту, притесняют. В данном случае и нас интересует, что происходит с интеллектуальной элитой Белоруссии. В частности, нас волнует социально-гуманитарное знание, которое можно рассматривать в качестве своеобразной лакмусовой бумажки, показывающей и уровень гуманизации современного белорусского общества, и специфику его гражданской позиции, и интерес к социально-политической проблематике.

Автор около двадцати лет проработал в системе высшего образования, последовательно пройдя все ступеньки служебной лестницы, от студента, аспиранта, преподавателя-ассистента, старшего преподавателя до доцента, наблюдая за тенденциями в системе высшего образования изнутри.

Речь в данном материале будет идти о гуманитарном образовании, точнее, о социально-политических дисциплинах, к которым, прежде всего отнесем политологию, философию, социологию. Хотя, думается, что такую же ситуацию в мы найдем не только в гуманитарной науке.

В данном случае нас интересует достаточно прагматичный и одновременно честный вопрос: каким образом в нашей республике проходят защиты диссертаций? можно ли в нашей стране защитить докторскую диссертацию по социально-гуманитарным дисциплинам, как это сделать и кто же это делает.

Почему этот вопрос честный? После защиты диссертации прошло около десяти лет и каждый из кандидатов наук задумывается: а что же дальше? Конкуренция в гуманитарной сфере достаточно высока. Работу найти сложно. Везде контрактная система. Заведующие кафедрами, среди которых много таких же кандидатов наук, смотрят на вас подозрительно: потенциальный конкурент, достаточно молодой и рьяный, чтобы защитить докторскую и занять его место. Старички вас не любят, молодые наступают вам на пятки. Ваш единственный шанс заключается в том, чтобы защитить докторскую диссертацию, может быть, получить должность профессора и, тем самым, хоть как-то упрочить свое положение.

Мысль о защите докторской диссертации тяжелая для людей, у которых преобладает честность, и приятно авантюрная у тех, где преобладает здоровая прагматичность. Посещает эта мысль практически каждого кандидата наук, даже новоиспеченного. И не потому, что в науке есть, что сказать и сделать, а потому, что мы знаем, как и кем эти докторские диссертации защищаются. Конечно, по формальным критериям там все в порядке. Но по существу, пропуск в докторский рай дается посредственным в научном плане, послушным и угодливым членам системы, годами верной службы доказавшим свою лояльность и преданность. Вот если бы защищали докторские диссертации самые талантливые и достойные, то этой провокационной мысли и не возникало бы.

Каждый из нас задается этим вопросом (а не попробовать ли мне написать и защитить докторскую диссертацию) именно потому, что защитили и успешно защищают ее обычные посредственности. Кто достаточно долго проработал в этой системе, цинично, но правдиво скажет вам, что сам текст диссертации, ваши "открытия" никому не нужны. Важно, как защищаться будете: кто ваш научный руководитель или консультант, кто вас поддерживает, кто пролоббирует ваши интересы. Важны ваши отношения с так называемым научным сообществом, степень вашей включенности в систему.

Для того чтобы подготовиться к защите докторской диссертации, вам необходимо как минимум иметь пятнадцать научных статей в рецензируемых научных изданиях, список которых представлен на сайте ВАКа, а также научную монографию по теме исследования, которая зачастую и представляет сам текст диссертации. В данном случае мы не будем говорить о качестве защищаемых диссертаций, хотя именно о качестве вещают нам мэтры отечественной философии, политологии и социологии, многие из которых в свое время, в период так называемой белорусской независимости, когда качественный уровень научных публикаций упал ниже некуда, еще успели защитить свои докторские диссертации по докладу. И не только защитить, но и успешно паразитировать на данной диссертации, публикуя одни и те же статьи (под разными названиями), которые являются разделами бессмертного труда. Некоторые особо прагматичные 30-летние кандидаты наук, которые уже в студенческие годы определились со своими "научными интересами", также умудряются разделы кандидатской диссертации впоследствии публиковать как статьи "под докторскую". Не пропадать же добру!

Однако пробраться в рецензируемые журналы крайне сложно, для определенной категории преподавателей и научных сотрудников невозможно. По формальным критериям вашу статью, конечно, могут принять, но поставят в очередь на публикацию, которая может дойти только через полтора-два года. Вполне вероятно, что статью могут отклонить или просто, приняв к публикации, так никогда и не опубликовать.

О сложностях издания и длинных очередях вас естественно проинформируют. Безусловно, будут длинные очереди, если в каждый номер кроме плановых статей включать еще статьи, которые просят опубликовать знакомые, знакомые знакомых и т.п., которым надо то аспиранту знакомому помочь, то ученое звание доцента получить, то баллы для годового отчета заработать.

Так называемые рецензируемые журналы это вообще особая тема. Для защиты кандидатской диссертации соискателю необходимо опубликовать в подобного рода журналах три научные статьи. Для получения ученого звания доцента от вас также потребуют ряд публикаций в этих изданиях. Для того чтобы кандидату наук разрешили руководить аспирантами, ему необходимо иметь как минимум шесть научных статей по своей специальности, опубликованных в рецензируемых научных изданиях. Таким образом, понятно, что подобного рода издания давно превратились в особый лакомый кусок бюрократов от науки, а главные редакторы и члены редколлегии, имеющие возможность пролоббировать ту или иную статью в ближайший номер, фактически являются земными богами, от которых напрямую зависит судьба соискателей. Механизм подбора статей понятен. Большое количество авторов попадают в рецензируемые журналы по знакомству, по так называемому телефонному праву: это либо различного рода функционеры, либо чьи-то родственники. Честно своей очереди вам придется ждать достаточно долго. И когда какой-нибудь декан или заведующий кафедрой ставит на вид преподавателям, что они не публикуются в республиканских рецензируемых журналах, что достаточно важно для составления годового отчета каждого преподавателя и всей кафедры, поскольку от этого зависит и коэффициент (надбавка), который получит преподаватель и рейтинг кафедры в общем списке своеобразного соцсоревнования между всеми кафедрами вуза, то все лукавят. И заведующий, и его подчиненные прекрасно понимают ситуацию. Все мы знаем, что попасть в подобного рода журналы простым смертным крайне сложно.

Хорошо видна данная ситуация на примере "номенклатурного" журнала "Проблемы управления". Статьи из этого предельно скучного издания, наверное, не читает никто, даже сами авторы. Хотя надо отметить, авторы в данном журнале подобрались именитые. Все сплошь министры и иже с ними.

Среди других авторов отметим вездесущих "аксакалов" (заведующих кафедрами и так называемых ведущих профессоров), а также аспирантов и родственников друзей и знакомых, самих друзей и знакомых. Ну, разве им откажешь. Вот и получается, что практически нет в этих журналах людей со стороны. Как говорится, "случайных людей здесь нет". То же самое мы обнаружим и в других рецензируемых журналах, где процветает своя местечковая мафия. Синекура, что и говорить.

Неудивительно, что для многих аспирантов публикация за три-четыре года трех статей в рецензируемых изданиях представляется существенной проблемой. Что уж говорить о подготовке к докторской диссертации. На публикацию пятнадцати научных статей в рецензируемых изданиях честным способом вы вполне может потратить пятнадцать лет.

Скажем прямо, те, кто идут на защиту докторской диссертации, получили гласное или негласное одобрение того, что мы назовем "научной мафией". Она существует в каждой научной сфере и людям, там работающим, прекрасно известны эти имена. Разве делается хоть что-нибудь в политологии без господина Решетникова, а в философии без господ Водопьянова и Зеленкова, а в социологии без Данилова и Ротмана? И если вас не одобрили, если за вами не стоит влиятельная фигура или клан, то какой бы гениальный текст вы не написали, вас к защите и на пушечный выстрел не подпустят. Более того, в данном процессе есть особая зависимость: чем более вы способны написать хороший интересный нестандартный текст, тем дальше вы находитесь от возможности опубликовать результаты своих исследований и уж тем более защитить диссертацию.

В этой связи не всегда, конечно, но показательна фильтрация, которая осуществляется уже на уровне защиты кандидатских диссертаций. Самым способным тяжелее всего защититься. Система делает все возможное, чтобы талантливых студентов не пропустить в магистратуру и аспирантуру. Если же такие нестандартные интересные фигуры и поступают в аспирантуру, то их пытаются не допустить к защите. Им чинят препоны уже на уровне обсуждения на кафедре; многие из-за безысходности покидают научную сферу. Зато "на ура" проходят защиты многочисленных протеже, которые затем с успехом остаются работать на гуманитарных кафедрах: чьих-то жен и дочерей (в огромном количестве мы видим защитившихся и удачно пристроенных детей сильных мира сего от политологии/философии/социологии), каких-то непонятных барышень, бизнесменов и солдафонов без базового философского (социологического, политологического) образования, но тоже защитившихся, успешно работающих в каких-нибудь НИИ или преподающих в вузах.

А потом все удивляются, почему же в республике нет мало мальски приличной политической аналитики; почему словосочетание "белорусская философия" кроме как недоуменной улыбки не вызывает, а мониторингам белорусских социологов никто не доверяет.

Несколько лет назад автор сам был свидетелем подобного рода защиты. Проходя обсуждение на кафедре, сын одного доктора наук, сам в то время проректор одного из вузов, по своей диссертации не смог вразумительно ответить ни на один вопрос. Тем не менее, вся кафедра, естественно, проголосовала "за", а научный руководитель соискателя, по совместительству хороший приятель отца нашего героя, конечно же отметил новизну и глубину проведенного исследования и т.д. и т.п. Безусловно, в ВАКе с его диссертацией не было никаких проблем.

Очень часто защиты посредственных и откровенно бредовых диссертаций совершенно скучных и бездарных соискателей проходят без сучка и задоринки. Тем самым, члены совета выражают поддержку научному руководителю аспиранта, зачастую тоже члену совета, а то и председателю совета (еще и бюллетень покажут: "гляди, мол, я за твоего проголосовал"). И соответственно, зачастую аспирантов "валят" не из-за несоответствия темы диссертации специальности, по которой он защищается, или других серьезных недостатков, а потому что таким образом проще всего навредить его научному руководителю, или же сам аспирант уж очень выбивается из серой массы ранее защитившихся.

Поэтому те соискатели, которые посмекалистей и по прагматичней, или которые имеют возможности каким-то образом повлиять на выбор научного руководителя, придут на поклон к раскрученной фигуре, которая и статьи для защиты поможет опубликовать, и с самой защитой постарается хоть чем-то помочь. Именно у этих людей имеются необходимые рычаги влияния и на совет по защите, и даже на членов ВАКа. Эти профессора могли бы брать и по десять аспирантов. Но поскольку существует своеобразная квота, то возникает второе обстоятельство. Кроме докторов наук осуществлять руководство аспирантами и соискателями могут и кандидаты наук, имеющие за последние годы не менее шести научных публикаций в рецензируемых журналах (то есть фактически, это кандидат наук, который работает над докторской диссертацией и соответственно активно публикуется именно в рецензируемых журналах). Однако таких людей на гуманитарных кафедрах считанные единицы. Более того, учитывая возросшую ответственность самого соискателя и его научного руководителя за подготовку диссертации, кандидаты наук отказываются руководить аспирантами и соискателями. Никому не нужны эти, как принято считать, "халявные" часы. И ответственность непомерно высока, и осознание того, что диссертацию даже самого талантливого аспиранта недружественный совет по защите и иррациональный ВАК может не пропустить.

Возникает и другой вопрос: а судьи кто? Кто заседает в наших гуманитарных советах по защите диссертаций? А заседать-то уже практически некому. Ситуация с гуманитарными советами по защите диссертаций в республике патовая. Средний возраст геронтократов от науки достигает не то, что 70, скорее 75 лет. 55-60-летний доктор философских наук считается молодым доктором. А защитившихся докторов наук в возрасте 35-45 лет можно перечитать по пальцам одной руки.

Почти за двадцать лет существования специальности "политология" и присутствия в белорусской гуманитарной науке и образовательной сфере политических наук в Белоруссии защитили и на сегодняшний день являются докторами политических наук около десяти человек. Подобная ситуация обстоит и с другими гуманитарными специальностями.

За последние 10-15 лет в республике не прошло ни одной интересной защиты докторской диссертации по упоминаемым отраслям науки. Все те, у кого был более-менее серьезный научный потенциал, либо вообще уехали из республики, либо защитились, либо планируют защищаться в других странах, в частности в Российской Федерации.

Каковы ближайшие тенденции с защитами докторских диссертаций по социально-гуманитарным наукам?

"Старички", конечно, вынуждены будут позволять защищаться молодым докторантам, деваться некуда. Хотя будут стоять до последнего. Предполагаю, что еще пару лет они постараются держать глухую оборону, пропуская одного, двух соискателей в год, максимум, не больше. Но через пару-тройку лет пойдет новая волна защит докторских диссертаций, придет смена поколений. И относительно молодые кандидаты, прекрасно понимая данную ситуацию, уже сейчас продумывают стратегию и тактику действий, которые бы позволили им успешно вписаться в данный процесс.

Кто они, будущие доктора гуманитарных наук?

Прежде всего, это так называемая молодая научная номенклатура. Это кандидаты наук, доценты, которым от 30 до 40, занимающие должности заведующих и заместителей заведующих кафедрами, директоров институтов, проректоров, старших и ведущих научных сотрудников. Это люди предельно прагматичные, безусловно карьеристы (хотя, сегодня это, скорее, положительное, чем отрицательное качество), удачно вписавшиеся в систему. Почти за каждым стоит конкретная фигура из "старичков", которая их протежирует, в надежде на то, что в будущем его не забудут и позволят профессорствовать на кафедре аж до восьмидесяти.

Будет, наверное, и небольшой процент околопятидесятилетних доцентов, которым позволят защититься за выслугу лет и проявленную лояльность.

Ясно одно. Надежды на то, что ситуация изменится коренным образом, и в науку будут приходить не циничные и бесталанные карьеристы, не оправдаются.

* * *

Когда мы видим на лицах простых людей в ответ на наше представление о том, что мы политологи (в других вариантах: философы, социологи) брезгливое выражение лица и слышим возглас разочарования, мы должны четко понимать, что это не они примитивны и тупы. Просто старая диаматовская гвардия не сдается, а из так называемых молодых ученых бесталанные выскочки оккупировали сегодня высшие эшелоны белорусской социально-гуманитарной науки. Вот и превращается для студентов и простых обывателей знакомство с этими науками в бессистемную ахинею и бесполезную трату времени.

Недавно в одной компании молодая женщина, узнавшая, что я занимаюсь политологией и социологией, с искренним удивлением и тоской в голосе спросила, как я могу читать этот, как она выразилась, бред. Все мои попытки объяснить ей, что это очень интересные и полезные науки и преподавать их также можно интересно, оказались бесполезны. Насколько уныло и скучно нужно было преподавать эти дисциплины, чтобы у человека, достаточно давно закончившего вуз, до сих пор появляется оскомина на лице при их упоминании?!

Заканчивать обычно принято на оптимистической ноте. Однако в нашем случае надеяться на улучшение ситуации не приходится.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
03.12.16
Судьба Севастополя – цель Крымской войны
NB!
03.12.16
Петербургские водители не смогли опробовать ЗСД – трасса закрыта
NB!
03.12.16
Белорусские студенты узнали, откуда родом «Русские не сдаются!»
NB!
02.12.16
Перспективы калининградского главы в свете чёрных списков АП РФ
NB!
02.12.16
Свой интерес в муниципалитетах: зачем губернатору Ставрополья ротации
NB!
02.12.16
Свой среди чужих: грозит ли отставка орловскому губернатору?
NB!
02.12.16
Плюсы и минусы Абдулатипова: Попадет ли глава Дагестана в черный список?
NB!
02.12.16
Министр обороны Белоруссии назвал «главные ценности белорусского народа»
NB!
02.12.16
Вячеслав Володин предложил проводить прием избирателей по интернету
NB!
02.12.16
Радио REGNUM: второй выпуск за 2 декабря
NB!
02.12.16
Незаменимых нет! За что москвичи не любят Сергея Собянина
NB!
02.12.16
В Крыму ждут ледяной шторм в ближайшие сутки
NB!
02.12.16
«Проект ВСМ Екатеринбург – Челябинск убыточен и бесперспективен»
NB!
02.12.16
Путин попросил Сокурова перевести фильм «Фауст» на русский язык
NB!
02.12.16
Путин защитил существование механизма прописки
NB!
02.12.16
Путин: Украинский режиссёр Сенцов осуждён не за творчество
NB!
02.12.16
«У рязанского губернатора мало шансов сохранить пост»
NB!
02.12.16
Госдума увеличила число помощников депутатов в регионах
NB!
02.12.16
В Петербурге открыли ЗСД: Здорово, сложно, дорого
NB!
02.12.16
«Австралия подрывает работу по решению проблемы беженцев»
NB!
02.12.16
Путин: Переходящих границы чиновников всегда было достаточно
NB!
02.12.16
Губернатор Воробьёв может оказаться в «черном списке» глав регионов?