Сергей Середенко: Манифест "татарского" фашизма?

Москва, 9 августа 2011, 02:52 — REGNUM  

В феврале этого года два доктора наук - Борис Виноградов и Андрей Савельев, - порадовали мир своим творением "Мультикультурализм не пройдет". В марте последовал "татарский ответ" от председателя Милли Меджлиса Татарского народа Фаузии Байрамовой "Мы - татары, а не русские!". Она пишет: "Буквально каждая фраза авторов этой статьи способна спровоцировать острую полемику, но мы решили остановиться на наиболее вопиющих заблуждениях этих, потерявших связь с действительностью, теоретиков".

Статья докторов действительно способна вызвать полемику, в которую я постараюсь особенно не влезать. Однако вот не представляет ли "татарский ответ" Байрамовой собой не что иное, как МАНИФЕСТ ТАТАРСКОГО ФАШИЗМА?

Меня давно подмывало создать некий "карманный определитель фашизма", и статья Байрамовой - прекрасный материал для того, чтобы показать алгоритм в действии. Что-то типа того, что проделал Андреас Умланд в своей работе ""Последний бросок на юг" Жириновского и дефиниция фашизма", только короче. Поиск ответа на вопрос, сколько во взглядах Байрамовой популистского палингенетического ультранационализма? Сиречь фашизма.

Ультранационализм

Байрамовой совершенно очевидно, что татары лучше русских (как Виноградову и Савельеву очевидно, что русские лучше всех остальных народов России). Русские - это "вымирающий миллионами от пьянства, наркомании, преступности и моральной деградации "империяобразующий" народ", "русские как вымирали, так и продолжают вымирать, российский народ как пил, так и пьет, как воровали, так и воруют". "Дурная наследственность бывших крепостных крестьян то и дело проявляла себя, часто в буйной форме, в так называемых миротворческих миссиях - в Праге, Венгрии, Афганистане". "В душах порядочных европейцев не уживались такие "таинственные" качества, как атеизм, коррупция, пьянство, классовая ненависть, моральная деградация, которые пришли в когда-то благочестивые страны, вместе с советской идеологией. Детей стали пугать российскими миротворцами, и вскоре им вежливо указали на дверь, даже в Африке, даже их же братья-славяне".

"Как человек, всегда боровшийся за сохранение своей нации, языка и религии, повторяю еще раз, запомните это раз и навсегда - татары это не русские! Никогда ими не были и не будут! Татары - мусульмане! У нас своя вера, своя уникальная культура, свой древнейший язык, свои вековые обычаи. Менять эти бесценные сокровища на "стеклянные бусы" русско-советского суперэтноса (водка, свинина, Пугачева) мы не будем. Это наше право выбора. Никогда в жизни не согласятся истинные татары стать русскими, и уж тем более христианами!". "Русских мы не считаем эталоном для подражания, и служить нравственным ориентиром для нас они не могут. У нас своя система ценностей. Мусульманам запрещено проявлять излишнюю близость к христианам, вести с ними трогательную дружбу, делиться секретами, подражать, перенимать обычаи, и уж тем более вступать в различные альянсы в ущерб мусульманской умме. Мы живем по своим, внутренним законам, и истинный татарин никогда не пойдет на кровосмешение с русскими. Таков закон".

Понятно. В какой-то момент про безудержное пьянство русских мне читать надоело, и я сменил чтение на Великую Ясу Чингисхана, к которому тоже апеллирует Байрамова. А там в дошедших до нас фрагментах один из самых больших посвящен... пьянству. "В вине и водке нет пользы для ума и искусства, нет также добрых качеств и нравов; они располагают к дурным делам, убийствам и распрям; лишают человека вещей, которые он имеет, и искусств, которые знает, и становятся постыдны путь и дела его, так что он утрачивает определенный путь. Государь, жадный к вину и водке, не может произвесть великих дел, мыслей и великих учреждений". И написано это отнюдь не про русских. Но это так, к слову.

Еще характеризует русских бытовое бескультурье: "Мы ведь терпим крики, матерную брань и драки пьяных "старших братьев", шатающихся по ночам". Выходя на государственный уровень, Байрамова пишет: "Развитию российской государственности мешают отсутствие демократических свобод, повальная коррупция, воровство, криминал и преступность, пьянство и падение нравов". При этом Google услужливо откликнулся на поиск "криминал в Казани". Но это тоже - к слову.

Не забыла председатель Милли Меджлиса и об экономике: "Русское государство построено на трагедии татарского народа, на татарской крови, и держится оно за счет энергоресурсов, выкачиваемых из недр татарских земель. Кормят и питают это государство татары, и своему мнимому благополучию вы обязаны татарам и их безропотной "толерантности"". Как выясняется из ее текста, в начале 90-х Россия растеряла отнюдь не всех своих "кормильцев", которые сейчас, избавившись от прожорливого "нахлебника", откровенно процветают - взять для примера ту же Молдову... Или Эстонию.

Обратим внимание на то, как колеблется Байрамова в выборе местоимений между "вы обязаны татарам..." и "русские (они) как вымирали...". "Они" - это окончательный отказ от диалога, "вы" - еще не все потеряно... Также неопределенно Байрамова относится и к себе: "мы решили остановиться..." и "(я) повторяю еще раз...". Употребление "я как мы" обычно четко указывает на "точку сборки", на готовность "водить народы". Недаром дама - председатель Милли Меджлиса.

Как всякий уважающий себя ультранационалист, Байрамова много рассуждает о чистоте татарской крови и выдающихся особенностях татарских генов. "Такое перманентное "переливание крови", а точнее закачивание других, здоровых кровей в гены русских идет уже со времен взятия Казани. И не только татарская кровь подпитывала их". "Оказывается, в рай можно въехать и на чужом горбу, были бы только простофили, готовые верить в сказку про "дружбу народов", смешивать свою кровь и шагать в светлое будущее, таща на своем горбу чужих. Казалось бы, весь мир должен был стать советским и начать горбиться на русских". "Как должны вести себя татары в такой ситуации? Должны ли во имя сохранения государства русских, в том числе и самих русских, отречься от самих себя, от своей многовековой истории, отдать на растерзание свой генофонд, последние капли своей крови?". "Наш долг сохранить свой генофонд, а не транжирить его во имя создания новых, искусственных суперэтносов".

Интересно, есть ли уже в Казани Институт евгеники - почти непременный атрибут фашистских режимов? При этом типичных для фашизма рассуждений о "татарском сверхчеловеке" у Байрамовой в тексте нет, зато есть встречные обвинения в адрес "русского сверхчеловека": "Так был запущен грандиозный проект по созданию нового, советского (русского) сверхчеловека. Все, от мала до велика, должны были влиться в дружную семью народов. Для этого первым делом нужно было устранить религиозный фактор, запрещающий браки между представителями разных религий, сравнять все социальные слои (теперь все дружат), научить всех пить (дружбы без застолья не бывает), запустить на всю катушку агитпроп дружбы народов (точнее межнациональных браков) в стиле "свинарка и пастух", "как хорошо в стране советской жить", "лишь бы человек был хороший, а национальность не имеет значения". (...) Только вот не получилось обмануть Бога. Проект по созданию советско-русского сверхчеловека с треском провалился, гены подвели".

Теперь главное: надо ли физически уничтожать русских как недочеловеков? Нет, прямых призывов к этому в духе старого фашизма у Байрамовой нет. Как нет и призывов к уничтожению русских как русских в духе нового фашизма - через насильственную ассимиляцию. Как у нас в Прибалтике.

Ответ на этот вопрос у Байрамовой аллегоричен: "Так что станет с татарами? Все зависит от самих татар. Кто захочет остаться татарином, останется. Это не так уж и сложно. Никакие кремлевские политтехнологи не смогут заставить человека идти против собственной генетики. Главное иметь пробужденное национальное самосознание, знать родной язык, соблюдать каноны ислама, блюсти национальные традиции и бороться со злом, в любом его проявлении. Кодекс поведения татарина в общем-то прост. Щитом в руке татарина должен быть ислам, а мечом - сильный национальный дух, воинственный дух Чингисхана. Даже при наличии одного только щита - сильной веры, можно выжить. Аллах помогает уверовавшим, береженого Бог бережет. Будем молиться, чтобы Аллах отвел от нас угрозу кяферов. Наше дело правое".

Обратим внимание на эту оружейную тему - "щит и меч". В эпоху информационных войн щит и меч перестали быть иносказаниями. Покойный эстонский президент Леннарт Мери тоже называл международное право "атомной бомбой маленьких государств", а один из ультраправых теоретиков Март Нутть считал "оружием" "теорию непризнания". Но на традиционную войну Байрамова не зовет, перекладывая пока цивилизационную конкуренцию на плечи Аллаха.

""Если вам на помощь придет Аллах, считайте, что вы непобедимы". (Сура "Имран", 160 аят). Не надо забывать, что последнее слово всегда за Аллахом. Как он решит, так и будет. Он сам выберет достойных, и сам решит какому народу продлевать жизнь, а какому нет. "Каждому народу отведен определенный срок пребывания на этой земле. Когда срок истечет, никто не сможет остаться дольше дозволенного". (Сура "Аграф", 34 аят)".

То есть - русские сами вымрут. От пьянства и духовной пустоты. Но в любом случае произойдет это не в результате татарского освободительного похода, а согласно Гумилевскому этногенезу. Оказывается, про этногенез даже в Коране написано...

Популизм

Приведенного выше вполне достаточно, чтобы объявить Байрамову популистом. Однако не могу удержаться и не затронуть тему ценностей, поднятую Байрамовой. Дело в том, что ни одной собственно "татарской" ценности в своем тексте она не приводит. Тут у нее - те же сложности, что были и у русских при определении "духовных основ Русского мира". Долгое время эти "основы" состояли в охаивании "общеевропейских" или "западных" ценностей; тем же путем идет и Байрамова - "У нас своя вера, своя уникальная культура, свой древнейший язык, свои вековые обычаи. Менять эти бесценные сокровища на "стеклянные бусы" русско-советского суперэтноса (водка, свинина, Пугачева) мы не будем".

В какой-то момент, однако, Русский мир всерьез задумался именно о своих ценностях, и на время возобладал отсылочный подход. Мол, ценностей у нас немерено, но все они - в православии, и есть специально обученные люди, попы, которые в любой момент готовы по этим ценностям держать ответ. Однако мешок с этими ценностями никто развязывать не спешил, пока к делу не подключились интеллектуалы. Получается пока трудно; об одной из таких последних попыток, предпринятой на XV Всемирном русском народном соборе, пишет, в частности, Андрей Фомин в последнем номере "Балтийского мира".

Я, каюсь, тоже подключился к поискам, но вместо того, чтобы выдумывать эти ценности, а потом выставлять на голосование, я их вычислял. На основании базовых национальных документов, в основном - конституций. Результат моего исследования главных ценностей Русского мира был опубликован в журнале "Стратегия России", а публикация главных эстонских ценностей еще ждет своего часа. Но могу заверить, что разница - колоссальная.

Привлекательность моего подхода в том, что результаты его - бесспорны, так как речь идет не о частных или коллективных, или даже всемирно-соборных мнениях по поводу ценностей, а о правовых актах, обязательных для всех. Аналогичного исследования в отношении Татарстана я не проводил, но и Байрамова при утверждении "татарских" ценностей на "правовую базу" не ссылается. Однако даже беглое знакомство с основным законом Татарстана 1992 года обнаруживает его крайнюю взрывоопасность; например, в Татарстане не один, а два субъекта народного суверенитета - "многонациональный народ Республики Татарстан и татарский народ". Ни в одной другой "постсоветской" конституции, насколько мне известно, такого "богатства" нет. При этом в конституции Республики Татарстан нет ничего похожего на ст. 4 Конституции Азербайджанской Республики 1995 года под названием "Единство народа".

Короче, ничем конкретным перешибить "водку, свинину и Пугачеву" у Байрамовой не получилось. Даже "своя религия" вызывает вопросы: с каких это пор ислам стал сугубо татарским? Притом что по конституции Татарстан - светское государство...

Палингенезис

При определении ключевого маркера фашизма в отношении Татарстана (в изложении Байрамовой, разумеется) придется потрудиться. Главный вопрос: призывает ли Байрамова к возрождению татарского национального государства, т.е. к созданию государства, отличного от существующего?

"Золотой век", или, пользуясь термином Олега Неменского, "идентитарное зеркало" в статье Байрамовой не прописано, по сути, никак. Один раз упомянут Чингисхан, вскользь проброшены "вековые традиции" - и все. Хотя объективно материала для описания "золотого века" татар очень и очень много.

Национальная трагедия, которой непременно должен закончиться возрождаемый "золотой век", напротив, прописана не в пример полнее, и даже четко обозначена - "взятие Казани".

"С момента взятия Казани татары использовались в качестве рабсилы на самых тяжелых работах, гибли в войнах за русское государство в качестве пушечного мяса". "Но, господа, не забывайте, что ваше русское государство построено на наших татарских землях. Коренные народы Евразии, а точнее татары - истинные хозяева этих земель. Вы пришли на наши цветущие земли, завоевали их огнем и мечом, разрушили нашу цивилизацию, поработили народы, насильственно всех крестили. Вас никто сюда не звал, и никто добровольно в ваш "состав" не входил. И не надо строить из себя великих благодетелей, мы все прекрасно помним, как вы пришли на наши земли, и что сейчас от них осталось. Одна разруха". "Что касается русских - вот они то, как раз и есть пришлые чужаки на этих землях. Пришли невесть откуда, оккупировали земли местных народов, все разграбили, всех подчинили, всех заставили говорить по-русски, всем навязали свою религию, потом красную идеологию. В таком случае, кто кому должен сказать "уходи"?"

...И сказал "татарский" народ многонациональному народу Республики Татарстан: уходи!...

Территориальные претензии обозначены смутно, но зато глобально: "Коренные народы Евразии, а точнее татары - истинные хозяева этих земель". Каких - "этих"? Всей Евразии? Неопределенность претензий не дает возможности применить к ним знаменитые "7 правил национализма".

Неизбежный для фашизма мистицизм в тексте Байрамовой тоже присутствует, но не в виде обязательного грядущего татарского величия, а в виде обязательного грядущего мистического падения русских: "Все началось еще со времен Иоанна Кронштадского, который оставил много интересных, но далеко не радужных "пророчеств", относительно будущего русского народа (сейчас они по известным причинам строго засекречены). Оказывается, у так называемого "народа-богоносца" накопилась масса неискупленных грехов, и будущего у него при таком раскладе нет, везде светит кара божья (чему мы были свидетелями на протяжении всего двадцатого столетия)". "В новом мире выживут лучшие из лучших. Сегодня каждый сам за себя, русским быть не престижно, и даже опасно. Вдруг постигнет кара божья? Кто-то же должен отвечать за семьдесят лет атеизма. Сегодня никто не будет жертвовать собой во имя сохранения тоталитарного государства и продления жизни спившимся неудачникам".

Что же до собственно возрождения татарского национального государства, то тут понять Байрамову совершенно невозможно. Потому как прежде всего непонятно ее отношение к существующей Республике Татарстан.

С одной стороны: "Как мы были правы, провозгласив суверенитет Татарстана в 90-е, и как хорошо, что у нас есть правовая база для построения своего независимого государства! Как это актуально сегодня, когда открыто начали попираться права татарского народа! Только имея собственное независимое татарское государство, сможем мы сохраниться как нация, и не зависеть ни от кого".

С другой стороны: "Имей мы собственное независимое государство, мы бы жили по своим законам, чувствуя себя хозяевами на своей земле, и никто не посмел бы заикнуться о нашей ассимиляции. Но если посягательства на наши права со стороны российских властей не прекратятся, мы вынуждены будем просить помощи у международного сообщества, ибо в таких условиях само существование татарской нации ставится под угрозу. Каждая нация имеет право на самоопределение, и мы вынуждены будем принять меры".

Так признает ли Байрамова само существование Республики Татарстан? Непонятно. Еще более непонятным это отношение делает Обращение Милли Меджлиса татарского народа о признании государственного суверенитета Республики Татарстан к президентам и парламентам государств, а также ООН, принятое 20 декабря 2008 года. Зачем утверждать государственный суверенитет Республики Татарстан, если в ст. 1 конституции Республики Татарстан записано: "Суверенитет Республики Татарстан выражается в обладании всей полнотой государственной власти (законодательной, исполнительной и судебной) вне пределов ведения Российской Федерации и полномочий Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и Республики Татарстан и является неотъемлемым качественным состоянием Республики Татарстан". А?

И совсем уже анекдотичной становится история с "утверждением состава правительства в изгнании" резолюцией того же собрания Милли Меджлиса. Тут я уже ничего не понимаю, и даже острить на эту тему не буду. Отмечу, однако, что сам факт утверждения "правительства в изгнании" (на Родине!) суть "присвоение власти"; согласно ст. 5 уже упоминавшейся конституции Азербайджанской Республики "Присвоение власти является тягчайшим преступлением, направленным против народа". В контексте конституции Татарстана может возникнуть вопрос о том, против какого из двух народов совершил свое преступление Милли Меджлис Татарского народа?

Мой ответ - против обоих.

Выводы

Можно ли на основании разобранного текста однозначно диагностировать взгляды Фаузии Байрамовой как фашистские? Нет, потому как нет, как мы убедились, определенности с ключевым маркером фашизма - палингенезисом. Пока ей куда милее "татарский" изоляционизм: "Но сегодня Америка далеко не плавильный котел, многие эмигрантские общины живут довольно обособленно, и не торопятся "расплавляться" во имя иллюзорной "американской мечты". Традиции хранят бережно, кровь с кем попало не смешивают, многие даже английский язык не учат. Все живут в своих анклавах, особенно это заметно на примере еврейских и китайских общин".

Байрамову можно смело называть ультранационалистом, популистом и русофобом, а как фашист она откровенно слаба. Тоже - пока.

Однако то, о чем пишет Байрамова, очень напоминает мне происходившее у нас в Эстонии 20 лет назад. Во многом - просто калька. Милли Меджлис - это копия Конгресса Эстонии; странно, что дамы и господа из Милли Меджлиса не додумались объявить Государственный Совет Республики Татарстан "временным административным учреждением оккупационной власти", как это в свое время сделал Конгресс Эстонии в отношении Верховного Совета Эстонской ССР. Те же стоны о величии собственной культуры и русском бескультурье, тот же правовой нигилизм и апелляции к какому-то абстрактному "международному праву"... Даже в председатели "правительства в изгнании" назначили гражданина США... Та же "фишка" про оккупацию - интересно, появится ли в Казани соответствующий музей, как в Таллине или Тбилиси?

Однако есть и отличия. Эстонская модель была изначально фашистской, так как апеллировала именно к возрождению - "восстановлению государственной самостоятельности". При этом существенно обогатив миф, декларируя "возрождение" без смерти...

Есть и отличие, которое меня откровенно порадовало. Это изложенная в конституции Татарстана цель "сохранения и развития исторических, национальных и духовных традиций, культур, языков". В конституции Эстонии речь идет исключительно о "сохранении эстонской национальности, языка и культуры на века". Без развития. Изоляционизм Байрамовой, правда, тоже развития не предусматривает. Вообще, "татарский" ультранационализм очень эклектичен: он откровенно русофобский, но вот по отношению к "западным ценностям" ведет себя странно: апеллирует к "демократическим ценностям", высмеивает "американскую мечту", но выдвигает в лидеры "правительства в изгнании" гражданина США...

И последнее. Если госпоже Фаузие Байрамовой показалось, что я навешал на нее ярлыков, то могу заверить, что мы - квиты. Потому как я и есть тот самый упомянутый ей "простофиля, готовый верить в сказку про "дружбу народов"".

Сергей Середенко - русский омбудсмен (Эстония)

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
01.05.17
Еще одна заявка украинских раскольников на официальный статус
NB!
01.05.17
Нефть и газ Казахстана: тенденции и перспективы
NB!
01.05.17
Бомбардировка Герники как символ «нового порядка»
NB!
01.05.17
Армяно-индийские отношения: интенсивного развития придется подождать
NB!
01.05.17
Баку подбивает Турцию на неоправданный риск
NB!
01.05.17
Украина против «Газпрома»: крючкотворство и фантастические претензии
NB!
01.05.17
Художник, создавший символы свободы и неизбежности борьбы за нее
NB!
01.05.17
Комедия для перенапрягшегося мозга: без претензий и намеков на смысл
NB!
01.05.17
Будущее: Человек модульного типа и одноразового использования
NB!
01.05.17
Разводка Японии и Южной Кореи: в чем взаимный интерес США и Китая
NB!
01.05.17
Голый зад в Владимиро-Суздальском музее-заповеднике: невозможное возможно
NB!
01.05.17
Повлияют ли рейтинги губернаторов на итоги президентских выборов?
NB!
30.04.17
Война России и США на Ближнем Востоке: сценарий из недалекого будущего III
NB!
30.04.17
Дети говорят о войне: акция памяти на Ставрополье — фоторепортаж
NB!
30.04.17
Дружба США и Китая: пугающая реальность или сиюминутная конъюнктура?
NB!
30.04.17
Изнасилованная Окинава
NB!
30.04.17
В Калужской области скончался беженец с Донбасса, которому не дали убежища
NB!
30.04.17
Неделя в НХЛ: полуфинал Кубка Стэнли — в самом разгаре
NB!
30.04.17
Как Данияр Акишев управляет Национальным банком Казахстана
NB!
30.04.17
Украина готовится к авиационной атаке на Донбасс
NB!
30.04.17
Выборы в Иране: Джахангири в президенты, Рухани в рахбары?
NB!
30.04.17
Столичная «кошмарная демонстрация обрубков»: инвалиды требуют войны