С казахской таможней расплачиваются проститутками из Киргизии: Казахстан за неделю

Москва, 9 августа 2011, 12:54 — REGNUM  

Усилиями министра экономического развития и торговли Казахстана Кайрата Келимбетова, развитие интеграционных процессов в рамках Таможенного союза и Единого экономического пространства - было обречено на обсуждение внутри республики. Большое интервью, которое вышло на страницах "Коммерсанта", охватывает очень многие сферы экономического взаимодействия стратегических партнеров. Разговор с журналистами, больше напоминающий презентацию и даже больше, своего рода формулирование гарантий элиты Казахстана российским коллегам, в исполнении Кайрата Нематовича имеет целый ряд занятных моментов. В частности, чиновник в ранге министра затрагивает ряд вопросов, в компетенцию главы торгового ведомства явно не входящих. Например, рассуждает о формировании совместных евразийских ценностей и доминировании госкомпаний над регуляторами. Министр даже берет на себя смелость комментировать политические решения: такие, как наполнение Таможенного союза смыслом и китайскую кредитную линию, о которой в Поднебесной хлопотал лично президент страны Нурсултан Назарбаев. В условиях Казахстана, где крупные информационные утечки всегда санкционированы на самом "верху", интервью вполне могло бы говорить о демонстрации премьерских амбиций Кайрата Келимбетова. Если бы не один примечательный нюанс, подавляющим большинством казахстанских изданий почему-то не отмеченный. Неделей ранее очень похожее по форме: развернутое и крайне информативное интервью, только на тему политики, все тому же "Коммерсанту" дал советник главы Казахстана Ермухамет Ертысбаев. И если рассматривать оба материала в связке, вырисовывается любопытная картина. Два чиновника, не чуждых публичности (Ермухамет Ертысбаев уникален тем, что единственный артикулирует и обосновывает политическую позицию казахстанской элиты, а Кайрат Келимбетов был в свое время заместителем Нурсултана Назарбаева по партийной линии), дуэтом рассуждают о политической стабильности и экономических реформах Казахстана. И, что важнее, делают это на страницах российского издания, ориентированного, если выражаться терминологией Парфенова, на "верхние сто тысяч" Российской Федерации. С чем это связано? И почему именно в августе, в самый разгар "мертвого сезона" чиновники, вместо того, чтобы отдыхать, со старательностью хронических отличников рассказывают элите соседней страны о стабильности в Казахстане? К чему готовят публику "серый кардинал казахской политики" и "один из ключевых экономистов в команде президента" (определения "Коммерсанта" - прим. ИА REGNUM)? Вопросы эти - отнюдь не праздные, особенно если учитывать казахстанскую специфику осуществления информационных "выбросов".

Последнюю по времени деталь добавил журнал "Огонек", также входящий в состав издательского дома "Коммерсант". На его страницах в минувший понедельник, самый, пожалуй, информированный казахстанский политолог Данияр Ашимбаев, в своем фирменном стиле, аккуратно и очень опосредованно, впервые в своей практике подтверждает тезис Ермухамета Ертысбаева о перспективности престолонаследия в Казахстане.

"Казахстанский застой оказался куда более мрачным, чем советский"

Если более детально вглядываться в интервью Кайрата Келимбетова "Коммерсанту", то можно выделить три ключевых направления. Первое - казахстанские власти решили внутренние экономические проблемы. Второе - Таможенный союз необходимо наполнять идеологическим содержанием. Третье - в противовес России казахстанские власти вполне осознанно ставят на Китай.

"Опасений, что происходит ползучая китайская экспансия, я не разделяю - ни по цифрам, ни по тенденциям. На сегодняшний момент торговый партнер Казахстана номер один - ЕС, второй - Россия, третий - Китай. По нефти китайские компании в рамках СП с казахскими участниками осуществляют около 20% добычи. Плюс через нас проходит газовая труба из Туркменистана, к которой присоединяется наш газ. Но на трех крупнейших месторождениях - Тенгиз, Карачаганак, Кашаган - у нас международные инвесторы. Так что я бы говорил о рисках и возможностях. Есть риски, если что-то неправильно делать. Но есть и возможность получить доступ к ведущему драйверу мировой экономики. Миру надо еще осознать, как это, когда кто-то догоняет Америку и 30 лет растет темпом 10% в год. Но это происходит. Это факт. И этот факт у нас под боком...

...Мы начали реализацию программ развития. И на время кризиса можно было бы про них забыть. А мы решили не забывать. Мы пришли к российским и китайским институтам развития. До этого у нас с китайцами почти не было общения в кредитной сфере. До 2009 года с китайскими банками был один маленький проект на $100 млн. А сейчас это $13-15 млрд. О кредитной линии на $10 млрд президент РК договорился лично в ходе визита в Китай, $3 млрд взял "Казахмыс", сейчас еще над $2 млрд работают ряд других компаний. Кроме того, мы создали два совместных инвестиционных фонда: с CITIC - на $200 млн и с гонконгскими компаниями - на $400 млн. Это не так уж и много, притом что весь мир бегает за китайскими деньгами...

...Если мы развиваемся в парадигме, что мы конкуренты, то не надо создавать Таможенный союз. Мы партнеры. Любой интеграционный союз - это возможность получить реальную синергию. Если мы не хотим интегрироваться, давайте оставим безвизовый режим, еще пару дружественных атрибутов и будем просто заниматься своими делами. А совместные масштабные проекты рождают доверие. Вот Франция и Германия вместе делают Airbus. Каждая страна могла бы делать это самостоятельно. Технологические возможности вроде есть. Но как-то решили использовать сильные стороны друг друга. Например, только у Казахстана за последние годы есть опыт строительства новых городов в сибирском климате. У Казахстана есть возможность привлечения средств и использования суверенных фондов. Или если мы говорим об освоении ресурсов Восточной Сибири, то речь должна идти о привлечении рабочих рук в целом из Центральной Азии. Нам вообще нужен оптимистичный большой проект, который бы нас объединил. Какой-нибудь SuperJet или канал Каспий-Черное море. Сегодня нас объединяют только политические усилия наших руководителей, а так каждый занимается своим делом. Должна быть светлая идея. Если будет кризис, то должно что-то объединять - как Европу. Они говорят, что у них есть европейские ценности. Скажите мне, какие ценности нас объединяют?".

Жестче других традиционно отреагировала на интервью с Кайратом Келимбетовым оппозиционная "Республика", издание, близкое к опальному банкиру Мухтару Аблязову, проживающему сейчас в Лондоне. Обозреватели газеты обратили внимание на некоторые несоответствия и, как водится, раскритиковали министра экономического развития и торговли.

"В реальности г-н Келимбетов говорил о совершенно другой сервисной экономике. Той самой, которая действительно функционирует в Казахстане. Просто вместо определения "сырьевая" он решил использовать термин "сервисная". Так, на вопрос, не опасается ли Казахстан стать сырьевым придатком Китая, Кайрат Келимбетов начинает ответ с утверждения "нет ничего зазорного в том, чтобы быть сервисной экономикой...". Почувствуйте, что называется, разницу.

В свое время советские "технари" любили шутить, на тему "переобозначили - получили", имея в виду, что решение проблемы часто достигается за счет переобозначения переменных. Мы, конечно, способны оценить тонкий юмор выпускника элитной физматшколы Алматы. Но в данном случае, как кажется, министр явно перепутал место и время для таких шуток. Или он просто махнул на все рукой и действительно превратился в классического советского технаря с фигой в кармане против режима?

Для последнего предположения есть все основания. Казахстанский застой оказался куда более мрачным, чем советский. И бывшим выпускникам физматшколы, независимо от их политических воззрений, это вполне очевидно. Вот и остается лишь играть словами...

У нынешней "сервисной экономики" Казахстана есть еще одно важнейшая характеристика. Она ориентирована на обслуживание исключительно внешнего спроса. При любом изменении на внешних рынках экономику таких стран ждут серьезнейшие испытания. Падение финансовых рынков обрушивает цены на сырье даже в большей степени, чем падение самого спроса. Так уж получилось, что сырьевая составляющая действительно стала частью именно финансового рынка.

Таким образом, не будет большим преувеличением сказать, что реальные ресурсы Казахстана стали сегодня частью мировой "виртуальной экономики", создаваемой исключительно на биржевых площадках и в электронных записях финансовых институтов. "Схлопывание" последней ведет к более чем реальной катастрофе национальной экономической системы.

Как это происходит, хорошо показали 2007-2008 годы. И судя по всему это было лишь небольшое предупреждение. Мы далеки от мысли, что нынешние представители власти не отдают себе отчета в том, что ситуация обстоит именно так. Именно этим пониманием объясняется массовое перемещение сбережений лидеров Казахстана подальше от своей страны.

И хотя эта проблема характерна для всех государств, образовавшихся на территории СССР, и прежде всего России, в Казахстане она приобрела особое значение. Внутренний рынок в стране действительно слишком мал для реализации масштабных проектов, ориентированных на обслуживание внутреннего потребителя. Хотя есть мнение, что этот же недостаток вполне мог бы обернуться реальным конкурентным преимуществом развития. Впрочем, люди, рассуждающие в терминах "чего изволите", вряд ли способны дать ответ на этот сложный вопрос".

Не менее критично на казахстанские векторы развития смотрит гонконгская газета Asia times, рассуждающая об эффективности транспортных коридоров Казахстана. Новостной портал "Центразия" публикует перевод материала, взятый с киргизского сайта InoZpress.

"Пять стран ЦА очень сильно заинтересованы в строительстве и восстановлении железных дорог и магистралей из Китая в Европу, поскольку активизируется торговля вдоль евразийских коридоров и среди самих азиатских стран. Будучи председателем ОБСЕ в 2010 году, Казахстан назвал приоритетной задачей развитие межконтинентальных транспортных маршрутов. Восемнадцатый Экономический форум в 2010 году был посвящен вопросу о надлежащем управлении на границах и содействия развитию международного транспорта посредством магистралей и железных дорог в регионе ОБСЕ. После форума было опубликовано руководство по практическим методам работы на пограничных переходах, а также были реализованы обучающие программы в Штабном колледже ОБСЕ по пограничному контролю, который был открыл в Душанбе в мае 2009 года.

Последний анализ Международного союза автотранспортных перевозок демонстрирует важность инициативы ОБСЕ по борьбе с коррупцией и улучшению процедур пограничного контроля: 40% времени на перевозку на Шелковом пути теряется ввиду ненадлежащих процедур приграничного контроля, а 32% транспортных расходов - это неофициальные выплаты и сборы на приграничных пунктах.

В марте Астана объявила о правительственной программе по развитию инфраструктуры. Президент Нурсултан Назарбаев утверждал, что Казахстан стремится стать значимым транспортным центром в Евразии. Данная программа финансируется за счет государственных средств и кредитов от международных финансовых организаций. Азиатский Банк Развития (АБР) предоставил ссуду для строительства дорог, которые будут соединять Казахстан с Азербайджаном и Европой через Каспийское море, с Россией на севере, Узбекистаном и Туркменистаном на юге. Европейский Банк Реконструкции и Развития (ЕБРР) поддерживает усилия по модернизации железных дорог, Исламский Банк Развития играет важную роль в обеспечении финансовой помощи для строительства железной дороги из Казахстана в Иран через Туркменистан.

Стратегическое расположение Казахстана и его богатые природные ресурсы делают эту страну ключевым игроком в развитии шести транспортных коридоров, соединяющих Азию и Европу. Однако, несмотря на существенные инвестиции в энергетическую промышленность Казахстана, инфраструктура дорог по-прежнему не очень развита. Отчет Всемирного экономического форума по глобальной конкурентоспособности поставил Казахстан на 124 место из 139 по состоянию дорог. В то же время 20% объема торговли между Азией и Европой осуществляется через Казахстан. Ожидается, что к 2015 году объем торговли увеличится до 1 трлн. долларов США, что может принести Казахстану существенную прибыль в размере почти 1,1 млрд. долларов США".

В свою очередь, материал газеты "Время" имеет косвенное отношение к функционированию Таможенного союза. Речь в громкой статье идет о некоторых нюансах работы пограничников и таможенников республики. В распоряжении редакции оказалась видеозапись, на которой отчетливо видно, как на территорию Казахстана, минуя все проверки, плотным потоком заезжают груженые фуры. Любопытно в этой схеме все - от того, как именно в страну победившего Таможенного союза ввозится контрабанда, до того, чем расплачиваются с таможенниками контрабандисты. "16 мая 2011 года в Баткенской области Киргизии сотрудники ГУБОПиК МВД КР (Киргизской республики - прим. ИА REGNUM) пресекли крупный канал контрабанды бензина и дизтоплива из Казахстана. Цель назначения - Таджикистан и Афганистан. В ходе расследования было установлено, что при содействии некоторых представителей таможенных и пограничных органов как Киргизии, так и Казахстана контрабандные горюче-смазочные материалы поступают через пункт пропуска "Чалдавар". Возят в ночное время мелкими партиями, преимущественно на автомашинах УАЗ и "Волга".

Так, в течение мая 2011 года в поселках Мин-Орук, Кызыл-Кия, Чет-Булак Баткенской области сначала были задержаны две такие автомашины, которые за короткое время умудрились перевезти по 37 тонн дизтоплива каждая. Потом еще две машины с такой же партией горючки. Следом обнаружили контрабандный бензин на сумму 1 миллион сомов. Киргизские власти известили казахстанскую сторону о скрытом канале контрабанды. Однако пограничное и таможенное ведомства Казахстана никакой реакции не проявили. И это несмотря на установленный казахстанским правительством запрет на экспорт ГСМ из страны. Тем временем киргизские правоохранительные органы выяснили, что основной поток контрабанды проходит через пункты пропуска "Аухатты" и "Сортобе" при согласовании с пограничниками заставы "Жасыл-тобе" и погранкомендатуры "Кордай". Заправляет всем некий местный авторитет по кличке Трамвай, который организовал перевозку топлива мелкими партиями в канистрах по 20 литров и автомашинами "Волга", кустарно оборудованными резервуарами емкостью до одной тонны. Через эти же погранкоридоры на территорию Казахстана прогоняют киргизский скот в обход ветеринарного и таможенного контроля, а также контрабандой провозят куриные окорочка. В правоохранительных органах Киргизии утверждают, что казахстанские пограничники установили за свои услуги своеобразную таксу - 5 тенге за литр контрабандного ГСМ. Остальные грузы пропускают по договоренности. А в некоторых случаях с ними расплачиваются даже не деньгами, а присылают с территории Киргизии заранее оплаченных проституток, которым обеспечивают беспрепятственный переход границы в оба конца.

Дальше топливо перегружают в большегрузные автомашины и перегоняют в Баткен, где до последнего времени всем заправляла некая Раза Бадалова. Потом - горами - в Таджикистан и Афганистан. Что является неофициальной валютой в этих совсем небогатых странах и чем удобнее всего там расплатиться за наши бензин и солярку - наверное, никому объяснять не надо...

6 апреля 2011 года на трассе Кордай - Шу сотрудники казахстанской таможни задержали две автомашины КамАЗ с 45-тонным грузом контрабандных куриных окорочков. Оказалось, что и здесь контрабандисты не обошлись без помощи казахстанских пограничников - врио начальника погранзаставы лейтенант Фазилов и пограничный участковый капитан Бодаубай за содействие в пропуске контрабанды через ворота в оградительном заборе получили 3100 долларов США, которые потом добровольно сдали следственным органам.

Вы будете смеяться, но засветились погранцы, что называется, в полный рост и в ходе кутежа с девицами легкого поведения из сопредельного государства. В начале октября 2010 года один из заместителей начальника погранзаставы "Карасай батыр" и техник этой же погранзаставы организовали увеселительное мероприятие с приглашением двух девушек трудной судьбы из Киргизии. Труженицы коммерческого секса прибыли по телефонному звонку, границу перешли, понятное дело, незаконно, минуя пункт пропуска. Веселую гулянку офицеры устроили непосредственно на погранзаставе, в бане для личного состава. Оргия проходила прямо на глазах их подчиненных, среди которых были и солдаты срочной службы. Натешившись всласть, офицеры приказали одному из пограничных нарядов проводить девушек обратно за кордон. Но бойцы нарушили приказ - в одном из помещений заставы они занялись с барышнями тем же самым, что и их начальники. Переняли, так сказать, опыт несения службы. В общем, на погранзаставе разыгралась такая феерия чувств - хоть красные фонари вешай. Идиллию нарушил прибывший с неожиданной проверкой один из замов начальников регионального управления "Онтустик". Но скандал затух, едва только вспыхнув. Разбирательство закончилось незначительными кадровыми перестановками на низовом уровне. Выяснять, на какие шиши пограничники снимают проституток и кто им их из-за границы вот так запросто поставляет, руководство регионального управления даже не пыталось. И, по нашим данным, в Астану о данном ЧП решили не докладывать. Как, впрочем, и о многом другом. Так что для кого-то откровения в нашей газете, наверное, станут большой новостью..."

"Одна "обезьяна с гранатой", заведенная призывами с трибун, способна натворить больших бед..."

Тема экстремизма незаметно стала ключевой для обсуждения в казахстанском информационном поле. Однако контуры полемики, несмотря на цикличность темы, вырисовываются весьма неявно. Причина - в отсутствии четкого официального стержня, отталкиваясь от которого, аналитики и специалисты могли бы рассуждать обо всех сторонах явления. Государство явно заняло выжидательную позицию - справятся ли с первой волной экстремизма казахстанские спецслужбы? В отсутствие конкретики - многочисленные наблюдатели вынуждены теряться в догадках.

В состоянии ли республика бороться с проявлениями экстремизма в стране? Этим вопросом задается казахская редакция радио "Свобода", организовавшая круглый стол в прямом эфире станции. Обсудить проблему с журналистами пришли Ораз Нурдильда - пресс-секретарь, начальник департамента МВД Казахстана по развитию государственного языка, информации и международному сотрудничеству; Амирбек Тогусов - генерал-майор, бывший вице-министр обороны, а также Арат Нармамбетов - полковник КНБ в отставке. Отдельно был проинтервьюирован бывший заместитель председателя КНБ, основатель спецподразделений "Альфа" и "Арыстан", ныне заместитель генерального директора компании "Казатомпром" Болат Ашикбаев. В связи с нахождением за пределами Казахстана он высказал свое мнение заранее.

"Во-первых, все эти спецподразделения - "Сункар", "Беркут", "Арлан" - это не войсковые подразделения, а спецподразделения. Шубарши, Кенкияк - это ведь не какие-то вьетнамские деревни, а спецподразделения - допустим, "Арлан" - не морская пехота как в США. Так что мастерство здесь измеряется не количеством сожженных домов и уничтоженных людей, тех же экстремистов. Тут критерий должен быть таким: чтобы, во-первых, не допустить потерь в своих рядах. С другой стороны, поголовно уничтожать людей тоже, наверное, нельзя. С ними, наверное, надо было в переговоры какие-то вступать. Если это не удалось, то надо было осуществлять захват таким методом, чтобы исключить какие-либо жертвы. Тем более дома бомбить там сверху, чтобы деревня вся попряталась... Мне кажется, всё это является следствием отсутствия мастерства у этих подразделений. У нас в основном привыкли работать на показуху. Когда по телевизору показывают эти спецподразделения, чувствуется показуха и парадность какая-то. Больший уклон эти спецподразделения должны делать все-таки на оперативную работу, предотвращать подобные события, делать подходы к этим объектам оперативным путем. Я занимался на практике подобными вещами, этот предмет мне знаком, поэтому говорю об этом. Я был в составе еще тогда нештатной группы "Альфа" 10 лет, и при подобных случаях не растягивали так, чтобы бои шли целыми днями, а подходили к объекту и на последней, решающей стадии осуществляли захват. Секунды должны были уходить на то, чтобы осуществить захват этих людей без всяких потерь......Все события, происходящие в последнее время, я оцениваю именно как носящие религиозный, экстремистский характер. Данные факты - не единичные. Это, скажем так, количественные показатели, которые росли все последние годы, а сейчас, как ни прискорбно говорить, переходят на какой-то качественный уровень. То, что в Актобе началось, так где-то должно было начаться. Такие веяния, думаю, существуют во всех регионах нашего Казахстана. Работать с таким контингентом - это очень тонкая материя. Это должно охватываться деятельностью нашего политического руководства, духовенства, а спецслужбы должны иметь специфику работы именно с таким контингентом. Не так, чтобы наскоком, как говорится, выхватить саблю и положить всех направо и налево поголовно. Это и не оппозиция, и не какие-то гражданские общественные организации. Эти люди могут дать и дают, как мы видим, отпор, тем более вооруженный отпор. Нам всем надо призадуматься и проводить очень тщательную и большую работу в этом направлении".

Отдельное направление обсуждения - список Миграционной службы США, которое включило Республику Казахстан в перечень государств, демонстрирующих тенденцию развития, создания или защиты террористических организаций или их представителей. "Курсив" публикует мнение специалистов, которые высказываются, как это могло произойти и к чему приведет.

"Несмотря на обилие мнений в экспертном сообществе, компетентные государственные служащие отказываются предоставлять публичные комментарии. "Казахстан был гаванью для террористов из некоторых регионов", - отмечает сотрудник МВД, пожелавший остаться неизвестным. По его словам, в 90-е годы в казахстанские города прибывали террористы с кавказского региона, поддерживаемые местными диаспорами, до сих пор владеющими немалой собственностью. "Для Казахстана главным было сохранение стабильности на собственной территории", - отмечает собеседник "Къ", не исключая, что в страну могли и могут проникать представители террористических группировок из других регионов.

Как таковые миграционные ограничения со стороны США не нанесут прямого урона Казахстану, считает сотрудник МИДа. "Ежегодно порядка 15 тысяч казахстанцев получают визы в США, то есть на территорию этой страны въезжает примерно 50 граждан Казахстана ежедневно. Это небольшое количество, и дополнительный досмотр, учитывая позитивную статистику легальных въездов, больших затруднений не создаст", - отмечает он. Дело в другом: американская система права прецедентна, и нынешние действия могут стать основой для дальнейших демаршей в отношении Казахстана - причем не только со стороны США, но и со стороны Европы. "В конечном счете это может понизить инвестиционную и туристическую привлекательность страны", - подчеркивает собеседник "Къ", впрочем, выказывая уверенность в скором разрешении инцидента".

Помимо всего прочего, тема экстремизма в Казахстане обеспечила довольно широкое поле для пиар-манипуляций: к примеру, опальный банкир Мухтар Аблязов выступил с предупреждением к властям страны. В официальном поле, разумеется, на реплику бизнесмена не отреагировали. А вот анонимный ответ на страницах "Диалога" не заставил себя ждать.

"...Оппозиция нашла удобную игрушку - наличие экстремистских элементов сегодня не может отрицать фактически ни одна страна мира. Как мы видим, "призрак" проник даже в суперблагополучную Норвегию, где массовых насильственных смертей не случалось со времен Второй мировой. Казахстан, как и все открытые государства, не свободен от чуждых влияний, к тому же, в прошлом мы слишком переборщили с толерантностью. Де-юре в стране многие годы разрешены любые секты и религиозные направления, но данный курс сейчас признают ошибочными даже "флагманы демократии", такие, как Штаты и Евросоюз, понемногу закручивая гайки. Таким образом, оппозиция как бы загоняет власть в угол, заставляя признать наличие проблемы. Безусловно, Казахстан тоже коснулась "чума XXI века" - религиозный экстремизм, собака зарыта в том тоне и русле, в котором оппозиционеры преподносят "приметы заболевания". Они полностью отрицают, более того, резко критикуют те усилия и методы, какие власть задействует для борьбы с этим потенциально крайне опасным явлением. Кроме того, именно оппозиционные политики и карманные СМИ во многом и создают ореол ваххабитского и исламистского разгула в нашей стране. Намерено преувеличивая или напрямую искажая факты, демонстрируют "красный сигнал тревоги".

Выгода вранья и подтасовок очевидна: умеренные, лояльные граждане, каких в республике большинство, наслушавшись воплей оппозиционеров, ощущают беспокойство, требующее поисков виноватых в несуществующем "разгуле ваххабитов". Та ничтожная доля протестного электората (по независимым оценкам, властью резко недовольны от 2 до 4 процентов казахстанцев), получает своеобразный фундамент для гипотетических выступлений - в печати или на улицах. Политический заказ предстает во всей сомнительной красе, а в мутной воде рыбка, как известно, сама бежит в сети. В сущности, оппозиционеры ведут себя подобно героям притчи, ищущим черную кошку в темной комнате, прекрасно зная, что ее там нет. Нет никакого засилья исламистов, с отдельными проявлениями экстремизма власти успешно борются, готовится ряд законопроектов, направленных на нейтрализацию агрессивных элементов. В противном случае все эти зажиточные господа-оппозиционеры тут же эмигрировали бы из Казахстана, поскольку настоящие экстремисты первым делом заинтересовались бы их сомнительным радением о благе "низов общества". Вроде бы все предельно ясно, и о теме можно было бы со спокойной душой забыть. Однако на этот раз оппозиция выбрала уж слишком опасную площадку: в нестойких умах обманутых "призрак" может обрести плоть и кровь. Понятно, что даже одна "обезьяна с гранатой", заведенная призывами с трибун, способна натворить больших бед...

Оппозиционная пресса подняла на щит еще одну в корне извращенную идею - борьбу государства против экстремистов сквозь призму "угнетения верующих". Зайти настолько далеко, как Аблязов, фактически благословивший любые выступления против законной власти под флагом ислама, местные оппозиционеры не посмели. Но зато принялись клепать статейки о вымышленных ущемлениях прав верующих в Казахстане - плач о надуманном произволе льется не одну неделю, между тем, на улицах сел и городов женщины в хиджабах и мужчины-бородачи чувствуют себя спокойно. Никто не рвется засадить их за решетку, запретить внешние атрибутов ислама, не закрываются мечети, работают домашние и общественные собрания мусульман.

Глубже всех увязли СМИ, выдающие народу даже не полуправду, как вышеперечисленные, но прямую ложь. Так именно с подачи пары недобросовестных журналистов возник миф о просочившихся в Алматы боевиках из Актобе, а также байка о готовящихся терактах против акиматов центральных городов. Слухи не получили подтверждения, однако пропаганду розни это не остановило. Эти же сайты и издания привлекали мнения различных псевдоэкспертов, рассматривающих каждый чих с позиций "призрака ваххабизма". В сущности, мы имеем дело со спланированной акцией, активно использующей болевые точки в корыстных целях, и организаторами раздувания конфликта давно пора заинтересоваться правоохранительным органам".

Михаил Пак, Алма-Ата

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.